home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Тайлер все ждал, когда же Брианна начнет разговор. Они уже подъехали к восточному пастбищу, что в полумиле от дома; их лошади то шли шагом, то переходили на медленную рысь. Было тихо, только поскрипывание сбруи да пофыркивание лошадей нарушали сельскую тишину.

— Тайлер, продай мне свою половину ранчо, — наконец проговорила она, повернувшись к нему, расправив плечи и вскинув подбородок.

Если бы она сказала, что прилетела с другой планеты, Тайлер удивился бы меньше! Ведь он, кажется, ясно сказал, что никуда отсюда не уедет!

Он засмеялся, но смех получился невеселым.

— Представляю, как тебе хочется завладеть моей половиной ранчо! Наверное, спишь и видишь, что все поместье — твое?

— Но и ты внакладе не останешься, можешь мне поверить! — сказала она недовольным тоном.

— Неужели? — Он окинул ее взглядом, задержавшись на красивом лице и чувственных губах. Она и в минуты их близости тоже думала о том, как бы стать единоличной хозяйкой поместья? Торговала собой, чтобы потом потребовать «Угодья»? Она и Бонду продалась за поместье… Он до боли стиснул зубы, вспомнив ее предательство. — Ну и сколько же мне причитается, если я уберусь отсюда? — спросил он. Она холодно посмотрела на него.

— Десять тысяч наличными, — сухо ответила она.

— Не пойдет.

— Через некоторое время я переведу на твой счет дополнительную сумму. Это все, что я могу предложить.

— Не выйдет! Изволь слушать меня внимательно. Я здесь обосновался раз и навсегда. Все документы, подтверждающие мое право на наследство, я подписал. Так что тебе от меня не избавиться. Не дождешься! Можешь судиться со мной хоть сто лет! Но сам я свою долю не уступлю и из дома не уеду!

Брианна побледнела.

— Подумай хорошенько!

— Уже подумал, — твердо сказал Тайлер. Он посмотрел куда-то вдаль, потом проговорил:

— Для начала я решил купить породистого жеребца.

Брианна глубоко вздохнула. Ее предложение обернулось против нее, и теперь Тайлер «наезжал» на нее со своим нелепым планом.

— Мы не можем позволить себе подобную роскошь, — возразила она.

— Породистый скакун ранчо не по карману, а отдать все, до последнего цента, только чтобы я убрался отсюда, — это по карману? — с горечью упрекнул он ее.

Сознавая его правоту, она, однако; твердо стояла на своем:

— Это разные вещи.

— Ну как же, еще какие разные! — иронически проговорил он, глядя на нее проницательным взглядом. — Отдать мне все наличные до цента — это не риск, это вклад в дальнейшее развитие ранчо, не так ли?

«На эмоциональном уровне — да», — хотела она ему сказать, но слова застряли в горле.

— Если ты решила вкладывать свои деньги в ранчо, то делай это с размахом! — Он продолжал разговор так, словно они вместе управляли ранчо в течение многих лет. — Как я тебе уже сказал, я хочу купить Римского Воина.

Она кипела от негодования, но старалась держать себя в руках. Почему она вбила себе в голову, что легко избавится от Тайлера?

— И сколько же стоит этот твой жеребец, которого тебе так не терпится купить? — спросила она, стараясь казаться совершенно спокойной.

— Армон Эккерли просит за него сорок тысяч.

— Сорок тысяч?! — ахнула она.

— Может быть, он уступит его и за тридцать.

— Нет, я не могу пойти на это, — не соглашалась она.

— Мы с тобой справимся, — настаивал он. — У меня есть тысяч двадцать. На недостающую сумму оформим в банке краткосрочный кредит.

— Да в банке нас просто высмеют! — упорствовала Брианна.

Что-то жесткое и хищное промелькнуло в его глазах.

— Тогда я продам несколько акров земли, — спокойно сказал он.

— Еще чего! — воскликнула она. — Я спасла ранчо не для того, чтобы ты разбазаривал его угодья! Это единственное, что есть у Даниэля. Стоит ли рисковать ранчо ради какого-то жеребца?

— Ты ошибаешься, — запальчиво сказал он.

— Это я-то ошибаюсь? — возразила она, смерив его негодующим взглядом. — Не я бросила ранчо девять лет назад! И за эти девять лет ты ни разу не поинтересовался, что со мной, с твоим отцом, с поместьем. Я работала как проклятая, чтобы не обанкротиться. Теперь ранчо — прибыльное и крепкое хозяйство. И я не позволю рисковать им ради твоих сумасбродных идей!

