home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Рекламка Теодоруса Нитца пропищала:

— В присутствии незнакомых разве вы не чувствуете временами себя так, будто вы вообще не существуете? Разве вам не кажется, что они вас не замечают, ведут себя так, будто вы невидимы? То ли в автобусе, то ли в салоне космического корабля вы разве временами не обнаруживаете, обведя взглядом окружающих, что никто из них, абсолютно никто не то что не обращает на вас никакого внимания — даже вида не подает, будто вас видят, вы им всем совершенно безразличны и что, весьма возможно, даже…

Маури Фрауэнциммер тщательно прицелился и подстрелил рекламку Нитца из своего дробовика, заряженного шариками с двуокисью углерода, когда она присела на дальней стене его захламленного кабинета. Она протиснулась сюда еще ночью и утром приветствовала его своими с металлическим привкусом разглагольствованиями.

Сбитая рекламка свалилась на пол. Маури раздавил ее всем весом своего плотного, крепко сбитого тела, а затем вернул свой дробовик на специальную подставку для него.

— Почта, — произнес Чик Страйкрок. — Где сегодняшняя почта?

Он искал ее в кабинете повсюду с первого же мгновенья после своего прибытия на работу.

Маури с шумом потягивал из чашки горячий кофе.

— Посмотри сверху вон тех папок. А вон той тряпкой мы обычно чистим литеры пишущей машинки.

Он откусил кусочек посыпанного сахарной пудрой пончика. Маури сразу же сообразил, что Чик ведет себя как-то странно, и теперь его занимало, что же это означало.

— Маури, — неожиданно окликнул его Чик, — здесь у меня кое-что для вас написано.

Он бросил на стол вчетверо сложенный лист бумаги.

Даже не разворачивая его, Маури заранее знал его содержание.

— Я увольняюсь, — сказал Чик.

Лицо его было бледным.

— Пожалуйста, не надо, — сказал Маури. — В любую минуту может случиться что-нибудь такое, благодаря чему мне удастся продлить — и довольно надолго — существование фирмы.

Он так и не развернул заявление Чика, оставив его валяться там, где Чик его швырнул.

— Чем же ты станешь заниматься, когда уйдешь отсюда?

— Эмигрирую на Марс.

На столе зажужжал интерком, в его громкоговорителе раздался голос Греты Трюп.

— Мистер Фрауэнциммер, вас хочет видеть мистер Гарт Макри. С ним вместе еще несколько джентльменов.

Интересно, кто это, подумал Маури.

— Пока не пускайте их, — сказал он Грете. — Я совещаюсь с мистером Страйкроком.

— Занимайтесь-ка лучше своим бизнесом дальше сами, без меня, решительно заявил Чик. — Я ухожу. Свое заявление я оставляю у вас на столе. Пожелайте мне удачи.

— Желаю удачи.

Маури чувствовал себя очень удрученным, почти что больным. Он тупо глядел на стол, пока дверь не открылась, а затем и закрылась за покинувшим кабинет Чиком. Ну и паршиво же начался рабочий день, отметил про себя Маури. Подняв заявление, он развернул его, пробежал взглядом написанное и снова сложил лист. Затем нажал кнопку интеркома и произнес:

— Мисс Трюп, впустите — как вы там назвали… мистера Макри, что ли?

Вместе с сопровождающими его джентльменами.

— Слушаюсь, мистер Фрауэнциммер.

Дверь кабинета отворилась, и Маури тотчас же весь подобрался, ибо сразу же сообразил, что это важные правительственные чиновники; двое из них были в серой форме национальной полиции, а у главы всей делегации, очевидно этого самого Макри, была осанка и манера держаться высокопоставленного представителя исполнительной власти, другими словами стопроцентного госта. Неуклюже поднявшись из-за стола, Маури протянул руку и сказал:

— Господа, чем могу быть вам полезен?

Пожав ему руку, Макри произнес:

— Это вы — Фрауэнциммер?

— Верно, ответил Маури.

Сердце его учащенно забилось, от волнения даже перехватило дух.

Неужели они собираются прикрыть его? Примерно вот так же полиция нагрянула и в Венское училище психиатров.

— что я такого совершил? — спросил он и сам услышал, как задрожал его голос от самых мрачных предчувствий.

Макри улыбнулся.

— Пока что — ничего особенного. Мы здесь с целью приступить к обсуждению вопроса относительно размещения одного заказа вашей фирме.

Однако, для этого требуется статус гост. Разрешите отключить ваш интерком?

— П-простите? — застигнутый врасплох, спросил Маури.

Кивнув людям из НП, Маури отступил в сторону. Полицейские подошли к столу и быстро отключили интерком. Затем внимательно осмотрели стены, мебель, тщательно обследовали каждый дюйм комнаты и находившейся в ней обстановки, а затем кивком дали знать Макри, что он может продолжать.

— Вот и прекрасно, — произнес Макри. — Фрауэнциммер, мы тут принесли с собою спецификацию сима, которого мы хотим, чтобы вы сконструировали.

Вот.

Он протянул запечатанный конверт.

— Ознакомьтесь. Мы подождем.

Открыв конверт, Маури внимательно изучил его содержание.

— Вы в состоянии это сделать? — через некоторое время спросил Макри.

Подняв голову, Маури заметил:

— Эта спецификация относится к Дер Альте.

— Верно, — кивнул Макри.

