home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Карей несколько раз за ночь подходила к Марку, а в восемь утра принесла ему апельсиновый сок. Мальчик был один в маленькой гостиной, и она осторожно разбудила его.

Несмотря на все свои многочисленные проблемы, Марк безнадежно влюбился в эту красивую медсестру. Он пил сок и не отводил взгляда от ее сверкающих карих глаз. Она похлопала по одеялу, прикрывавшему ему ноги.

– Сколько вам лет? – спросил он. Карен широко улыбнулась.

– Двадцать четыре. На тринадцать лет старше тебя. Почему ты спрашиваешь?

– Да так. Вы замужем?

– Нет. – Она осторожно сняла с него одеяло и принялась складывать его. – Тебе было удобно на диване?

Марк встал и потянулся.

– Лучше, чем та постель, на которой спит мама. Вы всю ночь работали?

– С восьми до восьми. У нас смены по суткам, четыре раза в неделю. Пойдем со мной. Доктор Гринуэй в палате Рикки и хотел бы с тобой поговорить. – Она взяла его за Руку, что было очень приятно, и они вместе двинулись к палате Рикки. Потом Карен ушла, закрыв за собой дверь.

Дайанна выглядела усталой. Она стояла в ногах кровати Рикки с незажженной сигаретой в дрожащей руке. Марк подошел к ней, и она положила руку ему на плечо. Они смотрели, как доктор гладит Рикки лоб и пытается заговорить с ним. Глаза мальчика были закрыты, и он никак не реагировал на слова доктора. Было тяжко слушать детский лепет Гринуэя.

– Не слышит он вас, доктор, – наконец сказала Дайанна, но тот не обратил на нее внимания. Она утерла слезу с щеки. Марк почувствовал запах мыла и заметил, что волосы у нее мокрые. И еще она сменила одежду. Но не накрасилась, поэтому лицо выглядело непривычно. Гринуэй выпрямился.

– Очень тяжелый случай, – заметил он как бы про себя, не сводя взгляда с закрытых глаз Рикки.

– Как же нам быть? – спросила Дайанна.

– Подождем. Состояние его стабильно, и непосредственной угрозы нет. Он придет в себя, и очень важно, чтобы в этот момент вы находились в комнате. – Гринуэй задумчиво посмотрел на них, потирая бороду. – Когда он откроет глаза, он должен увидеть свою мать, вы понимаете?

– Я никуда не ухожу.

– Ты, Марк, можешь приходить и уходить, но все же лучше, чтобы ты как можно больше находился в палате.

Марк кивнул. Даже мысль о том, чтобы провести здесь еще минуту, была неприятной.

– Первые мгновения – самые важные. Он испугается, оглядевшись вокруг. Он должен видеть и чувствовать свою мать. Обнимите его, говорите ему, что все будет хорошо. Немедленно позовите сестру. Я оставлю соответствующие указания. Он будет очень голоден, так что мы позаботимся о еде для него. Сестра уберет капельницу, и он сможет походить по комнате. Но самое основное – быть рядом.

– А когда, вы думаете, он...

– Я не знаю. Возможно, сегодня или завтра. Трудно сказать.

– Вам уже встречались такие случаи? Гринуэй взглянул на Рикки и решил сказать правду. Он отрицательно покачал головой.

– Такие тяжелые – нет. Ребенок почти что в коме, что, в общем, нетипично. Обычно, как следует отдохнув, они приходят в себя и начинают есть. – Он попытался улыбнуться. – Но я не слишком волнуюсь. С Рикки все будет в порядке. Просто нужно время.

Казалось, Рикки его услышал. Он застонал и вытянулся, но глаз не открыл. Все внимательно наблюдали за ним, надеясь, что он скажет хоть слово. Хотя Марк и предпочитал, чтобы он молчал обо всей этой истории со стрельбой, пока они не обсудят все наедине, ему отчаянно хотелось, чтобы его младший братишка проснулся и начал говорить о чем-нибудь. Он уже устал смотреть, как тот лежит, свернувшись калачиком, и сосет этот треклятый палец.

Гринуэй залез в свой чемодан и извлек оттуда газету. То была утренняя газета “Мемфис пресс”. Он положил ее на постель и протянул Дайанне визитную карточку.

