home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

— Ты определенно сошла с ума. Он же женатый мужчина. Не знаю, насколько сильно он хочет заняться с тобой любовью на стороне, но могу поспорить, что это все, что ему надо. А тебе никогда не приходило в голову, что, если бы он на самом деле тебя хотел, если бы действительно о тебе заботился и имел хотя бы малейшее уважение, он бы никогда…

— Гарет? — Луиза с трудом открыла глаза. — А я думала, ты ушел.

— Ради всего святого, Луиза. Я, конечно, понимаю, он твой кузен… и ты все еще любишь его, но…

Это уж слишком.

— Нет, не люблю, — поправила она отсутствующим голосом. — Или точнее, не так, как ты думаешь. И даже если бы любила… — она устало провела рукой по волосам.

— Но если между вами ничего нет, что ты делала в его объятиях? — разъяренно спросил Гарет.

— Он… он лишь успокаивал меня… — проговорила измученная Луиза.

— Успокаивал? О Боже, да я же все слышал…

— Правильно, — перебила Луиза. — Ты слышал. По крайней мере то, что хотел услышать. И, если хочешь правду, Гарет, мне достаточно того, что услышала от тебя я. Хватит, с меня довольно. А теперь я хочу, чтобы ты оставил меня в покое, ты должен уйти, — добавила она с тихим отчаянием в голосе. — Слышишь, ты должен уйти, Гарет, потому что, если ты не уйдешь…

Она замолчала. Слезы заволокли ее глаза.

— О, Луиза, как ты можешь любить человека, который?…

— Который не любит меня? — закончила за него Луиза. Но вместо того, чтобы подчиниться ее приказу и уйти, Гарет решительно направился к ней.

— Мужчину, который недостоин твоей любви! — поправил Гарет. — Я же знаю, какие чувства ты испытываешь по отношению ко мне, знаю, как ты меня ненавидишь, как пытаешься мне противостоять, Лу…

Он замолчал. Странная смесь горечи и смеха застряла в горле девушки.

— Нет, не знаешь, — храбро возразила она. — Ты даже не представляешь, что я чувствую… Потому что, если бы знал… Гарет, пожалуйста, это выше моих сил. Ты должен меня оставить, умоляла она.

Но Гарет и не думал ей подчиняться. Без лишних слов он заключил ее в объятия и прошептал хриплым голосом:

— Я не знаю, какие чувства испытываешь ты, Лу, но в своих я уверен. Мое сердце разрывается на части, видя, как ты растрачиваешь свою любовь, свою жизнь, на человека… который…

— Говорю тебе в последний раз, Саул не тот человек, который завоевал мое сердце, — ответила Луиза, теряя над собой контроль. — Этот человек — ты, Гарет. Это тебя я люблю. Только тебя я люблю по-настоящему. Саул обнимал меня потому, что как раз в тот момент я рассказывала ему о тебе, и… Гарет! Гарет! Не подходи ко мне, — еле дыша, умоляла Луиза, отталкивая от себя мужчину.

Но было слишком поздно, к тому же Гарет не собирался ее отпускать.

— Скажи это снова… Ты меня любишь?… Но когда?… Давно?… За что?… — Гарет закрыл глаза, перевел дыхание и что-то пробормотал себе под нос.

Когда он открыл глаза и посмотрел на Луизу, у нее перехватило дыхание.

— Поговорим об этом позже, — мягко предложил он еле слышным шепотом, так что девушке пришлось придвинуться к нему, чтобы лучше слышать. — А сейчас есть вещи поважнее, и… это намного приятней…

— Гарет… — слабо сопротивлялась Луиза, но он уже закрыл ее рот своими губами. Гарет упрямо скользил своим языком по ее губам, повторяя их форму.

— Нет, — прошептала Луиза слабеющим от желания голосом, совсем не похожим на протест.

Это был самый продолжительный, самый желанный и сладкий поцелуй в ее жизни. Гарет взял ее лицо в свои руки, нежно поглаживая кожу. Его сердце бешено колотилось, у Луизы закружилась голова, желание смешалось с неуверенностью, что это происходит на самом деле, что она действительно находится в объятиях Гарета, что он ласкает и целует ее, словно всегда только об этом и мечтал.

— Ты хоть представляешь, как долго я этого хотел? — шептал он ей в губы. — Как хотел к тебе прикоснуться… поцеловать… заняться с тобой любовью, Луиза?

— А я думала, ты меня презираешь, — шептала в ответ девушка.

— Да, я презирал, но только — себя. Тебя — никогда, — простонал Гарет. — Когда я пришел на виллу в то утро… в то утро, когда обнаружил, что все вы уехали… Сначала я подумал, что наша встреча произвела на всех плохое впечатление и все уже в курсе… и твои родители… Но потом Мария сказала, что у вас дома неприятности.

