home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41

Барри Мальданно нервно прохаживался вдоль окон в офисе Джонни, наблюдая за баржами и буксирами, снующими по реке. Его злобные глазки покраснели, но не с перепоя или от избытка развлечений. Он не спал ночь. Он ждал здесь, на складе, когда ему привезут труп, а когда Лео с компанией явились без оного, он снова был вынужден обратиться к дяде.

В это ясное воскресное утро на Джонни не было ни галстука, ни подтяжек. Он медленно ходил взад-вперед вдоль своего стола, попыхивая уже третьей сигарой. Над его головой низко повисло густое облако дыма.

Он откричался и отобзывался уже несколько часов назад. Барри тоже отматерил Лео, Ионуцци и Быка, и Лео ответил ему тем же. Но время шло, и паника немного спала. В течение ночи Лео несколько раз проезжал мимо дома Клиффорда, каждый раз на другой машине, и не заметил ничего необычного. Тело явно все еще находилось в гараже.

Джонни решил подождать сутки и сделать еще одну попытку. Они последят за домом в течение дня, а как стемнеет, возьмутся за дело. Бык уверил его, что он сможет извлечь тело из бетона за десять минут.

Главное, сказал Джонни всем, не поднимайте волну. Наберитесь терпения.


* * *


Рой Фолтригг прочитал утреннюю газету на террасе своего загородного дома, построенного двумя ярусами, и пошел босиком по мокрой траве, держа в руке чашку кофе. Спал он мало. Он ждал в тени террасы, когда доставят газеты, и сам сбегал за ними к калитке в пижаме и халате. Он позвонил Труманну, но, как ни странно, миссис Труманн не знала, куда ушел ее муж.

Он осмотрел кусты роз своей жены, высаженные вдоль забора, и в сотый раз задумался, куда мог сбежать Марк Свей. Вне всякого сомнения, для него по крайней мере, Реджи помогла ему с побегом. Совершенно очевидно, что она свихнулась и помогла мальчишке бежать. Он мысленно улыбнулся. Уж он ее достанет, будьте спокойны.


* * *


Ангар находился на расстоянии четверти мили от самого аэропорта и мало чем отличался от таких же грязно-серых зданий, построенных в один ряд близко друг от друга. Высокие двустворчатые двери, на которых оранжевыми буквами было написано “Галф эйр”, открылись, как только к ангару подъехали три машины. На сверкающем бетонном полу, выкрашенном в зеленый цвет, застыли два частных реактивных самолета, стоящие в дальнем углу. Ангар был довольно хорошо освещен, и их силуэты отражались в зеленом бетоне. Тут места хватит автогонки устраивать, подумал Марк, вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть самолеты.

Теперь, когда двери открылись, стала видна вся передняя часть ангара. Трое мужчин быстро прошли вдоль задней стены, вроде бы разыскивая что-то. Еще двое стояли у дверей. Снаружи бродили еще человек шесть, стараясь держаться подальше от только что остановившихся машин.

– Кто эти люди? – обратился Марк к паре на переднем сиденье.

– Они с нами, – ответил Труманн.

– Агенты ФБР, – уточнила Реджи.

– Зачем так много?

– Просто из осторожности, – пожала плечами она. – Сколько еще ждать?

Труманн взглянул на часы.

– Минут тридцать.

– Давайте разомнем ноги, – предложила она, открывая дверцу. Как по команде, открылись все остальные одиннадцать дверей, и машины опустели. Марк посмотрел на другие ангары, на аэропорт, на самолет, опускающийся на посадочную полосу прямо перед ними. Чем дальше, тем интереснее. Еще и трех недель не прошло, как он отдубасил мальчишку в школе, который дразнил его по поводу того, что он никогда не летал. Если бы они его сейчас видели! Приехал, в аэропорт в личной машине и теперь ждет личного самолета, чтобы тот отвез его, куда он пожелает. Никаких больше трейлеров. Никаких больше драк с мальчишками из параллельного класса. Никаких больше записок маме, потому что мама будет теперь дома. Сидя в одиночестве в комнате мотеля, он решил, что это была великолепная мысль. Он явился в Новый Орлеан и перехитрил мафию на ее собственной территории. Он еще и не такое может.

