home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Июльским полднем Ниси вышла из дома и направилась в кафе, находящееся на тихой улочке у собора на Праса де Се. У них была договоренность с Родригу, что в обеденный перерыв они встретятся и вместе выпьют по чашечке кофе.

В последнее время Родригу приходил домой поздно, всегда смертельно уставший. Он говорил, что на него в одночасье навалилось много работы, что ему приходится трудиться за десятерых, чтобы уберечь от разорения компанию, которую он возглавляет. Но Ниси чувствовала, что муж что-то недоговаривает. Женское чутье подсказывало, что Родригу гнетет нечто такое, о чем он не может сказать даже жене.

И тогда Ниси предложила встречаться днем где-нибудь недалеко от работы. Родригу эта идея пришлась по вкусу. К сожалению, иногда встречи срывались. Обычно это происходило по вине партнеров Родригу, которые звонили ему в офис или назначали деловую встречу в обеденное время. Тогда Родригу звонил жене по сотовому телефону и предупреждал, что сегодня у них не получится отобедать вместе.

– Извини, дорогая, – говорил муж, – но обстоятельства выше меня.

– Понимаю, – говорила Ниси. – Значит, ты опять явишься ближе к полуночи?

– Вероятно, так, – вздыхал Родригу.

– И я спрошу тебя: «Как дела?» Ты ответишь: «Все хорошо», и через пять секунд уснешь? – напомнила Ниси.

– Дорогая, когда-нибудь я уделю тебе столько внимания, сколько ты заслуживаешь, – клялся Родригу. – Но чтобы этот день настал, я должен много работать. Ты понимаешь меня?

– Понимаю, дорогой, – заверяла жена.

Но сегодня Ниси предчувствовала, что у нее с Родригу должен произойти чистосердечный разговор. Она хотела выяснить во что бы то ни стало, что еще, кроме неприятностей в бизнесе, угнетает мужа?..

Путь к кафе пролегал через переулок в районе парка Дона Педру Второго. Ниси любила эту дорогу. Ей нравилась прохлада и тишина этого крутого спуска почти в самом центре шумного и пыльного Сан-Паулу, нравилась всегда чистая мостовая: в ненастные дни ее обмывал низвергавшийся из каменных труб поток.

По дороге Ниси думала о новом увлечении мужа, которому он предавался до того, как начались неурядицы в бизнесе. Однажды Родригу вместе с Рикарду попал на вечеринку в джаз-клуб. И эта музыка ему неожиданно понравилась.

Ниси джаз терпеть не могла, равно как и блюз. Но ее муж увлекался все больше. В свободное после работы время он приходил по вечерам в клуб, завел новых друзей, а затем и сам попробовал играть на саксофоне. Рикарду, в отличие от брата, музыкантом становится не собирался, но ему нравилось коротать свободное время с друзьями-джазменами Умберту и Жилберту.

Сейчас, правда, обоим братьям Медейрус было не до джаза. Но Ниси не сомневалась, как только муж и его брат уладят все дела в фирме, то сразу же устремятся в джаз-клуб…

Всякий раз, направляясь через этот переулок в кафе, Ниси на минуту останавливалась перед почти отвесным склоном. Чувство, которое она испытывала при этом, было схоже с медитацией. Ниси собиралась с мыслями, анализировала свои эмоции, размышляла над своими сомнениями. В эти минуты она набиралась решимости и отправлялась на встречу с Родригу, готовая услышать от него и хорошие, и скверные новости. Она готова была поддержать его, подбодрить и лишний раз напомнить, что не стоит падать духом даже в самых безнадежных ситуациях.

Пройдя под сводами старых двухэтажных домов, Ниси спускалась по широким ступеням, вдоль которых протекал ручей с каменистым ложем, занимавшим почти половину узкого склона.

По обе стороны спуска виднелись каменные ограды садов, покрытые серо-зеленым лишаем, вытягивались ветви деревьев, широким покрывалом раскидывался темный плющ. В полдень среди листвы царил зеленоватый, мягкий и нежный полусвет.

В кварталах Се и поныне была жива легенда о том, что во время антиправительственных волнений в этом переулке студенты одного из университетов Сан-Паулу соорудили баррикаду, которую полиция сумела взять приступом лишь после того, как применила слезоточивый газ. Газовое облако, поговаривали, накрыло целый район и не рассеивалось почти неделю. Сейчас ничто не напоминало о бурном прошлом переулка, обычно пустынного, известного преимущественно немногочисленным обитателям соседних улиц.

Спустившись до конца, Ниси оглянулась и почувствовала привычный легкий страх при виде этого почти отвесного склона, по которому отважилась пройти. Какое-то таинственное очарование облекало в ее глазах эту уединенную тенистую лестницу, похожую на дорогу, проложенную в густом лесу. Странное предчувствие кольнуло Ниси – предчувствие, что она стоит на пороге событий, которые впоследствии обрастут невероятными слухами и домыслами. Пожав плечами, Ниси посмотрела на наручные часы и быстро зашагала в сторону кафе.

Сидя за столиком, Ниси маленькими глотками пила кофе и поглядывала в окно. За большим стеклом кафе виднелась широкая улица с проезжеи частью в восемь полос, по которой почти непрерывным потоком двигались автомашины, и узкими тротуарами. То и дело неумолкаемый шум работающих моторов нарушался отчаянными сигналами: пешеходы, не обращая внимания на светофор, перебегали дорогу чуть ли не под самыми колесами машин.

Ниси удивилась, не застав Родригу в кафе. Обычно он уже ждал ее за столиком. Удивление Ниси усиливалось по мере того, как текло время. Прошло десять минут, а Родригу все не появлялся.