— Выездка молодых лошадей убыточной никогда не была! — возмущенно закричал Тайлер. — Это Бойд занижал прибыль от выездки, чтобы навредить мне, и почти довел ранчо до банкротства своим пьянством.

Заявление Тайлера возмутило ее. Она не отрицала, что Бойд был жадным и хитрым, но как Тайлер посмел обвинять его в воровстве?

Она не стала с ним спорить, а вернулась к своей главной цели, ради которой и затеяла эту поездку:

— Тайлер, лучше тебе отсюда уехать. Будь благоразумным, прими мое предложение, на эти деньги купишь себе участок и будешь делать там все что вздумается!

— У меня уже есть «участок»! — возразил он. Поняв, что она проиграла, Брианна пришпорила Камею, и та перешла на рысь, а потом на галоп. Подавшись вперед, Брианна все подгоняла ее, словно за ней по пятам гнался сам дьявол.

«Дьявол» тут же помчался вдогонку. Он был вне себя от гнева.

— Черт возьми, Брианна, сбавь скорость! Смотри, сломаешь себе шею!

Н9 она не послушалась и погнала Камею еще быстрее. Юстиция неслась следом. Брианна похолодела от ужаса: Тайлер уже был совсем рядом, так близко, что это становилось опасно.

Он схватил поводья Камеи и потянул их на себя.

Наконец лошади остановились. Как только опасность миновала, Брианна соскочила с Камеи и побежала прочь не разбирая дороги — лишь бы подальше от Тайлера.

— Брианна! Ты куда? — закричал он ей вдогонку. Спешившись, он бросил поводья обеих лошадей. — Вернись, нам надо поговорить!

— Уйди! Я хочу побыть одна. — Она упрямо шла, спотыкаясь и падая, снова вставая и продолжая идти вперед. Солнце палило нещадно, по лицу текли струйки пота, разъедая глаза.

Тайлер шел за ней, громко чертыхаясь.

— Я не уйду, пока мы не договоримся, — заявил он.

— Нам не о чем договариваться. Поскольку половина поместья принадлежит мне, я имею полное право запретить тебе заниматься выездкой молодняка, — сказала она. — Я предложила разумный выход из создавшегося положения, но ты отказался, так что наш разговор зашел в тупик.

Как Брианна ни старалась отогнать навязчивые мысли, всю оставшуюся половину дня искаженное гневом лицо Тайлера стояло перед ее глазами.

На ужин он так и не пришел, и Брианна облегченно вздохнула — ей не надо притворяться перед Даниэлем, изображая приветливую хозяйку.

Тайлер не появился и в десять часов вечера.

Она выключила лампы во всем доме, оставив свет только на веранде, и поднялась наверх. Из ее спальни конюшня хорошо просматривалась. Стоя у окна, она мучительно размышляла, где же Тайлер.

Наконец она решила, что это не ее забота, и, переодевшись в ночную сорочку, легла в постель, но заснуть не могла. Она лежала с открытыми глазами до тех пор, пока не услышала, как он пришел. Только тогда она успокоилась и крепко заснула.

Проснувшись утром, она решила, не откладывая, сразу приступить к решению их непростой проблемы. Будучи законным наследником ранчо, он имел полное право остаться, и она была здесь бессильна. Оставалось одно — договориться.

Она не изменила своего мнения относительно его наивных планов и надеялась, что с помощью Джаспера ей удастся убедить Тайлера отказаться от них.

Брианна спустилась вниз с твердым намерением приступить к переговорам сразу же после завтрака. Тайлера в доме не было. Выглянув из окна кухни, она увидела, что его грузовика и трейлера тоже нет.

Прежде чем она собралась что-либо предпринять, ее вдруг осенило. Даже не заходя в его комнату, она уже поняла, что там нет его дорожной сумки. Она поднялась наверх в ванную — принадлежностей для бритья на полочке не оказалось. Она поискала записку Тайлера, но не нашла.

С замиранием сердца она отправилась в конюшню, чтобы найти последнее подтверждение своей догадки. Юсси не было.

Она обессиленно прислонилась к дверце денника и закрыла глаза.

— Будь он проклят! — в сердцах воскликнула она, охваченная бурей противоречивых чувств. Как он мог снова бросить ее?

— Что случилось, миссис Брианна? Она медленно выпрямилась и огляделась. В проходе стоял Джаспер и с тревогой смотрел на нее.

