home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Обычно в выходные Порция любила с утра поваляться в постели. Но только не в эту субботу. Она вскочила с кровати с первыми лучами солнца, приняла душ, вымыла волосы и долго стояла перед шкафом, выбирая что-нибудь подходящее для такого случая.

В конце концов надела светло-коричневые вельветовые джинсы, кремовый кашемировый свитер и тщательно расчесала волосы, волнами ложившиеся на плечи. Она допивала утренний кофе, когда раздался звонок.

— Bonjour, Порция. Я слишком рано?

— Нет, поднимайся.

Люк постучал в дверь, и Порция распахнула ее с радостной улыбкой. Он опустил на пол большой бумажный пакет и, заключив ее в объятия, расцеловал в обе щеки.

— Сегодня ты просто невероятно гостеприимна по сравнению со вчерашним днем. — Он вручил ей еще теплый пакет, от которого исходил головокружительный аромат свежей выпечки. — Круассаны, — сообщил он. — Я чувствую запах кофе?

— Да, только что сварила. — Порция засмеялась. — Когда ты говорил о раннем утре, ты это имел в виду?

— Ну конечно.

В обычные дни Порция на завтрак выпивала лишь чашку чая или кофе. Но сегодня она вдруг почувствовала страшный голод и с удовольствием уплетала вместе с Люком круассаны, налив себе вторую чашку кофе.

— Я и не знала, что ты можешь быть таким домашним, — прокомментировала она, когда они допивали по третьей чашке кофе.

— Я вообще очень полезен на кухне, — самодовольно заявил Люк. — Если хочешь, я сегодня приготовлю нам ужин. Сейчас мы отправимся за продуктами, потом где-нибудь пообедаем, а вечером, перед просмотром твоих любимых видеокассет, я поражу тебя своим поварским мастерством.

Порция с любопытством разглядывала его, не спеша попивая кофе. Сегодня на Люке не было делового костюма, но выглядел он не менее элегантно, чем всегда. Он был одет в темные брюки и шерстяную кремовую рубашку, которая красиво оттеняла его оливковую кожу и густые черные волосы. Люк прищурил глаза, заметив ее улыбку.

— Ты что, не веришь?

— Просто не могу представить, что ты когда-нибудь что-нибудь готовил в своей жизни. Люк тряхнул головой.

— Я же говорил, что не всегда был состоятельным человеком, Порция. И потом, моя мама превосходно готовит и научила нас готовить одно-два нехитрых блюда, на крайний случай. Мы здесь с тобой похожи, n'est-ce past — Он поднял на нее глаза. — Надеюсь, с развитием наших дружеских отношений мы узнаем друг о друге много нового.

— Возможно, — неуверенно согласилась Порция.

— Наверняка, — возразил Люк. — А где твоя посудомоечная машина?

Порция хмыкнула и протянула свои руки:

— Вот.

Люк тут же перегнулся через стол и, завладев ими, поцеловал поочередно обе ладони.

Порции было одновременно удивительно и приятно вытирать посуду, которую мыл Люк. Такое на ее кухне происходило впервые. Джо иногда заходил выпить кофе или поужинать, но ему никогда и в голову не приходило предложить ей свою помощь в уборке посуды.

— Что-то чудесные глаза смотрят слишком задумчиво, — заметил Люк, вытирая руки полотенцем. — Существует ли цена, за которую я мог бы узнать, какие мысли заполняют сейчас эту умненькую головку?

— Нет. Эти мысли не продаются.

— Возможно, однажды ты сама мне расскажешь о них, — произнес Люк и дотронулся до ее щеки. — Ладно, пора ехать за покупками. Это далеко?

— Не очень. Слава богу, нам не нужно выезжать на автостраду, — съязвила Порция.

Поход по магазинам оказался для Люка сплошным развлечением, причем он проявлял при этом большую тягу к расточительству, которое Порция тщетно пыталась сдерживать.

— Нет, я не хочу копченого лосося и трюфелей. Мне нужны обычные продукты, например хлопья для завтрака и кофе.

