home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

Клинт бросил курить четыре года назад, но тут он вдруг обнаружил, что нервно затягивается сигаретой “Вирджиния Слимз”. Дайанна тоже курила. Они стояли в углу холла и наблюдали, как над Мемфисом встает солнце. Гринуэй был в палате с Рикки. В комнате рядом ждали Джейсон Мактьюн, заведующий больницей и несколько агентов ФБР. И Клинт и Дайанна недавно разговаривали с Реджи.

– Директор дал слово, – сказал Клинт, изо всех сил затягиваясь тоненькой сигаретой в попытке извлечь из нее хоть сколько-нибудь дыма. – У вас не было выбора, Дайанна.

Она стояла, одной рукой обхватив себя, и смотрела в окно. В другой руке она держала сигарету.

– Мы просто уезжаем, верно? Садимся в самолет и летим на восход, и все счастливы и довольны?

– Что-то вроде этого.

– А если я не хочу, Клинт?

– Вы не можете отказаться.

– Почему?

– Все просто. Ваш сын решил все рассказать. Он также решил воспользоваться программой защиты свидетелей. Так что, хотите вы или нет, вам придется последовать его примеру. Вам и Рикки.

– Я бы хотела поговорить с сыном.

– Поговорите с ним в Новом Орлеане. Если вы сможете убедить его передумать, тогда сделка не состоится. Реджи ничего им не расскажет, пока вы все не будете на борту самолета и в воздухе.

Клинт старался говорить сочувственно, но твердо. Она казалась такой напуганной, слабой и беспомощной. Рука с сигаретой заметно дрожала, когда она подносила ее ко рту.

– Миссис Свей, – раздался низкий голос у них за спиной. Они обернулись и увидели стоящего за ними достопочтенного Гарри Рузвельта в огромном ярко-голубом спортивном костюме с эмблемой мемфисских “Тигров” на груди. По-видимому, это был самый большой из имеющихся размеров, и все равно брюки едва доставали ему до лодыжек. В руке он держал два листочка договора, напечатанного Клинтом.

Она кивнула в знак приветствия, но ничего не сказала.

– Здравствуйте, Ваша Честь, – тихо произнес Клинт.

– Я говорил с Реджи, – обратился судья к Дайанне. – Должен сказать, они совершили путешествие, изобилующее приключениями. – Он встал между ними, повернувшись спиной к Клинту. – Я прочел этот договор и склонен подписать его. Полагаю, в интересах Марка, чтобы вы его тоже подписали, миссис Свей.

– Это приказ?

– Нет. У меня нет власти связать вас этим договором. – Он широко и тепло улыбнулся. – Но, если бы она у меня была, я бы ею воспользовался.

Она положила сигарету в пепельницу, стоящую на подоконнике, и засунула руки глубоко в карманы джинсов.

– А если я не подпишу?

– Тогда Марка вернут сюда, запрут в центре для несовершеннолетних, а там кто знает? Рано или поздно его вынудят говорить. Кроме того, дело сейчас приобрело особую срочность.

– Почему?

– Потому что мы точно знаем сейчас, что Марк может указать, где спрятано тело. И Реджи тоже. Они могут очутиться в большой опасности. У вас сейчас нет другого выхода, кроме как довериться людям.

– Вам легко говорить.

– Тут вы правы. Но на вашем месте я бы подписал и сел в самолет.

Дайанна медленно взяла документ из рук Гарри.

– Пойдемте, поговорим с доктором Гринуэем.

Они пошли за ней к комнате рядом с палатой Рикки.

Еще через двадцать минут входы на девятый этаж были заблокированы дюжиной агентов ФБР. Из гостиной всех выставили. Сестрам было велено оставаться на своем посту. Три лифта были остановлены на первом этаже, а оставшийся держал на девятом агент ФБР.

