home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Все-таки мои супермозги начали меня слегка утомлять. Не прошло и двух суток с тех пор, как они заработали по-новому, а казалось, я провел не меньше месяца в напряженных раздумиях обо всем на свете и поразительно подробных воспоминаниях о былом. Что же касалось заварухи, в которую я угодил, то покамест не представлялось возможным разобраться в ней окончательно. Перебрав известные мне факты и построив целую кучу версий, я волей-неволей стал вращаться в замкнутом кругу, впритирку с дразнящей неизвестностью, и никак не мог нащупать ниточку, которая позволила бы выйти на новый уровень понимания. Полагаю, кто хочешь на моем месте устал бы от этой бешеной круговерти.

Сам не знаю, как это у меня получилось, но в конце концов, валяясь на койке в ожидании Джаги, я вдруг сумел переключиться на обычный режим сознания. Словно бы сработали какие-то шторки, отсекающие всех кишевших у меня в голове лишних Месакунов, прытких и неугомонных, после чего я показался себе безмерно тупым тугодумом с мизерными неповоротливыми мозгами моллюска. В первый момент решил, что окончилось действие необычайного препарата, однако стоило мне слегка напрячься, в голове опять закружилась та же многоплановая сверхскоростная карусель. Некоторое время я тренировался, осваивался, и вскоре научился с легкостью управлять своим сознанием. Интуиция подсказывала мне, что не стоит злоупотреблять моими феноменальными способностями без особой нужды, это могло аукнуться жестоким нервным истощением.

Потом я незаметно задремал, сунув руку под подушку и сжимая рукоять пистолета. Разбудил меня Джага, тихонько постучавшийся в дверь. Достойно всяческого удивления, как много дел он успел провернуть за это погожее утро.

— Разрешите доложить, все идет как по маслу, — он выложил на стол коробку с полусотней патронов тридцать третьего калибра, и, покуда я дозаряжал обойму, начал рассказывать по порядку.

— Значит, так, я тут обратился к знающим людям, они мне присоветовали частную сыскную лавочку одного бывшего полицейского, Ширеном зовут, может, слыхали?

— Нет, не доводилось.

— Очень дельный мужик, ушлый и крепкий, такому пальца в рот не клади. Знаете, он мне приглянулся. Запросил девятьсот монет и пообещал за неделю управиться. Половину, само собой, взял вперед. Деньги немалые, но он того стоит, по моему разумению. А самое интересное, командир, это почему его вышибли из полиции, — Джага хитро сощурился и сделал паузу.

— Ну-ну, продолжайте.

— Он зацепил с поличным одного из людей Барладага и хотел выйти на самого главаря. Начальство пыталось его урезонить по-хорошему, а он уперся и ни в какую. Тогда его перевели из отдела по наркотикам в какой-то помельче и велели сдать дела другому следователю. Ну, Ширен, само собой, разъярился и подал в отставку. Интересно?

— Еще как. Думаю, мы возьмем это на заметку.

— А теперь вот, держите, — и Джага подал мне слегка потертую лиловую книжицу с вытисненным на ней государственным гербом. — Документ самый что ни на есть настоящий, никто не подкопается. Обошелся всего в четыре сотни.

Я раскрыл и осмотрел надлежащим образом оформленное удостоверение личности, в котором недоставало лишь фотографии и рельефного оттиска печати. Его владелец звался Севдином Хопаши, имел постоянное местожительство в собственной усадьбе, селение Вилек округа Зейлаб. То есть, горский крестьянин, приехавший в столицу по своим мелким торговым делам. Родился он на четыре года раньше меня, но это даже кстати, поскольку я давно уже выглядел старше своих тридцати лет.

Страницу с фотографией изъяли и весьма искусно заменили чистой, с тем же типографским номером и степенью потертости, что все остальные. Это был высочайший класс подделки, работа настоящего мастера. Пожалуй, с таким удостоверением я мог свободно разгуливать по городу, нимало не опасаясь полицейских проверок.

— Честно говоря, не ожидал, что у вас найдутся такие связи, — признался я.

— С вашего позволения, у меня в заведении кого только не бывает, — объяснил Джага. — И со всеми можно поладить при желании. Вы не волнуйтесь, никакими криминальными делишками я не пробавляюсь, и без того хватает хлопот. Но в здешнем районе меня уважают, да и я знаю, кто чем дышит.