— Наша встреча действительно произвела на меня впечатление… — простодушно призналась Луиза, содрогаясь от наслаждения, когда его губы опустились на нежный изгиб ее шеи. — Да… наша встреча изменила мою жизнь… ты заставил меня чувствовать по-новому и творить такие чудеса, о которых я даже не помышляла. Но до самого Рождества я оставалась в неведении, что же все-таки со мной произошло. Я убеждала себя, что ненавижу тебя и что ты больше не мой преподаватель и мы больше никогда не увидимся. Мне удалось даже убедить себя в том, что я все еще люблю Саула и мои чувства к тебе были лишь физическим откликом любви к нему…

— Что ж, тебе удалось меня убедить, — перебил ее Гарет срывающимся голосом. — С твоих губ слетало его имя, когда я…

— Я едва отдавала себе отчет… вероятно, это был лишь защитный рефлекс, — мягко сказала Луиза. — Таким образом я лишь пыталась притвориться, что ты не… что я не… — Она замолчала, и ее глаза наполнились влагой вожделения, когда он провел пальцем по ее груди.

Гарет замер, ловя каждое ее слово.

— Когда я была дома в последний раз, Саул и Тула тоже были там. Все ходили вокруг меня на цыпочках, словно я невзорвавшаяся бомба. Полагаю, меня тоже приводила в ужас мысль, что мне придется с ними встретиться. Когда встреча состоялась… — Луиза подняла глаза, — передо мной возник прежний Саул. Всего лишь мой кузен, и не больше. Я не могла понять, как я умудрилась принять это за любовь…

По возвращении из Тосканы я постоянно видела тебя во сне… Сны, где я… мы… я думала, это лишь потому… что ты единственный… — Луиза замолчала, затем вспыхнула и рассмеялась. — Я была такой наивной… наивной и упрямой. Я не хотела признавать правды, но, когда я встретила Саула, мне так захотелось тебя увидеть, тебя… мне так захотелось тебя почувствовать…

Воспоминания затмили ее глаза слезами, а Гарет смотрел на нее с любовью.

— И я тоже много о тебе думал, — заверил он. — Пытался представить, чем ты занимаешься… с кем ты сейчас… желая оказаться на его месте… и проклиная себя за бесполезные иллюзии…

— Но ты же не любил меня, когда мы… когда ты… Ты же меня еще не любил, — возразила Луиза.

Гарет наигранно сдвинул брови.

— А ты права. Наивности тебе не занимать. Я же чертовски тебя любил. Как ты могла подумать, что я… что уважающий себя мужчина может быть настолько неразборчив?

— Мне казалось, ты был зол, — простодушно призналась Луиза. — Обычная мужская реакция.

— «Обычная мужская реакция»! — Гарет хрипловато рассмеялся и закрыл глаза. — Ладно, наверное, так оно и было, — согласился он. — Очень даже мужская. Такая, которая случается, когда мужчина по уши влюблен. Я готов был тебя убить, когда ты сказала, что хочешь отдаться Джованни. Тебе это известно? — с улыбкой спросил он.

— Ты отлично дал понять, что тебе это не нравится, — согласилась Луиза. — И когда же ты меня полюбил?…

— Это началось внезапно. Ты горячо с кем-то спорила. Сейчас мне трудно вспомнить о чем. Но как только я посмотрел на тебя… — он замолчал и покачал головой. — Так уж случилось. Я велел себе не валять дурака. И даже привел все аргументы против этого. А когда ты начала пропускать лекции и посылала вместо себя Кэти…

— Кэти сказала, что ты знал об этом.

— Конечно, только не я, а мое тело, — признался он. — Оно реагировало только на тебя. А когда… когда я узнал, что ты любишь другого… он помолчал и покачал головой. — Это было в тот день, когда я пришел к тебе домой и нашел тебя пьяной…

— Я чувствовала себя такой униженной, прошептала Луиза. — А когда ты появился в Тоскане…

— Я тоже был не в восторге. Ведь я приехал туда для того, чтобы привести в порядок свои чувства, а вместо этого…

— Так почему же ты не поделился со мной своими чувствами? — спросила Луиза.

— Но как я мог, ведь ты была влюблена в своего драгоценного Саула.

