home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

-Сюда! Мы еще не закончили покупки.

Джейк взял Люсианну за локоть и повел к магазину, куда идти ей явно не хотелось.

— Тебе необходимо новое нижнее белье, — кратко пояснил он, но Люсианна и сама смогла догадаться, что там Продают, посмотрев на витрину. Эти штучки не имели ничего общего с простыми и скромными вещами, к которым она привыкла.

— Мне не нужно никакого нового нижнего белья, — отчеканила Люсианна и сердито посмотрела на Джейка, заметив его недоверчивый взгляд.

— Не думаешь же ты, что те образцы женского целомудрия, которые ты снимала с веревки, когда я заходил к тебе, смогут разбудить страстное желание у Джона? Кроме того, они будут нахально выделяться под шелковыми брюками…

Люсианна хотела было возразить, но смолчала. Возможно, ей и нужно новое белье как дополнение к новой одежде, но не покупать же его вместе с Джейком!

— У меня нет времени, — не без гордости сказала она. — В половине пятого я должна посмотреть одну машину.

— Тогда нам лучше поторопиться. Сейчас почти четыре, — отозвался Джейк.

Они были на полпути к машине, когда он задумчиво произнес:

— А вообще-то можно прекрасно обходиться и без белья. Так и одежда лучше сидит, и самолюбию мужчины всегда льстит, когда женщина как бы говорит ему: «Ну что же ты, вот она я, бери меня». Об этом, между прочим, написано в твоих книгах.

Люсианна остановилась и посмотрела на Джейка уничтожающим взглядом, лицо се пылало от гнева.

— Ни за что не стану этого делать… За кого ты меня принимаешь? — возмущенно проговорила она.

Да, подобной реакции можно было ожидать. А ведь он мог бы сказать, что для любого мужчины, а для него в особенности, нет ничего более пленительного и будоражащего кровь, чем уверенность, что между его руками и ее телом существует единственная сладостно-мучительная преграда в виде элегантных брюк и топика, а под ними оно восхитительно и бесстыдно обнажено. А уж находиться с ней в публичном месте, зная об этом, было бы верхом блаженства… Нет, такие мысли нужно гнать от себя!

Она выглядела такой ухоженной и ослепительной и в то же время такой неуверенной и ранимой, когда вышла из примерочной, что он едва не схватил ее в объятия и не сказал всю правду о своих чувствах.

Сейчас же Люсианна шагала впереди него, гордо вскинув голову и расправив плечи, очевидно продолжая злиться. Глядя на нее, он страстно хотел рассказать этой девушке о своей любви и в то же время молился, чтобы ей не пришлось испытать горькое разочарование в ее ненаглядном Джоне.

Люсианна мурлыкала что-то себе под нос, слегка похлопывая ладонью по старому «моррис трэвелер», который она обслуживала. Бесси (так любовно звали машину хозяева) принадлежала их соседке Шеле Моррисон и досталась ей в наследство от бабушки из Дублина. Бабушка же получила ее в подарок от своего покойного мужа, дедушки Шелы. В семье к Бесси относились скорее как к любимому домашнему животному, чем как к автомобилю.

— Ее трудно водить и дорого содержать, и, если честно, я предпочла бы мой «БМВ», — однажды призналась Шела Люсианне. — Но я не могу с ней расстаться и очень благодарна тебе за то, что ты поддерживаешь ее в нормальном состоянии. Я рассказала о тебе агенту, когда покупала «БМВ», и он подтвердил, что такие мастера, как ты, сегодня редкость.

Люсианна посмотрела на часы. У нее еще оставалось время, чтобы помыть и отполировать Бесси, перед тем как Шела приедет забрать ее. Улыбка исчезла с ее лица, когда она увидела, что к ферме на всех парах мчится какой-то автомобиль. Кто бы это ни был, он ехал слишком быстро для такой узкой дороги и засорял атмосферу, оставляя за собой клубы пыли. Выражение ее лица стало совсем мрачным, когда машина свернула во двор и она узнала водителя.

Какого черта здесь нужно Фелисити? Неужели она приехала сообщить, что Джон прислал еще один факс? Люсианна вытерла руки о штаны и направилась к ней.

Наряд Фелисити — короткое, даже слишком короткое белое платье и босоножки на шпильках — разительно отличался от того, что был на Люсианне — традиционные рабочие грязенепроницаемые штаны и рубашка.

— О, Люк, как хорошо, что застала тебя! Я очень рада! — заверещала она. — В моей машине какой-то странный шум. Не могла бы ты ее посмотреть?