– Мой кабинет в соседнем здании. Вот тут на всякий случай номер телефона. Помните, сразу же, как он проснется, позовите сестру, а она сообщит мне. Договорились?

Дайанна взяла карточку и кивнула. Гринуэй развернул газету на кровати и спросил:

– Видели это?

– Нет, – ответила она.

В низу первой полосы шел заголовок: “НОВООРЛЕАНСКИЙ АДВОКАТ КОНЧАЕТ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ В СЕВЕРНОМ МЕМФИСЕ”. Под заголовком справа была напечатана большая фотография Джерома Клиффорда, а левее, более мелким шрифтом, подзаголовок: “ИЗВЕСТНЫЙ АДВОКАТ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В СВЯЗЯХ С МАФИЕЙ”. Марку прежде всего бросилось в глаза слово “Мафия”.

Гринуэй наклонился вперед и понизил голос.

– Похоже, мистер Клиффорд довольно известный адвокат в Новом Орлеане. Он занимался делом сенатора Бойетта. Судя по всему, защищал человека, обвиняемого в убийстве. Вы что-нибудь об этом слышали?

Дайанна сунула в рот незажженную сигарету и отрицательно покачала головой.

– Ну, это очень важное дело. Первый американский сенатор, убитый до истечения срока его полномочий. Вы потом тут все прочитаете. Там внизу ждут полиция и ФБР. Когда я час назад пришел в больницу, они уже ждали. – Марк схватился руками за перила кровати. – Они хотят поговорить с Марком, но не могут этого сделать без моего разрешения. Ну так как, разрешить?

– Нет, – выпалил Марк. – Я не хочу с ними разговаривать. – Дайанна и Гринуэй молча смотрели на него. – Со мной может произойти то же, что и с Рикки, если полиция будет ко мне приставать. – Марк почему-то знал, что полицейские вернутся и снова будут задавать бесконечные вопросы. Они с ним еще не закончили. Но его кинуло в дрожь при виде фото на первой полосе газеты и упоминании о ФБР, и ему настоятельно потребовалось сесть.

– Не пускайте их пока, – попросила Дайанна Гринуэя.

– Они спрашивали, не могут ли поговорить с вами в девять, но я сказал, что нет. Но они не уйдут. – Он снова взглянул на часы. – Я здесь буду до полудня. Может быть, тогда и поговорим с ними.

– Как скажете, – согласилась она.

– Прекрасно. Тогда я их промурыжу до двенадцати. Мы позвонили к вам на работу и в школу, старайтесь хоть об этом не беспокоиться. Просто будьте рядом с Рикки, пока я не вернусь.

Дайанна вышла в ванную комнату и закурила сигарету. Марк нажимал кнопки на пульте дистанционного управления у кровати Рикки, пока не нашел по телевизору местные новости. Ничего, кроме погоды и новостей спорта.


* * *


Дайанна кончила читать статью о мистере Клиффорде и положила газету на пол под раскладушку. Марк с беспокойством наблюдал за ней.

– Его клиент убил сенатора Соединенных Штатов, – сообщила она с благоговейным трепетом.

Ну и дела. Придется ему отвечать на сложные вопросы. Марк неожиданно почувствовал голод. Шел уже десятый час. Рикки не шевелился. Медсестры о них забыли. Казалось, Гринуэй ушел уже сто лет назад. Где-то в темноте притаились агенты ФБР. С каждой минутой палата казалась все меньше, а от сидения на неудобной койке все тело у него затекло.

– Интересно, зачем это ему понадобилось? – сказал он, потому что ничего другого придумать не смог.

– Здесь написано, что Джером Клиффорд имел связи с новоорлеанской мафией и что его клиент известен как член этой мафии.

Марк видел “Крестного отца” по кабельному телевидению. Более того, он видел предисловие к “Крестному отцу” и потому знал все о мафии. Сцены из фильмов промелькнули перед ним, и боли в животе усилились. Сердце билось часто-часто.

– Я есть хочу, мама. А ты хочешь есть?

– Почему ты не сказал мне правду, Марк?

– Потому что там в трейлере был полицейский, сама понимаешь – время для разговоров было неподходящее. Прости меня, мам. Мне, честно, очень жаль. Я хотел рассказать тебе, как только мы останемся одни, честно.

