home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8


Поначалу Гвинн охватили сомнения, что она явилась в нужное место.

Она проделала долгий путь по улицам Гхеханы, самого неприглядного района на всей Приме Центавра, и уж без сомнения, худшей части столичного города. Маскируя свое присутствие с привычной легкостью, Гвинн без задержек дошла до нужного места. Не то, чтобы она была невидима. Но все, кому случалось бросить взгляд в ее сторону, просто не замечали ее; их взгляд скользил мимо, не отмечая никаких следов ее физического присутствия.

Это, однако, срабатывало не всегда. В Гхехане было слишком сумрачно, тени лежали повсюду вокруг нее. Как бы ни была Гвинн уверена в своих способностях, ей приходилось теперь уделять слишком много внимания тому, чтобы следить, не двигаются ли эти тени. И это не было паранойей с ее стороны. Дракхи, похоже, обладали способностью прятаться и выныривать из сумрака с тем же мастерством, что и их ушедшие за Предел хозяева. У Гвинн было очень нехорошее предчувствие, что Дракхи смогут без проблем обнаружить ее пребывание здесь.

Она остановилась возле здания с нужным адресом - где, как предполагалось, ее будет ждать Гален. Она положила руки на парадную дверь и закрыла глаза, чтобы не мешать своему разуму просканировать окрестности. Да. Да, Гален определенно был здесь, внутри. Она почувствовала магическую энергию, источником которой мог быть лишь он один.

Но дверь была заперта. Впрочем, она оставалось преградой для Гвинн лишь столько времени, сколько понадобилось для того, чтобы отдать короткий приказ:

- Откройся!

Дверь немедленно послушалась ее и отъехала в сторону. Интересно отметить, что эта дверь не была автоматической, и на всей Приме Центавра нашлось бы сейчас лишь трое людей, способных открыть ее, просто отдав соответствующий приказ. Одной из этих троих была Гвинн, второй находился сейчас внутри, и третий, насколько она понимала, скорее всего, тоже был там.

Она не ошиблась в своих расчетах. Когда дверь открылась, прямо перед собой Гвинн увидела Финиана, который поклонился ей, взмахнув своим плащом. Каким бы раздражающим ни бывало иногда поведение Финиана, Гвинн обрадовалась встрече с ним. Финиан долгое время пребывал в подавленном состоянии, тяжело переживая смерть Кейна, своего давнего и очень близкого друга. Дело зашло настолько далеко, что состоялся даже некий разговор касательно места Финиана в сообществе техномагов. В конечном счете, за Финиана высказался Гален, что показалось Гвинн очень странным. Нельзя сказать, что Гален провел много времени с Финианом - наоборот, они почти и не виделись ранее, и насколько ей было известно, вряд ли перемолвились друг с другом хотя бы десятком слов. И тем не менее Гален выступил в защиту Финиана столь страстно, что было единодушно решено дать юному магу какое-то время, чтобы прийти в себя.

Очевидно, ему это удалось, хотя Гвинн показалось, что она по-прежнему замечает следы скорби в его глазах.

- Где он?

- Ты так спешишь, что не хочешь даже вспоминать о правилах вежливости, Гвинн?

- Добрый вечер, Финиан. Где он?

- Наверху.

Гвинн последовала за Финианом по узким лестничным пролетам, ступеньки скрипели у нее под ногами. Запах сырости висел в воздухе; видимо, неподалеку была какая-то протечка. Гвинн также слышала, как повсюду в стенах шебуршатся какие-то вредители. Это строение она бы уж точно не стала использовать в качестве своего летнего домика.

На верхней площадке ей пришлось слегка нагнуться под низкими стропилами и перешагнуть через лужу грязи, и тогда они оказались в маленькой комнате, в которой сидел Гален. Перед ним находился голографический экран, изображение на котором постоянно менялось. Очевидно, решила Гвинн, на нем отображается сигнал с некоей портативной видеокамеры. В руке Гален держал некий маленький черный объект, который слабо мерцал в сумраке комнаты. Гвинн сразу же определила его как записывающее устройство, где сохранялись все образы, появлявшиеся на голографическом экране.

