home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9. Падение Люцифера

Наблюдателю было хорошо.

После бесчисленных лет ожидания он исполнил свое предназначение. И теперь поднялся на ступеньку выше, получив более благородное имя, чем Наблюдатель. Теперь, когда работа началась, он стал настоящим Дирижером.

Дирижер.

Новое имя лучше прежнего.

Волна гордости захлестнула его громадное тело. Гордости вполне обоснованной, ибо Дирижирование и Слияние были полны опасностей и требовали напряжения сил. Хотя новоиспеченный Дирижер прокачивал через Связку огромные количества энергии, для самого Слияния ее было мало. Он израсходовал все силы на создание необходимого безмассового источника гравитации и остался всего с несколькими процентами отмеренной ему энергии. Безмассовым гравитационным полям присуща неустойчивость. Толчки, вызванные этой неустойчивостью, оказались очень неприятными, даже болезненными. Их можно было прекратить, только восстановив прежний гравитационный баланс. Кроме того, Дирижер нуждался в якоре, чтобы не потерять свой конец Связки.

Помощь придет, должна прийти через Связку. На окраинах этой Системы уцелело довольно много родственных ему объектов, и они сделали бы для него все, что в их силах, но Дирижер знал: вероятность успеха будет гораздо выше, если помощь и подкрепление придут через Связку.

Во-первых, и это самое главное, ему необходим настоящий источник гравитации, чьей энергией он мог бы воспользоваться. Если такого источника не найдется, дело обречено на провал. Неудача приведет скованного и изнуренного Дирижера к медленной мучительной смерти, ему останется только наблюдать, как по капле утекают его силы.

«Помощь должна прийти», — говорил себе Дирижер.

И она пришла.

ТРЕВОГА ТРЕВОГА ТРЕВОГА ТРЕВОГА

У Веспасиана чуть не выпрыгнуло сердце из груди, он протянул руку и выключил аварийный сигнал. Господи Боже, неужели опять?

Несмотря на неразбериху в бывшем околоземном пространстве, пока произошло не так уж много столкновений. Но каждое столкновение было трагедией.

Кто еще там, черт возьми, врезался? На экране вспыхнули данные. О нет! Боже мой, нет. Больше не надо.

Это был снова Люцифер — астероид, вращавшийся раньше вокруг Земли. Несколько часов назад Люцифер врезался в космический дом Верхний Дублин. По всей вероятности, все обитатели Верхнего Дублина погибли. Случись эта катастрофа несколько дней назад, то только и разговоров было бы, что о ней. Но по сравнению с пропажей Земли это казалось совершенно незначительным событием. Обломки Станции и астероида кружились в пространстве, сметая все на своем пути.

Даже после столкновения с Дублином Люцифер представлял очень серьезную опасность для Луны и орбитальных космических домов. Столетие назад прирученный людьми, он снова вырвался на свободу и помчался сквозь пространство, не разбирая дороги и угрожая другим небесным телам.

Компьютер вычертил траекторию движения астероида, и Веспасиан остолбенел — машина предсказывала столкновение Люцифера с Землей. На плоском экране светилось бело-голубое графическое изображение потерявшейся планеты, Люцифер приближался к ней по спирали. Видимо, компьютер не был перепрограммирован, для него Земля еще существовала, и, заметив, что астероид мчится в сторону ее бывшего местонахождения, компьютер бил тревогу.

«Если бы так», — подумал Веспасиан. Он согласился бы на столкновение астероида с Землей, только бы планета вернулась. Веспасиан поднял палец, чтобы нажать на кнопку и стереть предупреждение, но что-то его удержало.

Веспасиан нахмурился. Дело в том, что программа аварийного оповещения была разработана так, что заранее не учитывала гравитационные поля, влиявшие на движение объектов. Она просто отслеживала траектории по данным радиолокации и вычисляла силы, искривляющие эти траектории, то есть имела дело только с реальными гравитационными полями.