Она потерла виски. Вид у нее был огорченный.

– Ты же мне никогда не врал, Марк. Никогда не говори никогда.

– Мам, давай поговорим об этом позже? Я на самом деле голоден. Дай мне пару долларов, я сбегаю в кафетерий и куплю несколько плюшек. Мне очень хочется. И принесу тебе кофе. – Он уже встал, ожидая, когда она даст ему деньги.

К счастью, она тоже была не расположена к серьезным беседам о правдивости и всяком таком. Снотворное все еще действовало, и она не слишком быстро соображала. В голове гудело. Дайанна открыла сумку и протянула ему пятидолларовую купюру.

– А где кафетерий?

– В подвале. Я там уже два раза был.

– Почему-то меня это не удивляет. Наверное, ты уже всюду здесь побывал. – Будь осторожен.

Он закрыл за собой дверь. Она немного подождала, потом достала из сумки баночку с валиумом, которую прислал Гринуэй.


* * *


Пока шла передача Донахью, Марк съел четыре плюшки, поглядывая на мать, которая пыталась дремать на кровати. Затем, поцеловав ее в лоб, заявил, что ему требуется побродить немного.

Марк снова воспользовался лестницей черного хода, потому что понимал, что Харди и агенты ФБР ждут его появления где-нибудь внизу.

Как и большинство других бесплатных больниц, больница Святого Петра строилась в те времена, когда на всем старались сэкономить, а об архитектурной гармонии забывали. Больница представляла собой растянутое в длину, поражающее воображение сочетание всяческих пристроек и крыльев, путаницу холлов, коридоров и антресолей, с помощью которых была сделана попытка объединить все это в единое целое. Где можно, были сооружены эскалаторы и лифты. В какой-то исторический момент кто-то сообразил, как трудно переходить из одного отделения в другое, не рискуя безнадежно заблудиться, и на стенах были развешены многочисленные цветные указатели, чтобы упорядочить движение. Потом добавили еще пристройки. Указатели устарели, но остались висеть, как висели, и вносили свою лепту в общую неразбериху.

Марк пробрался уже знакомым путем и вышел из больницы через небольшой вестибюль на авеню Монро. Он изучил карту центра города у телефонной будки и выяснил, что до конторы Джилла Тила можно свободно дойти пешком. Она находилась на третьем этаже здания в четырех кварталах от больницы. Марк быстрым шагом направился туда. Был вторник, школьный день, и он боялся нарваться на служащих, отлавливающих прогульщиков. На улице он был единственным ребенком в понимал, что выглядит подозрительно.

По дороге он разрабатывал новую стратегию. Что плохого, спрашивал он себя, стараясь не встречаться взглядом с прохожими, если анонимно позвонить в ФБР или полицию и сказать, где именно находится тело? Тогда не только он будет знать эту тайну. Если Роми не соврал, тело найдут и убийцу посадят в тюрьму.

И все-таки это рискованно. Его вчерашний звонов по 911 был полной катастрофой. Любой на другом конце провода поймет, что говорит с ребенком. ФБР запишет разговор и определит, чей это голос. И в мафии тоже не дураки.

Наверное, это паршивая идея.

Нужное ему здание было старым и очень высоким. Вестибюль отделан плиткой и мрамором. Вместе с ним в лифт вошли несколько прилично одетых мужчин с дипломатами. Они негромко переговаривались.

Его остановка была первой. Марк вышел в небольшой вестибюль, от которого прямо, направо и налево шли коридоры. Он свернул налево и вышагивал с таким видом, как будто поиски адвоката были для него привычным делом. Оказалось, что в этом здании полным-полно адвокатов. Их имена значились на красивых бронзовых табличках, привинченных к дверям. На некоторых дверях были вывешены целые устрашающие списки имен с инициалами и точками. ДЖ.УИНСТОН БАКНЕР. Ф.МАКДОНАЛЬД ДАРСТОН. И.ХЕМПСТЕД КРОУФОРД. Чем больше имен читал Марк, тем больше ему хотелось найти простого старину Джилла Тила.