Игнорируя все протесты Порции, Люк продолжал наполнять тележку всевозможными деликатесами, не забыв положить туда бутылку шампанского. После этого Порции осталось добавить лишь несколько прозаичных продуктов: хлеб, масло, молоко и кое-что еще. Когда они подошли к кассе, Люк поторопился заплатить, и Порция даже не успела возразить.

— Тебе не стоило это делать, — возмутилась Порция, когда они сгрузили все продукты в багажник и выехали со стоянки. — Я все равно дома с тобой рассчитаюсь.

Люк засмеялся и потрепал ее по щеке.

— Какая независимая леди. На прошлой неделе я купил тебе цветы, на этой — кое-что из гастрономии. Какая разница?

— А до этого ты оплатил мой номер в отеле, ужин, обед, устроил пикник…

— А вчера вечером ты угостила меня омлетом. Мне нужно было отказаться, потому что я не покупал яйца?

— Это уже софистика, — захохотала Порция.

— Ты так рассуждаешь, будто я предлагаю тебе норковое манто…

— Неудачный пример. Носить натуральный мех не приветствуется в наши дни.

— Не уходи от темы, — строго произнес Люк. — И послушай внимательно, Порция, потому что я намерен сейчас быть очень и очень прямолинейным, пока тебе некуда деться из машины.

Ее глаза подозрительно сузились.

— Что ты имеешь в виду?

Люк сосредоточил внимание на дороге.

— Покупать тебе розы, или продукты, или еще что-то — для меня удовольствие. Но мною движут не грязные мотивы, как считаешь ты. Я понимаю, что стать твоим любовником я могу лишь в том случае, если ты этого захочешь сама. Если же это невозможно в принципе, я готов остаться твоим другом и довольствоваться твоими редкими поцелуями, потому что находиться рядом с тобой и не поцеловать тебя, сама понимаешь, выше моих сил. Так что, если все вышесказанное тебя не устраивает, пожалуйста, скажи об этом сейчас, пока я еще… — Люк запнулся.

— Пока ты еще что? — переспросила Порция.

— Пока я еще в силах сказать тебе «прощай». До самого ее дома они не произнесли больше ни слова.

— Итак? — в конце концов вымолвил Люк, наблюдая, как Порция вытаскивает пакеты с продуктами.

— Ты выставляешь мне ультиматум?

— Нет. Я хочу быть честным с тобой. Ты хочешь дружбы, замешенной на любви? Или чисто платонических отношений?

С того момента, как Люк Бриссак поцеловал ее в Тарет-хаусе, Порция понимала, что платонические отношения между ними просто невозможны. Но одно она знала наверняка. Она не хотела дружбы. Ей нужна любовь. И если сейчас Люк скажет ей «прощай» и уйдет, это будет самое большое разочарование в ее жизни. Она повернулась к нему лицом и встретила ожидающий взгляд.

— Я не хочу, чтобы ты сказал мне «прощай», Люк.

— Хорошо. Я сам этого не хочу, — согласился он. — Выбирай, где мы будем обедать.

— Ладно, — бесстрастно произнесла она. — Я знаю неплохое местечко. Там ежедневно подают французские блюда. Да и вино не самое плохое. Ну, ты готов?

Он запустил руку в ее густые локоны и произнес:

— Я готов на все, что ты пожелаешь, Порция. Причем всегда.

Сидя перед блюдом с горячим ароматным пирогом с тунцом, Люк изрек:

— Все-таки здорово, что ты привезла меня сюда. Здесь готовят по настоящим рецептам из Бретани.

— Я не знала, что это рецепт из Бретани, — удивилась Порция. — Но пирог восхитителен. Интересно, из чего приготовлен соус?

Люк попробовал, сосредоточенно причмокивая языком.

— Лимонный сок, специи и какой-то сметанный крем, по-моему. Это хорошо идет с определенной рыбой. Рыбаки Бретани всегда ловили гигантского тунца. Еще со средних веков.

Они немного задержались за кофе, болтая без умолку. Когда машина подъехала к дому Порции, пошел дождь со снегом, и, пока они добежали до подъезда, успели полностью вымокнуть. Поднявшись в теплую квартиру и отдышавшись, они сняли мокрые пальто, и Люк заявил:

— А теперь я должен попросить тебя об одном одолжении. Даже если оно сможет накалить наши отношения до предела.

