home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6


Вечер уже давно сменился ночью, когда Трок подошел ко входу в казарму Пионеров Центавра. Это было неприметное здание, совершенно непохожее на их главный штаб, который использовался для вербовки новых кадров и проведения официальных церемоний, и возвышался над городом как символ всего того великого и удивительного, чем являлась организация Пионеров Центавра. Но казарма была истинным домом Пионеров. Пожалуй, здесь Трок проводил даже больше времени, чем в своей собственной резиденции.

Двое других Пионеров, Муад Джиб и Клецко Супра, поспешали следом за Троком. Их лишь недавно приняли в организацию, и при вступлении сам Трок поручился за них. Он рассматривал этих подростков как своих протеже, рассчитывая воспитать преданных ему членов самой знаменитой и перспективной группы на всей Приме Центавра.

Муад и Клецко выказали некоторую нервозность прошлой ночью, когда Трок поручил им избавиться от тела землянина. Но после этого Трок провел с ними долгую воспитательную беседу, и теперь они выглядели гораздо спокойнее. Это принесло Троку некоторое облегчение. Ведь они же, в конце концов, Пионеры Центавра. Пионеры следят друг за другом и прикрывают друг другу спину. Муад и Клецко, конечно, изо всех сил старались выработать в себе тот же стоицизм и решительность, которыми отличался Трок, и он был уверен, что все у них пойдет наилучшим образом.

И тут некая тень отделилась от сумрака, лежавшего впереди.

Трок замедлил шаг и прищурил глаза, и Муад и Клецко притормозили вслед за ним. Буквально одно мгновение Трок испытывал странное ощущение дежа вю. Фигура, словно материализовавшаяся из сумрака… почему это кажется столь странно знакомым ему?

Но затем он узнал встречного.

- Посол Котто? - спросил Трок. - У вас проблемы?

Вир широко улыбнулся и раскинул руки в манере, которую с равным успехом можно было бы назвать и вкрадчивой, и искренней. С одной стороны, этот жест словно свидетельствовал о давнишних дружеских отношениях Вира с Троком; но одновременно он призван был продемонстрировать, что в руках у Вира не таится никакой опасности.

- Просто хотел немного поговорить с тобой, Трок. Можешь уделить мне время?

- Конечно, - ответил Трок. Его не особо беспокоил Посол Котто - неуклюжий идиот, дилетант, изображающий из себя дипломата. Он нес службу на бесполезном посту на Вавилоне 5, станции, населенной исключительно врагами Республики Центавра. Но поскольку Альянс и без того ненавидел центавриан, то что бы там Вир ни делал, вряд ли от этого могло стать хуже. Помимо прочего, Вир проиграл в карточной игре Министру Дурле свою женщину. Ну и кто он после этого? Правда, министры теперь относились к Виру с некоторым почтением, поскольку, почему-то, именно почтительным стало отношение к нему Министра Дурлы. Но Трок точно знал, кто такой этот Вир Котто: олух.

Впрочем, даже олухов следует время от времени ублажать. Трок кивнул Муаду и Клецко, и те удалились в казарму. Тогда он обратился к Виру:

- Чем я могу вам помочь?

- Я знаю, что ты убил Лу Велча.

Трок гордился своей невозмутимостью. Он много и усердно трудился, чтобы уметь всегда сохранять бесстрастный вид, чтобы ничто не могло застать его врасплох и вывести из равновесия. Но слова Вира, сорвавшиеся с его одутловатого, безжизненного лица, по эффекту могли сравниться с ударом дубиной по черепу Трока. И одно слово, одно злосчастное слово, сорвалось непроизвольно с его губ:

- Как…

Всего мгновение спустя после того, как слово вылетело из его рта, Трок уже хотел дать себе самому за это хорошего пинка под зад. Это слово было самым худшим из всего, что он мог сказать в подобной ситуации. Но не зря Трок был одним из самых выдающихся лидеров Пионеров Центавра. Не прошло и полсекунды, как к нему вернулась обычная сообразительность.

- …такое могло придти к вам в голову? - закончил он фразу, так, что пауза между ее началом и завершением оказалась почти незаметна на слух.

