home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Боже мой! Что же я наделал?

Вот уже две длинные, тоскливые недели Тайлер задавал себе один и тот же вопрос и каждый раз получал один и тот же ответ. Он смалодушничал и снова сбежал из дома.

Тайлер слегка пришпорил Юсси, и она пошла легкой, ленивой рысцой вдоль тихо журчащего ручейка. Сдвинув шляпу на затылок, он смотрел на раскинувшиеся перед ним плодородные земли Армона и невольно стал думать о родных «Угодьях».

Ему нестерпимо захотелось домой. Он скучал по Брианне и Даниэлю. И по свободе, которой ему так не хватало на чужом ранчо.

Вряд ли Брианна примет его с распростертыми объятиями после его второго бегства.

Теперь Тайлер не сомневался, что своим отъездом девять лет назад он сам подтолкнул Брианну в объятия Бойда.

Не составляло особого труда представить себе положение одинокой напуганной восемнадцатилетней девушки. Именно этим и воспользовался его братец. А виноват он, Тайлер. Он был тогда, девять лет назад, обидчивым и гордым, но абсолютно безответственным человеком. Да и сейчас хорош! Недаром Брианна так боялась, что он сорвется и уедет.

Он ее любит, но почему-то не признался ей в любви. Настаивает, чтобы она больше доверяла ему, а сам ничего не делает, чтобы это доверие заслужить. А ведь он любит ее всем сердцем! И хочет, чтобы он, Брианна и Даниэль начали жить одной семьей, как и должно было случиться еще много лет назад.

Тайлер пустил Юсси быстрой рысью и помчался к усадьбе Армона. Он должен вернуться, вернуться на родное ранчо, где живут его любимая и его сын.

Впервые за эти две недели он улыбнулся, хотя понимал, что встреча с Брианной будет не из легких. Он мог предложить Брианне только один, но радикальный способ поверить в него.

Сделать предложение этой упрямой женщине.

Брианна собралась было просмотреть поступившие счета, но не смогла сосредоточиться и отложила их в сторону. О чем бы она ни начинала думать, ее мысли неумолимо возвращались к Тайлеру.

Прошло ровно две недели, как он погрузил Юстицию в трейлер и уехал из «Угодий Уитморов». Не было дня, чтобы она не думала о нем, не оплакивала разлуку с ним и не спрашивала себя, неужели она так и будет ждать его возвращения всю оставшуюся жизнь?

Он несколько раз звонил Даниэлю, и когда трубку брала она, то был всегда подчеркнуто вежлив с ней, прося подозвать к телефону сына.

Ей было нестерпимо больно, но на что она могла надеяться, если сама дала ему повод собрать вещи и уехать из родного дома?

Брианна вытерла мокрое от слез лицо и, выйдя из-за письменного стола, подошла к окну.

Джаспер показывал Даниэлю, как надо обращаться с необъезженными молодыми лошадьми. До чего же Даниэль похож на отца, подумала она, и слабая улыбка промелькнула на ее печальном лице. Ловкий и гибкий, он двигался с природным изяществом, и животное покорно исполняло его команды.

Она думала, что с отъездом Тайлера мальчик все бросит и замкнется в себе, но он с таким увлечением осваивал под руководством Джаспера секреты выездки лошадей, что Брианна была поражена упорством своего сына. Казалось, мальчик ни на минуту не сомневался, что дядя Тайлер вернется и оценит его успехи. Что будет, если Даниэль узнает правду?

Джаспер тоже ходил мрачный и унылый, будто потерял своего лучшего друга. Он не уставал напоминать ей, как много труда вложил Тайлер в ранчо и какого замечательного тренера они потеряли.

Она прижалась лбом к оконному стеклу, будто его холодная поверхность была в состоянии избавить ее от отчаяния и рассеять грусть и тоску.

«Эту беду ты накликала сама, — сказала она себе. — А все потому, что считала Тайлера непутевым. Боялась снова довериться ему. Боялась, что он опять уедет. Боялась, что тебе снова придется страдать».

Чего она боялась, то и случилось, и винить ей надо только себя. Она тосковала по Тайлеру, и тосковала ужасно. Ей недоставало его смеха, его шуток, даже ссор с ним.

Наступит ли когда-нибудь конец этим мучениям?

— Тайлер, — прошептала она с тоской. — Что мы с тобой наделали! — Неужели они так никогда и не смогут забыть старые обиды и перешагнуть через пропасть, которая их разделяет?

Что-то привлекло ее внимание. Через секунду она поняла: по пыльной дороге мчится грузовик с прицепом, словно Тайлер услышал ее и отозвался на ее призыв. У нее заныло сердце от радости и боли. Ей хотелось стремглав выбежать на улицу и броситься ему в объятия. Но… она осталась стоять на месте. Здравый смысл не дремал.

Он все-таки решил взять Римского Воина с собой? — подумала она.

Тайлер вышел из кабины грузовика, и не успел он сделать и пяти шагов, как Даниэль помчался навстречу своему «дяде». Сын прижался к груди Тайлера, и тот крепко обнял его.

Тайлер что-то спросил у Даниэля, и мальчик показал рукой на окно ее кабинета. Помахав Джасперу, Тайлер направился прямо к ней. Она вгляделась и заметила в его руке лист бумаги. Значит, у Тайлера к ней какое-то дело.

Войдя в ее кабинет, он закрыл за собой дверь.

— Привет, Бри!

В его глазах не осталось и следа той враждебности, с какой он смотрел на нее в день своего отъезда к Армону. Ей показалось, что он окинул ее взглядом собственника, и она немедленно заняла оборонительную позицию.

— Тайлер, — отозвалась она, а сама быстрыми шагами отошла от окна и села за письменный стол, чувствуя себя здесь в безопасности. — Мы теперь просто соседи? — спросила она как можно беззаботнее.