Так вот оно что, наконец-то сообразил Маури. Вот оно — то самое знание, требующее статуса гост. Теперь я и сам стал гостом. И произошло это совершенно неожиданно, по сути мгновенно. Теперь я приобщен к узкому кругу избранных. Как плохо, что ушел Чик; бедный чертяка Чик, как это несвоевременно с его стороны, какое невезение. Останься он здесь еще на пять минут…

— Это будет актуально еще в течение пятидесяти лет, — сказал Макри.

Они впутывают его в свои игры. Делают его соучастником всей этой комедии.

— Бог ты мой, — воскликнул Маури. — Никогда бы даже не подумал об этом, глядя на его выступления по телевидению, слушая его речи. А вот теперь я и сам должен создать точно такую же чертову штуковину.

Перед глазами у него поплыли круги.

— Карп немало постарался, — сказал Макри. — Особенно хорош этот его нынешний сим, этот Руди Кальбфлейш. Нам очень хотелось бы знать догадывались ли вы, специалист в данной сфере, о чем-нибудь?

— Никогда, — признался Маури. — Ни разу мне такое даже в голову не пришло. — Ни разу.

— А вы в состоянии сделать не хуже? Соорудить такого сима?

— Разумеется.

— Когда вы приступаете?

— Да хоть сейчас.

— Вот и прекрасно. Вы понимаете, что поначалу нам, естественно, придется держать здесь людей из НП для обеспечения безопасности государственной тайны?

— Валяйте, — пробормотал Маури. — Раз надо, так надо. Послушайте-ка, простите меня, мне нужно всего пару секунд.

Он бочком протиснулся мимо них к двери и вышел в приемную.

Застигнутые врасплох, гости не успели ему помещать.

— Мисс Трюп, вы обратили внимание, в какую сторону убыл отсюда мистер Страйкрок? — спросил он.

— Он только что отъехал, мистер Фрауэнциммер. В сторону автотрассы.

Как мне кажется, он направился домой, в «Авраам Линкольн» — он там проживает.

Вот бедолага, подумал Маури. И сокрушенно покачал головой. Удача Чика Страйкрока все еще при нем, она его и сейчас не оставила. Им овладело приподнятое настроение. Это коренным образом все меняет, решил он. Я снова при деле. Я поставщик Двора Его Величества, вернее, Белого Дома. Что, в общем-то, одно и то же. Да, одно и то же.

Он вернулся в кабинет, где его дожидались Макри и остальные. Все они весьма сумрачно глядели на него.

— Извините, — произнес он. — Я выяснял, где находится мой заведующий сбытом. Я хотел заострить его внимание на данном заказе. Объяснить ему, что на какое-то время мы отказываемся от любых других новых заказов, чтобы получить возможность полностью сосредоточиться только на выполнении этого.

Он замялся в нерешительности.

— Что же касается стоимости…

— Мы подпишем контракт, — сказал Гарт Макри. — Вам будет гарантировано возмещение ваших затрат плюс сорок процентов. Руди Кальбфлейша мы приобрели за общую сумму в один миллиард долларов СШЕА плюс, разумеется, оплата за сервисное обслуживание и ремонтные работы в процессе эксплуатации после приобретения.

— О, да-да, — согласился Маури. — Нельзя допустить, чтобы он вдруг перестал функционировать прямо посредине произносимой им речи.

Он попытался рассмеяться, но смеха у него что-то не получилось.

— Так в какую сумму это обойдется теперь, ну, хотя бы грубо? Скажем где-то между одним и полутора миллиардами?

— Отлично, отлично, — поторопился согласиться Маури.

У него было такое ощущение, что голова его вот-вот отвинтится от туловища и упадет на пол.

Глядя на него в упор, Макри произнес:

— У вас небольшая фирма, Фрауэнциммер. Вы и я, мы оба прекрасно это понимаем. Не надейтесь на слишком многое. Это не превратит вас в крупную фирму, такую, как «Карп Унд Зоннен Верке». Тем не менее, заказ этот обеспечит ваше существование на довольно длительный срок; вам, наверное, ясно, что мы готовы поддерживать вас финансово столько времени, сколько понадобится. Мы получили исчерпывающую информацию о вашем нынешнем положении из ваших же бухгалтерских книг — вы удивлены? — и мы теперь знаем, что вы вот уже в течение нескольких месяцев являетесь убыточным предприятием.

— Что правда, то правда, — признался Маури.

— Но продукция хороша, — продолжал Гарт Макри. — Мы тщательно изучили образцы вашей продукции, как здесь, так и там, где они по-настоящему функционируют — на Луне и на Марсе. Вы проявляете подлинное профессиональное мастерство, пожалуй, даже в большей степени, чем «Карп Верке». Вот почему сегодня мы здесь вместо того, чтобы быть у Антона и старика Феликса.

— Интересно… — вырвалось у Маури.

Значит, вот почему правительство на этот раз решило заключить контракт с ним, а не с Карпом. А интересно ему было вот что: неужели Карп сконструировал все эти симулакроны Дер Альте вплоть до самого последнего?

Забавный вопрос. Если это в действительности так — то тогда этот отход правительства от сложившейся практики поставки симулакронов может означать радикальное изменение нынешнего правительственного курса как в области экономики, так и политики. Но лучше об этом не спрашивать.

— Хотите сигару? — спросил Гарт Макри, протягивая ему «Адмирала». Очень мягкая. Чистейший флоридский лист.

— Спасибо.

Весьма неловко Маури взял из его рук большую зеленоватую сигару. Они оба закурили, внимательно глядя друг на друга в полном молчании, которое постепенно приобрело некоторую торжественность и значительность.


предыдущая глава | Симулакрон | cледующая глава