home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8


Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как Джон Шеридан последний раз ступал ногой на землю Марса, хотя он, кажется, и не упускал никогда случая побывать на этой планете. Сейчас он сидел в конференц-зале «Эдгарс/Гарибадьди Энтерпрайзес», машинально барабанил пальцами по столу, и размышлял, что сколько бы самых дальних миров он ни повидал, Марс для него всегда будет таить в себе нечто мистическое. Возможно, это есть просто влияние старинной литературы, посвященной этой планете, превратившей Марс в такое место, где прорыты таинственные каналы, где живут экзотичные вооруженные до зубов монстры, и разношерстные завоеватели готовятся к тому, чтобы атаковать несчастную Землю и похитить с нее всех красивых женщин.

- Президент Шеридан, - раздался голос с большого экрана, висевшего справа на стене. - В ваш адрес поступило сообщение.

- Выведите его, - ответил Шеридан невидимому собеседнику.

Спустя мгновение экран засветился, пробуждаясь к жизни, и появилось изображение Деленн, а рядом с ней - Дэвида.

Дэвид был удивительно хорошеньким мальчиком. Настоящий роковой мужчина, несмотря на свой довольно юный возраст, твердил про себя Шеридан. Светловолосый, с дежурной ухмылкой на губах, острым чутьем и врожденной интеллигентностью, и холодным любопытством в глазах, унаследованных им от матери. Шеридан не мог не чувствовать, что Дэвид в самом деле был куда более симпатичным, чем отец, и более смышленым, чем мать. Получалась очень грозная комбинация.

Дэвид, к тому же, вошел уже в такой возраст, когда он чувствовал досаду, если, не сумев совладать со своими чувствами, позволял им проявится внешне. Деленн, которая прямо-таки обожала Дэвида - чересчур сильно, как про себя считал Шеридан, - обняла сына, что заставило того недовольно поморщиться прямо перед экраном. Однако, вслух он не протестовал. Он прекрасно понимал, когда следует быть осмотрительным - конечно, в первую очередь когда его мать чем-нибудь обеспокоена.

- Я просто хотела напомнить тебе, - сказала Деленн, - что ты обещал быть дома, когда Дэвид будет проходить церемонию поступления в школу.

С несколько жалобной интонацией в голосе Дэвид сказал:

- Отец, я уже говорил ей, что это неважно. Но она все равно продолжает настаивать.

- Ты ведь обещал вернуться, и я просто хотела лишний раз показать сыну, что обещание отца нерушимо.

- Не волнуйся, - рассмеялся Шеридан. - Мне осталось провести на Марсе одну последнюю встречу, и тогда я смогу отправиться домой.

- Ты встречаешься с Майклом, я так поняла?

- Да. И… - он вдруг умолк.

Деленн сразу же встревожилась.

- И с кем еще?

- Ну… Так получилось, что новый Премьер-министр Примы Центавра находится примерно в этом районе. Когда он выяснил, что я тоже здесь, он обратился с просьбой о кратком свидании. Я не нашел повода отказать ему.

- Новый Премьер-министр? - Деленн нахмурилась. - Я об этом не слышала. И когда же центавриане избрали нового Премьер-министра?

- Совсем недавно. Его зовут Дурла.

- Дурла. - Она сморщила нос. - Я знаю его, Джон. Я читала о нем. Проблематично доверять любому центаврианину, но этот… Он очень опасен. Это тот же Лондо, только лишенный совести.

- Если учесть, что я сомневаюсь, была ли у Лондо когда-нибудь совесть, от твоих слов прямо мурашки по коже бегают, - ответил Шеридан.

Дэвид с недовольным видом заерзал.

- Мам, я еще нужен тебе здесь?

- Нет, нет. Можешь идти. Скажи отцу, что ты любишь его.

В ответ Дэвид выпучил глаза и быстро удалился из поля зрения. Деленн рефлексивно приблизилась к экрану на шаг, словно каким-то образом могла сойти с него и оказаться сейчас рядом с Шериданом.

- Деленн, - задумчиво сказал Шеридан, - связь между Марсом и Минбаром в режиме реального времени - это не такая уж простая вещь. Осуществлять ее сложно и дорого. Ты и в самом деле вышла на связь лишь для того, чтобы напомнить мне о церемонии?

- Может, это и глупо, - сказала Деленн, всем своим видом демонстрируя, что ни в коем случае сама так не считает. - Но в последнее время у меня стали возникать… тревожные предчувствия, Джон. Странные сны… не похожие ни на какие другие, что приходили ко мне прежде. И я начала раздумывать… уж не пытается ли кто-нибудь о чем-то предупредить меня.

- Что за сны? - спросил Шеридан. Он не был склонен игнорировать тревожные предчувствия, как бы странно это ни могло показаться. В конце концов, чувствительные Минбарцы часто получали ценную информацию из самых удивительных источников, начиная от пророков и заканчивая чужими душами (30), так что Шеридан не собирался игнорировать слова жены.

- Я все время вижу… Приму Центавра. И Лондо. И… глаз.

- Глаз? Что за глаз?

- Вглядывающийся в меня. Просто глаз. И ничего больше. А потом я увидела сон, и этот глаз смотрел уже не на меня, он смотрел сквозь меня, будто меня там и нет вовсе, и смотрел он прямо на Дэвида. Я не знаю, что все это может означать.

- Я тоже, но должен признаться, из-за тебя я чертовски разнервничался, - сказал Шеридан.

- Джон… возвращайся поскорее. Я понимаю, ты Президент Альянса, и у тебя много обязанностей, но…

- Я обязательно вернусь. Как только смогу, обещаю это. И Деленн…

- Да, Джон?

- Я буду таращить свой глаз на тебя и Дэвида.

Деленн вздохнула, даже не пытаясь скрыть недовольство.

- Иногда я перестаю понимать, зачем я вообще беспокою тебя своими звонками, - сказала она, и экран померк. Шеридан с некоторой досадой понял, что даже забыл сказать Деленн, как сильно ее любит. Оставалось только надеяться, что она не будет за это держать зла на него.

Проблема в том, что он не мог думать теперь ни о чем, кроме злобного глаза, уставившегося на сына.

- Ну спасибо тебе, Деленн, - пробурчал он.



* * * | Армии света и тьмы | * * *