Дверь мистера Тила он обнаружил в конце коридора, и на ней не было бронзовой таблички. Вместо этого сверху донизу шли большие черные буквы: “ДЖИЛЛ ТИЛ – НАРОДНЫЙ АДВОКАТ”. Около двери ждали три человека.

Марк проглотил комок в горле и вошел в офис. Там толпился народ. Небольшая приемная была переполнена несчастными с самыми разными увечьями и ранами. Кругом торчали костыли. Двое сидели в инвалидных колясках. Свободных мест не было, и один бедняга с загипсованной шеей сидел на заставленном всякой всячиной кофейном столике. Голова его качалась, как у новорожденного. Маленькая девочка с чудовищно обожженным лицом жалась к своей матери. Как будто война прошла. Хуже, чем в приемном отделении больницы Святого Петра.

Мистер Тил был, безусловно, по горло занят со своими клиентами. Марк уже решил уйти, как кто-то грубо окликнул его:

– Что ты хочешь?

То была регистраторша, сидящая за столом крупная дама.

– Ты, мальчик, что тебе нужно? – Ее голос прогремел на всю комнату, но никто не обратил на это внимания. Люди продолжали страдать, не отвлекаясь на пустяки. Марк подошел к столу и посмотрел в искаженное, уродливое лицо.

– Я бы хотел видеть мистера Тила, – сказал он, оглядываясь по сторонам.

– Надо же. А тебе назначено? – спросила она, разглядывая какой-то список.

– Нет, мэм.

– Как тебя зовут?

– Ну, Марк Свей. У меня очень личное дело.

– Ну еще бы. – Она оглядела его с ног до головы. – Так какое у тебя увечье?

Он вспомнил про грузовик фирмы “Эксон”, про то, как суетился мистер Тил, но понял, что этот номер у него не пройдет.

– У меня, это... нет никакого увечья.

– Тогда ты не туда пришел. Зачем тебе адвокат?

– Это длинная история.

– Мальчик, видишь всех этих людей? У них у всех назначена встреча с мистером Тилом. Он очень занятой человек и берет только дела, связанные со смертью или увечьем.

– Ладно. – Марк уже начал пятиться, не забывая о минном поле из костылей и тростей.

– Иди и побеспокой кого-нибудь еще.

– Разумеется. А если меня собьет грузовик, или еще что-нибудь такое же случится, я приду к вам. – Он прошел через поле брани и быстро закрыл за собой дверь.

Он спустился на два пролета лестницы вниз и принялся исследовать второй этаж. Еще адвокаты. На одной двери он насчитал двадцать два имени, выбитых в бронзе. Адвокат адвокатом погоняет. Наверное, кто-нибудь из них может ему помочь. Может быть, он прошел мимо него в холле. Но все слишком заняты, чтобы заметить его.

Неожиданно откуда-то появился охранник и медленно направился в его сторону. Марк взглянул на ближайшую дверь. Некрупными буквами на ней было написано: “РЕДЖИ ЛАВ – АДВОКАТ”. Он осторожно повернул ручку и вошел. В небольшой приемной было пусто и тихо. Ни одного клиента. Вокруг столика со стеклянным верхом стояли диван и два кресла. Журналы сложены аккуратной стопкой. Откуда-то доносилась тихая музыка. На деревянном полу красивый ковер. Молодой человек в галстуке, но без пиджака, встал из-за стола за какими-то растениями в кадках и сделал несколько шагов навстречу Марку.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – спросил он вежливо.

– Да, мне нужен адвокат.

– Не слишком ли рано тебе потребовался адвокат, а?

– Да, но у меня возникли проблемы. Вы – Реджи Лав?

– Нет. Реджи Лав в соседней комнате. Я – ее секретарь. Как тебя зовут?

Ее секретарь! Значит, Реджи – женщина. А секретарь – мужчина.

– Ну, Марк Свей. А вы секретарь?

– Да, и к тому же юрист. А почему ты не в школе? – Из таблички на столе явствовало, что его имя Клинт ван Хузер.

– Значит, вы не адвокат?

– Нет. Реджи – адвокат.

– Тогда мне надо поговорить с Реджи.

– Она сейчас занята. Садись. – Он махнул рукой в сторону дивана.

– А долго ждать? – спросил Марк.