— Хорошо, — ответила Люсианна, сразу же обратив внимание на почти новый номер. — А что, разве гарантия уже кончилась?

Помнится, Джон был потрясен, узнав, что приятель Фелисити, с которым она в итоге рассталась, подарил той на день рождения «тойоту» — ей тогда исполнился 21 год. «Он, конечно, дал маху, хотел произвести впечатление, но кто сможет его в этом обвинить? Она просто чудо…»

Чудо-юдо! Может, это в ушах у нее звенит? Люсианна не обнаружила в моторе никаких шумов. Правда, он урчал, так ведь на то он и мотор.

— Ты не могла бы описать этот шум поподробнее? — обратилась к ней Люсианна, тщательно все осмотрев.

— Ну… не знаю… шум, — неуверенно сказала Фелисити и в сердцах добавила: — Ты же в этом разбираешься! Я-то в автомобильных двигателях ничего не понимаю, да, откровенно говоря, и не хочу понимать. Вся эта грязь и масло… Это же уродует ногти и руки… Брр! Кстати, — непринужденно продолжала она, поскольку Люсианна ей не отвечала, — что за парень был с тобой, когда я на днях встретила тебя в городе? Его лицо показалось мне знакомым, но…

— Ты имеешь в виду Джейка? — спросила Люсианна, закрывая капот. — Он… — Она уже была готова выложить всю его подноготную, но внезапно передумала, заметив, как заблестели глаза Фелисити. Женское чутье подсказало, что не надо этого делать. — Да это просто сосед, — сказала она, чтобы избежать дальнейших расспросов.

— Сосед?

Сначала Фелисити вытаращила глаза от удивления, потом недоверчиво прищурила их и как-то оценивающе посмотрела на Люсианну, но быстро изменила выражение лица и снова начала улыбаться и хихикать.

— Это так на тебя похоже. Люк, — заметила она и добавила: — Никогда бы не смогла делать то, что делаешь ты.

— Ты уже говорила, — отрывисто бросила Люсианна.

— Ненавижу вещи из грубой ткани, — щебетала Фелисити, к досаде Люсианны, не знавшей, как закончить этот разговор. — Я люблю мягкие, шелковые вещи, которые льнут к телу, шелковое нижнее белье… А ты носишь шелковое нижнее белье, Люк?

— Только не под рабочими штанами, — ледяным голосом произнесла Люсианна.

— Кажется, ты никогда не надеваешь чулок, не так ли? — снова спросила Фелисити и как-то злобно посмотрела на нее. — Джон всегда меня поддразнивал за то, что я их ношу.

Люсианна отвернулась, не в силах больше выносить эту пытку. Фелисити всеми силами старалась намеренно причинить ей боль своими язвительными замечаниями. Что ж! У нее хватит сил не показать, как ей плохо.

Сегодня Люсианне уже дважды пришлось выслушивать, что она носит не то белье. Даже в книгах говорилось, что женщине лучше носить что-нибудь дразняще-легкомысленно-чувственное.

Люсианна, вздохнув, проговорила:

— По-моему, с твоей машиной все в порядке, но, чтобы не было никаких сомнений, съезди в салон и попроси их еще раз все проверить. — Она посмотрела на часы. — Извини, но мне надо вымыть и отполировать «трэвелер» к прибытию хозяйки, — сказала она и повернулась к Фелисити спиной, давая понять, что разговор окончен.

Если та приехала сюда, чтобы посмеяться над ней, то ее уже ничто не остановит. Но помогать ей в этом Люсианна не собиралась, равно как и знакомить с Джейком.

Неужели Фслисити считает ее настолько глупой и думает, что она не поняла настоящей цел ли ее приезда? Если бы она меньше жеманничала, не врала и не сообщала, что Джон считает ее привлекательной, Люсианна, возможно, рассказала бы ей о Джейке побольше. А так — увольте!

Люсианна не обернулась, пока не услышала шум мотора «тойоты», выезжающей на дорогу. Если она так жаждет познакомиться с Джейком, пусть ищет другой способ. «Они друг друга стоят», — решила Люсианна.

— Что с тобой? За ужином ты не проронила ни слова! — тревожно спросил Дэвид.

— Со мной все в порядке, — успокоила его Люсианна.

Она просто обдумывала события сегодняшнего дня. Девушка чувствовала, как неуклюже смотрится в своих рабочих штанах по сравнению с Фелисити, соблазнительно виляющей бедрами в своей короткой юбке. Вспомнила, как та сказала ей, что Джон подшучивает над ней из-за чулок.