— Уже в Тоскане я поняла, что это было лишь ребяческое увлечение, которое давно себя изжило, но я раздула из мухи такого слона, что не могла поверить в это окончательно. Но после нашей встречи я осознала, что ты был прав… что я была всего лишь девочка… Но тот вечер, что мы провели вместе, изменил мою жизнь. Я проснулась настоящей женщиной, и именно эта женщина осознала, что любит тебя, — нежно произнесла Луиза. — Я не могла позволить себе совершить те же ошибки, что совершила с Саулом, — продолжала она. — Я осознала, насколько нелепым, эгоистичным ребячеством было мое поведение. И поняла, насколько отличается настоящая любовь от моих детских фантазий о Сауле. Я была уверена, что смогу завоевать его любовь, если буду достаточно настойчивой. С тобой… с тобой было все по-другому. Я знала, что заставить тебя любить невозможно и ты полюбишь, только если захочешь сам, а на это я даже не надеялась…

— И зря, ведь я уже был влюблен, — задыхаясь, прошептал Гарет ей на ухо. — О, Лу, как подумаю о потерянных нами днях и бессонных ночах, которые мы могли провести вместе…

— Да, о ночах особенно, — лукаво улыбнувшись, согласилась Луиза, немного покраснев.

— С тех пор прошло много времени, Лу. И у меня никого больше не было…

— У меня тоже, — немного стесняясь, призналась девушка. — Знаешь… то, что было между нами… я чувствовала себя такой счастливой… мне не хотелось портить воспоминаний. Ведь я знала, что никто, кроме тебя, не сумеет сделать меня счастливой.

— Никто? Даже Жан-Клод?… Луиза рассмеялась.

— Никто, особенно Жан… Гарет, что случилось? — удивленно спросила Луиза, когда он, неожиданно повернувшись к телефону, начал набирать чей-то номер. Свободной рукой он обнял девушку за талию и, не позволяя ей уйти, начал разговор:

— Поль, это Гарет Симмондс. Послушай, меня не будет в ближайшие несколько дней срочные семейные обстоятельства… Да… Ближайшее собрание будет не раньше следующего месяца. Пожалуйста, отмени все встречи на следующую неделю. И еще: не мог бы ты заказать мне два билета до Пизы, на ближайший рейс? Ты можешь перезвонить мне по этому номеру, — быстро добавил он, продиктовав телефон Луизы, и, не дав ей сказать ни слова, положил трубку.

— Тоскана, — сказала она с сияющими от счастья глазами.

— Тоскана, — согласился он.

— Но Пэм…

— Никаких «но». Пару дней Пэм прекрасно обойдется без тебя. А вот я не уверен, что смогу дождаться момента, когда мы окажемся на вилле… Ты же понимаешь, что два часа езды от аэропорта и?…

— Вилла… А вдруг там кто-нибудь есть?

— Если там кто-то есть, я их выгоню, — решительно заявил Гарет. — К тому же я уверен, что на вилле моих родителей никого нет…

— Вилла твоих родителей? Та самая, с бассейном… Там, где ты плавал, когда заглох мой «фиат»?…

— Именно… та самая.

Луиза закрыла глаза и томно вздохнула.

— О, я мечтаю оказаться там. О, как я хочу, чтобы это… произошло там…

— Ну конечно. А почему именно там?

— Да потому, что именно там я осознала насколько ты сексуален. И когда ты вышел из воды в плавках, мне захотелось узнать, что же скрывается под ними…

— Намек понят, — нежно ответил Гарет.

— Ну как?… — лениво спросил он Луизу, удобно расположившуюся в шезлонге, наклонившись для поцелуя.

— Ты о чем? — спросила она, принимая принесенный ей напиток.

Они прибыли на виллу ранним утром. Луиза хотела нырнуть в постель, не теряя времени, но Гарет предложил немного подождать. С трудом превозмогая желание, Луиза согласилась.

Он стоил ожиданий… даже больше того, ее блаженно расслабившееся тело снова удовлетворенно обмякло.

— Как я тебе без плавок? Надеюсь, ты не разочарована? — пошутил Гарет.

Луиза рассмеялась.

В прошлый раз он уговорил Луизу поплавать голышом, а потом они занимались любовью прямо у бассейна, прикрывая влажные тела махровыми полотенцами.

— О, не сомневайся, — заверила она. — Но надо бы проверить на деле еще разок.

— О, с удовольствием, — подхватил Гарет.

— Надеюсь, что с Джеком все будет в порядке, — пробормотала Луиза, и ее глаза слегка потемнели при мысли о младшем кузене. — Думаю, все мы в какой-то степени перед ним виноваты. Нам следовало догадаться, как мальчик переживает исчезновение отца.

— Ему пришлось нелегко, — согласился Гарет. — Но ты держалась молодцом. Знаешь, из тебя получится прекрасная мать, Лу…

— Пока рано об этом думать, по крайней мере до свадьбы…

— Ты будешь самой прекрасной невестой…

— Зимняя свадьба… — прошептала Луиза.

