home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

– Надо бы избавиться от дохлятины, да местность здесь не особо удобная для подобных мероприятий, – вслух рассуждал Рептилия, равнодушно глядя на оскаленный труп Сулеймана. – Лесок крохотный. Люди постоянно шастают взад-вперед. Свежие могилы сразу в глаза бросятся. Разве что землю утрамбовать поплотнее, прикрыть сверху дерном или валежником?.. Но это процесс долгий, возиться замучаешься. А время не терпит! Да еще нести ублюдков вручную! На тачке-то в лес не зайдешь. Я пробовал однажды и застрял наглухо. Еле-еле обратно выбрался! Пруды? Гм... за последние годы они настолько обмелели – пешком перейти можно! И джип ихний, блин! Не себе же оставлять вещественное доказательство!

Пахан на минуту задумался. Потом, приняв решение, набрал номер на сотовом телефоне.

– Привет, Иван, – сказал он в трубку. – Срочно приезжай с пятью ребятами по форме два. Обязательно захватите тару... Четыре комплекта... Да, груз скоропортящийся... Адрес тебе известен. Не канителься!

– Форма два – автоматчики, – положив трубку на стол, пояснил он. – Тара...

– Не дурак, понимаю! – перебил я. – Интересно другое: где ты намереваешься их похоронить?

– В одном из подмосковных водохранилищ. Вместе с машиной. Там крутой спуск и глубина приличная. Порядка четырех метров. Канут без следа!

– На дорогах усиленные посты милиции, – напомнил я.

– Знаю! – кисло скривился Кретов. – Но деваться-то некуда! Авось пронесет!..

Через полчаса прибыли на трех «девятках» пять вооруженных автоматами мордоворотов во главе с порученцем Рептилии Иваном. Порученец, тридцатилетний коротко стриженный мужчина с боксерским носом, выслушав наставления шефа, рьяно взялся за дело. Под его чутким руководством «быки» упаковали мертвые тела в черные пластиковые мешки, погрузили в джип, старательно оттерли пятновыводителем кровь с пола. Разбитое окно заколотили фанерой. Несчастную овчарку Риту закопали в саду. Завершив «уборку», Иван уселся за руль джипа и, не прощаясь, выехал со двора. Следом за ним двинулась одна из «девяток» с двумя парнями внутри, оставшиеся пятеро сноровисто заняли круговую оборону. Демьяненко, сгорбившись на стуле, никак не реагировал на происходящее. Жена с сыном, которым он вколол сильнодействующее снотворное, спали в дальней комнате.

– Вот и все! – когда гул моторов затих вдали, улыбнулся Степану Витька. – Чистота, порядок... Знать ничего не знаем, ведать не ведаем! Мои хлопцы на всякий случай покараулят дом, а мы с Алексеем дождемся сигнала от Паши и проведаем господина Синявского. Потолкуем с пидором по душам!

– Ему нужен постельный режим! – выйдя из прострации, встрепенулся Демьяненко.

– Кому? – не понял Кретов. – Синявскому?

– Нет, Скрябину!

– Ну ты, брат, сказанул! – расхохотался Рептилия. – Да если б не сержант, то есть майор... Извини, дружище, по старой памяти до сих пор ассоциирую тебя с Афганистаном... В общем, если б не Скрябин, чеченец-часовой ухлопал бы всех нас словно куропаток! Опытный, гад, попался. Настоящий профи! Не чета ни мне, ни моим обезьянам... Только благодаря Алексею операция завершилась успешно! Недаром он половину жизни в «горячих точках» провоевал!

– Так-то оно так, – хмуро произнес Степан. – Леха и в больнице лицом в грязь не ударил. Двух зверей[19] влегкую замочил! Но разве ты забыл, чтопроизошло с ним после?

– Действительно! – помрачнел Витька. – Я как-то не сообразил!

– Перестаньте херней страдать! – возмутился я. – Постельный режим! Ты, Степа, лучше на себя в зеркало посмотри! Места живого нет! А майор Скрябин, к твоему сведению, в превосходной физической форме! Ежели не веришь – могу отжаться от пола двести раз подряд. – Тут я, признаться, изрядно покривил душой. На самом деле мое самочувствие стремительно ухудшалось: ныла простреленная грудь, гудела голова, по коже расползались мелкие пупырышки озноба. Похоже, снова поднималась температура. Обещанные двести отжиманий были чистейшей воды фарсом. Я бы откинул копыта разе на десятом, не позже! Вместе с тем я отчетливо понимал, что должен обязательно участвовать в допросе Синявского, выслушать собственными ушами «исповедь» наводчика, досконально проанализировать ситуацию и решить, можно ли Степану дальше оставаться в своем доме, продолжать ходить на работу или ему следует, подобно мне, затаиться на время. Витька – мужик, без сомнения, хороший, однако склонен к разгильдяйству и вполне способен упустить из внимания какую-нибудь мелкую, но важную деталь...

– Хочешь, проведем показательный спарринг? – обращаясь к Рептилии, продолжал блефовать я. – Пять твоих «быков» против меня одного! Зови ребятишек! Будешь вместо рефери!

– Да ну тебя в баню! – досадливо отмахнулся Кретов. – Перекалечишь пацанов!

– То-то же! – стараясь не лязгнуть зубами (проклятая температура!), назидательно молвил я. – Ладно, пойду воду разогрею. Выпьем кофейку, взбодримся... Впереди длинная ночь!..

Очутившись на кухне, я тщательно закрыл дверь, поставил чайник на электроплиту, порывшись в навесном шкафчике, нашел целлофановый пакет с различными таблетками, принял двойную порцию аспирина с анальгином, достал из холодильника графин с водкой, налил полстакана, густо поперчил и залпом проглотил... Самодеятельное лечение помогло. К тому моменту, когда чайник закипел, голова прояснилась, озноб исчез. На лбу выступил обильный пот. Утерев лицо белым вафельным полотенцем, я приготовил три чашки кофе и с подносом в руках вернулся в комнату...


* * * | Запах крови | * * *