home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


15

Чего-чего, но эдакого колоссального подвоха я вовсе не ожидал. После нашего знакомства, когда мне достался необыкновенный пистолет, а Чажнуру шишка на затылке, само собой разумелось, что парень будет землю носом рыть, стараясь меня разыскать и поквитаться. Но чтоб он заявился с утра пораньше в дом, где я считал себя в полной безопасности, преспокойно меня подкарауливал, развалившись в кресле, и еще мило улыбался, словно любящий папочка сопливому имениннику, вот уж это переварить было мудрено.

Мой пистолет остался наверху, в комнате, где сладко спала Янта. А Чажнур, хотя при нем вроде не было букета и гостевого кремового пирога, навряд ли пришел меня проведать с голыми руками.

— Не волнуйтесь, я один и без оружия, — он небрежно взмахнул пустыми ладонями. — Поговорим?

Его несравненное благодушие меня отнюдь не успокаивало, скорее наоборот. Подобным тоном вполне можно обращаться и к закадычному другу, и к человеку, который заведомо покойник, а следовательно, не вызывает чрезмерной неприязни.

— С чего вы взяли, что я волнуюсь? — мой голос прозвучал сипло и неубедительно.

— Тем лучше.

Решив заодно прощупать, как далеко простирается его миролюбие, я направился к задней двери холла.

— Вы куда?

— В сортир, с вашего позволения, — буркнул я через плечо.

Миляга Чажнур не выказал ни малейших поползновений мне противодействовать. Поразительно, он вроде бы вовсе не горел желанием прикончить меня, и вообще держался до того спокойно, словно надел на меня наручники. То ли мой удар по голове ввел его в состояние клинического идиотизма, то ли дом оцепили его головорезы. Второе гораздо вероятнее.

Вот когда я пожалел о том, что велел Джаге выбросить в речку «Брен». Надо же быть таким самоуверенным болваном. Теперь мы не могли оказать никакого серьезного сопротивления, разве что взять белобрысого заложником.

За считанные секунды у меня мозги сварились вкрутую от тщетных попыток сообразить, как он до меня добрался, кто он такой на самом деле и чего следует ожидать. Одно лишь стало яснее ясного, незачем пока на него нападать, хотя у меня руки чесались взять его за шкирку и скрутить.

Возвращаясь из клозета, я на кухне зачерпнул из ведра кружку воды, жадно выхлебал до дна. Задумчиво покосился на висевший рядом с посудной полкой соблазнительный топорик для разделки мяса, рассудил, что хвататься за него все-таки преждевременно. Пока что белобрысый вел себя в высшей степени чинно и миролюбиво. Утираясь ладонью, я вернулся в холл.

Непрошеный визитер по-прежнему сидел в кресле с благостной улыбкой.

— Ну, так о чем вы хотите поговорить? — спросил я.

— О многом. Вас, конечно же, интересует, кто я такой. Ходить вокруг да около не имеет смысла, так что позвольте внести ясность. Я из Галактической Разведслужбы.

— Звучит внушительно, — одобрил я.

Каких только бредовых домыслов я не нагородил, заслоняя донельзя простую разгадку. Из космоса к нам пожаловали вовсе не вампиры с чешуйчатыми щупальцами, а люди, такие же в точности, как и мы. Значит, дело дрянь, поскольку более жутких и беспощадных чудищ мироздание наверняка породить не в состоянии. А ведь мог бы сам догадаться. Гроша не стоят мои новые расчудесные мозги после этого.

— Хочу сразу же уведомить касательно моих намерений, — продолжал Чажнур. — Можете быть спокойны, я на вас не в претензии за недоразумение, которое случилось при нашем знакомстве. Это моя оплошность, следовало все-таки подробнее объяснить, что к чему. Я здесь для того, чтобы снова предложить вам помощь. Так что не спешите бить меня по голове, пожалуйста.

— Постараюсь.