Тогда возникает вопрос: почему компьютер не предсказал грядущего столкновения Люцифера с Землей раньше? Если траектория Люцифера осталась неизменной, программа обязана была это сделать.

Час назад Веспасиан выверял эту траекторию. Разумеется, тогда нельзя было еще предсказать его движение совершенно точно, но то, что путь его лежал в стороне от прежнего местоположения Земли, сомнений не вызывало. Что же происходит, черт побери? Он вызвал траекторию астероида за последний час из памяти компьютера.

О Господи! Астероид круто свернул влево к той точке, где раньше была Земля. Веспасиан посмотрел, как меняется его скорость — Люцифер двигался с очевидным ускорением. Но это ведь невозможно! На этой чертовой фиговине нет ракетных двигателей — какая же сила толкала его? Люцифер явно вел себя как тело, попавшее в поле земной гравитации.

Веспасиан включил камеру слежения за Землей, но его безумные надежды не оправдались. Земли не было.

Он откинулся назад, мысли его смешались в голове.

И тут его выбросило из кресла, потому что поверхность Луны содрогнулась с новой силой.



Вторая серия толчков была такой же мощной, как и первая, и нанесла ничуть не меньший урон. Многие сооружения, выдержавшие первый толчок, теперь рухнули. Везде пылали пожары, сыпались разбитые стекла, но сами Внутренние Сферы, к счастью, остались целы. Большинство людей психологически были готовы к новому лунотрясению и потому действовали без паники. К тому же их больше тревожила пропажа Земли, в которую они только сейчас начинали верить. Когда пропадает родная планета, все остальное кажется мелкими пустяками.

Вторая серия толчков как будто нарочно подоспела, чтобы испортить Люсьену всю работу. Он как раз начал подбираться к вычислению новых траекторий движения, когда в Орбитальной транспортной службе отключилась энергия. Во время перебоя весь комплекс управления транспортом должен был перейти на аварийное энергетическое снабжение от аккумуляторов. Но аварийная система была перегружена еще во время первого лунотрясения, и сработало реле защиты. Программа управления тут же перевела энергосистему в режим консервации, электричество теперь отпускалось лишь на поддержание жизнеобеспечения.

Работа Люсьена к таковому не относилась, и его пульт управления погас. Пока он не включится, Люсьен даже не сможет перепрограммировать в своих целях систему энергоснабжения.

По всему окололунному пространству в сумасшедшей пляске носились потерявшие управление космические корабли и станции.

Все годы и века, с тех пор как в космос были выведены первые обслуживаемые людьми станции, прежде чем поместить в пространстве между Землей и Луной новый объект, компьютеры и инженеры кропотливо подыскивали ему наиболее безопасную орбиту. И вот вся эта работа пошла к чертям, потому что центром этого сложного и прекрасного танца была Земля, а ее вдруг не стало. Дирижер ушел, и без него танцоры принялись выделывать что-то невообразимое.

Люсьен хотел выяснить, насколько серьезно создавшееся положение, но с неработающим компьютером задача чересчур усложнилась. Он сидел, уставившись на пустой экран, и пытался что-нибудь придумать.

Люсьен продвинулся достаточно далеко и знал, что его первоначальные страхи оправдались. Исчезновение Земли не оптический обман. Он без компьютера рассчитал предполагаемые траектории для нескольких крупных космических домов с поправкой на исчезновение Земли и ввел их в управляющее устройство радиолокатора вместе с нормальными данными, зафиксированными в навигационном календаре. С небольшими погрешностями радиолокатор нашел эти космические дома на траекториях, рассчитанных Люсьеном, обычные же орбиты были пусты.

Все очень просто: для объектов, вращавшихся на околоземной орбите, Земля служила якорем, а теперь они беспорядочно носились где попало. Не лучше обстояло дело и со спутниками Луны, в расчете орбит которых важнейшим параметром была величина гравитационного поля Земли. Несколько спутников и космических домов уже упало на поверхность Луны, в том числе все объекты, расположенные в точках равновесия Лагранжа. Некоторые станции, вращавшиеся по сильно вытянутым эллиптическим орбитам, сейчас устремились в открытый космос, другие падали на Луну. Это зависело от того, в какой точке орбиты они находились в момент исчезновения Земли.