— Где Тайлер? — Должен же он хоть кому-нибудь сказать, куда он уехал!

— Не знаю, — ответил Джаспер, пожимая плечами. — Он мне ничего не сказал, но часа в четыре утра я слышал шум мотора.

Она усмехнулась.

— Это так похоже на Тайлера — при первой же трудности убежать, никого не предупредив.

Джаспер с сочувствием посмотрел на нее.

— Но вы же сами этого хотели.

В словах Джаспера ей послышалось осуждение, и неожиданно она почувствовала себя злобной фурией. Действительно, она хотела, чтобы Тайлер уехал отсюда навсегда. Но как он это сделал — ее не устраивало!

— У него хватило наглости уехать, даже не попрощавшись и не сказав, куда он едет!

— С чего вы взяли, что он уехал? — спросил Джаспер.

— Он взял с собой Юсси. — Брианна сердито махнула рукой на пустой денник. — И забрал с собой все свои вещи.

Джаспер понимающе кивал головой.

— Значит, он согласился продать вам свою долю?

— Нет. Он отказался. — Она ходила взад-вперед, в бессильной злости подбрасывая ногой клочья соломы. — Он собрался заняться выездкой молодняка, но я ему запретила. Я хорошо помню, что произошло тогда, девять лет назад.

— Не такое уж это плохое дело — объезжать молодых лошадок, — возразил Джаспер, глядя куда-то вдаль.

Брианна остановилась, не веря своим ушам.

— Как ты можешь говорить такое, прекрасно зная, что тогда произошло?

— За девять лет Тайлер научился многому — и показательным соревнованиям по выездке тоже.

— И зачем мы с тобой все это обсуждаем? Ведь он больше не вернется!

— Я в этом не уверен, миссис Брианна, — с улыбкой сказал Джаспер.

Ее раздражало, с какой настойчивостью Джаспер заступается за Тайлера. Она знала по собственному опыту, что Тайлер вернется не скоро, а может быть, никогда. Без сомнения, не разрешив ему заняться любимым делом, она унизила и оскорбила его.

Одно ей было непонятно: почему он не согласился взять деньги? Он был так разъярен?

Она провела весь день в своем кабинете, время от времени задавая себе эти вопросы. Все будет хорошо, успокаивала она себя. Ее вера продержалась до прихода Даниэля — он вошел в кухню, когда она готовила ужин.

— Мама, куда уехал дядя Тайлер? Вопрос сына застал ее врасплох. Она предполагала, что Даниэль спросит ее о Тайлере, но так и не придумала ничего вразумительного, чтобы объяснить мальчику внезапное исчезновение его дяди.

Брианна погладила шелковистые мягкие волосы сына:

— Не знаю, дорогой.

— Он вернется к воскресенью? — спросил он, нахмурившись.

Она решила, что не будет обманывать Даниэля напрасными надеждами:

— Не думаю.

Мальчик опустил голову и стал рассматривать свои кроссовки.

— Понятно, — едва слышно проговорил он.

— Даниэль, что случилось? — спросила она, чувствуя себя виноватой.

Мальчик отвернулся, пряча подступившие к глазам слезы.

— Он обещал, что в воскресенье покажет, как надо обуздывать молодых кобылок. Мне бы и самому надо было догадаться, что он забудет о своем обещании.

Даниэль поднял голову, и она увидела, что у него дрожат губы.

—  — Ладно, что теперь говорить. — Он резко повернулся и побежал наверх в свою комнату.

Она хотела было позвать Даниэля, но так ничего и не придумала, чтобы ободрить и утешить своего сына. Она пыталась уберечь его от дружбы с Тайлером, но от горькой истины уберечь не смогла: вот уже во второй раз его отец исчезает, даже не взглянув на сына.

Дни тянулись невыносимо долго, а от Тайлера не было никаких известий. Даниэль бесцельно слонялся, пытаясь понять, почему дядя Тайлер уехал, даже не попрощавшись. Мальчик спрашивал себя, не сделал ли он что-нибудь такое, что могло рассердить Тайлера и стало причиной его внезапного отъезда. Брианна все больше тревожилась за сына. Она никак не ожидала, что отъезд Тайлера так его расстроит, и все больше негодовала на безответственность своего деверя.