— Честно скажу, вся эта история с вами случилась очень некстати. Мало было прочих хлопот, да еще к вам в руки попал ампульный пистолет. Не говоря уж о флаконе с нейровирусом.

— Как вы сказали, нейровирус? — вздрогнул я.

— Вы не ослышались.

Чудодейственный препарат, сногсшибательное лекарство, как бы не так. В моем мозгу засела инопланетная инфекция, которую я собственными руками вогнал по вене. Содрогнувшись, я подумал о Янте.

— Насколько эта болезнь заразна?

— Не пугайтесь, это не болезнетворный штамм, совсем наоборот. Да вы же испробовали его действие, можете судить сами. Непосредственно от человека к человеку он не передается, раз уж вас это интересует. Только путем инъекций. Да вы присаживайтесь, Месакун, — по-хозяйски предложил белобрысый. — Разговор у нас впереди обстоятельный, двумя словами не обойдемся.

Я развернул один из стоявших у стола стульев и сел на краешек, так, чтобы в любой момент быстро вскочить, если потребуется. Как бы там ни было, а возможность схватки не исключалась.

— Могу я узнать ваше настоящее имя, или прикажете величать Амахадом?

— Пожалуйста, меня зовут Арч Эхелала. Без церемоний, просто Арч, идет?

Снова он одарил меня на редкость подкупающей улыбкой. Стараясь держаться непринужденно, я оставался начеку.

— Так что это за нейровирус, Арч? Насколько я понимаю, Лигуна убили из-за него?

— Да, совершенно верно. Впрочем, давайте расскажу по порядку, чтобы не путаться. Началось с того, что двое наших людей попали в автомобильную аварию. Состояние обоих было таким, что при вашем уровне медицины вылечить их не представлялось бы возможным. С нашей космической базы срочно прислали врача, его и пациентов поместили в особняке на окраине города. Мы допустили серьезную ошибку, не выставив охрану. Видите ли, здесь у нас легализовано не так уж много людей, а работы невпроворот.

На языке у меня уже вертелись новые вопросы, однако я ловил каждое его слово, не перебивая.

— Ну так вот, удача по капельке, а беда из ведра, так ведь у вас на планете говорится? На особняк был совершен бандитский налет. Врача и обоих раненых убили, забрали кое-какое барахло, которое здесь принято считать ценным. Живущий в соседнем доме человек заметил, что подозрительные типы среди ночи выносят и грузят в автомобиль вещи, позвонил в полицию. Те прислали наряд, но грабителей и след простыл. Зато полицейские обнаружили троих убитых, необычные медицинские приборы и кое-какие препараты вместе с диффузными инъекторами. Так произошла одна из самых недопустимых вещей в нашей работе. Утечка технологий. Я уж не говорю о таком чрезвычайном происшествии, как гибель троих сотрудников, — он перевел дух и спросил. — Вас не утомляют все эти подробности? Я стараюсь, чтобы для вас не осталось никаких неясностей в этом деле.

— Весьма любезно с вашей стороны, — заверил я.

Откровенно говоря, мне в тот момент не помешало бы какое-нибудь лекарство, если не инопланетное, то по крайней мере хотя бы элементарное отечественное болеутоляющее.

— Среди того, что попало в руки ваших властей, по счастью, не оказалось ничего из ряда вон выходящего, за исключением культуры нейровируса. Это принципиальная новинка даже в ойкумене.

— Простите, где? — переспросил я.

— В ойкумене. Так называется сообщество обитаемых планет, в которое ваша планета, к сожалению, не имеет права войти. Немного позже я подробнее объясню и эту ситуацию. А пока вернемся к нейровирусу, хорошо?

Я кивнул, и Арч принялся рассказывать дальше.

— Как я уже сказал, это не болезнь, а лекарство. Ну, вы, наверное, знаете, как орудуют в организме болезнетворные вирусы?

— Увы, не имею ни малейшего понятия.