— Правда? — насторожилась Порция. — Я слушаю.

— Я бы очень хотел посмотреть телевизор. Сегодня во второй половине дня Франция играет с Англией. Ты ведь, наверное, не любишь регби?

— Напротив. Я страстная фанатка регби, — улыбнулась она. — В колледже у меня даже были друзья, которые входили в лучшую десятку игроков.

— Не сомневаюсь в этом, — произнес Люк, и в его глазах появился опасный огонек. — А давай заключим пари. Если выиграет Франция, с тебя два поцелуя.

— Заметано, — согласилась Порция. — Но если выиграет Англия, а я в этом уверена, то что тогда?

— Спорный вопрос, мадемуазель. Тогда с меня один поцелуй.

— Это почему же с меня больше поцелуев, Люк Бриссак?

— Потому что, — терпеливо, как ребенку, объяснил Люк, — мне больше хочется тебя поцеловать, чем тебе меня.

Порция вспыхнула и взяла его пальто.

— Я повешу его сушиться.

Люк снисходительно ей улыбнулся и включил телевизор.

— Скорее, Порция, сейчас начнется.

Она повесила пальто в открытый отсек шкафа и прошла на кухню, чтобы немного успокоиться. Люк был не прав. Она хотела его целовать ничуть не меньше, чем он ее. Даже не верится, что еще три недели назад они и не подозревали о существовании друг друга.

Из гостиной неожиданно раздался звук, напоминающий рычание, и Порция ринулась туда.

— Что случилось?

— Мы открыли счет в первые минуты! — торжествующе проинформировал ее Люк. — Иди сюда, Порция, полюбуйся на свою команду! — позвал он ее со злорадством.

Она хмыкнула и села рядом с ним, о чем тут же пожалела: Люк вскакивал с места всякий раз, когда Франция начинала атаковать, а когда они забили второй гол, он подпрыгнул чуть не до потолка, издав радостный вопль.

Затем вперед пошла английская команда, и настало время ликования для Порции. К концу первого тайма счет сравнялся, и во время перерыва Люк и Порция устроили горячий спор о ходе игры. Во втором тайме команды играли с одинаковым рвением, но, когда до конца игры оставались считаные секунды, Франция вдруг резко пошла в атаку и забила победный гол.

— Грандиозно! — заорал Люк и, повернувшись к Порции, взял ее за локоть. — Итак, вы должны мне два поцелуя, мадемуазель.

— Должна, — с вызовом произнесла она. — Ты хочешь получить их сейчас?

Люк отрицательно покачал головой.

— Я припасу их до того времени, когда мы скажем друг другу «спокойной ночи». Иначе… — Он внезапно запнулся. — Если я начну целовать тебя сейчас, то вряд ли смогу остановиться.

Порция встала, втайне немного разочарованная.

— Ладно, — отрывисто произнесла она. — Пора пить чай.

Люк удивленно поднял брови.

— Чай?

— Ты можешь выпить кофе, если хочешь, — рассмеялась она.

Однако Люк галантно согласился на чай, с которым съел почти все булочки и взбитые сливки, купленные в супермаркете. Во время чаепития он не переставал обсуждать игру, расхваливая французскую команду, чем привел в ярость Порцию, которая с неистовством принялась защищать игроков своей страны. Ее почти свирепый вид тут же привел Люка в восторг.

— Моn Dieu! — воскликнул он. — Если ты так пылко обсуждаешь поражение, я представляю, что с тобой будет, когда Англия выиграет!

— Прости, — рассмеялась Порция. — Я, кажется, сильно увлеклась.

— А, ну да. Я забыл о друзьях-регбистах.

— А ты играешь в регби?

— Играл, когда был мальчишкой. Позже у меня не было на это времени. Ну, Порция, что у нас теперь в программе?

Порция задернула шторы.

— Предлагаю посмотреть перед ужином одну из кассет.

Люк вставил кассету в видеомагнитофон и поманил Порцию рукой:

— Сядь со мной рядом.