В том магазине белья, куда затащил ее сегодня Джейк, она видела чулки на витрине, к ним еще прилагались ужасно фривольные подвязки.

— Я завтра собираюсь в Ржаную долину. Там будут новые модели комбайнов, ковши, черпалки. Хочешь поехать со мной? — предложил Дэвид.

Люсианна покачала головой.

— Я не могу. Мне… нужно сделать кое-какие покупки.

Джени за спиной Люсианны тут же сделала предостерегающий знак мужу, чтобы он воздержался от комментариев.

— Люсианна идет за покупками… В это невозможно поверить, — говорил он позже, когда они остались с Джени наедине. — Как она запала на Джона!

— Она женщина, Дэвид, — мягко напомнила ему Джени, — и только сейчас начала понимать, что это значит и как это здорово.

— Но она всегда была таким сорванцом…

— Потому что вы ее такой считали. А она выросла и стала очень привлекательной девушкой…

— Люси?

— Люси, — ответила Джени, слегка раздраженная тем, что он сомневался в собственной сестре, и как-то загадочно добавила: — Если не веришь мне — спроси Джейка…

— Джейка? Но при чем здесь… Джени замотала головой и таинственно улыбнулась:

— Мужчины… Что с вас взять, если даже самые замечательные временами могут быть такими непроходимыми тупицами?

— Звонил Джейк, — сообщила Джени Люсианне, когда та утром вошла на кухню. — Ему на до уехать на несколько дней. Дела…Просил передать тебе, что вернется к концу недели.

Значит, уехал… Прекрасно, хоть на несколько дней она избавится от его деспотизма. Но откуда это странное волнение в груди?

Интересно, Джейк отправился в это путешествие один или с хорошенькой попутчицей — утехой в часы затишья между делами, — которой понравится таскаться с ним по магазинам и наряжаться в эти очаровательные шелковые сексуальные вещички, снившиеся ей сегодня всю ночь? Впрочем, какое ей до этого дело? Пусть покупает белье кому хочет. Ее это совершенно не касается.

Джени с беспокойством наблюдала за Люсианной, которая практически не притронулась к завтраку. Возможно, Дэвид прав и она действительно влюбилась в Джона. Но Джени надеялась, что это не так, и у нее были на то свои причины.

— Пойду наверх переоденусь, мне надо съездить за покупками, — сказала Люсианна, приняв решение после долгой борьбы с собой.

Найти магазин, на который вчера указывал Джейк, было несложно. Гораздо труднее заставить себя войти туда. В конце концов дружелюбная улыбка девушки за прилавком, которая уже несколько раз смотрела в ее сторону, сделала свое дело — Люсианна открыла дверь и зашла внутрь.

— Всегда так трудно выбрать, — заметила девушка, видя, как Люсианна в растерянности оглядывается по сторонам, смущенная не только разнообразием фасонов и цветов, но и загадочными названиями нижнего белья. — Я могу вам чем-нибудь помочь? — поинтересовалась девушка.

Люсианна набрала побольше воздуха в легкие и кивнула. Поскольку она была единственной покупательницей, то решила, что не стоит притворяться, будто она просто смотрит.

— Вы ищете что-то для себя? Люсианна снова кивнула.

— Для особого случая или под определенную верхнюю одежду? Под брюки хорошо надевать стринги и вот это, — сказала она, указывая на ближайшую секцию и окидывая быстрым профессиональным взглядом фигуру Люсианны, достоинства которой были скрыты под джинсами.

Увидев стринги, Люсианна прикусила губу. То-то Джейк удивится, узнав, что она решилась надеть подобную вещь!

— Они гораздо прочнее, чем кажутся, — сказала девушка, сняла трусики с вешалки и для наглядности растянула кружевную ткань. — Я сама ношу таких же. Они незаметны под самыми узкими джинсами. Мой приятель считает их очень изящными, — тихо проговорила она с игривой усмешкой. — И вот такая модель, — продолжала она, ловко водрузив на место стринги и сняв панталоны, на которые уже обращала внимание Люсианны. — Мы их зовем большими панталонами, — сказала она с кислой миной, — они тоже создают изящный силуэт, но продаются значительно хуже, чем стринги. Мужчинам они не нравятся. Конечно, если вам хочется чего-то более соблазнительного и кокетливого, у нас есть все, что пожелаете: шелк, атлас, французские панталончики…

Люсианна снова сделала глубокий вдох и, пока не растеряла последние капли смелости, выпалила:

— Вообще-то… меня интересуют… у вас продаются пояса для чулок?