— Собственно, вирус представляет собой информационную белковую матрицу в оболочке. Прикрепившись к стенке клетки, он запускает в нее эту матрицу, и клетка превращается в фабрику по выпуску новых вирусов. Истощившись, она гибнет, очередная порция вирусов выходит на волю, и настает очередь других клеток. Это понятно?

— Вполне.

— Ясно, что таким образом можно перестраивать работу клеток в живом организме. Запускать полезные информационные матрицы, которые будут, скажем, наращивать объем мышечной массы, способствовать регенерации поврежденных тканей и тому подобное.

— А ваш нейровирус заставляет нейроны отращивать новые синапсы, так, что ли? — догадался я.

— Вы разбираетесь в нейрофизиологии?

— Немножко лучше, чем в вирусах. Нужда заставила.

— Он вообще при необходимости способствует размножению нейронов, чего во взрослом организме, как известно, не происходит. Еще влияет на работу медиаторов, как именно, сказать затрудняюсь, тут я не специалист. Короче говоря, это абсолютно незаменимое лекарство при черепномозговых травмах. И вдобавок чрезвычайно сильный стимулятор интеллектуальных процессов. Уж это вы испытали на себе полной мерой. Кстати, как вам удалось найти флакон с нейровирусом в квартире Лигуна?

— А как он вообще туда попал? — сманеврировал я, не желая пускаться в ответные откровения прежде, чем получу ответы на свои, до сих пор еще не заданные вопросы.

— Ну, это достаточно занятная история. Его выкрали из секретной правительственной лаборатории, где полным ходом шли испытания препарата. Операцию проводила шакронская разведка, Лигун служил передаточным звеном. Но еще он работал на Управление Безопасности, а это шакронцы наконец вычислили, к собственному неудовольствию, на завершающем этапе. И убрали его, заодно пытаясь обрубить концы. Они не знали, что Лигун по заданию УБ заменил флакон с препаратом на флакон грибняка, внешне порошки почти неотличимы. Затем шакронского резидента взяли с поличным в виде наркотика и устроили шумный скандал.

— А еще Лигун ввел себе нейровирус в вену, так ведь?

— Да, он не удержался от такого искушения. Видите ли, этот препарат успел стать своего рода легендой, агенты называли его «порошком для гениев». Ну, а наша разведслужба воспользовались всей этой кутерьмой, чтобы ликвидировать утечку технологии. Не успело УБ отпраздновать победу, как мы тайно проникли в лабораторию, вывезли все материалы и лиц, на которых проводились эксперименты. К вашему сведению, действие нейровируса испытывали на приговоренных к смертной казни.

— Понятно. Значит, ваш человек вырезал у мертвого Лигуна мозг все с той же целью, чтобы ликвидировать пресловутую утечку?

— Ну да. Видите ли, мы следили за Лигуном и уловили характерные реакции — резко ускорившееся движение глазных яблок и так далее. Разумеется, мы бы предпочли переправить его на нашу базу живым, но не тащить же туда труп, — он пожал плечами. — Пришлось ограничиться мозгом, благо в общем кровеносном русле нейровирус отсутствует, он там гибнет достаточно быстро. Он локализуется строго в коре больших полушарий и больше нигде. Но при необходимости можно выделить его даже из мертвой ткани, достаточно элементарно, на центрифуге. Случись такое, и все наши усилия по ликвидации утечки пошли бы насмарку. Представляете?

Из вежливости я кивнул. По совести говоря, чихал я с верхней ветки на их шпионские игры. Но все это напрямую касалось меня, и я продолжал внимательно слушать.

— Теперь наконец о вашей роли, которую вы невольно взяли на себя в этом деле. Разведчики Шакрона хотели свалить на вас убийство Лигуна, чтобы замутить воду.

— Догадываюсь.

— Они знали круг клиентов Лигуна, прослушивали телефон, и вы им пришлись очень кстати. Застреливший Лигуна супракапитан разведки оставил дверь открытой специально для вас, а сам поехал к вам на квартиру, чтобы подбросить неопровержимые улики. Он рассчитал, что вы не станете обращаться в полицию, обнаружив убитого, а скорей всего тихо скроетесь, тут-то вам и каюк. Наш человек воспользовался открытой дверью, изъял мозг. Между прочим, уходя, он решил запереть дверь, чтобы вы не влезли прямо головой в петлю.

