home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5


- Я хочу увидеть его труп. Кто бы ни был повинен в этой смерти, я хочу увидеть его труп.

Гарибальди прямо-таки дрожал от едва сдерживаемой ярости. Он только что прибыл в морг, куда его пригласили, чтобы идентифицировать тело некоего Лу Велча, землянина. Недвижное тело Велча лежало на постаменте, и вокруг него стояли Гарибальди, Г’Кар и Дурла, и лица у всех троих были чрезвычайно мрачными. Неподалеку замер в ожидании бесстрастный коронер.

- Император сожалеет, что такое могло произойти здесь, - начал Дурла.

- Император сожалеет. Другими словами, вы хотите сказать, что он даже не удосужился появиться здесь.

- Есть много неотложных дел, которые требуют его участия…

- Так же, как и у этого парня! - оборвал его Гарибальди, указывая пальцем на труп Велча. - Но он не примет в них участия, поскольку один из вас, ублюдков, сделал с ним вот это!

- Мистер Гарибальди, я возмущен вашими высказываниями…

Гарибальди жестом заставил его замолчать.

- Спросите меня, не все ли мне равно, - отрезал он. - Давайте проясним это раз и навсегда, Министр. Кто бы ни был виновником убийства, я желаю, чтобы его голова была преподнесена мне на блюде с каким-нибудь приятным гарниром типа лимонных долек, и я требую, чтобы это было сделано немедленно!

- Майкл, твои желания и требования ничего не изменят, - мягко возразил Г’Кар.

- Знаешь что, Г’Кар? Мне наплевать! Если я спущу им это, то от этого все равно ничего не изменится, точно так же как от моих криков ничего не изменится в моих легких!

- Мистер Гарибальди, мы глубоко сожалеем о случившемся, - сказал Дурла. - Но печальная правда состоит в том, что на Приме Центавра уровень преступности и бытового насилия ничуть не меньше, чем во всех остальных мирах…

Гарибальди обошел вокруг постамента и вплотную приблизился к Дурле.

- Он погиб не случайно. Он что-то нашел, и за это был убит одним из ваших людей.

- Что-то нашел. И что же это могло бы быть?

- То, что вы, ребята, на самом деле пытаетесь здесь провернуть.

Дурла прищурился.

- Если у вас есть какие-нибудь конкретные обвинения, - сказал он, - то я посоветовал бы вам поскорее предъявить их непосредственно Президенту Шеридану. Если же нет, то был бы благодарен, если бы вы не стали разбрасываться безосновательными заявлениями, поскольку они не могут послужить делу смягчения трений между нашими расами. Насколько мне известно, мы были вполне откровенны по всем поставленным вами вопросам, и доказали, что ваши обвинения по поводу военного строительства, якобы начатого на Приме Центавра, безосновательны. Какой бы печальной ни была нынешняя ситуация, всем нам меньше всего нужно осложнять ее беспочвенными обвинениями, к тому же не имеющими к этому трагическому происшествию непосредственного отношения.

Гарибальди обдумал слова Министра; а затем подался вперед так, что его лицо оказалось буквально вплотную к лицу Дурлы. И заговорил настолько тихим голосом, что даже с такого близкого расстояния Дурла с трудом мог расслышать его.

- Если я все-таки выясню, что вы, или один из тех, кто отчитывается непосредственно перед вами, имели какое-нибудь отношение к этому… То, Богом клянусь, Министр, я убью вас собственными руками.

- Я бы не советовал вам так поступать, - спокойно ответил Дурла. - Это создаст инцидент, не нужный ни нам, ни вам.

- Инцидент у нас уже есть, - парировал Гарибальди, указывая на Велча. - И кто-то должен за это заплатить.

Руки Гарибальди сделали выразительное движение, словно он пытался задушить некоего невидимого противника. И тут раздался резкий голос:

- Не думаю, что угрозами можно помочь делу.

- Посол Котто, - моментально откликнулся Дурла. - Вы появились как нельзя вовремя.

- Или не вовремя, все зависит от точки зрения, - ответил Вир. Он пересек морг, тревожно оглядываясь по сторонам. - Что-то здесь слишком холодно, - продолжил он. Затем взглянул на тело, лежавшее на постаменте, не сумев скрыть своего смятения. Эта черта Вира всегда нравилась Гарибальди. Вир не умел прятать свои чувства. С его лица информация считывалась столь же легко, как с инфокристалла.