– Не знаю. – Молодого человека явно забавляло, что такому маленькому мальчику требуется юрист. – Я скажу ей, что ты ее ждешь. Может, она и сможет уделить тебе минутку.

– У меня важное дело.

Мальчик явно был серьезен и сильно нервничал. Он то и дело посматривал на дверь, как будто боялся погони.

– У тебя неприятности, Марк? – спросил Клинт.

– Да.

– Какого рода неприятности? Ты должен мне немного рассказать, иначе Реджи не согласится принять тебя.

– Мне в полдень разговаривать с агентами ФБР, и я считаю, что мне нужен адвокат.

Это произвело впечатление.

– Садись. Подожди минуту.

Марк уселся в кресло и, как только Клинт исчез за дверью, раскрыл желтую телефонную книгу там, где был список адвокатов. Снова он наткнулся на страницу, посвященную Джиллу Тилу. Страница за страницей огромных объявлений, взывающих к изувеченным людям. Фотографии деловых мужчин и женщин с толстыми сводами законов в руках или сидящих за письменными столами с телефонами у уха. Затем пошла реклама на полстранички, потом на четверть странички. Реджи Лав там не было. Что она за адвокат такой?

Реджи Лав была одной из тысяч в списке в телефонной книге. Вряд ли она хороший адвокат, если ей отвели так мало места. Ему пришла в голову мысль сбежать из офиса. Но как взять Джилла Тила, настоящего адвоката, народного адвоката, с его огромным рекламным объявлением и достаточным авторитетом, чтобы пробиться на телевидение? И что у него делается в конторе на третьем этаже? Нет уж, быстро решил он, лучше попытать счастья с Реджи Лав. Может, ей нужны клиенты. И у нее больше времени, чтобы помочь ему. Неожиданно идея женщины-адвоката показалась ему привлекательной: он видел по телевизору в сериале “Закон в Лос-Анджелесе” одну женщину, так она здорово разделывалась с полицейскими. Он закрыл книгу и аккуратно положил ее на стопку журналов рядом с креслом. В офисе было прохладно и уютно. И совсем тихо.


* * *


Клинт прикрыл за собой дверь и прошел по персидскому ковру к ее столу. Реджи разговаривала по телефону, вернее, больше слушала, чем говорила. Клинт положил перед ней три телефонных сообщения и жестом показал, что в приемной ждет посетитель. Он присел на угол письменного стола, выровнял стопку бумаг и взглянул на нее. Кожаная мебель в интерьере офиса отсутствовала. Стены были оклеены розовыми обоями с цветочным рисунком. На одном углу ковра стоял безукоризненно чистый письменный стол из стекла и хрома. Стулья были обтянуты блестящей тканью густо-красного цвета. Никаких сомнений, что хозяйка офиса – женщина. И притом очень аккуратная.

Реджи Лав было пятьдесят два года, но юриспруденцией она занималась всего пять лет. Она была среднего роста, с совершенно седыми, коротко стриженными волосами, падающими на лоб и достающими почти до круглых черных очков. Ее зеленые глаза смотрели на Клинта с усмешкой, как будто она услышала что-то смешное. Затем Реджи подняла глаза к потолку и покачала головой.

– Пока, Сэм, – наконец произнесла она и положила трубку.

– У меня для вас новый клиент, – улыбнулся Клинт.

– Мне не нужны новые клиенты, Клинт. Мне нужны клиенты, которые могут платить. Как его зовут?

– Марк Свей. Ребенок, лет десять-двенадцать. Говорит, что в полдень должен встретиться с агентами ФБР. Считает, что ему нужен адвокат.

– Он пришел один?

– Угу.

– Как он нас нашел?

– Понятия не имею. Я всего лишь секретарь, не забыли? Придется вам самой задать ему эти вопросы. Реджи встала и вышла из-за стола.

– Пригласи его. И выручи меня через пятнадцать минут, ладно? У меня еще на сегодня полно дел.


* * *


– Иди за мной, Марк, – пригласил Клинт, и Марк прошел за ним через узенькую дверь по коридору. Дверь офиса была застеклена, и на маленькой медной пластинке еще раз было написано: “РЕДЖИ ЛАВ – АДВОКАТ”. Клинт открыл дверь и пропустил Марка вперед.

