home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 39

Ровно через сорок пять минут Труманн и Льюис, нервничая, вошли в полупустой гриль-бар гостиницы “Рейнтри”. Реджи ждала за столиком в углу, в стороне от других посетителей. Она была ненакрашена, волосы мокрые. Большая рубашка с надписью красными буквами “Тигры” на груди заправлена в полинялые джинсы. Она пила черный кофе и не встала и не улыбнулась, когда сотрудники ФБР подошли и уселись напротив.

– Доброе утро, миссис Лав, – произнес Льюис, изображая приветливость.

– Зовите меня Реджи, договорились? И слишком рано для любезностей. Мы одни?

– Разумеется, – поднял брови Льюис. В данный момент восемь агентов ФБР охраняли автостоянку, и еще несколько были на подходе.

– Никаких подслушивающих устройств, микрофонов?

– Никаких.

Появился официант, и они заказали кофе.

– Где мальчик? – спросил Труманн.

– Недалеко. Скоро увидите.

– Он в безопасности?

– Разумеется, он в безопасности. Вы, ребята, не поймали бы его, даже если бы он на улице милостыню просил.

– Здесь указаны три психиатрические больницы, которые занимаются детьми. “Баттенвуд” в Рокфорде, штат Иллинойс, “Риджвуд” в Таллахасси и клиника Гранта в Финиксе. Сгодится любая. – Она подала Льюису листок бумаги.

Они медленно отвели взгляды от ее лица и уставились на бумагу. Сосредоточились и изучили список.

– Но мы уже договаривались с больницей в Портленде, – удивленно заметил Льюис.

– Мне безразлично, с кем вы там договаривались, мистер Льюис. Возьмите этот список и договоритесь снова. Предлагаю вам сделать это побыстрее. Позвоните в Вашингтон, поднимите их с постели и все сделайте.

Он сложил листок и прижал его локтем.

– Вы, ну, вы вроде говорили, что видели труп? – спросил он, делая неудачную попытку говорить твердым тоном.

Она улыбнулась.

– Верно. Меньше трех часов назад. Бандиты Мальданно пытались его достать, но мы их спугнули.

– Мы?

– Марк и я.

Оба внимательно смотрели на нее, ожидая подробностей этой дикой и невероятной истории. Официант поставил на стол кофе, но они не обратили ни на него, ни на кофе никакого внимания.

– Мы есть не будем, – отрезала Реджи, и официант ушел.

– Условия такие, – начала она. – Их несколько, и обсуждению они не подлежат. Делайте так, как я говорю, и прямо сейчас, и тогда, возможно, вы получите тело до того, как Мальданно увезет его и сбросит в океан. Если вы сейчас сделаете что-нибудь не так, то, джентльмены, я сомневаюсь, что вы когда-либо подберетесь к нему так близко.

Они энергично закивали.

– Вы сюда на личном самолете прилетели? – спросила она Льюиса.

– Да. Это самолет директора ФБР.

– Сколько там мест?

– Двадцать или около того.

– Прекрасно. Немедленно пошлите его в Мемфис. Пусть они возьмут там Дайанну и Рикки, а также доктора Гринуэя и Клинта, и доставят их сюда немедленно. Мактьюн тоже может прибыть. Мы встретим их в аэропорту, и, когда Марк поднимется на борт и самолет взлетит, я скажу вам, где тело. Ну как?

– Нет проблем, – ответил Льюис. Труманн потерял дар речи.

– На всю семью должно распространяться действие программы защиты свидетелей. Сначала они выберут больницу, а когда Рикки сможет двигаться, они выберут город.

– Нет проблем.

– Полная смена имен и документов, хорошенький маленький дом, и все остальное. Этой женщине придется какое-то время побыть дома и заняться детьми, так что я предлагаю назначить ей ежемесячное пособие в сумме четырех тысяч долларов, скажем, в течение трех лет. И двадцать пять тысяч долларов наличными сразу. Они ведь все потеряли при пожаре, как вы помните.

– Разумеется. Нет вопросов. – Льюис отвечал с такой готовностью, что она пожалела, что не запросила больше.

– Если ей в один прекрасный момент захочется вернуться к работе, вы подберете ей хорошее, удобное место в государственном учреждении, без всякой ответственности, с коротким рабочим днем и солидной зарплатой.

– Проще простого.

– Если они захотят переехать куда бы то ни было, вы оплатите все расходы.

– Мы такое делаем сплошь и рядом.

Теперь Труманн уже улыбался, хоть и старался изо всех сил сдержаться.

– Ей нужна будет машина.

– Нет проблем.

– Рикки может понадобиться продолжительное лечение.

– Мы все сделаем.

– Я бы хотела, чтобы Марка осмотрел психиатр, хоть я и подозреваю, что он в лучшей форме, чем любой из нас.

– Хорошо.

– Есть еще парочка мелочей, мы упомянем о них в договоре.

