home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

К усадьбе графов Коробковых вели две дороги, лет двадцать назад заасфальтированные, по российским меркам не особенно раздолбанные и, следовательно, пригодные не только для пешеходов, но и для автомобильного транспорта. Согласно распоряжению Бутылкина одну дорогу (кратчайшую) перекрыли сержанты Зубов, Чубов и Отморозков под чутким руководством лейтенанта Вячеслава Коловертова, а другую, объездную, сержанты Тупов, Лупов, Дубов во главе с лейтенантом Бибикиным. Стражи закона загородили проезжую часть «воронками», а сами тусовались вокруг с автоматами на изготовку, резиновыми дубинками, связками наручников и прочими предметами, необходимыми для поддержания общественного порядка. Начальство взирало на мокрых нервных подчиненных из поставленных на обочину легковушек.

Работы у заградпостов было хоть отбавляй: жители Лозовска косяками тянулись к усадьбе. В воздухе висел многоэтажный мат, перемежаемый надсадным милицейским гавканьем, негодующими воплями граждан, а также жалобными стонами тех, кто успел познакомиться с сержантскими дубинками.

– Поворачивай оглобли, блин, на ...!

– Вы не имеете права!..

– Че-его?! Права?!

– Получай, придурок!

– А-а-а-а!

– Куда прешься, бабка? На кладбище в противоположную сторону! Гы-гы-гы!..

– Сынок?!

– Я те дам «сынка».

Хрясь!.. У-у-у-у!

В половине второго на дороге, оберегаемой лейтенантом Коловертовым, появился новенький черный джип с Леликом, Толиком, Вовиком внутри.

– Что за цирк? – приоткрыв окно, лениво осведомился сидевший за рулем Лелик. – Почему мешаете проехать?!

При виде чиновников из мэрии сержанты смущенно потупились, переминаясь с ноги на ногу. Пришлось вмешаться Коловертову.

– Никого не велено пропускать. Приказ начальника отделения. – Покинув теплый сухой салон служебной «шестерки» и ежась под мелким противным дождичком, он сообщил: – Разворачивайтесь!

– Да знаешь ли, сопляк, с кем разговариваешь? – взбеленился Толик, на днях в порядке очередности побывавший в постели у Звездовской, удостоившийся похвалы: «Ты самый лучший мужчина. Сексуальный гигант! Пуси-муси!» – и потому заболевший манией величия в острой форме. – Я же тебя, недоносок, в порошок сотру! Немедленно свяжись со своим начальством! Ах, рация отсырела? На, возьми мой сотовый! Живей, твою мать! Мы торопимся!

Коловертов набрал личный номер Бутылкина.

– Значит, говоришь, приближенные мэрши? – ядовито прошипел в трубку подполковник, после недавней беседы с мадам Звездовской преисполнившийся к ней лютой ненависти. – Шустрая, карга! Быстро подсуетилась! – Начальник отделения изощренно выматерился.

– Каковы будут указания? – спросил лейтенант.

– Гони взашей! – свирепо рявкнул Ольгерд Пафнутьевич. – Чтоб через минуту духу их там не было! А рыпнутся – двинь по сусалам! Все, отбой!

Когда Коловертов, закончив беседу с шефом, повернулся к прихвостням Звездовской, его физиономия поразительно напоминала голодного Дракулу, жаждущего крови. Даже зубы как будто удлинились.

– Проваливайте к чертовой матери, – проскрежетал он, плотоядно облизывая тонкие губы (и язык вроде раздвоился! Прямо мистика!). – Проваливайте, иначе навек здоровья лишитесь!

– Что-о-о-о?! – возмущенно вскинулся Вовик, накачанный двухметровый амбал, славящийся непомерным самомнением, помноженным на скверный характер. – Обурел, мозгляк легавый! Чмо заблатовавшее!

Выпрыгнув из машины, он, по-мясницки кхекнув, опустил могучий кулак на темя лейтенанта. Глаза Коловертова сошлись у переносицы, сознание затуманилось, ноги подкосились, однако его служебное рвение не пострадало.

– Огонь! – задушенным голосом скомандовал он сержантам. Зубов с Чубовым замялись в нерешительности, но бравый, не обремененный мозговыми извилинами Отморозков послушно нажал спусковой крючок автомата. Очередь прошла впритирку над головой Вовика, принудив последнего плюхнуться ничком в грязь. Видя крутость товарища, Зубов с Чубовым приободрились и, размахивая дубинками, набросились на поверженного противника. Коловертов злорадно расхохотался.

– Убирайтесь, козлы! – повторил он. – Пока целы! Молодец, Отморозков! Получишь поощрение!

Черный джип с кипящими от бессильной ярости клевретами Звездовской неохотно повернул обратно к городу...


* * * | Бриллиантовый психоз | * * *