Первое, на что он обратил внимание, были ее волосы. Седые и еще короче, чем у него. Очень короткие над ушами и сзади, немного подлиннее спереди, падающие на лоб. Ему никогда не приходилось видеть, чтобы седая женщина так коротко стриглась. Она не казалась старой, но и молодой явно не была.

Она с улыбкой встретила его у двери.

– Марк, я – Реджи Лав. – Она протянула ему руку, он неуверенно поднял свою. Она крепко пожала ее. Ему редко приходилось здороваться с женщинами за руку. Невысокая, но и не маленькая, не худая, но и не толстая. На ней было прямое черное платье и золотые и черные браслеты на запястьях. Они слегка позванивали.

– Приятно познакомиться, – сказал он тихо. Она уже вела его в угол офиса, где около маленького столика с иллюстрированными журналами стояли два мягких кресла.

– Садись, – пригласила она, – и подожди минутку.

Марк сел на краешек. Внезапно его охватил ужас. Он соврал матери. Он наврал полицейским. Он обманул доктора Гринуэя. Он собирался соврать агентам ФБР. Меньше суток прошло, как Роми умер, а он уже врет налево и направо всем кому не лень. Завтра он соврет кому-нибудь еще. Похоже, пришла пора в порядке разнообразия сказать правду. Иногда страшно говорить правду, но он всегда потом чувствовал облегчение. Его бросило в дрожь уже при мысли выложить весь свой груз совершенно незнакомому человеку.

– Хочешь чего-нибудь выпить?

– Нет, мэм.

Она скрестила ноги.

– Марк Свей, верно? Пожалуйста, не называй меня мэм, ладно? Меня зовут не миссис Лав или как-там-еще, меня зовут Реджи. Хоть я по возрасту вполне гожусь тебе в бабушки, все же называй меня Реджи, договорились?

– Договорились.

– Сколько тебе лет, Марк? Расскажи мне немного о себе.

– Мне одиннадцать. Учусь в пятом классе на Уиллоу-роуд.

– Почему ты сегодня не в школе?

– Это длинная история.

– Понятно. И из-за этой истории ты пришел сюда?

– Да.

– Ты хочешь мне все рассказать?

– Наверное.

– Клинт сказал, ты должен встретиться с агентами ФБР в полдень. Это правда?

– Да. Они хотят меня подрасспросить, там, в больнице.

Она взяла со стола блокнот и что-то записала там.

– В больнице?

– Это – часть длинной истории. Могу я спросить, Реджи? – Было странно называть женщину таким бейсбольным именем. Он как-то смотрел кино по телеку о жизни Реджи Джексона и помнил, как толпа скандировала: “Реджи! Реджи!” И еще были шоколадки “Реджи”.

– Ну конечно. – Она постоянно улыбалась, и было очевидно, что ее забавляет вся эта сцена с мальчишкой, которому нужен адвокат. Марк понимал, что стоит ему все рассказать, от улыбок не останется и следа. У нее были красивые глаза, и они искрились, когда она смотрела на него.

– Если я вам что-то скажу, вы это кому-нибудь расскажете? – спросил он.

– Разумеется, нет. Все строго конфиденциально.

– А что это значит?

– Ну, попросту говоря, это значит, что я никогда не могу повторить то, что ты мне расскажешь, если ты не разрешишь мне это повторить.

– Никогда?

– Никогда. Это все равно что говорить с врачом или священником. Все держится в строгой тайне. Понял?

– Думаю, да. Ни при каких обстоятельствах...

– Никогда. Ни при каких обстоятельствах я не могу никому рассказать то, что ты мне доверишь.

– А что, если я расскажу вам что-то, чего никто не знает?

– Я не имею права повторить это.

– Даже то, что хочет знать полиция?

– Даже это. – Сначала Реджи забавляли его вопросы, но его настойчивость стала озадачивать ее.

– Что-то, что может вовлечь вас в большие неприятности?

– Я не могу это повторить.

Марк, не мигая, смотрел на нее какое-то время и решил, что ей можно доверять. У нее было хорошее лицо и добрые глаза. И еще с ней было легко разговаривать.

– Еще вопросы?

– Ага. Откуда такое имя – Реджи?