— Извините, я ничего такого не имел в виду, — я слегка смутился, мое замечание действительно выглядело двусмысленно.

— Что вы, командир, какие там извинения. Значит, так. Мой повар позвонил в «Эксель» и договорился со своим дружком, дескать, с ним хотят потолковать по маленькому денежному делу. Завтра, в четыре часа, он будет прогуливаться в скверике возле отеля.

— Хорошо бы к этому времени уже вклеить мою фотографию в удостоверение. Как бы нам это устроить?

— Не извольте беспокоиться, все предусмотрено. Мне тут дали кой-какие причиндалы под честное слово, даже без залога. Понимаете, у нас в районе все меня знают, — с этими словами мой бесценный Джага вытащил из наплечной сумки старенький аппарат «Фотомомент» со встроенной вспышкой и самую настоящую пресс-печатку, какими пользуются в полицейских участках для оформления удостоверений.

Малость поколебавшись, я решил все-таки побриться по такому случаю, оставив лишь отрастать усы, без которых горский крестьянин как полк без знамени. Джага повесил на дверь простыню и сделал несколько снимков моей персоны на приличествующем белом фоне. Два отпечатка старенький аппарат при экспресс-проявке испортил, но три оказались вполне сносными. Аккуратно обрезав фотографию по размеру, Джага наклеил ее на удостоверение, оттиснул рельефную печать, и я стал Севдином Хопаши, обыкновенным законопослушным провинциалом, которому начхать на всех столичных полицейских вместе взятых.

Прежде, чем порвать остальные снимки на мелкие клочки, я сравнил их с блеклой газетной фотографией опасного преступника Трандийяара. Отдаленное сходство имелось, но не более того. Да, теперь я мог преспокойно разгуливать по городу в новехонькой шляпе, модных солнцезащитных очках и с безупречным документом в кармане.

Поскольку Янта куда-то упорхнула по своим делам, обедали мы с Джагой вдвоем и обошлись одним кувшином шухи. Разумеется, выпили за здоровье и успехи всех добрых людей по фамилии Хопаши, а также за скорую погибель их врагов. После чего Джага отправился возвращать фотоаппарат и печать по принадлежности, а я предался томительному безделью вплоть до самого ужина.

Когда мы втроем сели за стол, Джага многозначительным тоном представил меня Янте уже в новом качестве, как своего квартиранта по имени Севдин, который приехал из округа Зейлаб и снял комнату на полмесяца. Девушка понимающе кивнула. Вряд ли ей так уж часто доводилось ужинать с человеком, который вооружен, опасен и объявлен полицией в розыск, однако держалась она совершенно невозмутимо. Квартирант так квартирант, очень приятно познакомиться, дядюшка, будьте так добры, капните еще соуса, спасибо, достаточно.

Под конец ужина я обратился к Янте с довольно-таки экстравагантной просьбой: взять для меня в университетской библиотеке одну-две книги о физиологии головного мозга. На вопрос, какие именно, пришлось сознаться, что я понятия не имею об авторах и названиях, просто хотел бы прочесть солидную монографию по упомянутому предмету. Скорей всего, мое желание показалось Янте странным и дурацким, но виду она не подала. Пообещала посоветоваться с библиографом и подыскать что-нибудь подходящее.

Отправившись спать, я долго ворочался и не мог уснуть. Странное дело, мне покоя не давала мысль о том, что совсем рядом, за стенкой спит в своей постели Янта. Уж конечно, я отнюдь не собирался заводить с ней шашни, это было бы совершенно не к месту. Но при других обстоятельствах, чем черт не шутит, обязательно попробовал бы выяснить, как она ко мне относится. Беглый уклончивый взгляд, которым время от времени Янта меня одаривала за ужином, мог означать все, что угодно, или же ровным счетом ничего. К тому же неизвестно, кому именно сей взгляд адресовался, легендарному герою Цапры или всенародно известному бандиту, чья фотография красуется во всех крупных газетах. Лишь далеко заполночь мне удалось выбросить докучливые мысли из головы и уснуть сном праведника.

