home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Ахмет Хойхороев доводился отдаленным родственником тому самому подонку, который в 1996 году отпилил ножовкой голову русскому солдату Евгению Родионову за категорический отказ парня снять с груди крес[10]

Тот Хойхороев благополучно подох в Грозном в 1999 году, его родной брат тоже скопытился, а вот Ахмет выжил. Правда, в одном из боев Ахмету отстрелили яйца. В результате он ненавидел русских гораздо больше остальных чеченцев. После разгрома банды, в которой обретался Хойхороев, отрядом спецназа ГРУ Ахмет в панике удрал из Ичкерии, по поддельным документам пробрался в Москву и влился в здешнюю чеченскую диаспору. Вскоре он нашел весьма прибыльную работу у крупного наркодельца Надира Магометовича Хабибулина.

Новый хозяин быстро оценил по достоинству садистскую жестокость Хойхороева и назначил последнего на должность штатного палача. Евнух Ахмет с наслаждением замучивал до смерти всех, на кого указывал наркоделец. Чем и кормился…

Учитывая солидный боевой опыт Хойхороева, Надир Магометович поручил руководство захватом Воронцова именно ему, однако напоследок грозно предупредил:

– Только смотри – ЖИВЬЕМ!!! Фээсбэшник нужен для допроса. Потом терзай неверного сколько пожелаешь, но сперва доставь мне его целым, а не по частям. Уразумел?!

Ахмет с готовностью кивнул. Перспектива «потерзать неверного» привела садиста в бешеный восторг.

В группу Хойхороева входило десять человек – семь чеченцев и три таджика. Все они успели повоевать против России, а теперь работали на Хабибулина. Хозяин снабдил Ахмета фотографией намеченной жертвы. (Фотографию выдрал из личного дела и любезно предоставил наркодельцу ректор Афанасьевский.)

Бывшие моджахеды поджидали Павла Андреевича с девяти вечера. Местная молодежь по причине холодной погоды не тусовалась, как обычно, на лавочках у кинотеатра, а разбрелась кто куда. Наши «джигиты» тоже изрядно замерзли и посему окончательно озверели. (Впрочем, в них и раньше-то было мало человеческого.)

Чеченец Алихан шептал на родном языке ужасные проклятия. Остальные злобно скрежетали зубами. Один лишь Ахмет сохранял видимость спокойствия и внимательно наблюдал за троллейбусной остановкой. Наконец, ровно в десять с троллейбуса сошел Воронцов и неторопливо направился прямиком к засаде.

– Приготовиться! – тоненьким голоском кастрата скомандовал Хойхороев. – Объект приближается… Внимание!.. Вперед!!!

И начался кошмар.

Первым погиб Алихан – приемом из Универсальной боевой систем[11] фээсбэшник сломал чеченцу позвоночник. Затем истек кровью таджик Мустафа – шинковым движением Павел Андреевич разорвал ему сонную артерию. Воронцов «работал» в пластичной манере ведения бо[12] – двигался бесшумно и мягко, словно кот, легко уходил от ударов. На непроницаемом, но белом от холодной ярости лице горели светлым пламенем серые глаза…

Беззвучно хватая ртом воздух, осел на землю Зелимхан – участник налета Шамиля Басаева на больницу в Буденновске. Чудовищный удар кулака остановил «джигиту» сердце.

Ахмета захлестнул животный страх. От хозяина Хойхороев знал, что Воронцов служил в спецназе КГБ, и потому, предосторожности ради, старался держаться подальше от места схватки. Однако даже он не ожидал от фээсбэшника такой прыти! Действия Воронцова живо напомнили «сыну гор» ту ужасную ночь, когда на лагерь их банды напал отряд спецназа ГРУ, кстати, раз в пять меньший по численности. Те тоже, при необходимости, играючи убивали матерых моджахедов небрежным на вид движением руки или ноги.

– И-е-е-э-э!! – захрипел, хватаясь за горло и медленно заваливаясь на бок, некто Лечо Джанибеков, слывший между прочим отличным специалистом по карате.

– Бум! – стукнулась об асфальт голова мертвого Руслана Мусаева, одного из немногих уцелевших после штурма федеральными войсками села Комсомольское. Мгновенно скончавшийся Руслан не вскрикнул, не пошатнулся, а грохнулся сразу, будто срубленное дерево. Ахмет наконец опомнился от шока, но прежде чем он успел это сделать, в ад отправились еще двое боевиков. Хойхороев вытащил из кармана заранее заготовленную трубку, осторожно вставил в нее смазанную особым психотропным средством иглу, тщательно прицелился и с силой дунул. Отравленная иголка вонзилась Воронцову в щеку. Фээсбэшник остановился, с ненавистью посмотрел на Ахмета, шагнул в его сторону и… потерял сознание.

– Грузите неверного в машину! – пискляво приказал Хойхороев двум оставшимся в живых подручным…


Глава 4 | Рукопашник | Глава 5