home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Оранжевые» процессы на Северном Кавказе

Пространство Северного Кавказа является приоритетной зоной ведения сетевых войн. Этот регион населен разными народами (потенциальные зоны разлома):

? с многими чертами традиционного общества (социальная неразвитость);

? с самобытными религиозными традициями (ислам, суфизм);

? с тяжелой экономической обстановкой;

? с множеством административных проблем в руководстве республик;

? со сложным для контроля ландшафтом.

В этом регионе есть центр активного сепаратизма – Чечня, развернуты исламистские сети радикального ислама, к нему примыкает Грузия, находящаяся под полным контролем США, и Азербайджан, где влияние США возрастает.

Северный Кавказ пронизан линиями конфликтов между этносами, религиями, административными конструкциями, кланами и группировками, элитами, неформальными движениями. Все сегменты Северного Кавказа разнородны и противоречивы (на манипуляциях с этой мозаикой основывали свою власть на Кавказе русские цари и советские руководители).

Все эти элементы будут учитываться и соединяться в структуре сетецентричных операций, разворачивающихся по мере приближения к 2008 году. Координатором этих процессов будут США, но в каждом конкретном случае будут использоваться дополнительные инструменты – в том числе иностранные, федеральные и региональные НПО, фонды, этнические объединения и движения, структуры радикального ислама, криминальные группировки и т. д.

«Оранжевые» сети сочетают для проведения сжатых операций и элементов ОБЭ несочетаемые элементы, которые подчас работают на заданный эффект, не подозревая об этом.

«Оранжевая» сеть на Северном Кавказе будет иметь следующие элементы:

? экстерриториальный центр управления (расположен на территории США с системой промежуточных центров);

? экстерриториальный центр информационного обеспечения (расположен вне территории РФ и координирует международные СМИ, фонды и НПО, собирающие информацию о регионе, обрабатывающие ее и вбрасывающие нужные сюжеты в мировые СМИ для получения желаемого эффекта);

? российский центр влияния (группа «оранжевых» в руководстве федеральных российских политических структур и СМИ, влияющих по заданному сценарию на освещение кавказской тематики и подконтрольные им региональные СМИ);

? федеральные политические силы, создающие требуемый градус напряжения кавказской тематики (они могут действовать под знаменем «русского национализма» или «державности» для провокации ответной реакции на Северном Кавказе);

? региональные политические силы, провоцирующие политические коллизии (как с национальной, религиозной спецификой, так и русские, казачьи, националистические);

? сеть гуманитарных фондов и НПО, курируемые США, европейскими странами, Турцией и арабскими странами, собирающие информацию, распределяющие гранты на исследования, финансирующие определенные гражданские, образовательные и социальные инициативы в регионе;

? национальные и националистические движения (состоящие из коренных народов, диаспор, общин мигрантов);

? сегменты традиционных религий (ислам, православие, суфизм, импортированные религии – протестантизм);

? секты (в первую очередь, исламские – салафизм, ваххабизм, но также иеговисты, харизматы, хаббардисты и т. д.);

? террористические организации на базе джамаатов и салафитских ячеек;

? финансовые сети теневого бизнеса и системы типа «хавала» (передача денег из разных стран на основании личного поручительства определенных фигур) и телефонной связи;

? отдельные кланы в местной власти;

? криминальные сообщества и преступные группировки;

? молодежные и студенческие организации, клубы;

? базовые инфраструктуры сетевой природы (библиотеки, почтовые отделения, медпункты, страховые конторы и т. д.);

? отдельные эмиссары, курирующие сегменты сетей – однородных и разнородных.


«Оранжевая» сеть на Северном Кавказе призвана:

– на физическом уровне:

? обеспечить критическую массу людей, готовых принять активное участие в протестных акциях (под разными лозунгами и с разными целями – в зависимости от обстоятельств и регионов);

? мобилизовать для точечных действий террористические ячейки;

– на информационном уровне:

? поднимать градус социальной активности;

? нагнетать обстановку;

? раздувать существующие реальные проблемы;

? обострять психологическую обстановку вокруг конфликтных ситуаций;

? обеспечить прямые коммуникации между различными сетевыми организациями, придерживающимися наиболее радикальных взглядов;

– на когнитивном уровне:

? повлиять на сознание людей, подтолкнув их к убеждению, что ситуацию надо менять радикальными способами, что «дальше так нельзя», что «жить стало невыносимо»;

– на социальном уровне:

? активизировать и мобилизовать этнические, социальные, административные и религиозные группы населения Северного Кавказа, подталкивая их к решению насущных проблем радикальными методами в ситуации назревающего хаоса.

Когда «оранжевым» удастся дестабилизировать ситуацию на Северном Кавказе, с помощью этого управляемого кризиса можно будет влиять на ситуацию во всей России, подталкивая процессы на федеральном уровне в нужном ключе. В зависимости от конкретного сценария развертывания событий эти процессы могут дойти до сепаратизма отдельных республик и областей Северного Кавказа, а могут остановиться в стадии «относительного хаоса».


Перенос «оранжевой» стратегии на территорию России | Геополитика постмодерна | Приложение 1 «Золотой миллиард» атакует