home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Без проблем!

Бензобак его «пятнашки» был пуст уже вторую неделю: лимиты по льготным ценам на бензин для граждан с первого числа снова сократили вдвое. По иностранным кредитам страна расплачивалась нефтью. Последнюю десятилитровую канистру дешевого бензина Дорохов хранил на балконе на случай экстренной поездки в деревню к родителям. Дорохов коснулся рукой запылившегося бока машина и вышел со двора на улицу. В этот час и день, да и во все последующие вплоть до начала месяца, мостовые оставались свободными от транспорта. На своих колесах передвигались только городские чиновники, заезжие иностранцы да бандиты. Первая категория получала бензин по спецрасценкам, а две последующие ценами не интересовались никогда. Улица была почти пуста и от прохожих, однако четверо нищих, трое из которых работали под беженцев из Таджикистана, как всегда стояли на своих местах.

…Чувство опасности взвыло в мозгу сиреной. Дорохов быстро огляделся. Машины по обе стороны улицы были давно покинуты владельцами до очередной выдачи дешевых бензиновых талонов. Может быть, вон та «БМВ» с затемненными стеклами? Нет… В следующий момент источник тревоги был определен. Шедшие навстречу парни не смотрели на Дорохова и, казалось, были полностью увлечены беседой, но в каждом их движении, в каждом шаге Дорохов ясно и безошибочно прочитал себе приговор.

Он резко свернул и начал переходить улицу под прямым углом, одновременно выхватывая «Макаров». Плавное и быстрое движение его руки, скрытое полой куртки, осталось незамеченным для киллеров. Не меняя темпа, они тоже сошли с тротуара, продолжая сближение. Боковым зрением Дорохов увидел, как один из них небрежно полез за отворот одежды. Ждать дальше было опасно. Дорохов резко остановился и повернулся. Будто в моментальном стоп-кадре он увидел искаженные хищным азартом лица, черный блеск оружия, но его собственный «Макаров» был уже поднят. Два выстрела стукнули без интервала, словно короткая автоматная очередь. Киллеры одновременно рухнули наземь и замерли. Несколько редких прохожих привычно и дисциплинированно присели на асфальте, закрыв головы руками, а потом, убедившись, что стрельба прекратилась, растворились без следа в ближайших дворах.

Не опуская пистолета, Дорохов осторожно приблизился и ногой отпихнул в сторону пистолет с глушителем, выпавший из руки убийцы. Наклонился над вторым, откинул полу его куртки и удовлетворенно хмыкнул, увидав за поясом рукоять оружия, которое убийца так и не успел выхватить. Он еще только раздумывал, где найти ближайший телефон-автомат, чтобы позвонить в дежурную часть, как из-за угла на приличной скорости вывернул сине-желтый «уазик». Машина со скрипом затормозила возле тел. Из кабины с обеих сторон выпрыгнули два милиционера с автоматами.

— Здорово, Дорохов! — сказал один, с лычками сержанта. — Гляжу, ты опять отличился. За что ты их, бедных?

— За то, что грохнуть меня хотели. Вон, ствол лежит. Я на секунду только успел опередить. А у второго — за поясом.

— Значит, опять повезло тебе, — позавидовал сержант. — Везунчик ты. Талоны есть? Или к судье поедем?

— А кто сегодня в суде дежурит?

— Коновалов.

— Коновалов? Вот не повезло! — Дорохов негромко выругался. — К Коновалову мне нельзя, посадит за решетку без разговоров. Он на меня уже полгода зубы точит, тварь, после того как я его клиента завалил.

— Это какого? Калюжного, что ли?

— Нет. Витька Щербатого. Коновалов для него уже и приговор заранее написал: тринадцать лет условно. А Щербатый взамен кейс приготовил на сто пятьдесят тонн зеленых. Только мне об этом вовремя стукнули, и я Щербатого грохнул, едва он утром с хаты тронулся.

— И кейс при нем был? — заинтересовался сержант.