– Каком договоре?

– Который я напечатаю после нашего разговора. Его подпишут, кроме меня, Дайанна Свей, судья Гарри Рузвельт и вы, мистер Льюис, от имени директора Войлза.

– А что еще будет в договоре?

– Я хочу, чтобы вы дали слово, что сделаете все возможное, чтобы добиться присутствия Роя Фолтригга в суде по делам несовершеннолетних округа Шелби, штат Теннесси. Судье Рузвельту хотелось бы кое-что с ним обсудить, а я убеждена, что мистер Фолтригг будет упираться. Если ему будет выписана повестка, я хочу, чтобы вручили ее вы, мистер Труманн.

– С превеликим удовольствием, – произнес Труманн со злорадной ухмылкой.

– Мы сделаем все, что в наших силах, – добавил несколько запутавшийся Льюис.

– Прекрасно. Теперь идите и звоните. Пусть самолет взлетает. Позвоните Мактьюну, пусть заедет за Клинтом ван Хузером и отвезет его в больницу. И снимите это проклятое подслушивающее устройство с ее телефона, мне нужно с ней поговорить.

– Нет проблем. – Они вскочили на ноги.

– Мы снова встретимся здесь через полчаса.


* * *


Клинт торопливо барабанил на своей древней машинке “Ройял”. Его третья чашка кофе подпрыгивала каждый раз, когда он двигал каретку, шатая кухонный стол. Он изучал записи, сделанные им куриным почерком на обложке журнала “Инкуайрер”, и старался припомнить детали договора, продиктованного ею по телефону. Если ему удастся его закончить, это будет, вне сомнения, самый сумбурно составленный юридический документ из когда-либо существовавших. Чертыхнувшись, он схватился за “флюид”.

Клинт вздрогнул, услышав стук в дверь. Пригладил рукой свои нечесаные и немытые волосы и пошел к двери.

– Кто там?

– ФБР.

Не так громко, чуть не сказал он. Вот уж соседи посудачат насчет него и его ареста на исходе ночи. Скорее всего наркотики, скажут они.

Он приоткрыл дверь и выглянул поверх цепочки. Два агента с опухшими глазами стояли в темноте.

– Нам велели заехать за вами, – объяснил один из них извиняющимся тоном.

– Покажите документы.

Они просунули в щель свои бляхи.

– Одну минуточку. – Клинт открыл дверь пошире и пригласил их войти. – Присядьте.

Они неловко остались стоять в центре комнаты, а он вернулся к машинке и начал медленно тюкать. Он не мог разобрать свои собственные каракули и дописал документ по памяти. Он надеялся, что ничего важного не упустил. Реджи всегда находила, что поправить, когда он печатал в офисе, но на этот раз сойдет и так. Он аккуратно вынул лист из машинки и положил его в маленький портфель.

– Пошли, – скомандовал он.


* * *


В четыре сорок пять к столу, где сидела Реджи, вернулся один Труманн. Он принес с собой два радиотелефона.

– Решил, что могут понадобиться, – объяснил он.

– Где вы их взяли?

– Нам их сюда принесли.

– Ваши люди?

– Верно.

– Просто ради любопытства, интересно, сколько сейчас ваших людей находятся в радиусе четверти мили отсюда?

– Не знаю. Двенадцать или тринадцать. Это же обычное дело, Реджи. Они могут понадобиться. Несколько человек мы пошлем охранять ребенка, если вы нам скажете, где он. Полагаю, он один.

– Он один, и он в порядке. Вы с Мактьюном говорили?

– Да. Они уже съездили за Клинтом.

– Быстро.

– Ну, если честно, то несколько человек последние сутки следили за его квартирой. Мы их разбудили и велели постучать в дверь, вот и все. Мы нашли вашу машину, Реджи, а вот машину Клинта – нет.

– Я ее взяла.

– Я так и думал. Очень хитро, но все равно мы бы вас в ближайшие сутки нашли.

– Не будьте таким самоуверенным, Труманн. Вы Бойетта уже восемь месяцев ищете.

– Верно. Как парню удалось сбежать?

– Длинная история. Побережем на потом.

– Его можно обвинить, знаете ли...

– Да нет, если вы, ребятки, подпишете наш договор.

– Подпишем, подпишем, не волнуйтесь. – Один из телефонов зазвонил, и Труманн схватил его. Пока слушал, появился К.О.Льюис со своим собственным телефоном и подошел к столу. Он с размаху сел на стул и с горящими от возбуждения глазами перегнулся через стол.

– Говорил с Вашингтоном. Они сейчас проверяют больницы. Все вроде нормально. Директор Войлз позвонит сюда через минуту. Возможно, он захочет поговорить с вами.

– А самолет?

Льюис взглянул на часы.

– Сейчас вылетает, будет в Мемфисе в половине седьмого.

Вмешался Труманн:

– Это Мактьюн. Он в больнице, ждет доктора Гринуэя в заведующего. Они связались с судьей Рузвельтом, он тоже туда едет.