Он поймал на себе взгляды нескольких агентов, стоящих у дверей. Увидев, что он смотрит на них, те быстро отвели глаза. Просто проверяют. Может, потом он даст несколько автографов.

Вслед за Реджи он вошел в обширный ангар, где сразу же уставился на два реактивных самолета. Они напомнили маленькие блестящие игрушки под рождественской елкой, ожидающие, чтобы ими поиграли. Один был черным, второй серебристым, и Марк не мог отвести от них глаз.

Человек в оранжевой спецовке с надписью “Галф эйр” над карманом закрыл за собой дверь в маленький офис внутри ангара и направился к ним. К.О.Льюис пошел ему навстречу, и они о чем-то тихо поговорили. Человек махнул рукой в сторону офиса и сказал что-то насчет кофе.

Ларри Труманн присел около Марка, все еще разглядывающего самолеты.

– Марк, ты меня помнишь? – улыбнулся он.

– Да, сэр. Я встречался с вами в больнице.

– Правильно. Меня зовут Ларри Труманн. – Он протянул руку, и Марк медленно ее пожал. Детям вроде не полагается пожимать руки взрослым. – Я – агент ФБР здесь, в Новом Орлеане.

Марк кивнул, не сводя глаз с самолетов.

– Хочешь посмотреть поближе?

– А можно? – спросил он, неожиданно дружески расположившись к Труманну.

– Конечно. – Труманн встал и положил руку на плечо Марка. Они не торопясь прошли по сверкающему бетону, и звуки шагов Труманна эхом отдавались под потолком. Они остановились перед черным самолетом. – Ну, это реактивный самолет “лир”, – начал Труманн.

Из маленького офиса вышли Реджи и К.О.Льюис с высокими кружками дымящегося кофе. Агенты, ехавшие с ними, потерялись где-то в тени ангара. Реджи и Льюис пили, наверное, свою десятую чашку кофе за это длинное утро и наблюдали за мальчиком и Труманном, осматривающими самолеты.

– Он храбрый парень, – заметил Льюис.

– Замечательный, – подхватила Реджи. – Иногда он мыслит, как террорист, и тут же плачет, как маленький ребенок.

– Он и есть ребенок.

– Я знаю. Только не говорите ему этого. Он расстроится, и, черт побери, кто знает, что он еще может натворить. – Она сделала большой глоток кофе. – Просто замечательный.

К.О. подул на свой кофе, потом отпил маленький глоток.

– Мы тут кое-где поднажали. Рикки ждет отдельная палата в клинике Гранта в Финиксе. Нам надо знать, решат ли они лететь туда. Летчик был на связи пять минут назад. Ему надо получить добро, составить план полета и все такое, вы же понимаете.

– Пусть будет Финикс. Полная тайна, договорились? Зарегистрируйте ребенка под другим именем. То же самое для матери и Марка. И пусть ваши ребята побудут поблизости. Да, хочу, чтобы вы заплатили врачу за поездку и несколько дней работы.

– Нет проблем. Там в Финиксе никто и понятия не имеет, кто к ним приедет. Вы уже решили, где они будут жить постоянно?

– Не совсем. Марк говорит, что хотел бы жить в горах.

– Ванкувер, штат Вашингтон, очень приятный город. Мы туда в отпуск ездили прошлым летом. Там просто чудесно.

– А если за пределы страны?

– Нет проблем. Директор Войлз сказал, что они могут ехать куда угодно. Мы уже разместили нескольких свидетелей вне Соединенных Штатов, и, я думаю, можем устроить это и для Свеев. О них позаботятся, Реджи. Даю слово.

Человек в оранжевой спецовке присоединился к Марку и Труманну и теперь выступал в качестве гида. Он опустил лесенку у черного “лира”, и все трое исчезли внутри.

– Должен признаться, – заметил Льюис после очередного глотка обжигающего кофе, – я никогда не был уверен, что мальчик все знает.

– Клиффорд ему все рассказал. Он знал точно, где тело.

– А вы?

