home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

— Не помешаю? — спросил Тайлер, выйдя из дома на темную веранду и закрыв за собою дверь.

Брианна сидела на качелях, висевших на веранде, и тихо покачивалась. Она не спешила с ответом.

— Обещаю: кусаться не буду, — пошутил он и направился в ее сторону.

— Я бы хотела побыть одна.

— Я понимаю, но нам столько еще надо обсудить! — возразил он, садясь рядом с ней на качели, которые под его тяжестью угрожающе заскрипели.

— Что же, например? — спросила она.

— Ну, скажем… у тебя есть кто-нибудь? Она недоуменно посмотрела на него, не веря своим ушам — настолько дерзким был его вопрос.

— Если бы даже и был, тебе какое дело?

— Если бы… — сказал он самодовольным тоном, играя с ее тугой косой, свисавшей вдоль спины. — Значит, никого нет.

И она могла бы задать ему такой же вопрос из простого любопытства. Выхватив у него свою косу, она перекинула ее через плечо. За девять лет он мог бы даже жениться!

— А как ты, Тайлер? У тебя есть девушка или жена? — насмешливо спросила она, хотя вся внутренне сжалась, ожидая ответа.

— Нет, девушки у меня нет, но однажды я чуть не женился. Но это было очень давно.

Она подобрала ноги на качели и обняла колени.

— Я поняла, почему ты уехал — потому что твой отец закрыл выездку молодых лошадей…

— Лэндон мне не отец, Брианна, — перебил он ее. Внезапно он поднялся с качелей, подошел к перилам и облокотился на них. — Я незаконнорожденный. Я даже не знаю, кто был моим отцом, а моя мать исчезла, не дождавшись, когда я начну обходиться без подгузников.

— Я знаю, что Лэндон тебе неродной отец, но ведь он воспитал и вырастил тебя, — сказала она. — Что бы ты ни говорил, он любил тебя как родного сына.

— Он отстранил меня от выездки лошадей, даже не выслушав меня, — возразил Тайлер.

— Выездка лошадей приносила одни убытки. Закрыв это дело, он хотел спасти поместье от разорения. Его решение было продиктовано хозяйственной необходимостью, а не плохим отношением к тебе лично!

А в действительности так оно и вышло, и мечта Бойда выжить меня с ранчо осуществилась, подумал Тайлер. Но разве может он сейчас сказать Брианне, что Бойд подделывал записи в бухгалтерских книгах?

— Откуда ты знаешь, что думал Лэндон? — спросил Тайлер.

Брианна поднялась с качелей и подошла к колонне, где стоял Тайлер.

— Мы с твоим отцом очень подружились за два года, когда я стала его невесткой. Он не мог понять, почему ты уехал. И все ждал тебя. Он надеялся, что наследство заставит тебя вернуться на ранчо, которое принадлежит тебе по праву.

— Представляю, как это «обрадовало» Бойда! — воскликнул Тайлер с презрительной усмешкой.

— Бойд был самонадеянным эгоистом, и ранчо ему нужно было для удовлетворения своего честолюбия. Он ненавидел тебя лютой ненавистью за то, что Лэндон тебя любил. — И стать его женой он предложил мне исключительно из ненависти к тебе, потому что я ждала от тебя ребенка, добавила она про себя.

— Бойд всегда видел во мне соперника, — сухо сказал Тайлер.

— Ох, Тайлер, почему ты тогда не вернулся или хотя бы не позвонил? — печально проговорила она, тяжело вздохнув.

— Я возвращался, — возразил он, пристально глядя ей прямо в лицо.

— Ты возвращался?! — воскликнула она. Он кивнул, глядя куда-то вдаль.

— Я был очень зол на Лэндона. И уехал, чтобы доказать ему, что он поступил со мной несправедливо и что я добьюсь успеха без его помощи. Когда же остыл, то решил вернуться и спокойно поговорить с ним, но было уже слишком поздно.

— Почему? — спросила она, помрачнев.