К ее облегчению, девушка не выказала никакого удивления.

— Да, вот здесь, — сказала она и направилась с Люсианной к другой секции. — Должна сказать, сама я не очень часто их ношу с тех пор, как стала предпочитать брюки юбкам, но и в чулках есть своя прелесть и сексуальность. Эта серия пользуется у нас наибольшей популярностью, особенно среди новобрачных, — сказала девушка, сняла с вешалки изысканный кружевной пояс из шелка и протянула его Люсианне. — К нему есть корсет для платьев без лямок, но если вам нужен только пояс, я бы посоветовала взять этот. А это трусики к нему, — добавила она и протянула руку, чтобы снять их. — У вас, наверное, маленький размер, — проговорила она, подвергнув Люсианну очередному профессиональному осмотру. — Если вы захотите купить бюстгальтер, нам лучше произвести все необходимые замеры, чтобы подобрать нужную вещь. Люсианна вышла из магазина часа через два. Кроме пояса и двух пар чулок она купила трусики и симпатичный бюстгальтер, который подходил к поясу и трусикам, хотя и пожаловалась продавщице на слишком высокую цену для такой крохотной вещицы.

— Подождите, пока мужчина вашей мечты не увидит вас в этом, — ответила продавщица, усмехнувшись. — Тогда вы поймете, что ни пенни не пропало даром. Уж поверьте мне…

Еще Люсианна приобрела пару почти прозрачных бюстгальтеров телесного цвета из тонкой, приятной лайкры с прилагавшимися стрингами, которые, как уверяла ее девушка, лучше всего носить под белыми или прозрачными тканями, так как из-за цвета их невозможно заметить под одеждой.

Направляясь через площадь к обувному магазину, куда посоветовала ей зайти продавщица из бельевого магазина, Люсианна находилась в каком-то легкомысленном и приподнятом настроении, которое тут же объяснила тем, что не позавтракала. Она представляла себя во всем новом, включая и нижнее белье, и воображала, как Джейк смотрит на нее с разинутым ртом.

Почему в ее мечтах фигурировал Джейк, а не Джон, она не могла объяснить. Может, потому, что именно он навел ее на мысль купить все это?..

Продавщица в обувном магазине была так же любезна и так же хорошо разбиралась в том, что продает, как и девушка из магазина нижнего белья, но Люсианна уже знала, чего хочет, и с видом знатока, сама испугавшись своей уверенности, быстро подобрала пару легких туфель к своему новому шелковому костюму и пару босоножек, к которым в ее гардеробе пока не было наряда, если не считать чулок и подвязок.

Выйдя из магазина с кучей свертков, Люсианна почувствовала, что у нее кружится голова, и решила, что пора домой, но только после чашечки кофе. Сидя на открытом воздухе под зонтиком, защищавшим от палящего зноя, в окнах аптеки через дорогу она заметила большой плакат, гласивший, что в связи с распродажей косметики каждому, кто не сможет отказать себе в таком удовольствии, макияж сделают бесплатно.

Люсианна не заметила, как очутилась внутри аптеки, где было прохладно от кондиционеров и глаза разбегались от разнообразия косметики на прилавках.

Братья дружно освистали ее, когда она еще девчонкой попробовала наложить макияж и предстала перед ними в таком виде, а Дэвид заставил ее смыть ярко-красную помаду и жуткие голубые тени, на которые она копила деньги в течение нескольких недель. Но то, что продавалось здесь, очень сильно отличалось от дешевой, кричащей косметики, которую она купила тогда. Даже сравнивать было нельзя…

— Я могу вам чем-нибудь помочь? Люсианна обернулась, увидела улыбающуюся девушку, которая шла к ней, и судьба ее была решена.

Дэвид, нахмурившись, посмотрел на часы.

— Люси не может так долго слоняться по магазинам, — обратился он к жене. — Она уже четыре часа как уехала.

— Еще как может! — не без гордости ответила Джени и с улыбкой добавила: — Она ведь женщина.

Окончательно расстроенный, Дэвид углубился в статью о фермерстве, которую читал.

— Тебе повезет, — Джени любовно похлопала свой маленький животик, — если это окажется девочка, — сказала она, догадываясь, о чем он думает.

— Мальчик или девочка… мне все равно, — искренне ответил Дэвид, отложил свой журнал и заключил ее в объятия. — Я думаю, ты можешь пойти дальше и произвести на свет целый выводок девчонок.

— Неужели? — насмешливо спросила Джени.


Глава пятая | Искусство обольщения | Глава седьмая