Но только почти.

- Ох, да ну тебя, Трок, - сказал Вир таким тоном, будто они были давними закадычными друзьями. - Как тебе могло придти в голову, будто я этого не узнаю? Нет лучших защитников интересов Примы Центавра, чем ее Пионеры, и нет среди Пионеров Центавра более великой личности, чем ты. Коронер сказал, что землянина убили голыми руками. Это, конечно, всего лишь такая фигура речи. У убийцы были одеты перчатки. Кстати, ваша униформа включает также и перчатки… не так ли, Трок?

- Многие люди носят перчатки, - ответил Трок. - Ночной воздух сейчас весьма прохладен.

- Да, да. Это верно, - посочувствовал ему Вир. - К тому же, благодаря перчаткам, на теле убитого не остается следов, которые могли бы быть использованы для теста на ДНК.

- Посол, я не понимаю, о чем…

- Конечно, не понимаешь, конечно, не понимаешь, - поспешил заверить его Вир. Он обхватил юношу рукой за плечи, и тот сразу же насторожился. - Слушай, Трок… Несмотря на свою внешность, я вовсе не идиот. Я вижу, куда ветер дует. Я знаю, каким будет завтрашний день Примы Центавра, и я говорю тебе: вовсе не спутники Альянса будут нависать над нами и следить за каждым нашим шагом. Это будете вы, нынешние Пионеры Центавра. Вы стали зачинателями и двигателями нашего прогресса. В вас наше грядущее величие. И ведь наступит день, - Вир рассмеялся и шлепнул Трока по спине, - когда ты станешь одним из рулевых нашей Республики. Быть может, ветер удачи даже занесет тебя ко мне в начальники. И потому я пришел к выводу, что мне сейчас лучше всего быть во всем на твоей стороне, правильно ведь? Правильно?

- Правильно, - осторожно согласился Трок, по-прежнему пребывая в несколько большем недоумении, чем ему хотелось бы.

- Вот и хорошо, значит, ты понял, к чему я клоню.

- Ты хочешь сказать, - догадался Трок, внимательно следя теперь за каждым своим словом, - что если бы я имел какое-то отношение к гибели этого… как его звали?

- Велч. Лу Велч.

- Значит, если бы я был причастен к смерти Мистера Велча… То тебе было бы все равно.

- Трок, мы против них, - сказал Вир, склоняясь еще ближе к Пионеру, и тот ощутил алкогольный перегар в дыхании Вира. Попросту говоря, Посол был пьян. Вполне возможно, что к утру, проспавшись, он вообще не будет помнить об их разговоре. - Мы против них. И я… Я хочу быть среди нас. Пусть они - это будут они… А мы - это мы. Мы выстоим вместе, а порознь падем (29). Правильно ведь? Правильно?

- Правильно, - снова согласился Трок.

Вир кивнул и долгое время смотрел на Пионера, уставившись тому прямо в глаза столь пристально, что у Трока сложилось впечатление, будто Вир пытается отыскать какие-то сокровища, запрятанные в его черепе. Наконец, Вир отпустил его и сказал:

- Ты, Трок… далеко пойдешь.

А затем повернулся и, слегка пошатываясь, побрел прочь, во мрак ночи.

Трок проводил его взглядом, это жалкое подобие центаврианина, которое еще стремилось в этой жизни достичь… чего-то. Трок так и не понял, чего именно. Он был абсолютно уверен, что если ему самому в будущем Примы Центавра уготовано достойное место, то Вир горько обманывает себя насчет своего будущего.

Покачав головой, Трок вошел в казарму и направился в одну из общих комнат. Там его ждали Клецко и Муад, а с ними еще несколько Пионеров.

- Чего он хотел? - спросил Клецко.

- Выставить себя дураком, - ухмыльнулся Трок. - И ему это вполне удалось. - Затем он нахмурился. - Но ему откуда-то известно, что я убил Лу Велча. Надо выяснить, откуда он это узнал… А когда мы это выясним… возможно, нам придется его ликвидировать.



* * * | Армии света и тьмы | * * *