— По иронии судьбы я вернулся именно в тот день, когда вы с Бойдом поженились, и как раз в ту минуту, когда вы — счастливые молодожены — под руку спускались по широкой лестнице мэрии.

— Не может быть! — воскликнула Брианна, не в силах поверить, что судьба так жестоко обошлась с ней. — Мне никогда не приходило в голову, что ты был там! Я думала, что ты… — Она хотела сказать, что он бросил ее, но вместо этого сказала:

— Ты должен был вернуться домой несмотря ни на что.

— Ради чего? Ведь я потерял все.

— Не правда! — Если бы она не поверила Бойду, что Тайлер никогда не вернется на ранчо… Если бы не поддалась страху и отчаянию и не согласилась стать женой Бойда… Если бы она подождала хотя бы один день…

— Зато Бойду досталось все — и ранчо, и красивая девушка, — сказал Тайлер со злой усмешкой. — И девушка стала хозяйкой ранчо!

Встретив его испытующий взгляд, она сказала:

— Тайлер, я не хочу говорить об этом. Сколько бы мы ни спорили о прошлом, изменить что-либо уже невозможно.

Тайлер глубоко, протяжно вздохнул.

— Ты права, — согласился он. Внезапно его настроение резко изменилось. Схватив ее за руку, он потащил ее за собой к ступенькам веранды. — Пошли!

Ей пришлось почти бежать, чтобы поспевать за ним.

— Куда мы идем? — спросила она, не сопротивляясь, просто из любопытства.

Он взглянул на нее и улыбнулся. Открытой, приветливой улыбкой, сияя от гордости.

— Я хочу тебя познакомить кое с кем.

И прежде чем она успела задать ему вопрос, они уже были в конюшне. Через оконца проникал слабый свет. Воздух был пропитан запахом сена и конского пота, и это подействовало на нее успокаивающе.

Она шла за Тайлером, догадываясь, кем был этот «кое-кто». Проходя мимо своих лошадей, она машинально проверяла каждую, все ли в порядке.

Вдруг Тайлер остановился и пощелкал языком. Лошадь подошла к дверце своего денника. Улыбнувшись, он отодвинул засов и открыл дверцу, ласково погладив свою любимицу.

— Вот, Брианна, познакомься: моя Юстиция или просто Юсси.

Брианна вошла в стойло вслед за Тайлером, не сводя глаз с красавицы с белой звездочкой на лбу. Она погладила ее по блестящей спине.

— Какая же она красивая! — невольно вырвалось у Брианны.

— Спасибо. — Тайлер так и просиял от гордости за свое сокровище.

Брианна любовалась красавицей Юсси, гладила ее, нашептывая ласковые слова восхищения. Юсси уткнулась мордой Брианне в плечо, и Брианна рассмеялась приглушенным, гортанным смехом, чувственным и призывным. Сердце Тайлера затрепетало. Мерцающий свет луны, падавший на Брианну, высветил ее влажные губы и матово-белую шею.

Вот бы прижаться губами к ее губам, пронеслось в голове Тайлера, и он помотал головой, стараясь избавиться от этого наваждения.

— До чего же она хороша! Такая нежная, милая, — не унималась Брианна, все еще находясь под впечатлением от безукоризненной красоты Юстиции.

— Не думай, что она тихая и кроткая, — сказал, улыбаясь, Тайлер. — Она быстрая и сильная, как метеор. Она выиграла кучу денег на скачках.

— Так вот чем ты занимался все это время! — воскликнула она. — Участвовал в скачках!

— Вот уже три года, как я занимаюсь этим, — подтвердил Тайлер. — Билл, человек, у которого я работал, уговорил меня поучаствовать в скачках на его лошадях. Поучаствовав один раз в местном родео, я незаметно для себя увлекся.

Взяв горсть овса, Брианна протянула ее Юстиции.

— И где же ты нашел это чудо? — спросила она.

— Я приглядел ее, когда она была еще жеребенком, и уговорил Билла продать ее мне, — сказал он, глядя на Брианну, и вдруг в этом маленьком пространстве, пропитанном запахом лошадей и сена, почувствовал, что его безумно влечет к ней.