— Прежде было именно так, — сказал он, медленно приближаясь к ее столу. — Я только что оплатил услуги нашего адвоката и подумал, что должен показать тебе вот это. — Он положил листок бумаги прямо ей на стол. — Ну, что ты об этом думаешь?

Она поднесла бумагу к глазам, и, когда прочитала, у нее задрожали руки. Это была дарственная, по которой половина ранчо, принадлежавшая Тайлеру, переходила в собственность Даниэля Уитмора.

— Что это? — спросила она, хотя содержание документа было предельно ясно. Тайлер предоставлял ей возможность полностью порвать с ним.

— Как — что? Ты же сама настаивала на этом, — спокойно проговорил он. — Ты теперь единоличная владелица крепкого хозяйства.

Ее внезапно осенило: Тайлер к ней охладел!

— Нет, — сказала она, качая головой. — Я не могу с этим согласиться.

— Не можешь? — переспросил он. Что-то он чересчур спокоен для человека, только что отказавшегося от отчего дома. — Поздно! Дело сделано, Бри. Подпись, печать, порядковый номер — все на месте.

Ей хотелось спросить у Тайлера: если дело сделано, значит, она видит его в последний раз?

— О, чуть не забыл! — воскликнул он, сдвинув шляпу на затылок. — Дарственная вступает в силу при одном условии.

Она нахмурилась и стала снова читать документ, напечатанный мелким шрифтом, но ничего не нашла.

— Так при каком условии дарственная вступает в силу? — спросила она.

— Если мы — ты, Даниэль и я — станем одной семьей! — сказал он, пристально глядя ей в глаза. — Уверяю тебя, я больше никогда не покину «Угодья».

— Я настаивала на твоем отъезде, потому что боялась: ты не простишь мне, что я вышла замуж за Бойда и скрыла от тебя, что Даниэль тебе сын, — неожиданно призналась она.

— Ах, Брианна! — Он подошел к ней, обнял и прижал к своей груди так крепко, что она слышала, как бьется его сердце. — Все это грустно и печально, но это — в прошлом.

Она закрыла глаза, наслаждаясь исходившим от него теплом и нежностью.

— Я так жалею, что не доверилась тебе…

— А надо было, — сказал он, улыбаясь. Она откинулась назад и, заглянув в его сияющие глаза, едва слышно сказала:

— Тайлер, прости меня.

— Уже простил, — сказал он, нежно погладив ее по щеке.

У нее вырвался вздох облегчения. Решительно от него отодвинувшись, она сложила дарственную и протянула документ ему.

— Ранчо тебе уже не нужно? — спросил он.

— Что толку в ранчо, если рядом нет человека, которого я люблю? Единственное, что мне нужно, — чтобы мы были вместе. Я верю в тебя, Тайлер, и я люблю тебя.

Он расплылся в счастливой улыбке.

— Вот это я и хотел услышать! Я хочу, чтобы мы жили вместе, одной семьей.

— Ты думаешь, мы сможем? — недоверчиво спросила она.

— Пусть прошлое останется в прошлом. Мы наделали немало ошибок, но пусть все это отойдет в область воспоминаний, — сказал он, глядя на нее сияющими глазами, полными любви и обожания.

— С годами мы поймем, какое это было замечательное время, — добавила она дрогнувшим голосом.

— Да, — согласился с ней Тайлер.

— Прости меня, что я была такой упрямой!

— Ты испугалась за сына, это понятно. Но знай, я бы никогда не причинил вам зла.

— Знаю, — сказала она. Оставалось еще одно нерешенное дело, которое не давало ей покоя. — По-моему, сейчас самое время представить Даниэлю его родного отца, — сказала Брианна.

— О, да! — воскликнул он и взял ее за руку. Они вышли из дома и увидели Даниэля, стоявшего с Джаспером у трейлера.

— Дядя Тайлер, ты привез с собой Юсси, значит, ты больше никуда не уедешь, да? — с надеждой спросил мальчик.

Тайлер посмотрел на Брианну, предоставляя ей право самой ответить на этот вопрос.

— Да, он остается. Даниэль, мне надо сказать тебе… — От волнения у нее пропал голос.

— Что, мама? — спросил мальчик, переводя взгляд с Тайлера на мать.

— Даниэль… — начала Брианна, сознавая, как важно то, что она сейчас скажет, как это изменит жизнь ее сына. Разумеется, к лучшему. — Это твой отец, Тайлер Уитмор.

— Дядя Тайлер — мой отец? — недоверчиво переспросил мальчик. — Это правда?

— Да, правда, — прошептала Брианна. Тайлер шагнул навстречу Даниэлю, но вдруг остановился в нерешительности.

— Сынок, я — твой отец!

Слова Тайлера помогли ребенку окончательно поверить в ошеломляющую новость, и Даниэль бросился к нему с такой доверчивостью, словно всегда знал, кто его отец.

— Папа! — услышал Тайлер, обнимая сына. Даниэль, светясь от радости и счастья, повис у него на руках.

Брианна плакала, не стесняясь своих слез. Джаспер только покачал головой, от изумления лишившись дара речи.

Не выпуская сына из крепких объятий, Тайлер взглянул на Брианну.

— Раз я теперь папа Даниэля, не пора ли нам оформить это официально?

— Это что, предложение руки и сердца? — спросила она, сияя от счастья.

— Да, — ответил он, убирая с ее лба упавшую прядь волос. — Ты согласна выйти за меня замуж, Брианна?

— Разумеется, согласна, ведь я люблю тебя, Тайлер Уитмор, — прошептала она.

Тайлер вернулся. На этот раз навсегда.


Глава 10 | Богач без цента в кармане | ЭПИЛОГ