— Конечно, при нем, — пожал Дорохов плечами. — А ты что, не помнишь, как всему управлению премию к праздникам давали? Это же из того самого кейса. За мой талон, учти, кстати!

— Точно! — вспомнил сержант. — Да, к Коновалову тебе нельзя. Так что давай спецталоны.

Дорохов вытащил из кармана закатанный в пластик желто-черный прямоугольник с гербовой печатью и протянул сержанту.

— А второй? — недоуменно спросил тот. — Жмуриков-то двое. Ты что, считать разучился?

— Да ты что, сержант! Один же со стволом в руке! — обозлился Дорохов. — Не видишь, что ли?

— Мало ли что я вижу, — возразил тот. — Ствол у него или макет — с ходу определить не могу. Да и права такого не имею. Передадим в Управление, пусть там эксперты разбираются. А второй вообще не успел волыну вытащить. Если стволы нормальные — вернут тебе твой талон. Ты что, порядка не знаешь?

— Погоди, кажется, один еще дышит, — с надеждой проговорил Дорохов.

— Семен, проверь! — приказал сержант напарнику.

Тот наклонился и приложил пальцы к сонной артерии одного, затем другого тела.

— Оба готовы, — сообщил он. — Уже остывать начали.

— Вот черт! — огорчился Дорохов. — Ладно, забирай!

— Что, неужели последние? — удивился сержант. — Квартал ведь только начался.

— В том-то и дело, — вздохнул Дорохов. — А у меня еще четыре разработки не закрыты.

— Семен, вызывай труповозку, — распорядился сержант.

Пока напарник связывался по рации с моргом, сержант деловито обшарил карманы убитых, переправив их содержимое в полиэтиленовый пакет. Особое внимание он уделил бумажникам.

— Ты посмотри, целая пачка баксов, — удивленно проговорил он. — Только почему-то все купюры по доллару. Нищие киллеры нынче пошли. Или хитрые? Смотри-ка, Дорохов!

Дорохов машинально принял из его руки пачку, подержал и протянул обратно.

— Мне-то они зачем? Сдашь по протоколу. Слушай, я пошел, на летучку уже опаздываю.

Из-за этой задержки к автобусу он, конечно же, не успел. В Управление пришлось добираться бегом и, как Дорохов ни торопился, попал туда лишь к завершению утреннего совещания. В коридоре первого этажа, насквозь пропахшем сортиром пополам с хлоркой, он столкнулся с начальником отдела Лакосиным. Тот бежал, застегивая на ходу бронежилет.

— Ты где ходишь, Дорохов? — недовольно сказал майор. — Давай, переодевайся быстро! В Александровской роще наркодилеры сходку устраивают. Боевиков с обеих сторон немерено. Упускать, как ты сам понимаешь, нельзя. Через десять минут выезд.

— У меня спецталоны кончились, — отводя в сторону взгляд, признался Дорохов.

— Уже? — вытаращил глаза майор. — Ну, ты даешь! Когда ж ты успел?

— Что значит «успел»? — обиделся Дорохов. — Вы забыли, как мы на прошлой неделе гастролеров брали? Кто же знал, что их там будет не трое, а в два раза больше? И все со стволами. Да только сейчас на меня покушение было…

— Ладно, потом расскажешь, — перебил его Лакосин. — Сегодня обойдешься без своих талонов, операцию проводим в счет лимита Управления. Бери броник, автомат и быстро в автобус!

Когда Дорохов вышел во внутренний двор Управления, автобус был уже полон. Пробравшись в середину салона, Дорохов сел на свободное место рядом с сотрудником отдела экономических преступлений Швецовым.

— Доброе утро, — уныло проговорил Швецов.

— Какое, на хрен, доброе, — в тон ему вздохнул Дорохов.

— А что, проблемы?

— Последние два талона сегодня с утра отдал, — сообщил Дорохов. — А у меня по разработкам еще прошлый квартал не закрыт.

— Мне бы твои трудности, — усмехнулся Швецов.