Утром следующего дня я предложил Джаге совершить небольшую загородную поездку, чтобы испытать трофейный лазерно-ампульный пистолет в действии. На стареньком автофургоне, служившем для перевозки съестных припасов и бочковой шухи, украшенном горделивой надписью «Щит Отечества» на кузове, мы добрались до чахлого окраинного леса. Мимоходом спугнув влюбленную парочку, нашли симпатичную полянку, и я достал оружие.

Мишенью мне послужил толстый ствол полузасохшего хвоща шагах в двадцати. Наведя пистолет, я нажал мизинцем нижнюю гашетку, и лазерный луч уперся в шелушащуюся кору, пометив ее отчетливой алой крапинкой. После чего оставалось только утопить указательным пальцем верхнюю гашетку, податливую и с коротким ходом. Пистолет в моей руке глухо фыркнул. Удивительное дело, отдачи не было никакой: расшвыряв по сторонам струйки сжатого газа, куцый дульный компенсатор удержал пистолет в прежнем положении. Ампула впилась в кору хвоща именно там, куда я навел пятнышко лазерного луча. При желании можно было с легкостью всаживать ампулы одну в другую или рисовать ими геометрические фигуры.

С дистанции в сорок шагов я различал алую крапинку не без труда, однако вторая ампула попала в нее с безукоризненной точностью. Тут что-то было не так, по законам баллистики траектория выстрела обязательно должна отклоняться от безукоризненной прямизны светового луча. Однако я разобрался, в чем дело, подойдя к своей мишени и обследовав торчащие ампулы вблизи. Стоило направить на одну из них лучик лазера, а потом легонько поводить им из стороны в сторону, начинали шевелиться крошечные треугольные стабилизаторы на узком хвосте ампулы. Итак, пистолет стрелял миниатюрными ракетами, снабженными автоматикой наведения по лазерному лучу. Думаю, настолько сложная и компактная техника не могла бы даже присниться самому сумасшедшему конструктору на нашей планете.

— Хотите выстрелить из пистолета с космической летающей миски? — предложил я Джаге, который заинтересованно наблюдал за моими манипуляциями.

— Нет, спасибо. Штучка забавная, но уж больно субтильная. С тем же пистолет-пулеметом никакого сравнения. Я, кстати, держу один «Брен» в хозяйстве, на случай всякого случая, знаете ли. Хотя до сих пор управлялся вручную, если кто разбуянится.

Я спрятал пистолет под куртку и вытащил глубоко засевшие в коре ампулы, с их игл упало несколько капелек прозрачной отравы. Изощренной нездешней жутью веяло от этого безупречного оружия, чем-то нечеловеческим, чуждым, вроде аккуратно распиленного порожнего черепа. Хотя пистолет был сделан явно для человеческой ладони, в руку ложился как влитой. Да и Амахад Чажнур никак не походил на монстра из галактических бездн.

А между тем я владел несомненным доказательством того, что нашу планету посетили пришельцы из других миров. Тут было, над чем поразмыслить.

— Поедем обратно, Джага, — сказал я и, осторожно завернув стреляные ампулы в носовой платок, сунул их в нагрудный карман.

Фургончик с аляповатой надписью «Щит Отечества» терпеливо дожидался нас на опушке. Стоял славный погожий денек, в кронах плаунов свиристели летучие ящерки, терпко пахла густая багровая трава. Голубое солнце стояло в зените, а тусклое розовое солнышко едва выглядывало из-за туманной горной гряды на горизонте. Но мне мерещилось, что на весь этот мир, такой родной и привычный, легла тень угрозы.

Где-то там, за голубым небесным куполом, в неведомых космических далях жили существа, способные делать стрелковое оружие, с которым не шли ни в какое сравнение наши пистолеты, заряженные пироксилиновыми патронами. Нетрудно понять, что у них есть и тяжелое вооружение, мощь которого трудно даже вообразить. А еще межзвездные космические корабли, на которых они сумели добраться до нашей планеты.

Признаюсь, я не особый охотник до бульварных книжонок в пестрых обложках, где авторы на всяческие лады изощряются, описывая нашествие кровожадных чудовищ из космоса, порабощенное человечество, низведенное до уровня домашнего скота в загонах, и тому подобные ужасы. Но как ни крути, а вырисовывалось нечто весьма похожее. Правда, в книжонках всегда имеется смекалистый герой, который способен отыскать у жутких захватчиков уязвимое место, изничтожить их под корень, а потом слиться в триумфальном поцелуе со своей грудастой подругой. Вот уж не думал, не гадал, что на мою долю выпадет участвовать в подобном сюжете.