– Я несколько лет назад сменила имя. Меня звали Регина, и я была замужем за врачом. Потом случилось много плохого, ну и я стала Реджи.

– Вы развелись?

– Да.

– Мои родители тоже развелись.

– Мне очень жаль.

– Тут не о чем жалеть. Мы с братом ужасно радовались, когда это случилось. Отец здорово пил и бил нас. И маму тоже. Мы с Рикки всегда его ненавидели.

– Рикки – твой брат?

– Да. Это он сейчас в больнице.

– Что же с ним случилось?

– Это тоже часть длинной истории.

– Когда же ты мне ее расскажешь?

Марк немного поколебался. У него еще оставались кое-какие сомнения. Он еще был не готов все выложить.

– А сколько вы берете?

– Не знаю. Зависит от дела.

– А какими делами вы занимаетесь?

– В основном делами, связанными с детьми, над которыми издеваются или которые лишены присмотра. Брошенными детьми. Врачебными ошибками, связанными с младенцами. Но в основном случаями издевательства над детьми. Бывают очень сложные дела.

– Здорово, потому что и мое дело очень сложное! Один человек умер. Один – в больнице. А полиция и ФБР рвутся допросить меня.

– Слушай, Марк, наверное, у тебя нет больших денег, чтобы нанять меня, так ведь?

– Нет.

– Формально ты должен мне заплатить что-то вроде аванса, и, как только ты это сделаешь, я становлюсь твоим адвокатом, и мы можем начать работать. У тебя есть доллар?

– Да.

– Тогда дай мне его в качестве аванса. Марк достал из кармана доллар.

– Это все, что у меня есть.

Реджи не хотелось брать у мальчика последний доллар, но ей пришлось это сделать, потому что этика есть этика, а это, судя по всему, все, что он ей когда-либо заплатит. Кроме того, он так гордился, что нанял адвоката. Она найдет способ вернуть ему этот доллар.

Она положила купюру на стол и сказала:

– Ну вот, теперь я твой адвокат, а ты – мой клиент. Давай послушаем историю.

Он снова полез в карман, вытащил оттуда смятую вырезку из газеты, которую утром принес Гринуэй, и протянул ее Реджи.

– Вы это видели? – спросил он. – Было в утренней газете. – Рука с газетной вырезкой дрожала.

– Ты напуган, Марк?

– Вроде того.

– Попытайся расслабиться, ладно?

– Ладно. Попытаюсь. Так вы это видели?

– Нет, я еще не видела газет. – Она взяла вырезку и прочла ее. Марк внимательно наблюдал за ней.

– Ясно, – сказала она, закончив чтение.

– Тут говорится о трупе, который нашли два мальчика. Ну так вот, это я и Рикки.

– Разумеется, неприятно было обнаружить труп, но ведь это же не преступление.

– Хорошо. Но это далеко не вся история.

Она перестала улыбаться. Приготовила ручку.

– Тогда давай выкладывай все.

Марк дышал глубоко и часто. Четыре плюшки камнем лежали у него в желудке. Он был напуган, но знал, что, как только он все расскажет, ему станет легче. Он поудобнее уселся в кресле, глубоко вздохнул и уставился в пол.

Он начал со своей карьеры курильщика, рассказал, как Рикки его накрыл и как они отправились в лес. Потом про машину, шланг и толстяка, оказавшегося Джеромом Клиффордом. Он говорил медленно, потому что хотел вспомнить все и дать время адвокату все записать.

Клинт попытался прервать их через пятнадцать минут, но Реджи нахмурилась, и он исчез, быстро закрыв за собой дверь.


* * *


Рассказ занял целых двадцать минут, хотя Реджи его почти не перебивала. Он оказался не очень гладким, но не по вине Марка. Просто некоторые места она уточнила, и это заняло еще двадцать минут. Они прервались, чтобы выпить кофе и воды со льдом, принесенных Клинтом. Потом Реджи пересела за письменный стол, разложив все свои записи, и приготовилась пройтись по всему рассказу в третий раз. Блокнот у нее кончился, и она взяла второй. Тут уже было не до улыбки. Дружеская, снисходительная болтовня бабушки со внуком уступила место серии точных вопросов, уточняющих детали.