– Вы сняли подслушивающее устройство с ее телефона?

– Да.

– И солонки убрали?

– Никаких солонок. Все чисто.

– Ладно. Скажите ему, чтобы через двадцать минут перезвонил.

Труманн невнятно проговорил что-то в трубку и щелкнул выключателем. Через несколько секунд запищал телефон Льюиса. Он приложил его к уху и расплылся в широкой улыбке.

– Да, сэр, – сказал он с превеликим уважением. – Одну секунду. – Он сунул телефон Реджи. – Директор Войлз. Хочет поговорить с вами.

Реджи медленно взяла телефон.

– Реджи Лав слушает. – Льюис и Труманн наблюдали с видом детей, дожидающихся мороженого.

Реджи услышала низкий и четкий голос. Хотя все свои сорок два года в должности директора ФБР Дентон Войлз старался избегать репортеров, им иногда удавалось записать несколько слов. Так что голос был знаком.

– Миссис Лав, говорит Дентон Войлз. Как вы поживаете?

– Нормально. Меня зовут Реджи, хорошо?

– Конечно, Реджи. Послушайте, К.О. только что ввел меня в курс дела, и я хочу уверить вас, что ФБР сделает все, что вы пожелаете, чтобы защитить мальчика и его семью. К.О. уполномочен действовать от моего имени. Мы можем, если хотите, обеспечить защиту в вам.

– Меня больше беспокоит судьба мальчика, Дентон.

Труманн и Льюис переглянулись. Она только что назвала его Дентоном. На такой подвиг до нее никто не решался. И это вовсе не прозвучало неуважительно с ее стороны.

– Если хотите, можете передать мне договор по факсу, и я его здесь подпишу, – предложил он.

– Спасибо, но в этом нет необходимости.

– И мой самолет в вашем распоряжении.

– Спасибо.

– И я обещаю, что мы проследим, чтобы мистер Фолтригг прослушал весь концерт в Мемфисе. Вы же понимаете, мы к этим повесткам не имеем никакого отношения.

– Я знаю.

– Всего вам хорошего, Реджи. Вы там займитесь деталями. Льюис может горы сдвинуть. Если нужно, звоните мне. Я весь день буду в офисе.

– Спасибо, – поблагодарила она и вернула телефон К.О.Льюису, способному двигать горы.

К столику подошел помощник ночного управляющего гриль-баром, вальяжный молодой человек от силы девятнадцати лет от роду, с пушистыми светлыми усами. Эта публика сидела здесь уже больше часа и, по-видимому, собиралась расположиться лагерем. На столе стояли три телефонных аппарата. Лежала куча бумаг. На женщине была рубашка и джинсы. Мужчина в кепочке был без носков.

– Простите, – сказал он строго, – не могу ли я вам чем-либо помочь?

Труманн оглянулся через плечо и рявкнул:

– Нет!

Он поколебался в подошел на шаг поближе.

– Я – заместитель ночного управляющего, и я требую, чтобы вы мне сказали, чем здесь занимаетесь.

Труманн громко щелкнул пальцами, и два джентльмена, читавшие газеты за соседним столиком, вскочили на ноги и выхватили из карманов свои бляхи. Они сунули их в лицо заместителю заведующего.

– ФБР, – пояснили они дуэтом, взяли его под руки и увели. Назад он не вернулся. Народу в гриль-баре по-прежнему не было.

Зазвонил телефон. Трубку взял Льюис. Реджи развернула воскресный номер новоорлеанской газеты. На первой полосе внизу увидела свою фотографию. Фото было взято из регистратуры коллегии адвокатов и помещено рядом с фотографией Марка – той, снятой, когда он был в четвертом классе. Пропали. Исчезли. В бегах. Бойетт и все такое. Она развернула страницу с комиксами.

– Звонили из Вашингтона, – сообщил Льюис, кладя телефон на стол. – Больница в Рокфорде переполнена. Они сейчас проверяют другие.

Реджи кивнула и отпила глоток кофе. Уже вставало солнце. Глаза у нее покраснели, голова побаливала, во уровень адреналина в крови был все еще очень высок. Если повезет, к вечеру она будет дома.

– Послушайте, Реджи, не могли бы вы хоть намекнуть, сколько времени понадобится, чтобы найти тело? – очень осторожно спросил Труманн. Он боялся на нее надавить, не хотел выводить ее из себя. Но он должен начать принимать необходимые меры. – Мальданно все еще на свободе, и, если он доберется до тела первым, мы окажемся в дураках. – Он подождал, не скажет ли она чего. – Оно здесь, в городе, так?

– Если вы не заблудитесь, то доберетесь до него за пятнадцать минут.

– Пятнадцать минут, – медленно повторил он, как будто не мог поверить такому счастью. Пятнадцать минут.


Глава 38 | Клиент | Глава 40