– Нет. До вчерашнего дня. Когда он впервые пришел ко мне в офис, он признался, что знает, но не сказал, где именно. И слава Богу. Он держал язык за зубами, пока мы не оказались рядом с трупом вчера вечером.

– Почему вы сюда приехали? Довольно рискованный шаг.

– Спросите у него. – Реджи кивнула в направлении самолетов. – Он настаивал, чтобы мы нашли тело. Считал, что, если Клиффорд соврал ему, он в безопасности.

– И вы приехали сюда и пошли искать тело? Вот так взяли и пошли?

– Все немного сложнее. Это длинная история, и я вам все расскажу, не торопясь, за ужином.

– Жду с нетерпением.

Маленькая голова Марка виднелась теперь в кабине пилота, и Реджи бы не удивилась, если бы взревели моторы, самолет медленно выкатился из ангара на взлетную дорожку, и Марк поразил бы их, идеально подняв его в воздух. Она была уверена, что он на это способен.

– А насчет собственной безопасности вы не волнуетесь?

– Вообще-то нет. Я просто обычный адвокат. Зачем я им?

– Возмездие. Вы не понимаете, как они мыслят.

– И то верно.

– Директор Войлз хочет, чтобы наши люди в течение нескольких месяцев были поблизости, по крайней мере пока не закончится суд.

– Поступайте как нужно. Я только не хочу замечать, что за мной следят, ладно?

– Ладно. Мы это умеем.

Экскурсанты перешли ко второму самолету, серебристому “сайтейшну”, и на какое-то время Марк Свей позабыл о трупах и плохих людях, прячущихся в темноте. Снова спустили лесенку, и он забрался внутрь, Труманн – за ним.

Агент с радио подошел к Реджи и Льюису и доложил:

– Самолет приближается.

Они прошли к выходу из ангара, где стояли машины. Через минуту к ним присоединились Марк и Труманн. Все стали смотреть на север, где в небе появился крошечный самолет.

– Это они, – сказал Льюис. Марк подошел поближе к Реджи и взял ее за руку. Самолет все увеличивался в размерах, заходя на посадку. Он тоже был черным, только значительно больше, чем те, что стояли в ангаре. Агенты, кто в костюме, кто в джинсах, засуетились при виде приближающегося самолета. Он остановился в сотне футов от них. Моторы смолкли. Прошла почти минута, пока открылись двери и спустили лестницу.

Первым на землю сошел Джейсон Мактьюн. К тому времени, как он ступил на бетонную дорожку, самолет уже окружили с десяток агентов ФБР. Следом за ним спустились Дайанна и Клинт. Они присоединились к Мактьюну, и все вместе направились к ангару.

Марк отпустил руку Реджи и кинулся к матери. Дайанна схватила его и прижала к себе, и в течение нескольких неловких секунд все смотрели или на них, или на аэропорт в отдалении.

Они обнялись молча. Он крепко сжал ее шею и наконец сказал сквозь слезы:

– Ты прости меня, мама. Прости, пожалуйста.

Она прижала его голову к своему плечу, испытывая одновременно желание и отлупить его, и никогда больше не отпускать.


* * *


Реджи провела их в маленький и чистый офис и предложила Дайанне кофе. Та отказалась. Труманн, Мактьюн, Льюис и вся остальная компания нервничали за дверями. Особенно беспокоился Труманн. Что, если они передумают? Что, если Мальданно уже увез тело? Что, если?.. Он не мог стоять спокойно, ходил взад-вперед, посматривал на закрытую дверь, задал Льюису тысячу вопросов. Льюис пил кофе и старался держать себя в руках. Часы показывали уже без двадцати восемь. День выдался солнечным и влажным.

Марк примостился на коленях у матери, Реджи как адвокат сидела за письменным столом. Клинт стоял у двери.

– Я рада, что вы прилетели, – улыбнулась Реджи Дайанне.

– Нельзя сказать, что у меня был выбор.

– У вас он есть сейчас. Вы можете передумать, если желаете. Вы можете спросить меня о чем хотите.

– Вы только представьте себе, Реджи, как все быстро произошло. Шесть дней назад я пришла домой и увидела, что Рикки свернулся калачиком и сосет палец. Затем появились Марк и полицейский. Теперь мне предлагают стать кем-то другим и бежать на край света. О Господи!