По крайней мере, так считал Гарибальди когда-то. Теперь, однако, ему казалось, что вокруг Вира царит атмосфера загадочности, чего раньше никогда не было. Гарибальди вынужден был признаться себе, что Вир сильно изменился с тех пор, как они виделись последний раз, и, возможно, не в лучшую сторону.

Вир повернулся к коронеру.

- Причина смерти уже установлена? - спросил он.

Ответил ему, однако, не коронер, а Гарибальди.

- О, да. Причина в том, что он оказался не в том месте не в то время, и нашел нечто такое, чего ему знать не следовало, и за это был убит.

- Это очень серьезное обвинение, Мистер Гарибальди.

- Эй! - воскликнул Гарибальди. - Ведь Лу не при переходе улицы в неположенном месте задержали! Его убили! Если говорить о преступлениях, то ничего более серьезного даже и представить нельзя. А серьезные преступления означают серьезные обвинения - и жестокие наказания за них.

И тут в разговор снова вступил Г’Кар.

- В данный момент, Мистер Гарибальди, единственный, на кого пало наказание, это вы сами. О, конечно, никто при этом не станет обвинять вас в том, что раз вы притащили Мистера Велча сюда с собой, то несете ответственность за его смерть.

- Ты на чьей стороне? - спросил Гарибальди, вперив в Г’Кара пронзительный взгляд.

- На твоей и на его, - не задумываясь ответил Г’Кар. - Но, как бы то ни было, Мистер Велч покинул нас, и я не думаю, что вам, Мистер Гарибальди, удастся помочь кому-нибудь, разыгрывая здесь истерику. Будет расследование, и мы не сможем ускорить его, равно как и не создадим для него мало-мальски подходящую атмосферу, если будем просто набрасываться на людей в этой комнате.

- Спасибо за понимание, Гражданин Г’Кар, - сказал Дурла.

Г’Кар взглянул на Министра огненным взглядом, и слова благодарности застряли у того в горле.

- Я не нуждаюсь в одобрении с вашей стороны, Министр, и не прошу об этом. Я хочу от вас лишь содействия… так же как и от вас, господин Посол. Если вы желаете сохранения чего-то, хоть отдаленно напоминающего нормальные отношения, между вашим народом и Альянсом…

- Нормальные отношения? - Вир горько усмехнулся. - Слушайте, Г’Кар, мне очень неловко напоминать вам, но в данный момент «нормальные отношения» означает «Мы следим, не появится ли у центавриан хоть малейший намек на агрессивное поведение, и для этого посылаем людей, таких, как вы, наблюдать за нами… и получать в результате нечто подобное вот этому», - и Вир указал на труп Велча.

Г’Кар подошел к Виру, глядя на него внимательно и изучающе, словно рассекая на части своим взором.

- Мы полагаемся на вашу помощь в улаживании трагического инцидента, Посол. Потому что, если это для вас чего-нибудь стоит… Я всегда испытывал огромное уважение к вам.

Более резко, чем могли ожидать Г’Кар или Гарибальди, Вир ответил:

- Давайте будем объективны, Гражданин Г’Кар. Вы обагрили мои ботинки своей кровью, каждая капля которой должна была символизировать одного мертвого Нарна, будто их смерть была на моей совести (28). Никто во всей Вселенной никогда не заставлял меня чувствовать себя более ничтожным, чем это сделали вы в тот раз. Так что, надеюсь, вы простите меня, если я скажу, что ваши претензии на вечное уважение ко мне… скажем так, стоят не очень дорого.

Похоже, ни Г’Кар, ни Гарибальди не могли найти, что можно было бы высказать в ответ на эту сентенцию. Наконец, после долгого молчания Гарибальди, бросив еще раз взгляд вниз на убитого Велча, положил руку на его холодное плечо и прошептал:

- Прости, Лу.

И после этого быстрым шагом, не оборачиваясь, вместе с Г’Каром покинул морг.

- Трагедия, - сказал Дурла, качая головой. - Такая трагедия.

- Министр… Я бы хотел ненадолго остаться с ним наедине. - Вир посмотрел на Дурлу, затем на коронера. - Если, конечно, вы не возражаете.

- Наедине? - спросил коронер. - Зачем?