Брианна тихо засмеялась, когда Юсси уткнулась ей в ладонь, требуя еще овса.

— Смотрите какая жадная, — проговорила она и, погладив звездочку на лбу Юсси, снова запустила руку в ведро с овсом. — Чем ты теперь займешься?

Он окинул ее взглядом в душном ночном сумраке. Она спросила как бы невзначай, но он понимал, что это все показное.

— Я хочу заниматься выездкой.

— А!

Опершись плечом о стену денника, Тайлер разоткровенничался:

— Я хочу приобрести племенного жеребца с хорошей родословной, чтобы спарить его с Юсси.

Брианна с опаской посмотрела на Тайлера.

— Ты можешь спарить Юсси с одним из моих породистых жеребцов, — нерешительно предложила она, словно сомневаясь, надо ли спаривать своих жеребцов с его Юсси. — Фантом и Тенек — великолепные, крепкие жеребцы с прекрасной родословной.

— Это было бы превосходно, если бы я решил заняться разведением и продажей, но я хочу заняться выездкой молодых лошадей. Есть один жеребец — чемпион по выездке, — и я хотел бы его приобрести.

— Вот оно что! — едва слышно прошептала она.

Тайлер кивнул.

— Это Римский Воин. У него прекрасная родословная.

Брианна погладила шелковую теплую Юсси.

— Хорошая родословная стоит недешево, Тайлер.

— Разумеется, но это быстро окупится, — возразил он. — Я хочу завести породистых жеребцов-трехлеток, чтобы было кого выезжать и показывать, одним словом, сделать из этого интересное развлечение для всех желающих.

У Брианны перехватило дыхание.

— У нас в поместье показательные выездки не устраивают! — сказала она жестким, непримиримым тоном.

Тайлер удивленно поднял брови.

— Ты забыла, что в былые времена именно это здесь и устраивалось!

Его слова прозвучали как вызов, и она забеспокоилась.

— И ты сам убедился, насколько убыточным было это занятие, — сказала она, направляясь к выходу.

Тайлер пошел за ней, заперев денник Юсси на задвижку.

— Смешно думать, что выездка лошадей, которой я занимался, не окупала себя! Если кто и приносил убытки, так это Бойд!

Его слова так ошеломили ее, что она встала как вкопанная.

— Откуда ты знаешь? — спросила она, глядя ему прямо в глаза.

— Мне сказал Джаспер, — наконец проговорил он.

— Мне бы надо самой догадаться, — раздраженно сказала Брианна. Откинув со лба волосы, она повернулась и быстро пошла к выходу. — Мало ли что Джаспер наговорит, — бросила она на ходу.

— Ты проделала огромную работу, чтобы спасти ранчо от разорения. Джаспер говорил о тебе с большим уважением. Представляю, чего это тебе стоило. — Он дотронулся до нее ладонью, успокаивая.

Тепло его руки напомнило ей о том, о чем она не хотела вспоминать. Как он обнимал ее, целовал, ласкал…

— Не будь рядом Джаспера, я не смогла бы поправить дела на ранчо, — сказала она.

Он погладил ей руку у запястья, и сердце Брианны бешено забилось.

— Я ведь понимаю, что тебе пришлось проделать эту титаническую работу фактически одной, — тихо проговорил Тайлер.

Она меньше всего нуждалась в его жалости.

— Твоя совесть совершенно чиста, Тайлер, — сказала она, вырывая свою руку. — Мне это пошло только на пользу.

— Я с тобой совершенно согласен, — сказал он низким, хрипловатым голосом. — Так у тебя действительно никого нет? — спросил он, наклонив голову набок.

Она хмуро посмотрела на него, стараясь не замечать тоскливое, щемящее беспокойство, вызванное давними воспоминаниями.

— Почему тебя это интересует?

Он подошел к ней почти вплотную и, обхватив ее голову руками, сказал с потрясающей улыбкой:

— Потому что я никогда не сближаюсь с женщиной, у которой уже кто-то есть.


Глава 3 | Богач без цента в кармане | Глава 5



Loading...