Вообще в космосе царил беспорядок, и нужно было готовить себя к тому, что из несметного числа орбитальных станций в ближайшем будущем ничего не останется. Небольшая часть станций, оборудованная мощными двигателями, возможно, уцелеет. Но большинство не обладало двигателями, или они были слишком слабы. Даже если Люсьену удалось вовремя вычислить их теперешние траектории, выправить их курсы не было никакой возможности.

Но не это сейчас мучило Люсьена, а некоторые странности, которые он понять не мог. Дело в том, что все должно было быть куда хуже. Многие несчастья, которые по логике событий обязаны были произойти, так и не произошли. Компьютер прогнозировал намного больше падений, столкновений, потерь курса космическими кораблями. Кроме того, множество спутников, космических домов и кораблей просто пропало. Что-то тут не так.

Вдруг вспыхнул свет и снова загудели вентиляторы — включилась основная энергетическая система. На пульте у Люсьена загорелись лампочки. Он нажал на нужные кнопки и прогнал несколько быстрых тестов. Его программы сохранились. Это утешало. А что там с пропавшими спутниками? Люсьен заказал информацию о них на момент пропажи Земли.

Трехмерный рисунок был четким и недвусмысленным. Пропала не только Земля, но и все объекты, находившиеся в определенной области околоземного пространства. Это выглядело вполне правдоподобным. Легче представить себе, что перестала существовать космическая станция, чем целая планета. Это было настолько правдоподобно, что делалось страшно.

Звякнула внутренняя связь, и Люсьен нажал на кнопку ответа. Его вызывала Джейни, оператор радиолокатора.

— Люсьен, у тебя найдется свободная минутка?

Люсьен поднял глаза и в дальнем конце огромной комнаты увидел Джейни. Она смотрела не на него, а на экран связи. Люсьен приладил наушники и заговорил в микрофон.

— Минутка, наверное, найдется, Джейни. Что случилось?

— Я передам изображение на твой экран. Это трудно объяснить. Ты просил меня отследить траекторию Мендара-4, так?

— Так, — ответил Люсьен.

— Ясно, — сказал голос Джейни. — Вот смотри. Такой была орбита Мендара.

На плоском экране Люсьена появилось графическое изображение орбиты. Посреди экрана находилась Земля, а путь движения Мендара-4 был изображен белой линией, близкой к окружности.

— А это его траектория, согласно показаниям радиолокатора, полученным нами после первого толчка.

С экрана исчезла Земля, и Мендар сдвинулся по касательной к предыдущей орбите.

— Я прочерчу предполагаемое направление его дальнейшего движения.

Люсьен смотрел, как прямая синяя линия устремляется в околосолнечное пространство.

— Ну и что? — спросил он.

— А теперь посмотри, что произошло после второго толчка всего несколько минут назад. Это новый курс Мендара на основании показаний радиолокатора. Я помечу его желтым цветом.

На экране возникла третья линия, уходящая от синей прямой, обозначающей предполагаемый курс.

— Боже правый! — произнес Люсьен.

Он понял, что это значит, даже без изучения орбиты. Путь движения Мендара заворачивал назад к какой-то крупной массе, расположенной как раз там, где была Земля. И эта масса по своим размерам должна была соответствовать размерам Земли.

— А с другими траекториями орбит произошло то же самое? — нажимая на клавиши пульта управления, спросил Люсьен.

Ему стало гораздо легче. Так и должно было случиться. Земля вернулась, неведомо откуда. Она должна была вернуться.

— Да, — ответила Джейни. — Подобные сдвиги орбит начались сразу же, как только мы испытали последнее лунотрясение.

— Это означает, что Земля вернулась, — с волнением проговорил Люсьен. — Ее возвращение и вызвало вторую серию толчков. Поле тяготения Земли возвращается и подчиняет себе Луну.