- Я знал этого человека, - ответил Вир. - Он был моим другом, в своем роде. И я… хотел произнести несколько молитв. От себя лично. Я уверен, вы поймете меня.

- Ну, конечно, я вас вполне понимаю, - сказал Дурла, который, похоже, вовсе не мог этого понять, но спорить ему тоже не хотелось. - Надеюсь, у вас найдется время заглянуть во дворец во время нынешнего визита? Скажем, хотя бы затем, чтобы передать привет Мэриэл?

- Возможно, - ответил Вир. - Благодарю вас.

Двое центавриан покинули морг, оставив Вира наедине с Велчем. Вир воззрился на погибшего, молча качая головой.

- Как ты ухитрился так быстро добраться сюда?

Этот вопрос задал Финиан, который только что практически материализовался прямо возле Вира. В своих руках техномаг сжимал посох, которого Вир у него раньше не наблюдал. К счастью, Вира теперь уже было практически невозможно испугать. Он просто взглянул на техномага и спросил:

- Коронер видел, как ты заходил?

Финиан в ответ молча взглянул на Вира, словно говоря глазами: «Ох, пожалуйста».

Вир рассудил, что этот взгляд и служит ответом, и продолжил:

- Что ты имел в виду под словами «быстро добрался»?

- Я имел в виду, что совсем недавно направил тебе на Вавилон 5 послание, где и рассказал о случившемся. Как ты сумел покрыть это расстояние так быстро?

- Я не получал твоего послания, - ответил Вир. - Я… - Прежде, чем заговорить вновь, он машинально оглянулся по сторонам, словно опасаясь, не подслушивает ли кто-нибудь. А затем продолжил, на всякий случай понизив голос: - Со мной по секретному каналу связалась Мэриэл, когда узнала, что Г’Кар и Гарибальди направляются сюда. Она решила, что пока они пребывают на Приме Центавра, мне лучше тоже быть где-нибудь поблизости. Я полагаю, она права, хотя и сомневаюсь, что она могла ожидать подобного исхода. - Он взглянул на Финиана. - Что случилось? Ты бы не появился здесь без серьезных на то оснований.

- Он использовал технологию Теней.

- Технологию Теней? - Услышанное не укладывалось в голове Вира. - Да где же он мог раздобыть ее?

- Я не знаю, - признался Финиан. - Быть может, это просто случайность. Хотелось бы мне верить, что это именно так. Он использовал Сеть-невидимку. Она обеспечила ему некоторую невидимость. Когда он вышел в ней в город, наши сенсоры засекли это, и я сумел его выследить. И подоспел как раз к тому моменту, когда его тело в мешке вытаскивали из здания. Я проследил за парнями, которые выкинули труп на свалку.

- Что за здание? Можешь мне его показать?

- Да, - равнодушно ответил Финиан. - Каждый мог бы его показать. Похоже, это тот самый замок, который воздвигли себе ваши очаровательные м?лодцы, иначе именуемые Пионерами.

Вир простонал. Это была вовсе не та новость, которую он услышал бы с радостью. Пионеры Центавра - слуги Дурлы, цепные псы Лионэ. Проблема не из легких.

- Он ведь нашел что-то, не так ли? - спросил Вир, указав на Велча.

- Я так полагаю.

- Хотелось бы мне знать, что именно.

- Это… можно узнать.

Вир встрепенулся.

- Что? Как узнать?

Финиан повернулся к нему и медленно проговорил:

- Мозг… это величайшее природное технологическое чудо. Но в конечном счете выясняется, что в принципе мозг не сложнее компьютера. А данные можно выгрузить из любого компьютера… даже из разбитого.

- Значит, вы… можете извлечь информацию из него? Даже притом, что он уже умер?

- Теоретически, да. Но на практике мне еще никогда не доводилось заниматься этим самому… хотя техника операции мне известна. Мне просто… не хотелось бы этим заниматься. Гвинн или Гален смогли бы действовать гораздо хладнокровнее, чем я. Но у Галена проблемы с Капитаном Гидеоном, а Гвинн поручили собственную миссию. Так что, боюсь, извлечением информации придется все же заняться мне самому.

- Это сложно?

- Да, немного. Но я прихватил кое-что себе в помощь, - сказал Финиан, и крепче сжал посох.

- Я могу чем-нибудь помочь?

- Да. Обеспечить, чтобы коронер не вернулся сюда в самый неподходящий момент.