Единственное, о чем не рассказал Марк, было место, где находится труп сенатора Бойетта, или, вернее, то, что ему сказал об этом Роми. В процессе этого разговора Реджи стало ясно, что Марк, возможно, знает, где спрятано тело, но она всячески старалась уйти от этой темы. Может, позже она задаст этот вопрос, а может, и нет. Но это придется оставить напоследок.

Через час она устроила перерыв и перечитала статью в газете. Потом еще раз. Все сходилось. Слишком уж много он знал подробностей, чтобы его рассказ мог оказаться враньем. Такая история не под силу даже самому изощренному уму. Кроме того, бедный ребенок был до смерти напуган.

Клинт прервал их еще раз в половине двенадцатого, чтобы напомнить Реджи, что посетитель, которому назначено, ждет ее уже больше часа.

– Отмени встречу, – сказала Реджи, не поднимая головы от записей, и Клинт удалился. Пока она читала, Марк бродил по офису. Он постоял у окна, глядя на машины внизу на Третьей улице. Потом вернулся к креслу и сел.

Адвокат была так обеспокоена, что он даже пожалел ее. Столько лиц и имен в телефонном справочнике, и надо же было ему явиться со своей бомбой именно к ней.

– Чего ты боишься, Марк? – спросила она, протирая глаза.

– Многого. Я врал полицейским, и они, наверное, это поняли. Меня это пугает. Мой братишка в коме. Никто, кроме меня, не виноват. Я наврал доктору. Мне страшно. Я не знаю, что делать, так что, наверное, поэтому я сюда и пришел. Что мне делать?

– Ты мне все рассказал?

– Нет, но почти что.

– Ты мне лгал?

– Нет.

– Ты знаешь, где труп?

– Думаю, да. Во всяком случае я знаю то, что сказал мне Роми Клиффорд.

На долю секунды Реджи испугалась, что он ей об этом скажет. Но он промолчал, и они долго смотрели друг на друга.

– Хочешь объяснить мне, где?

– А вы хотите, чтобы я?..

– Не уверена. Что тебя останавливает?

– Боюсь. Не хочу, чтобы кто-то знал, что он проговорился. Роми сказал, его клиент поубивал много народу и собирался прикончить самого Роми. Если он стольких поубивал и если он подумает, что я знаю эту тайну, он постарается убить и меня. А уж если я расскажу все полицейским, тут уж он точно меня прикончит. Он ведь мафиозо, потому мне так страшно. А вам бы не было страшно?

– Думаю, было бы.

– И полицейский пригрозил, что, если я не скажу правду, они все равно решат, что я вру. Вот я и не знаю, что делать. Как вы считаете, мне надо рассказать полиции и ФБР?

Реджи встала и медленно подошла к окну. Сейчас она не была готова дать хороший совет. Если она посоветует мальчику выложить все полиции и ФБР, вот тогда его жизнь действительно будет в опасности. Нет закона, который заставил бы его говорить. Препятствие правосудию? Но ведь он всего лишь ребенок. Они не могли точно знать, что ему известно, и, если они не смогут ничего доказать, он в безопасности.

– Сделаем так, Марк. Не говори мне, где труп, ладно? По крайней мере сейчас. Потом – может быть, но не сейчас. И давай встретимся с агентами ФБР и послушаем, что они скажут. Тебе не надо говорить ни слова. Говорить буду я, и мы оба будем слушать. А после я решу, что дальше делать.

– Подходит.

– Твоя мама знает, что ты здесь?

– Нет. Мне надо ей позвонить.

Реджи нашла номер в телефонной книге и позвонила в больницу. Марк объяснил Дайанне, что он пошел прогуляться и скоро вернется. Как заметила Реджи, врал он складно. Он немного послушал, и на его лице появилось обеспокоенное выражение.

– Как он? – спросил мальчик. – Я буду через минуту. Он повесил трубку и взглянул на Реджи.

– Мама расстроена. Рикки приходит в себя, а она не может разыскать доктора Гринуэя.

– Я пойду с тобой в больницу.

– Это было бы здорово.

– Где тебя ждут агенты ФБР?

– Наверное, там.

Реджи взглянула на часы, кинула два чистых блокнота в портфель и неожиданно поняла, что нервничает. Марк ждал у дверей.


Глава 7 | Клиент | Глава 9