Вскоре мы с Джагой уже ехали по городу. Все было как всегда, улицы и дома, витрины магазинов и летние террасы бесчисленных ресторанчиков под полосатыми маркизами. По тротуарам сновали прохожие, поглощенные своими ежедневными мелкими заботами. В парках мамаши выгуливали детишек. Люди жили обычной жизнью, работяги вкалывали, торговцы торговали, чиновники воровали, правительство врало напропалую, и казалось, так заведено от века и пребудет навсегда. Ну разве что изменится покрой штанов или фасон причесок, а в остальном будет то же самое. Да и какая кому разница, что принесет далекое будущее, лишь бы ухитриться получше прожить свою единственную и неповторимую жизнь, другой не дано. Если бы люди имели привычку хоть изредка задумываться над своим существованием, они бы размышляли примерно так. Нечто вроде неписаного, но всем понятного девиза, под которым принято коротать свои дни. Чтобы это оспаривать, надо быть полнейшим идиотом, которого в лучшем случае высмеют, а скорей всего затопчут сапогами.

Никто и не подозревал, что слегка выцветшее от солнечного жара небо набрякло надвигающимся кошмаром, что за ним таятся армады космических кораблей, ведомые могущественными зловещими существами, против которых не устоят армии всего нашего мира, вместе взятые. Это знал я, да толку-то? В любом из своих амплуа, будь то опасный уголовник Трандийяар или мирный фермер Хопаши, что я тут мог поделать?

Единственной ниточкой, которой я располагал, был белобрысый Амахад Чажнур, у которого в кобуре оказался необычайный пистолет. Пока я смутно представлял, кем он является на самом деле и как попало к нему это оружие. Зато без всякого сомнения он причастен к делу Лигуна и знает много, даже очень много такого, что впрямую затрагивает меня. Поэтому я со вполне понятным нетерпением ожидал, когда же сыскное бюро Ширена предоставит хоть какие-то сведения об этом человеке и его связях.

Вернувшись с загородной прогулки, я поднялся в отведенную мне комнату и положил инопланетный пистолет в чемодан. Вскоре ко мне постучался Джага.

— Интересные новости, командир, — с порога сообщил он.

— Какого рода?

— Час назад сюда звонили, спрашивали меня. Сказали, что это от Ширена, дескать, он хотел бы со мной повидаться. Наверно, уже удалось что-то разузнать. Разрешите ему перезвонить?

— Конечно, звоните. Если разговор не телефонный, договоритесь о встрече и предупредите, что придете вдвоем. Потому что я хотел бы поехать туда с вами.

Перезвонив в бюро, Джага условился о встрече через полтора часа, мы на славу пообедали и все на том же автофургончике отправились к Ширену.

Бюро находилось достаточно далеко от центра, на втором этаже небольшого облупленного домика, увешанного мелкими вывесками всяческих контор. Меблировка новизной не блистала, дела тут явно шли ни шатко, ни валко. Что же касается самого сыскаря, то он оказался крепко сбитым лысоватым мужиком с хмурым пристальным взглядом, которым он основательно прощупал меня прежде, чем пригласил садиться. Джага поспешил представить меня в качестве своего компаньона, также весьма заинтересованного в результатах расследования.

— Значит, так, господа хорошие, — начал Ширен, буравя взглядом Джагу. — Я вчера объяснял, что на сомнительные варианты не подписываюсь. Был такой разговор?

— Был, — подтвердил Джага. — А что, у вас начались какие-то сомнения?

— Не без того. За язык вас тянуть не буду, но барахтаться вслепую тоже не хочу. Договоримся так. Вы мне отвечаете на дополнительные вопросы, только без уверток и честно, а я решаю, буду ли дальше на вас работать. Не беспокойтесь, задаток верну, если что, — он чуть помедлил. — Оставлю себе сотню за первоначальные хлопоты, это будет по справедливости.

— Мы можем заплатить и больше, — закинул наживку я, поскольку Ширен проявил подчеркнутое небезразличие к деньгам.

— Если я не уверен, что тут все чисто, не соглашусь и за миллион, — отрезал тот.