Открылась дверь в палату 943, и в коридор на каталке выкатили напичканного лекарствами и крепко спящего Рикки Свея. Каталку толкали Джейсон Мактьюн и Клинт ван Хузер. Шел уже шестой день пребывания Рикки в больнице, а он был так же плох, как и в первый. Сбоку шел доктор Гринуэй, с другой стороны – Дайанна. Гарри прошел несколько шагов за ними, потом остановился.

Каталку осторожно поместили в ожидающий лифт, который спустился на четвертый этаж, тоже оккупированный агентами ФБР. Там ее быстро провезли к служебному лифту, где двери держал агент Дарстон, и проехали на второй этаж, также под контролем ФБР. Рикки ни разу не пошевелился. Дайанна держала его за руку и бежала рядом с каталкой.

Они миновали несколько коридоров и металлических дверей и неожиданно оказались на плоской крыше, где ждал вертолет. Рикки быстро погрузили на борт, вслед за ним туда забрались Дайанна, Клинт и Мактьюн.

Через несколько минут вертолет приземлился недалеко от ангара в международном аэропорту Мемфиса. Под охраной нескольких агентов ФБР Рикки перенесли в стоящий поблизости реактивный самолет.


* * *


Без десяти семь телефон на угловом столике в гриль-баре “Рейнтри” зазвонил, и Труманн схватил трубку. Он слушал и поглядывал на часы.

– Они уже в воздухе, – сообщил он, кладя телефон на стол. Льюис снова разговаривал с Вашингтоном. Реджи глубоко вздохнула и улыбнулась Труманну.

– Тело замуровано в бетон. Вам потребуются молотки и зубила.

Труманн поперхнулся апельсиновым соком.

– Ясно. Что-нибудь еще?

– Да. Поставьте пару парней около перекрестка улиц Сент-Джозеф и Каронделет.

– Близко?

– Делайте, как я говорю, и все.

– Сделано. Что-нибудь еще?

– Я вернусь через минуту. – Реджи подошла к столу регистрации гостиницы и попросила служащего проверить факс. Служащий вернулся с копией двух страниц документа, который Реджи внимательно прочитала. Напечатано было ужасно, но в смысле самого текста – идеально. Она вернулась к столику.

– Пошли за Марком, – сказала она.


* * *


Марк кончил в третий раз чистить зубы и уселся на край кровати. Его черная с золотом парусиновая сумка была уже упакована. Там лежала его грязная одежда, новая смена белья. По телевизору показывали мультфильмы, но они его не интересовали.

Хлопнула дверца машины, послышались шаги, затем стук в дверь.

– Марк, это я, – раздался голос Реджи. – Он открыл дверь, но она не зашла в комнату. – Ты готов?

– Вроде.

Солнце уже поднялось, и автостоянку можно было хорошо разглядеть. За ее спиной он увидел знакомое лицо. Он узнал одного из агентов ФБР, с которым встречался в первый раз в больнице. Марк схватил сумку и вышел. Их ждали три машины. Какой-то человек открыл дверцу средней, и Марк с адвокатом забрались в нее.

Маленькая кавалькада отправилась в путь.

– Все в порядке, – успокоила Марка Реджи, беря его за руку. Двое мужчин на переднем сиденье смотрели прямо перед собой. – Рикки и мама уже на борту самолета. Будут здесь примерно через час. Ты как?

– Вроде ничего. Вы им сказали? – шепотом спросил он.

– Нет еще, – ответила она. – И не скажу, пока ты не сядешь в самолет и он не поднимется в воздух.

– Это все “агенты ФБР?

Она кивнула и похлопала его по руке. Он неожиданно почувствовал себя важной персоной, сидящей в глубине своего собственного черного авто, которое мчит его в аэропорт, где он взойдет на борт личного самолета, а кругом полицейские, чтобы охранять его. Он положил ногу на ногу и слегка выпрямился.

Ему еще никогда не приходилось летать на самолете.


Глава 39 | Клиент | Глава 41