– Я понимаю, – кивнула Реджи. – Но сделать-то ничего нельзя.

– Ты на меня злишься, мам? – взял Дайанну за руку Марк.

– Да. Никакого печенья целую неделю. – Она погладила его по голове. Помолчали.

– Как Рикки? – спросила Реджи.

– Все так же. Доктор Гринуэй старается привести его в себя, чтобы он мог получить удовольствие от полета. Но пришлось дать ему лекарство, когда мы уезжали из больницы.

– Я не хочу назад в Мемфис, мам, – сказал Марк.

– ФБР связалось с детской больницей в Финиксе. Они ждут вас, – объяснила Реджи. – Хорошая больница. Клинт еще в пятницу проверил. Самые лучшие отзывы.

– Значит, мы будем жить в Финиксе? – встрепенулась Дайанна.

– Только пока Рикки не поправится. А тогда вы можете ехать, куда пожелаете. В Канаду, Австралию, Новую Зеландию. Вам решать. Или можете остаться в Финиксе.

– Мам, давай поедем в Австралию. У них там настоящие ковбои. Я раз в кино видел.

– Никаких больше фильмов, – ответила Дайанна, продолжая гладить его по голове. – Мы бы не оказались в таком положении, не смотри ты столько фильмов.

– А телевизор?

– Нет. Отныне ты будешь только читать книги.

Они долгое время молчали. Реджи больше нечего было сказать. Клинт до смерти устал и практически засыпал стоя. Впервые за всю неделю голова у Дайанны была ясной. Хоть она и дрожала от страха, но по крайней мере впервые вырвалась из казематов больницы Святого Петра. Увидела солнце и вдохнула свежий воздух. Обнимала своего потерявшегося сына, другой тоже скоро поправится. Все эти люди стараются ей помочь. Фабрика электролампочек ушла в прошлое. Не надо работать. Никаких больше дешевых трейлеров. Не надо беспокоиться о неуплаченных алиментах и просроченных платежах. Она будет растить своих мальчиков. Она сможет купить одежду и сделать маникюр. Мама родная, ведь ей только тридцать! Немного усилий и немного денег, и она снова станет привлекательной. Там ведь и мужчины есть.

Каким бы туманным и ненадежным ни казалось будущее, оно не могло быть ужаснее прошедших шести дней. Долго она так бы не выдержала. Должно же и ей когда-нибудь повезти. Дай же себе шанс, детка.

– Думаю, нам лучше отправиться в Финикс, – сказала она. Реджи с облегчением улыбнулась. Достала из портфеля, привезенного Клинтом, договор. Он уже был подписан Гарри и Мактьюном. Она расписалась сама и протянула ручку Дайанне. Марк, который уже устал от объятий и слез, подошел к стене и принялся с восхищением рассматривать развешанные на ней цветные фотографии реактивных самолетов в рамках.

– Знаете, – повернулся он к Клинту, – я передумал. Я, пожалуй, стану летчиком.

Реджи взяла договор.

– Вернусь через минуту, – бросила она, закрывая за собой дверь.

Труманн встрепенулся, когда дверь открылась. Горячий кофе из дрогнувшей чашки обжег его левую руку. Он чертыхнулся, стряхнул кофе с руки на пол и вытер ее о брюки.

– Не дергайся, Ларри, – заметила Реджи. – Все в порядке. Распишись вот здесь. – Она сунула бумаги ему в физиономию, и Труманн накарябал свое имя. К.О. последовал его примеру.

– Готовьте самолет, – распорядилась Реджи. – Они летят в Финикс.

К.О. повернулся и махнул агентам, стоящим у входа в гараж. Мактьюн рысью побежал к ним с более детальными инструкциями. Реджи вернулась в офис и закрыла дверь.

К.О. и Труманн пожали друг другу руки и довольно улыбнулись, уставившись на дверь офиса.

– Что теперь? – пробормотал Труманн.

– Она же адвокат, – пожал плечами К.О. – С ними ничего просто не бывает.

К Труманну подошел Мактьюн и протянул конверт.