— А что тут может быть нечисто? — разобиделся Джага. — Мы вам не жулье какое-то приблудное. Хотим проверить одного подозрительного субчика, чем он дышит…

— Минутку, — перебил я. — Для начала объясните, почему разговор принимает такой оборот. Что вам такого удалось разузнать?

Откинувшись на спинку стула, сыскарь снова окинул испытующим взглядом меня, потом Джагу и вполне удостоверился, за кем из нас двоих решающее слово.

— Ладно, скажу, — обратился он ко мне. — Требовалось узнать, кроме прочего, кто владелец «Корлы» номер ТХ 8047, так?

— Совершенно верно.

— Ну вот. Машина зарегистрирована на человека по фамилии Сойдер. Седьмого числа его сцапала безопасность по обвинению в шпионаже. Вдобавок у него изъяли немного грибняка, — сделав внушительную паузу, Ширен заявил. — Я принципиально не связываюсь с подобными вещами. Тут можно слишком много профукать, начиная с лицензии и кончая собственной головой.

Гром и молния. Перед глазами у меня возникла прочитанная позавчера в парке газетная заметка, где упоминалось об аресте супра-капитана шакронской разведки и о пятидесяти ренциях фенилглютаминала в найденном у него флаконе. Это около двадцати пяти доз, на глазок столько же, сколько похожего на грибняк порошка в том флаконе, который я нашел в тайнике убитого Лигуна. Вряд ли вражеский шпион одолжил бы кому-нибудь свой автомобиль для мокрого дела, так что вооруженный пистолетом в подплечной кобуре человек, которого я видел входящим с чемоданчиком в подъезд, вне всякого сомнения был тем самым Сойдером. Он получил флакон от Лигуна и застрелил его, не зная, что вместо необыкновенного лекарства туда насыпан наркотик. Наконец, Чажнур по дороге на вокзал ясно дал мне понять, что за препаратом охотятся агенты Шакрона. Именно они убили толкача и постарались навести полицию на меня, подкинув улики, чтобы надежно замести следы. Хоть что-то стало понятнее, правда, вопросов оставалось больше, чем ответов.

Осмыслив это за долю секунды, я лучезарно улыбнулся озабоченному и хмурому как туча сыскарю.

— Не волнуйтесь, просто этот фрукт подолгу торчал в своей «Корле» напротив «Щита Отечества». Вот мы и решили навести заодно справку, мало ли, что. А всерьез нас интересует наш возможный деловой партнер Амахад Чажнур. Мы хотели бы убедиться, что он не связан ни с какими подозрительными кругами, только и всего.

— Я хотел бы взглянуть на ваши документы, уважаемый Хопаши, — буркнул Ширен.

— Извольте, — не моргнув глазом, я вынул из кармана и положил на стол поддельное удостоверение.

Бывший полицейский внимательно осмотрел его, почему-то поднес к лицу, хотя явно не страдал близорукостью. Потом не спеша достал засаленный тощий бумажник, вынул четыре сотенных бумажки, отсчитал еще пятьдесят мелкими купюрами, вложил деньги в удостоверение и протянул мне.

— Следует понимать, что вы отказываетесь иметь с нами дело? — спросил я, внутренне поежившись от того, что он каким-то чудом сразу распознал подделку.

— А я вас обоих вообще никогда в жизни не видел, — безмятежно ответил Ширен, с которого разом слетело все напряжение. — Расстанемся по-хорошему, и все.

Взяв удостоверение, я положил деньги на стол перед сыскарем.

— Не откажите напоследок в маленькой консультации. Документ не совсем убедительно выглядит, да? Мне хотелось бы узнать, в чем причина.

— Свежий запах клея, — ухмыльнулся тот. — И фотография ничуть не потерта. А так нормально.

— Спасибо. Приятно было познакомиться.

Я встал со стула, но Ширен остановил меня, небрежно подняв палец.

— Деньги заберите. Совет бесплатный, специально для вас. Мне тоже приятно было посмотреть на парня, который ухлопал троих людей Кридана Барладага.

И пока я переваривал услышанное, детектив, глядя в упор, добавил.

— Ведь ваша фамилия Трандийяар, правильно?


предыдущая глава | Планета, на которой убивают | cледующая глава