— Очень трогательная забота, — вставил я.

— Стараемся, как умеем. Тогда мы еще не знали, что супракапитан получил от Лигуна флакон с грибняком, а нейровирус остался в тайнике. Когда вы умудрились забраться в квартиру и сделать себе инъекцию, то почти сутки пробыли там без сознания. Знаете, почему? Ваш мозг требовал изрядного лечения, будучи полуразрушен наркотиками. Здоровому человеку для нейростимуляции достаточно нескольких часов. И вообще вашему везению можно только дивиться. Люди из УБ не хватились Лигуна, по плану он должен был срочно покинуть столицу и не выходить на связь, пока не обезвредят всю шакронскую резидентуру. А мы занимались налетом на секретную лабораторию. Всем было не до вас, а когда спохватились, время оказалось упущено. Хорошо еще, мы в спешке не сразу сняли с крыши соседнего дома автоматическую видеокамеру, нацеленную на окна квартиры Лигуна. Когда я прокрутил видеозаписи, увидел, как вы забрались через балкон, а потом полюбовался вашим прыжком на веревке сутки спустя. Мне все сразу стало ясно. Тут еще подоспел перехват телефонных разговоров Барладага. Я поехал спасать вас от его бандюг, но, к сожалению, опоздал, да вы и сами управились. Тогда решил завязать знакомство. Насколько оно оказалось удачным, лучше промолчу, — и Арч выразительно почесал затылок.

— Ладно, извините. Накладка получилась. Ну, а теперь-то вы каким чудом меня нашли? — полюбопытствовал я.

— Уж чего проще. Когда я заметил за собой слежку, тут же оторвался от нее и выяснил, кто за этим стоит. Оказалось, некий частный сыскарь Ширен. Он, кстати, пользуется известным доверием галийской резидентуры.

Мысленно я себя погладил по головке за то, что хотя бы тут не дал маху в своих выкладках.

— Как только выдалось свободное время, я взял Ширена под пристальную опеку электронными средствами наблюдения. Полагал, что мной заинтересовались галийцы и работают, как в разведке принято выражаться, через рубильник. Однако вчера в поле зрения появились вы с вашим соратником. Как только вы позвонили Ширену, я тоже поспешил к его конторе и, пока вы с ним толковали обо мне, установил на вашей машине радиомаячок. После этого все ваши передвижения были взяты под всесторонний контроль с космического спутника, оттуда информация шла ко мне, и вы были как на ладони, — самодовольно поведал он и заключил. — Ну, теперь вы достаточно осведомлены и можете делать выводы.

Внимательно слушая Арча, я вовсю использовал ресурсы своего нейровирусного мозга и параллельным ходом мыслей уже просчитал, что к чему.

— Как я понимаю, теперь на нашей планете нейровирус остался только в том флаконе, да еще у меня в голове, — начал я, и Арч утвердительно кивнул. — А вы намерены, по вашему выражению, ликвидировать утечку технологии. Будете меня брать живьем, или вас устроит труп, как было с Лигуном?

— Зачем такой черный юмор, — в некотором замешательстве он потер пальцами ухо. — Мы вовсе не собираемся причинять вам вреда. Совсем наоборот, хотим помочь. Поймите, вы даже не представляете, какой тарарам сейчас поднялся вокруг вас. Уже установлено, что Трандийяар и некто Хопаши — одно и то же лицо. Помилуйте, ну зачем было стрелять в Барладага из ампульного пистолета? На розыски брошены лучшие силы УБ и полиции, вас всерьез считают инопланетянином, который покушался на двоих наркоглаварей. Третий из них сейчас принимает экстраординарные меры, чтобы обеспечить свою безопасность.