— А что, проблемы? — вернул Дорохов вопрос.

— Будто не знаешь! Вчера приговор по банку «Возрождение» вынесли. Главному бухгалтеру два года условно за халатность, по остальным — дело прекратить в связи с отсутствием состава преступления. А ты представляешь, сколько они хапнули? Двадцать шесть миллионов долларов из одного государственного бюджета! Это не считая частных вкладов.

Сотрудникам отдела экономических преступлений спецталоны не полагались. Расхитителей и взяточников расстреливать до суда считалось негуманно. Возбуждаемые «экономистами» дела рассыпались в судах в отношении девять к десяти. Исключения составляли лишь редкие случаи, когда обвиняемые успевали просадить награбленное в казино и к началу суда оказывались полностью нищими, не имея никакой возможности повлиять на приговор. Поговаривали, что ОЭПы собираются в скором времени расформировать из-за низкой эффективности, а пока их сотрудников постоянно склоняли на служебных совещаниях за отсутствие конечных результатов в работе.

— Да-а, — сочувственно протянул Дорохов. — Процесс-то кто вел? Не Коновалов случайно?

— Точно, он! — сказал Швецов. — Значит, он и тебя достал?

— Еще как, — буркнул Дорохов. — Такая тварь!

— Не дай бог, — подхватил Швецов. — Молодой, а уже гнилой насквозь. Его свои же в суде прозвали «Вася-Лимон». Не сомневаюсь, что свой первый «лимон» он уже к концу года сколотит.

— Ты думаешь, еще не сколотил?

— Мне бы только один талон — я бы его на Коновалова истратил, честное слово, — мечтательно произнес Швецов.

— Кто же тебе разрешит судей валить? — удивился Дорохов. — Ты хочешь, чтобы у нас вообще полный беспредел начался?

— В Указе не сказано: судья или не судья, — возразил Швецов. — За покойника отчитайся талоном. Есть талон — нет проблем. И все дела.

— Все равно из органов попрут за превышение полномочий.

— Ну и что? На гражданку — это все же не в тюрьму. А вот скажи, неужели у тебя у самого ни разу такого желания не возникало?

— Возникало, — признался Дорохов. — Только сам знаешь, судью не достать, с талоном или без талона. У них охрана, бронированный лимузин, квартира в спецгородке. Так что и говорить об этом не стоит.

— Иногда мне кажется, что спецгородок и пожизненную охрану им не от бандитов, а от нас назначили, — сказал Швецов.

— Президентские указы я не обсуждаю, — помотал головой Дорохов, но через мгновение добавил: — Вообще, если честно, мне тоже иногда так кажется.

— Мне агент рассказал, что после суда коммерческий директор «Возрождения» натурально плакал, — Продолжал Швецов о наболевшем. — Ну, водки нажрался перед этим, конечно… Говорил: «Лучше бы я На зону пошел». Короче, раздел его Коновалов до трусов.

— Ну, вообще, я думаю, что на старость твой коммерческий директор себе все же немного оставил, — заявил Дорохов.

— В том-то и дело, что на старость. А на виллу в Испании? На яхту, на шлюх?

— Он что думает, на зоне лучше?

— Голодному сытого не понять, — махнул рукой Швецов. — Может, и в самом деле стоит пять лет оттянуть, чтобы потом вообще ни о чем никогда не думать?

— А ты попробуй, — посоветовал Дорохов. — Может, и лучше.

В автобус вбежал майор, и все разговоры прекратились.

— Так, повторяю задачу, — громко произнес он. — По нашим данным, все участники сходки стоят на картотечном учете Управления оргпреступности, так что, как говорится, патронов можно не жалеть. Но хотя квартал только начался и лимит отделов не выбран, все равно предупреждаю, что палить нужно грамотно: смотрите, грибников не перестреляйте… Тронулись!

Двигатель взревел, и автобус медленно выполз за ворота.


предыдущая глава | Русский фантастический боевик 2007 | * * *