Фильм оказался старой немой комедией, и они вдоволь нахохотались, получая удовольствие и от картины, и от близости друг к другу. Позже Порция с ехидством поблагодарила Люка за демонстрацию кулинарного искусства, которое заключалось в том, что он разложил на блюде ветчину, салями, паштеты и сыр разных сортов. Единственным проявлением его мастерства явился красочно оформленный разноцветный салат.

— Так как сегодня мы первый вечер проводим вместе, я считаю лишним тратить время на приготовление изысканных блюд, cherie, — объяснил Люк и посмотрел на Порцию. — А что бы ты ела на ужин, если бы была одна?

— Почти то же самое, но в меньшем количестве.

— Тогда, чтобы облагородить нашу трапезу, давай выпьем шампанского, — предложил Люк, доставая бутылку из холодильника. Он хлопнул пробкой, разлил вино в бокалы и поднял свой.

Порция тоже подняла бокал:

— За что пьем?

Они чокнулись с мелодичным хрустальным звоном, и Люк произнес:

— За нас, Порция.

— За нас, — повторила она и выпила шампанское с определенной осторожностью: Люк Бриссак и дорогое вино — слишком крепкий коктейль для нее.

— Что теперь выражают чудесные темные глаза? поинтересовался Люк, кладя ей в тарелку салат.

— Я думаю, как все замечательно, — честно призналась Порция.

— А если бы ты была сегодня с этим мужчиной…

— Его зовут Джо. Джо Маркус.

— Ладно. Чем бы вы занимались?

— Он предложил мне сходить в какой-то новый клуб.

— Тебе там нравится?

— Не знаю, я там ни разу не была. Люк обиженно покачал головой.

— Ты прекрасно знаешь, о чем я спрашивал, Порция. Я наслаждаюсь этим домашним вечером с тобой, но, если ты предпочитаешь ночной клуб, с удовольствием буду тебя сопровождать.

— У меня была напряженная неделя, так что я рада остаться дома.

Люк протянул руку через стол и ласково накрыл ею руку Порции.

— Я тоже. Сегодня чудесный день. И он пока не закончился. Мы собирались посмотреть еще один фильм. Ты говорила, что он про убийство. Ты не боишься ужасов?

Порция улыбнулась.

— Если я испугаюсь, ты возьмешь меня за руку. Глаза Люка блеснули, он хотел что-то ответить, но промолчал, пожав плечами.

Люк настоял на том, чтобы выключить весь свет, кроме одной лампы. Для создания, как он сообщил, подходящей атмосферы. Он усадил Порцию рядом с собой на диван и в особенно жутком месте, вместо того чтобы взять ее за руку, крепко обнял и не отпускал до конца фильма. Наконец пошли титры, и Порция приподнялась, чтобы взять пульт и выключить телевизор. Однако Люк неожиданно схватил ее за руку и, вернув на место, хрипло прошептал:

— Я хочу, чтобы ты поцеловала меня сейчас, cherie. — И, не дожидаясь ответа Порции, прильнул к ее губам. Она раскрыла губы навстречу его поцелую и почувствовала жаркое биение крови в висках. Люк крепче прижал ее к себе, запустил руку в ее густые шелковистые волосы и посмотрел ей в глаза так, что у Порции моментально пересохло во рту. — Это нелегко. Порция, — прерывающимся шепотом произнес он. Она изумленно взглянула на Люка.

— Твоя губа все еще болит?

— Дело не в моей губе. Ты слишком неотразима, та belle[16] . Невозможно только целовать тебя и не хотеть большего. — Он криво усмехнулся. — Я ведь не железный, Порция.

— Я тоже, — ответила она и увидела скрытое торжество, промелькнувшее во взгляде Люка.

Очень медленно он провел пальцем по ее щеке, затем его губы прикоснулись к нежной шее Порции и скользнули к вырезу ее кашемирового свитера. Она замерла, не в силах пошевелиться от его прикосновений, и Люк, приподняв рукава свитера, начал целовать ее запястья, затем его рука скользнула под свитер, и Порция с диким сердцебиением почувствовала, как его пальцы дотронулись до ее груди, и услышала глухой стон, вырвавшийся из уст Люка. Он с упоением гладил ее атласную кожу, и Порция, повинуясь внезапному порыву, вдруг выпрямилась и подняла руки. Люк в мгновение сорвал с нее свитер и замер, смотря на нее так, что Порция кожей ощущала жар его взгляда.