Но дела не терпели отлагательств, и Брианна решила заняться проблемами ранчо. Взяв из кипы бумаг счет за фураж, она попыталась сосредоточиться на работе. В понедельник ее ждет столько дел!.. Надо оплатить счета, сделать балансовый отчет. На это уйдет полдня… Она три раза подсчитывала, сколько должна за фураж, и все три раза выходили разные суммы. Наконец, тяжело вздохнув, она отодвинула бумаги в сторону и закрыла глаза.

Ей послышалось или действительно донесся шум приближающейся машины? Сегодня выходной, и посторонних не ожидалось. Внезапно в ее душу закралось подозрение — уж не Тайлер ли вернулся?

Она вскочила со стула и бросилась во двор. Во дворе стоял грузовик и знакомый трейлер, а Тайлер о чем-то увлеченно рассказывал Джасперу, весело смеясь, словно самый беззаботный человек на свете. Будто он не пропадал четыре дня… будто не обманул ожиданий маленького мальчика, который заперся в своей комнате и не хочет никого видеть.

Казалось, с каждым шагом, приближавшим ее к Тайлеру, гнев и обида в ее душе закипали все сильнее, грозя выплеснуться наружу. Подойдя ближе, она поняла из разговора Тайлера с Джаспером, куда он ездил, но это отнюдь не извиняло его.

Как только Тайлер ее увидел, улыбка мгновенно исчезла с его лица.

— Привет, Брианна, — подчеркнуто вежливо поздоровался он.

— Тайлер, не мог бы ты зайти в дом? — как можно спокойнее проговорила она, с трудом сдерживая свой гнев.

Направляясь к дверям трейлера, он на ходу сказал:

— Конечно, могу, вот только отведу Юсси в конюшню…

— Я бы хотела поговорить с тобой прямо сейчас, не откладывая ни на минуту. — Брианна круто повернулась и пошла к дому.

Тайлер смотрел вслед Брианне, и от его приподнятого настроения не осталась и следа.

— Что это с ней? — спросил он Джаспера. Тот снял шляпу и поскреб в затылке.

— Она тут очень переживала, что ты куда-то исчез.

— Вот именно! — воскликнул Тайлер, опуская трап трейлера. — Переживала, что я вернусь. Джаспер прыснул.

— Не без этого. Ты иди, я позабочусь о Юстиции.

— Вот спасибо. — Тайлер снял шляпу и, швырнув ее в кабину грузовика, направился широким шагом к дому.

У него не было никакого желания заниматься сейчас серьезными делами. Во время долгого пути из Юджина домой он мечтал о горячем душе и домашней еде. Но, видно, он еще не скоро дорвется и до душа, и до домашней снеди.

После той прогулки верхом Тайлер решил на выходные оставить Брианну одну, чтобы она могла отдохнуть и успокоиться. Так что соревнования по выездке были как нельзя кстати. Для Брианны — прекрасная возможность отвлечься, а для него — заработать наличные деньги, так необходимые для покупки Римского Воина. Ему повезло, и он выиграл эти соревнования.

— Что ты себе позволяешь? — накинулась она на него, как только он вошел в ее кабинет. Она вся дрожала от гнева.

Он закрыл за собой дверь, твердо решив не ввязываться в ссору.

— Я только выгрузил Юсси и…

— Не прикидывайся простачком, Тайлер, — презрительно проговорила она. — От тебя не было никаких известий целых четыре дня, и вдруг ты появляешься как ни в чем не бывало. Запомни, ты не можешь приходить и уходить, когда тебе вздумается!

Он скрестил руки на груди, чувствуя, что его терпению приходит конец.

— Ты абсолютно права. Не дай Бог, кто-нибудь подумает, что я хозяин половины поместья!

— Черт бы тебя побрал! — Она вернулась на свое место за столом. — Ты мог бы сказать Джасперу, что уезжаешь, раз не хотел разговаривать со мной!

Он так долго жил один, ему и в голову не пришло, что надо кому-то докладывать о своих намерениях.

— Я не знал, что мне следует сообщать о своем местонахождении.

— Это называется вежливостью, которую ты, кажется, совсем утратил, — сказала она с ехидной улыбкой.

— Я и не предполагал, что ты настолько обеспокоишься, — парировал он.

— Мне лично абсолютно все равно, куда ты едешь и чем занимаешься. Но я не позволю тебе обижать Даниэля. Ты забыл, что обещал ему?

У Тайлера перехватило дыхание. Он был так взвинчен их ссорами и так хотел победить в этих соревнованиях, что больше ни о чем не думал. Но это не давало ему права нарушить слово, данное мальчику.