Он включил изображение от внешней камеры, до сих пор направленной в точку пространства с координатами Земли.

Но Земли там по-прежнему не было. Совсем не было. Только какие-то обломки.

— Люсьен, я тоже первым делом проверила, — произнесла извиняющимся голосом Джейни. — Там ничего нет.

— Дай мне радиолокационное изображение участка, — попросил Люсьен.

Может быть, Земля просто чем-то прикрыта? Пока Джейни наводила радиолокатор, Люсьен разделил экран надвое, чтобы наблюдать один и тот же лоскут неба в радио— и видимом диапазонах.

— Пусто, Люсьен, — сказала Джейни. — Ну хоть бы что-нибудь…

И тут на экране визуального наблюдения сверкнула бело-голубая вспышка, а на радиолокационном замерцало тусклое пятно. А следом появилась цель. Большая, насколько мог судить Люсьен, километра два в диаметре, и стремительная. Она быстро удалялась от нового источника гравитации, словно стартовавшая ракета…

— Ты делаешь запись? — спросил Люсьен.

— Конечно, — ответила Джейни.

— Дай мне посмотреть. Последние пятнадцать минут.

Люсьен прервал прямой показ и прокрутил запись, начиная с момента последнего лунотрясения.

Вспышка, и следом цель. И еще, и еще, и еще. Некоторые из них сразу же устремлялись вперед. Другие, прежде чем улететь прочь, описывали узкие параболы. Чтобы их перемещения были видны на таком расстоянии даже при быстром повторе, они должны были двигаться с бешеной скоростью. Люсьен проверил и установил, что цели выскакивали из голубоватых вспышек через одинаковые промежутки времени, равные 128 секундам.

Изображение что-то ему напоминало, но он не сразу сообразил, что именно. «Как спасательные шлюпки, которые спускают на воду с терпящего бедствие судна», — подумал Люсьен. На какое-то безумное мгновение он решил, что так оно и есть: население Земли бежит с погибающей планеты.

Но спасательные корабли длиной в два километра? На Земле никто никогда не строил такие огромные суда. Бред!

А когда из образовавшейся на месте Земли пустоты вылетают небесные тела размером с астероид — это не бред?

Люсьен уставился на экраны в поисках разгадки. Разгадки не находилось.



Дирижер видел, как посторонний астероид устремился к Якорю. В этом не было ничего удивительного: мощное гравитационное поле Якоря притягивало всякие обломки. Дирижер тотчас же послал через Связку сообщение с просьбой временно отменить операцию. Конечно, ни один предмет не способен повредить Якорю, но разрушающийся астероид, несомненно, может привести в негодность новых пришельцев, которые устремятся в червоточину. Неважно. Теперь Якорь стал источником энергии. Теперь у Дирижера есть все — и время, и необходимая мощь, и через несколько минут он уничтожит этот астероид.



Люсьен, все еще внимательно наблюдавший за голубыми вспышками, с изумлением заметил, что они прекратились, и с не меньшим изумлением увидел, как обломок размером с астероид метнулся туда, где прежде помещалась Земля. Радиолокатор вычертил его траекторию, а компьютер попытался идентифицировать его. Люцифер. Господи, Люцифер.

Люсьен выпрыгнул из кресла, снял головной телефон и поспешил к пульту управления Веспасиана.

— Веспи, вы следите за траекторией Люцифера? — спросил он.

— Не отрываясь, Люс.

Тайрон Веспасиан отвел взгляд от пульта управления и беспокойно поскреб подбородок. Люсьен стоял позади него и молча смотрел на экран радиолокатора, где во все стороны разлетались ошметки падающих и бешено кружащихся обломков Люцифера. Огромное небесное тело вертелось в пространстве как волчок. Что с ним происходило? Земли не было, но Люцифер падал в сторону какого-то объекта. И падал быстро. Веспасиан запросил характеристики его движения.