— Должен поставить тебя в известность, что у меня имеется по меньшей мере десяток племяшек, мечтающих стать подружками невесты…

Луиза засмеялась.

— Ну, это уж слишком!

— Ладно, четыре, — поправился Гарет. — Ты хочешь стать моей женой, Лу? — спросил он уже серьезно.

— О да, — прошептала Луиза срывающимся от возбуждения голосом. — Да… да… да… — стонала она, растворяясь в его поцелуях.

— Луиза выходит замуж за Гарета Симмондса, — торжественно сообщил Джосс знаменитой тете Руфи, которая сидела в своей комнате и уплетала только что приготовленные пшеничные лепешки.

— Я так и думала, — сказала она, улыбаясь своему американскому мужу Гранту. Они поженились лишь несколько лет назад, хотя любили друг друга уже давно.

— А мне он симпатичен. Он многое понимает, — серьезно сказал Джосс. — Мадди снова плакала. Ну почему Макс так с ней обращается?

Руфь вздохнула.

— Боюсь, что Макс такой человек, Джосс. Есть такие люди, и боюсь, что только чудо может их изменить, — грустно констатировала она.

— Но чудеса случаются, — заметил Джосс. — Взять хотя бы вас с дядей Грантом.

— Пожалуй, ты прав.

— Надеюсь, что чудо свершится и Макс изменится… ради Мадди, — добавил Джосс. Руфь спокойно посмотрела на племянника.

— Я не тешу себя подобными надеждами, Джосс, — предупредила она. — Особенно если речь идет о Максе.

— Все еще не могу в это поверить, — повторяла Кэти, качая головой. — У вас с Гаретом любовь, и вы собираетесь пожениться…

— А мама никак не может поверить, что у нас будет настоящая свадьба. С подвенечным платьем и подружками, — сказала Луиза. — Мы собираемся пожениться на Рождество. Рождество мы отметим дома, с родителями, Новый год — в Шотландии, с семьей Гарета, а потом отправимся в свадебное путешествие.

Кэти была в Брюсселе с Луизой, и Гарет пообещал отвести их куда-нибудь пообедать.

— Тебе нравится его семья? — спросила Кэти сестру.

— О да! — с энтузиазмом подхватила Луиза. Знаешь, я и сама еще не до конца поверила, Кэти. Я чувствую себя такой счастливой… такой…

— Любимой? — серьезно предположила Кэти. Луиза нахмурилась. Ей показалось, что в голосе сестры прозвучала грустная нотка.

— Кэти, — начала она, но сестренка уже убирала со стола пустые бокалы.

— Уже шесть, — предупредила она. — Пора собираться. Ведь Гарет обещал зайти в семь тридцать.

— Ты придешь на свадьбу, правда? — спросила Луиза, следуя за ней на кухню. — Надеюсь, ты не отправишься на край света в самую последнюю минуту, чтобы проверить выполнение очередного ирригационного проекта или что-нибудь в этом роде…

— Я всего лишь проверяю документы, Лу, напомнила Кэти. — И, конечно, приду на свадьбу.

Хорошо, что звонок сестры, сообщавшей о предстоящей свадьбе, застал ее одну. Она удивилась, но…

К сожалению, от неразделенной любви могла страдать на только Луиза. Конечно, Гарет никогда не давал ей повода на что-то надеяться, но и предположить, что его чувства к сестре настолько сильны, она тоже не могла.

В любом случае теперь Кэти должна была похоронить все свои глупые иллюзии и мечты раз и навсегда. Конечно, она придет на их свадьбу и будет радоваться за них и вместе с ними. А как же иначе? Ведь Луиза ее сестра.

— Ты никогда не будешь одна, Кэти, — сказала однажды Луиза. — Мы всегда будем вместе.

Но Луиза ошиблась. Кэти чувствовала себя невероятно одинокой и оскорбленной.

— Представляешь, Гарет знал с самого начала, что ты посещаешь лекции вместо меня! щебетала Луиза споласкивающей бокал сестре. — И знаешь, почему? Потому что уже влюбился в меня…

— Да, ты мне рассказывала, — спокойно отозвалась Кэти, возвращая бокал на место слегка дрожащей рукой.

— О, Кэти, я так его люблю, — поделилась Луиза с сестрой. — Как бы мне хотелось, чтобы и ты испытала такое же счастье… Чтобы ты тоже встретила свою половину.

— Я и так счастлива, — ответила Кэти, искренне надеясь, что однажды так оно и будет.


Глава 8 | Слаще любых обещаний |