Даниэль видел, как он въехал во двор и остановил свой грузовик и трейлер, но вместо того, чтобы подойти и поздороваться, мальчик побежал домой. Это показалось Тайлеру странным. Теперь он понял, в чем дело.

— Ты столько всего наобещал ему и ничего не сделал, — грустно сказала Брианна. Она смотрела на него с обидой.

— Об этом я как-то не подумал, — пробормотал он, искренне сожалея о своей безответственности.

Недовольно взглянув на него, она бросила:

— Вот в этом-то и все дело, Тайлер!

— Почему ты решила, что я больше не вернусь? — неожиданно спросил он. — Ведь я сказал, что никогда не уеду из поместья!

— Ты не оставил даже записки. Так что я должна была подумать?

Вдруг он понял, что привело ее в такую ярость. Она вспомнила, как он уехал тогда, в первый раз, когда его обидели… и не возвращался целых девять лет!

— Брианна, я не думал, что… — начал было Тайлер.

— Не надо, — перебила она его на полуслове. — И слышать ничего не хочу! — Она открыла дверь кабинета, но перед тем, как выйти, задержалась в дверях. — Тебе надо извиниться. И прежде всего перед Даниэлем. И впредь — думать.

Тайлер остановился перед закрытой дверью спальни Даниэля и долго разглядывал надпись на двери: «Не входить! Убьет!», размышляя, стоит ли ему вообще входить. Он не умел извиняться, но за дверью прятался мальчик, обманутый в своих ожиданиях. Тайлер стоял и думал, что ему делать — ждать, пока Даниэль сам выйдет из своего убежища, или постучаться и войти.

Он постучал.

— Да, — прозвучало в ответ. Тайлер сжимал в кулаке тяжелую золотую пряжку, будто она могла помочь ему.

— Это дядя Тайлер. Можно войти?

Ответа не последовало.

Тайлер взялся за дверную ручку — дверь оказалась не заперта. Открыв ее, он внимательно оглядел комнату. Даниэль сидел на подоконнике, поджав ноги и обхватив руками колени.

— Даниэль, — начал Тайлер, направляясь к окну и с трудом пробираясь между разбросанными на полу игрушками, — извини, что так получилось.

Мальчик обернулся и посмотрел на Тайлера до боли знакомыми голубыми глазами.

— Да ладно. Я к этому привык. Бойд… мой папа много чего мне обещал, но так ничего и не сделал.

— Я должен был предупредить тебя, что уезжаю на несколько дней, но как-то упустил это из виду.

Примирение оказалось более трудным, чем предполагал Тайлер. Сидя на краю детской кровати, он старался объяснить Даниэлю, почему его не было четыре дня.

— Мне надо было уехать, и именно на эти выходные. От этого зависело, смогу я купить приглянувшегося мне коня или нет. Вот я и поехал с Юсси в Юджин на соревнования по выездке. Понятно, я обидел тебя. Но больше я тебя не подведу.

— А, все взрослые так говорят! — недоверчиво сказал мальчик.

— Видишь ли, люди учатся на своих ошибках. Я тоже извлек урок из случившегося.

Даниэль не проронил ни слова, и поскольку молчание затягивалось, Тайлер встал, не зная, что ему предпринять. Может, Даниэлю нужно время, чтобы обдумать их разговор? Вздохнув, Тайлер направился к двери.

— Ты выиграл?

Внезапно остановившись, Тайлер обернулся. Мальчик наблюдал за ним с неподдельным интересом.

— Да, я выиграл. А когда мне вручили эту пряжку, я сразу подумал, что подарю ее тебе.

— Мне?! — воскликнул недоверчиво Даниэль. Тайлер взял ладошку мальчика и, вдавив в нее тяжелую золотую пряжку, сжал его пальчики в кулак.

Даниэль раскрыл ладонь и, затаив дыхание, стал рассматривать трофей.

— Вот здорово! — воскликнул он, гордый и счастливый. — Это в самом деле мне? Тайлер кивнул.

— Но при одном условии.

Даниэль с восхищением рассматривал изображенного на пряжке всадника, укрощавшего вставшую на дыбы лошадь. Он посмотрел на Тайлера.

— Каком условии?

— Я буду учить тебя всему, что умею сам. Ну как, согласен?

— Согласен! — воскликнул Даниэль, сияя от счастья.


Глава 5 | Богач без цента в кармане | Глава 7



Loading...