- Он вошел? - спросила Гвинн.

Гален кивнул.

- И при этом, пока что никаких неприятностей. Хотя, конечно, вечер еще только начался.

- Если его засекли, то правильнее будет сказать, что, наоборот, день уже завершился, - уточнил Финиан.

- Он знал, что рискует, - сказала Гвинн.

Глаза Финиана сузились.

- А если и знал, что из того? Значит, нас тогда уже ничто не должно волновать? Скажи мне, Гвинн, насколько далеко простирается твое хладнокровие?

Гвинн почувствовала, что ее терпение подвергается жестокому испытанию, и прилагала все усилия, чтобы сохранить самоконтроль.

- А теперь послушай меня, Финиан…

Ее оборвал резкий голос Галена:

- Будет лучше, если вы оба помолчите. - Он внимательно всматривался в голограмму. - Вир… пока ничего. Продолжай осмотр. Если замечу что-нибудь, требующее дополнительного изучения, я тебя сразу проинструктирую. Все понятно?

Голографическое изображение сдвинулось вверх и снова вниз. Должно быть, Вир кивнул.

Воцарилось молчание, а затем Гвинн тихо сказала:

- А ведь на самом деле он очень храбрый.

- Он делает то, что должен, - ответил Гален. - Ни больше, ни меньше.

- Как и все мы. Это напомнило мне еще об одном вопросе, Гален… Что слышно о странствиях «Эскалибура»(13)? Капитан… Как там его зовут?

- Гидеон.

- Он в курсе, что вы появляетесь здесь, когда исчезаете с его корабля?

- Нет. И не думаю, что его это волнует. Учитывая ситуацию на Земле, у него есть сейчас более неотложные дела, чем заботы о моем местонахождении.

Вновь все умолкли, а голографическое изображение тем временем продолжало меняться. Затем оно замерло. Вир зачем-то остановился. Гален склонился вперед и сосредоточенно сказал:

- Вир Котто. Ты слышишь меня? Все в порядке?

Никакой реакции не последовало.

- Вир, - повторил Гален, на этот раз с большей настойчивостью. - Вир, с тобой…

Но внезапно изображение вновь начало перемещаться. Оно несколько раз быстро помоталось из стороны в сторону, словно Вир вдруг задергался всем телом. А затем направилось вперед… Вир продолжил свой путь.

Гален впервые позволил напряжению, которое он, должно быть, все таки испытывал, проявиться внешне. Он откинулся на стуле и тихо вздохнул, но затем, собравшись, продолжил наблюдать голографическую картинку, проявляя не больше эмоций, чем каменное изваяние.

Гвинн, тихо, так, что, пожалуй, с трудом могла сама себя расслышать, спросила:

- Как ты думаешь, кто-нибудь подозревает, чем сейчас занимается Вир? Что он шляется там не из праздного любопытства?

- Если бы они заподозрили это, - так же тихо ответил Гален, - то скорее всего, Вир был бы уже мертв.

- А он об этом знает? - спросил Финиан.

Гален спокойно посмотрел на него.

- Будем надеяться, что нет.

И тут вдруг Гален резко выпрямился, словно в него ударил разряд электричества.

- Вир! - закричал он. - Не заходи в эту комнату! Там что-то есть… Там что-то страшное!

Что-то было не так. Вир явно больше не слышал инструкций техномагов. Напротив, он направлялся именно в ту комнату, против которой пытался предостеречь его Гален.

- Он не слышит, - констатировал Гален.

- Они знают. Наверняка они знают, - сказал Финиан. - И мы ничего не можем поделать, чтобы спасти его.



* * * | Армии света и тьмы | * * *