— Какой третий? — спросил я с недоумением.

С неменьшим недоумением Арч воззрился на меня и пожал плечами.

— Вы что, действительно не знаете? Третий главарь наркодела в вашей стране, которому негласно подчинялись остальные двое…

— Адмирал? — тихо вырвалось у меня.

— Ну конечно. Вы умудрились покуситься на основу основ, пошатнули все, начиная с политики и кончая бюджетом. Рано или поздно вас разыщут, и никакой пощады не будет. Поймите, вам здесь больше не жить.

Арч сумел-таки подрубить меня под корень, сам того не ведая. Благообразный старец в мундире с золотым шитьем, чьи портреты висели на каждом углу, чьими наградами я гордился, с чьим именем ходил в атаку, этот недосягаемо великий человек вышел на поверку заправилой бандитов и толкачей.

— Но ведь вы мне предлагаете исчезнуть даже не из этой страны, — заговорил я, совладав с потрясением. — И при первой встрече, как я теперь понимаю, вы хотели на самом деле переправить меня вовсе не через границу.

— Смотря что считать границей, — возразил Арч. — Фактически в космосе тоже проходит граница, это рубеж между Колонией и остальной ойкуменой. Я предлагаю вам перебраться на жительство в ойкумену. Да, для вас это пока пустой звук. Приходится снова объяснять. Кстати, у вас не слишком хорошее самочувствие, как я вижу.

— Пустяки. Рассказывайте.

— Опять начну издалека. Когда-то, давным давно, круг обитаемых планет был относительно невелик. Преступность на них представляла серьезнейшую проблему, а вместе с тем общественный стандарт морали уже не допускал таких варварских мер наказания, как смертная казнь. И в конце концов было принято решение, которое вполне может показаться небезупречным, однако выбирали-то меж двух зол. Пойманных особо опасных преступников стали содержать в отдельных тюрьмах, и когда их набиралось достаточно много, отправлять в бессрочную ссылку на звездолетах. Корабли пилотировала автоматика, их курс лежал в неизведанные области на галактической периферии. Долгое время судьба этих людей и их потомков оставалась неизвестной. Затем на смену старым звездолетам пришли новые, использующие для передвижения свойства торсионных полей. В пределах гравитационно неоднородного пространства Галактики они стали перемещаться практически мгновенно. И тогда, со временем, было обнаружено более двухсот планет, населенных потомками ссыльных преступников. Возникло то, что принято называть обтекаемо «парадоксом Колонии». Человечество оказалось разделенным надвое. Одна его часть процветает, достигнув высочайшей степени прогресса. Другая, несравнимо меньшая и разобщенная, прозябает в состоянии отсталости, горчайшей полудикости. Неприглядная ситуация, скажу прямо.

Белобрысый Арч сделал передышку и принялся глубокомысленно разглядывать потолок.

Мир, в котором я обитал, опять перевернулся кверху дном. До чего просто решается головоломка, над которой бьются целые дивизии биологов, археологов и прочей высокоученой братии. Как и предполагали некоторые осмеянные фантазеры, человеческая раса не имеет явных эволюционных корней просто потому, что появилась на планете извне. К тому же с не самой похвальной родословной, которую лучше не поминать, забыть напрочь.

— Что же мешает объединению этих двух частей человечества? — спросил я.

— Хороший вопрос, — одобрил Арч. — Научно-техническая отсталость Колонии не проблема, разумеется. Она легко преодолима: получайте знания, звездолеты, энергетические установки, агрегаты для синтеза любых веществ и так далее. Вопрос лишь в том, по какому назначению все эти чудеса будут вами, колонистами, употребляться.

— Боитесь, что мы возьмем звездолет и станем им в носу ковырять?

— Месакун, бросьте, вы же отлично сами понимаете, о чем речь. В Колонии любой виток технического прогресса неизбежно приводит к новой вспышке массовых убийств.

— То есть, к войне?

