home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Когда Ян Дункан добрался до «Марсолетов Луни Люка» № 3 в центре Сан-Франциско, то обнаружил, что он опоздал с предупреждением Эла о налете полиции. Сюда уже прибыла НП; он увидел стоявшие здесь полицейские машины и одетых во все серое людей, заполонивших территорию стоянки.

— Выпусти меня, — распорядился он роботакси.

Он находился в квартале от стоянки и подъезжать ближе не имело смысла.

Расплатившись с такси, он устало побрел дальше пешком. Возле стоянки уже образовалась небольшая группка праздных любопытных прохожих. Ян Дункан присоединился к ним и, вытянув шею, глядел на полицейских, делая вид, будто его тоже интересует, почему они там оказались.

— Что происходит? — спросил у Яна сосед. — Мне всегда казалось, что власти не принимают всерьез эти стоянки развалюх.

— Правпол, должно быть, изменился, — заметила женщина слева от Яна.

— Правпол? — в недоумении повторил мужчина.

— Термин, применяемый притами, — со смехом пояснила женщина. Правительственная политика.

— О, — произнес мужчина, понимающе кивая.

Ян повернулся к мужчине.

— Теперь вам известен термин гостов, — заметил он.

— Да, да, — бойко произнес мужчина, ясно оживившись. — Значит, теперь и я кое-что знаю.

— Я когда-то тоже знал один термин притов, — сообщил ему Ян.

Он теперь уже ясно видел Эла внутри помещения конторы; Эл сидел между двумя фараонами; еще двое мужчин сидели чуть поодаль от Эла. Одним из них, так решил Ян, был Ричард Конгросян. В другом он узнал одного из жильцов самого верхнего этажа своего родного «Авраама Линкольна», мистера Чика Страйкрока. Ян с ним неоднократно встречался, на собраниях и в кафетерии.

Его брат Винс в настоящее время был их паспортистом.

— Термин, который я знал, — пробормотал он, — звучал так — «всепот».

— Что же означает это «всепот»? — спросил у него сосед.

— Все потеряно, — ответил Ян.

Этот термин как нельзя лучше характеризовал нынешнюю ситуацию.

Очевидно, Эл арестован; фактически, под арестом находились также и Страйкрок с Конгросяном, но эти двое мало волновали Яна — его беспокоила только судьба дуэта «Дункан и Миллер. Классика на кувшинах», будущее, которое открывалось перед ними, когда Эл согласился все-таки снова вместе с ним играть; будущее, дверь в которое теперь столь решительным образом захлопнулась у него перед самым носом. Мне следовало ожидать этого, отметил про себя Ян. Что как раз перед тем, как мы начнем собираться для поездки в Вашингтон, нагрянет НП и арестует Эла, положив тем самым конец этому их, казавшемуся уже столь перспективным, начинанию. Вот это и есть то самое невезение, которое так преследовало меня всю мою жизнь. И почему оно должно было оставить меня сейчас?

Если бы взяли Эла, решил он, они должны забрать и меня.

Протолкнувшись через кучку зевак, Ян ступил на территорию стоянки и подошел к ближайшему полицейскому.

— Подите прочь, — сделав красноречивый жест рукой, рявкнул на него облаченный во все серое полицейский.

— Арестуйте меня, — произнес Ян. — Я тоже имею к этому отношение.

Полицейский выпучил на него глаза.

— Я сказал — подите прочь!

Ян Дункан заехал полицейскому прямо в пах.

Тот, громко выругавшись, машинально запустил руку под сюртук и мгновенно выхватил пистолет.

— Черт вас побери, вы арестованы!

Лицо его позеленело от злости.

— что здесь происходит? — спросил подошедший к ним другой полицейский, повыше.

— Этот болван ударил меня, — объяснил первый фараон, продолжая держать в руке направленный на Яна пистолет и всем своим видом пытаясь не показывать, насколько ему сейчас больно.

— Вы арестованы, — спокойным тоном уведомил Яна его товарищ чином повыше.

— Я знаю, — даже и не думал протестовать Ян. — Я хочу, чтобы меня арестовали. Но все равно, рано или поздно, эта тирания падет.

— Какая тирания, болван? — удивился полицейский чином повыше. Похоже, что у тебя мозги набекрень сдвинулись. Ничего, в тюрьме тебя быстренько приведут в порядок.

Из расположенной в центре стоянки конторы вышел мрачнее черной тучи Эл.

— что это ты здесь делаешь? — откровенно недовольным тоном спросил Эл.

Встреча с Яном не вызывала у него особого энтузиазма.

— Я желаю быть вместе с тобою, мистером Конгросяном и Чиком Страйкроком. Я не собираюсь оставаться в стороне. Все равно здесь меня ничто не удерживает.

Открыв рот, Эл хотел было уже что-то сказать. Но вдруг над головой у них появился правительственный корабль, весь сверкающий серебром и золотом отделки роскошный планетолет и начал, издавая один за другим чудовищные выхлопы, осторожно приземляться в непосредственной близости от стоянки.

Полицейские тотчас же стали всех отталкивать в сторону; Ян обнаружил, что его вместе с Элом загнали в один из углов стоянки, где один продолжали оставаться под угрюмыми взглядами тех первых двоих полицейских, одного из которых он лягнул, и теперь, похоже, он не прочь был отплатить ему тем же.

Планетолет совершил посадку, из него вышла молодая женщина. Это была Николь Тибо. Как она была прекрасна — стройна и необычайно красива. Люк ошибался или просто лгал. ЯН, широко разинув рот, глядел на нее, не в силах отвести взор, а рядом с ним Эл удивленно хмыкнул и, едва дыша, произнес:

— Как же так? Что она, будь я проклят, здесь делает?

Сопровождаемая полицейским чином явно чрезвычайно высокого ранга, Николь легкой, танцующей походкой прошла через всю стоянку к конторе, быстро поднялась по ступенькам, вошла внутрь и направилась к Ричарду Конгросяну.

— Это он ей нужен, — шепнул Эл Яну Дункану. — Знаменитый пианист.

Из— за него затеяна вся эта кутерьма.

Он достал свою трубку из корня алжирского вереска и набил ее табаком сорта «Клиппер».

— Можно закурить? — спросил он у их полицейского стража.

— Нет, — отрезал фараон, Спрятав трубку и табак, Эл произнес изумленным тоном:

— Подумать только — она удостоила своим посещением стоянку «Марсолеты Луни Люка» № 3! Такого мне и во сне никогда бы не привиделось.

Он неожиданно схватил Яна за руку и сильно ее сжал.

— Я подойду к ней и представлюсь.

И прежде, чем их полицейский страж смог как-то отреагировать, он уже рысью бежал через всю стоянку, снуя, как челнок, между припаркованными марсолетами, и в мгновение ока исчез из виду. Фараон выругался в бессильной ярости и ткнул Яну под ребра дулом своего пистолета.

Мгновеньем позже Эл снова появился, у самого входа в небольшое здание конторы, в котором теперь находилась Николь, беседуя с Ричардом Конгросяном. Эл отворил дверь и протиснулся внутрь.


предыдущая глава | Симулакрон | cледующая глава