Ого! Люцифер падал в направлении источника гравитации со скоростью десять километров в секунду и еще ускорялся. По требованию Веспасиана компьютер вычислил время его возможного падения. Двадцать минут. Слишком быстро, если бы Люцифер падал на нормальную Землю. Тайрон Веспасиан долгое время управлял орбитальными транспортными системами. Он знал околоземное и окололунное пространство как свои пять пальцев. Чутье подсказывало ему, как должны действовать Земля и Луна на небесное тело, оказавшееся в том или ином месте невдалеке от них. Ускорение Люцифера было неправильным, слишком высоким.

Теперь, когда ускорение Люцифера известно, проще простого вычислить массу источника гравитации. Компьютер сделал это за доли секунды и высветил ответ: 1,053 массы Земли. Значит, это не Земля. Разве что за последние несколько часов планета прибавила в весе несколько гигатонн. Но как тогда объяснить ее невидимость?

«Черт знает что!» Невидимый источник гравитации. Веспасиан внезапно понял, в чем дело. Но не мог поверить. И не хотел.

Он взглянул на предполагаемый график падения. Еще восемнадцать минут он может не верить. Он привел в действие самый мощный телескоп и навел его на светящуюся точку, которая была Люцифером. Камера загудела, в действие пришли электронные увеличители, и в середине экрана завертелся астероид, своей формой напоминавший картофелину. В нижнем углу транслировались характеристики его движения. Веспасиан следил за падением Люцифера и не желал верить своим глазам.

Астероид погибал. Он вращался столь быстро, что под действием центробежной силы от него стали откалываться огромные камни и куски породы, и вскоре он уже мчался, окруженный тонким облаком пыли. Траектория его напоминала узкую параболу, а скорость по мере приближения к таинственному гравитационному источнику стремительно росла, достигая астрономических величин. Примерно в той точке, где раньше начиналась поверхность Земли, Люцифер был уже, похоже, разрушен до основания. Его затягивало в гравитационный колодец все глубже и глубже, быстрее и быстрее, по форме он уже ничем не напоминал астероид, это было теперь спиралевидное облако, плотность которого росла на глазах; наконец в глубине его засверкали яркие искры — это говорило о том, что более или менее крупные обломки астероида врезаются друг в друга на совершенно немыслимых скоростях.

Искры и взрывы становились все ярче, безумное действо вступило в новую стадию. Вспышки излучения фиксировались приборами по всему электромагнитному спектру, из глубин гравитационного колодца выплескивались гамма-, рентгеновские, ультрафиолетовые, видимые, инфракрасные и радиолучи. И вдруг неистовство улеглось так же неожиданно, как нарастало. Последняя вспышка, потом недолгое мерцание, потом последний язычок пламени, погасший с внезапностью задутого ветром огонька свечи.

И ничего не осталось. Совсем ничего.

— Пусть радиолокатор просканирует околоземное пространство, — попросил Веспасиан.

— Уже сканирую, — ответил голос Джейни. — Отражения нет. Повторяю, никакого ответного сигнала.

Люсьен нагнулся ближе к экрану.

— Черт возьми, Веспи, как это может быть? Что произошло с астероидом? Разве от него не должны были остаться обломки?

— Он исчез, — проговорил Веспасиан. — Подумай об этом хорошенько, Люсьен. Какой источник гравитации способен засосать весь астероид, не оставив и следа? Ни обломков, ни сигнала, ни радиации, ничего. Ну, догадался? Люцифер просто провалился в черную дыру.

Теперь Веспасиан знал, почему масса Земли увеличилась на пять процентов. Он только что видел показательный пример. Она так же обратилась в ничто, как и Люцифер. Возможно, Земля попала в черную дыру массой в пять процентов от ее собственной. Так или иначе, это неважно. Он знал, что произошло с Землей. Не как, не где, а что.

— Черная дыра с массой, равной массе планеты Земля, — прошептал Веспасиан. — Черная дыра, которая раньше была Землей.


8. Плач по Земле | Кольцо Харона | 10. Логика Обнаженного Пурпура