— Разумеется. Взять хотя бы кампанию на Цапре, про которую не мне вам рассказывать. Это же был испытательный полигон для новых танков, самолетов и тактических ракет. Золотая жила для промышленных корпораций. Извините, да неужто вы азбучных вещей не понимаете?

— Ладно, допустим. Ну, а вы-то что в своей ойкумене, разве никогда не воюете?

— Представьте себе.

— Не понимаю, какие же вы мужчины после этого.

Белобрысый развел руками.

— Уж какие ни на есть, — сокрушенно произнес он. — Скажу больше. Вряд ли вам легко это вообразить, однако попробуйте. В ойкумене вообще давно забыли о том, что такое убийство. Поймите, на тех планетах никто никого не убивает.

Я попытался представить себе его мир. На редкость благонравно притворный, насквозь слащавый до оскомины. Арч явно не врал, но мне не верилось. Люди есть люди.

— Одним словом, я уполномочен переправить вас в ойкумену. Как понимаете, для вас это единственный шанс уцелеть. Более того, — Арч многозначительно поднял палец. — Там вы будете практически бессмертны, как и любой житель ойкумены. Вдумайтесь. Я вижу, вы колеблетесь. Конечно, нелегко переварить все это сразу. Но дилемма проста, здесь гибель, а там бессмертие.

Особенно распинаться перед ним я не стал.

— А знаете, ведь вы сволочи, — сказал я.

Он скорчил снисходительную мину.

— Довольно-таки экстравагантное утверждение. Простите, не вижу логики.

— Сволочи, — повторил я. — Утечка технологии, говоришь? Такое лекарство попало к нам, а вы его отбираете? Нам, по-вашему, лечить мозги не надо?

— Еще как надо, — грустно согласился Арч.

Взъярившись, я выложил ему без обиняков.

— Нет, вам надо, чтобы мы тут сидели как дураки, никуда не совались, не причиняли хлопот вашей ойкумене. Никуда я отсюда не двину, понял? Это моя планета, мне чужие незачем. Я тебя добром предупреждаю, пусть ваша поганая разведка ко мне не суется. И флакон я не отдам, он здесь пригодится. Въехал, сволочь?

— Жаль, что вы артачитесь, — белобрысый поднялся с кресла. — Предупреждаю, нам придется изъять вас отсюда помимо вашей воли.

Не тратя лишних слов, я вскочил и запустил в него стулом. Придется брать его в заложники, а дальше разберемся не торопясь, что и как.

Он ловко увернулся, отскочил из угла к задней двери, принял странную пружинистую стойку, вполоборота, плавно помавая руками.

Я хотел сгрести его, сделал шаг, и тут у меня в груди, там, где свербело и ныло, распустился колючий огненный шар. Подогнулись колени, я начал падать. Сообразил, что это не выстрел в спину, нет. Давно был сделан тот минометный выстрел, еще на Цапре. Кажется, проклятый осколок все же достал меня. Легкие со всхлипом всосали воздух и замерли в жгучем обруче боли.

Мне очень хотелось жить. Странное дело, ведь я только что отверг предлагемое белобрысым бессмертие.

Все-таки война догнала меня и убила.

Дикая зазубренная боль дергалась под ребрами, я валился на пол, хотел выставить руки по ходу падения, но не было ни ног, ни рук, лишь насаженное на свирепый вертел туловище сгибалось, быстро проворачивалось книзу головой.

Врачи предупреждали, что я могу помереть в любой момент, с важным видом советовали всячески избегать перегрузок. Чепуха, гнить потихонечку не мое занятие. Но вот все, допрыгался.

Где-то в космосе кружатся планеты, на которых не убивают. В отличие от моей.

Тело мягко выстелилось по полу. В глазах тьма, боль ушла, сердце замерло.

Хорошо еще, не на глазах у Янты, не в постели рядом с ней.

Напоследок я успел подумать, что смерть исполнена нестерпимой изуверской тупости. Впрочем, точно так же, как и все остальное.


предыдущая глава | Планета, на которой убивают |