- Ну, конечно, - ответил Вир, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся.

- Мне потребуется несколько минут.

- Очень хорошо.

- О, и еще, пока ты не ушел, дай мне, пожалуйста, свое режущее орудие, если не возражаешь.

Вир не возражал, и отдав клинок, ушел к коронеру. Тот, в свою очередь, как раз собирался уже возвращаться в морг, и Виру вновь пришлось импровизировать, не имея ни секунды времени на размышления. На сей раз он ударился в слезы.

- Великий Создатель! - удивился коронер. - Он был так близок вам?

- Я любил его как брата! - воскликнул Вир. Он даже не смог добраться до стула, а рухнул, рыдая, прямо на пол. Найти источник вдохновения, чтобы заставить себя выдать натуральные слезы, ему было несложно. Для этого требовалось лишь нарисовать перед собой жалостную картину всего, случившегося с ним, и всего, сделанного им за последние годы, и слезы накатили сами собой. Запасы их казались неисчерпаемы; Вир решил, что это следствие тех ограничений, которые он наложил на себя и строго соблюдал в повседневной жизни.

Как следствие, коронер с успехом оказался отвлечен на поиски какого-нибудь успокоительного средства, которое могло бы унять нервы Вира. Наконец, ему это удалось, и он вручил Виру таблетки, который тот не замедлил с благодарностью забросить себе в рот и запрятать понадежнее за щеку, чтобы невзначай не проглотить их. Когда же коронер на секунду отвернулся, Вир тут же выплюнул подношение и засунул таблетки себе в карман.

- Вам лучше? - заботливо спросил коронер.

Вир, который все еще чувствовал, как вокруг него витает дух трагедии, молча кивнул.

- Мне так жаль, что вам пришлось пережить такое потрясение, - сказал коронер. - Ваша душа, Посол, это само сострадание.

- Да, я знаю, - совершенно искренне подтвердил Вир.

- Вам надо выпить. Идемте… Я закроюсь сегодня пораньше, и мы уйдем отсюда и сможем поговорить о более приятных вещах. - Коронер поднялся и направился в зал, где лежало тело Лу Велча.

- Нет, постойте! - воскликнул Вир. - Эээ… побудьте здесь, еще несколько минут, пока лекарство подействует!

- Не волнуйтесь, Посол, все будет хорошо. Я вернусь сию же секунду. Тело уже и без того слишком долго пролежало не на месте.

- Но если вы сейчас… - начал было Вир, но коронер уже ушел. Вир похолодел. В последней отчаянной попытке предупредить Финиана о том, что кто-то идет, он закричал во все горло:

- Но нужно ли вам возвращаться туда? Вы уверены, что вам это и в самом деле нужно?

А в следующий момент Вир услышал жуткий вопль коронера и понял, что Финиан обнаружен. Он поднялся на ноги и бросился вслед за коронером, не представляя еще, что он будет говорить или делать дальше, но с решимостью что-то все-таки предпринять.

Впрочем, когда Вир забежал внутрь, то увидел, что за исключением живого коронера и мертвого Велча, комната пуста. Вот только коронер был бел, как простыня. Непохоже, чтобы ему было дурно; безусловно, он уже всякого насмотрелся в своей жизни, чтобы проявлять подобную слабость. Но, судя по его поведению, он едва сдерживал ярость.

- Кто сделал это? - резко спросил коронер и повторил. - Кто сделал это?

- Сделал что? - недоуменно спросил Вир.

И тут он заметил.

Верхняя часть головы Велча была аккуратно срезана. Большая часть мозга землянина была тщательно и аккуратно вынута из черепа и лежала на поддоне рядом с телом, и Виру на мгновение показалось - хотя, наверняка, это было лишь игрой воображения - что вынутый мозг пульсирует, словно живет своей собственной жизнью.

Но в следующий момент ему уже было не до шевеления мозгов Велча, реального или воображаемого, потому что в движение пришел собственный желудок Вира, который попытался вывернуться наизнанку в непроизвольных рвотных позывах. Вир понял, что сдержаться он не сможет. Единственное, что он еще успел - это добраться до ближайшего мусорного бака и сунуть в него голову, и в тот же момент все, что было съедено им за последние двенадцать часов, с решительностью вырвалось на свободу.



* * * | Армии света и тьмы | * * *