– Тут повестка достопочтенному Рою Фолтриггу, – объяснил он с улыбкой. – Судья Рузвельт сегодня ее подписал.

– Утром в воскресенье? – удивился Труманн, принимая конверт.

– Ага. Он позвонил секретарю, и они встретились у него в офисе. Ему не терпится заполучить Фолтригга в Мемфис.

Это сообщение развеселило всю троицу.

– Сегодня же утром вручу, – пообещал Труманн. Еще минута, и дверь открылась. Вышли Клинт, Марк, Дайанна, за ними Реджи, и все направились к взлетно-посадочной полосе. Самолет уже прогревал мотор. Кругом шныряли агенты. Труманн и Льюис проводили их до дверей ангара и остановились.

Дипломатичный К.О. протянул руку Дайанне:

– Всего хорошего, миссис Свей. Джейсон Мактьюн полетит с вами в Финикс и позаботится там обо всем. Вы в полной безопасности. И, если вам будет нужна помощь, не стесняйтесь, обращайтесь прямо к нам.

Дайанна мило улыбнулась и пожала ему руку. Марк протянул свою и сказал:

– Спасибо, сэр. Век бы вас не видеть. – Но он при этом улыбнулся, и все решили, что он сказал что-то забавное.

К.О. рассмеялся.

– Всего тебе наилучшего, Марк, и уверяю тебя, сынок, ты тоже не подарочек.

– Да, я знаю. Вы меня извините. – Марк пожал руку Труманну и пошел к самолету с матерью и Мактьюном. Реджи и Клинт остались стоять в дверях гаража.

Где-то на полпути к самолету Марк внезапно остановился, как будто чего-то вдруг испугавшись, и замер, наблюдая, как Дайанна поднимается по лесенке. Ни разу за последние сутки ему не пришло в голову, что Реджи-то останется здесь. Он просто предполагал, без всяких к тому оснований, что она будет с ними, пока весь этот кошмар не кончится. Она полетит с ними, будет с ними в новой больнице, пока они не окажутся в полной безопасности. И сейчас, когда он вот так стоял, неподвижный и ошарашенный, маленькая фигурка на огромном поле, он неожиданно осознал, что ее нет рядом. Она осталась сзади, с Клинтом и агентами ФБР.

Медленно повернувшись, он с ужасом уставился на нее, все до конца сообразив. Сделал два шага к ней и остановился. Реджи покинула своих спутников и направилась навстречу Марку. Она присела перед ним на корточки и заглянула в его полные панического ужаса глаза.

Он закусил губу.

– Вы не можете поехать с нами, а? – тихо спросил он испуганным голосом. Хоть они и говорили часами, но этой темы никогда не касались.

Она отрицательно покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.

Он вытер свои глаза тыльной стороной ладони. Агенты ФБР стояли недалеко, но не смотрели на них. В первый раз в жизни ему было не стыдно плакать при людях.

– Но я хочу, чтобы вы поехали с нами.

– Я не могу, Марк. – Она наклонилась, взяла его за плечи и осторожно прижала к себе. – Я не могу поехать.

– Вы простите меня, что так получилось. – По его щекам текли слезы. – Вы этого не заслужили.

– Но, если бы этого не случилось, я бы никогда не познакомилась с тобой, Марк. – Она поцеловала его в щеку и крепко сжала плечи. – Я люблю тебя, Марк. Я буду по тебе скучать.

– Так я никогда больше вас не увижу, да? – Губы у него дрожали, и с подбородка капали слезы. Голос стал совсем слабым.

Она сжала зубы и отрицательно покачала головой.

– Нет, Марк.

Глубоко вздохнув, Реджи встала. Ей хотелось схватить его и отвезти домой к мамаше Лав. Он может спать в спальне наверху и есть сколько влезет макарон и мороженого.

Вместо этого она кивком показала на самолет, где терпеливо ждала Дайанна. Он снова вытер слезы.

– Я никогда вас не увижу, – сказал он как бы самому себе. Повернувшись, он сделал слабую попытку распрямить плечи, но у него ничего не вышло. Он подошел к лесенке и бросил последний взгляд назад.


Глава 40 | Клиент | Глава 42