— Моn Dieu! Как же ты красива и соблазнительна, произнес он наконец. — Ты хоть понимаешь, что я чувствую?

Он неистово прижал ее к себе.

— Не так, — тряхнула головой Порция и начала расстегивать его рубашку. Но Люк одним движением распахнул рубашку, отчего все пуговицы с нее разлетелись в разные стороны. Он прикоснулся обнаженной грудью к ее нежной коже и, уткнувшись в ее прохладные волосы, зашептал Порции в ухо незнакомые французские слова.

Она слегка отодвинулась и с улыбкой посмотрела на Люка.

— В школе наш учитель французского никогда не произносил таких слов.

— Тогда я должен научить тебя этому языку любви, та belle. — Люк снова склонил голову и принялся, слегка касаясь языком, целовать ее шею, грудь, плечи. Порция чувствовала, как внутри ее разгорается жар, разрушающий все на своем пути. Она замотала головой из стороны в сторону, а Люк продолжал ласкать ее губами, языком, нежными пальцами, не в силах остановиться.

Вдруг он вскочил и стал поправлять на себе рубашку, отведя глаза.

— Если я еще раз взгляну на тебя — все, я пропал, тяжело дыша, заявил Люк. — Порция, пощади. Надень свитер, пока я окончательно не потерял голову.

Порция, удивленная и смущенная, быстро натянула свитер.

— Все, я опять выгляжу прилично, — сообщила она.

— Я не думал, что мне будет так трудно сдержать себя. Мне сейчас и уйти нелегко. Порция сделала глубокий вдох.

— Тогда зачем тебе уходить?

Люк сел на диван, оставив между ними значительное расстояние.

— Боюсь, мое желание придет к естественному завершению, а ты решишь, что я только из-за этого приехал сюда на выходные.

Порция игриво улыбнулась.

— Но, как вы говорили мне, мсье Бриссак, для того чтобы просто удовлетворить сексуальные потребности, вам не обязательно уезжать из Парижа. — Она спокойно взглянула ему в глаза. — Если, конечно, ты не совмещаешь бизнес с удовольствием.

— Конечно, совмещаю, — согласился Люк. — Я ваш клиент и в настоящее время провожу уикенд с представителем «Владений Кармелитов» для того, чтобы сбить цену на Тарет-хаус. — Он нежно приложил палец к губам Порции. — Но каждое слово о деле, вылетевшее из твоих уст в этот уикенд, станет нашим маленьким секретом, cherie.

— Обещаю, — с чувством произнесла Порция.

— И не надо на меня так смотреть, та belle, иначе у твоего клиента появятся грязные намерения. — Люк направился к выходу. — Вероятно, мне следует сейчас уйти. Если получится.

— Еще рано, — быстро ответила Порция.

— Ты отлично знаешь, что я мечтаю остаться. Но предупреждаю сразу, Порция, держи дистанцию. Я не могу противостоять твоим прикосновениям.

— Тогда я не буду к тебе прикасаться, — заверила его Порция и устроилась в кресле на безопасном расстоянии.

Люк угрюмо усмехнулся и спросил ее насчет планов на завтра.

— Что касается меня, я бы с удовольствием провел еще один такой же день, — вздохнул он.

— Мне тоже понравилось. Слава богу, мы купили достаточно еды.

— Я рискну сделать тебе одно предложение, Порция, — решился Люк и осторожно посмотрел на нее. — Теперь ты видишь, что я могу быть сдержанным. Может, ты не откажешься прийти ко мне завтра в гости?

— Ладно, — согласилась Порция без всяких колебаний.

Люк даже удивился.

— Знаешь, я не ожидал, что ты согласишься так быстро.

— Мне интересно посмотреть, как ты живешь, призналась она. — И потом, мне все понравилось сегодня. Все.

Люк облегченно вздохнул.

— Мне тоже, cherie. Приезжай завтра с утра пораньше.


Глава 6 | Французский поцелуй | Глава 8