«Видимо, что-то стряслось», – обеспокоено подумала Ниси. Она знала: только в самом экстренном случае Родригу мог не явиться на встречу, не предупредив ее по телефону!

Ее размышления были прерваны неуверенными покашливаниями у самого уха.

Резко подняв голову, она увидела светловолосого парня в белой рубашке и белых джинсах.

– Простите, вас случайно зовут не Ниси Медейрус? – Да, это я, – улыбнулась женщина. -

А Вы КТО?

Что-то в поведении незнакомца настораживало ее. Поэтому она улыбнулась: Ниси всегда так делала, когда не знала, как поступить или что сказать.

– Я работаю с недавних пор у сеньора Me" дейруса, – улыбнулся юноша. – Меня зовут Луис. Полчаса назад сеньор Медейрус вызвал меня к себе в кабинет. Его сотовый телефон сломался. Он попросил меня передать вам вот это.

Луис положил на столик сложенный вчетверо лист бумаги и поспешно вышел из кафе.

«Подобные поступки совсем не в духе Родригу, – подумала Ниси. – Если испортился сотовый, то он мог бы позвонить домой по обычному телефону. В крайнем случае, он бы сам подошел в кафе, зная, что я здесь его жду…»

Она развернула листок и прочитала напечатанное крупными буквами: «Приходи в офис поскорее. Будет очень интересно».

«Час от часу не легче! – пожала плечами Ниси. – За Родригу не водилось привычки присылать мне печатные послания. Что-то явно стряслось…»

Расплатившись за кофе, она поспешила на улицу.

Офис фирмы Медейруса располагался в девятиэтажном доме на Праса Кловес Бевилакуа, как раз напротив Дворца юстиции.

В этот обеденный час в офисе никого не было. Выйдя из лифта, Ниси быстро прошла к кабинету мужа. Секретарши в приемной не оказалось на месте – очевидно, отлучилась на минуту в какой-нибудь из отделов.

Остановившись у дверей кабинета, Ниси набрала в легкие побольше воздуха, резко дернула дверь на себя и вошла.

Хотя Ниси и была готова к плохим известиям, но то, что она увидела, превзошло все ожидания. Это, действительно, оказалось интересно, как и было написано в послании Родригу. Настолько интересно, что одновременно открыли рты три человека – Ниси, Родригу и Паула Новаэс, уютно устроившаяся у него на коленях.

Меньше всего Ниси ожидала встретить здесь Паулу. До Ниси доходили слухи, что жизнь Паулы с Олавинью не сложилась, они развелись, и бывшая невеста Родригу перебралась из Бразилиа обратно в Сан-Паулу.

Родригу сидел в кожаном кресле, широко расставив ноги. Блузка Паулы, которая перекрасила волосы в русый цвет, была расстегнута, обнажая грудь. Одна рука девушки лежала на груди Родригу, а вторая устремилась к поясу брюк. Ниси почувствовала себя так, словно у нее перед глазами блеснула молния, а над самым ухом прогрохотал гром.

– Какая наглость, – только и нашла в себе силы пробормотать Ниси. – Так ты позвал меня полюбоваться на это зрелище? Для этого и прислал записку? Не хотел долго объясняться со мной?

Такого поступка от мужа, за любовь которого она так долго сражалась, Ниси не ожидала. Ей подумалось, что Родригу захотел раз и навсегда убедить ее: никакие дальнейшие отношения между ними невозможны!

Она посмотрела на Родригу, ожидая услышать слова оправдания. Но тот молчал, оторопело глядя на жену. Он был чрезвычайно бледен. В минуты величайшей растерянности Родригу не мог даже слова вымолвить, он даже соображал с трудом. Его молчание показалось Ниси красноречивым ответом.

Резко повернувшись, она выскочила из кабинета.

Оказавшись на улице, Ниси несколько минут постояла у входа в здание, надеясь, что Родригу тут же бросится за ней и попытается объясниться. Но ее надежды не оправдались.

Вместо Родригу из дверей здания показалась Паула. Увидев Ниси, она подошла и с пренебрежительной улыбкой сказала:

– Ты явилась очень несвоевременно, дорогая! Мы только начали с твоим мужем наслаждаться жизнью, и вдруг ты…

– Потаскуха! – крикнула Ниси. – Своего мужа удержать не смогла, так на других охотишься!

– Это не я домогалась Родригу, это он меня домогался и уже давно, – с видом жертвы произнесла Паула. – А что, он тебе не говорил об этом?

«Так вот почему Родригу казался таким удрученным! – догадалась Ниси. – Эта тварь не давала ему проходу! Да и он хорош! Славный у них получился тандем…»

– Он говорил мне, что устал от тебя и хочет развестись, – с невинным видом продолжала щебетать Паула. – А сегодня ни с того ни с сего вызвал меня в офис и начал обнимать. Лишь позже он сказал мне, что устроил этот спектакль специально для тебя. Он послал тебе записку, чтобы ты сама пришла и убедилась, в какой стадии находятся наши отношения.

«Если то, что она говорит, правда, то Родригу – подлец, каких еще свет не видывал, – подумала Ниси. – Но разве можно верить на слово такой твари, как Паула? Мне надо хорошенько все обдумать. Надо самой во всем разобраться…»

– Конечно, он поступил не очень порядочно, – заключила Паула. – Но мужчины не любят тех, кто хорошо к ним относится. Ты проиграла, дорогая. И надо найти в себе силы признать свое поражение. А на меня не сердись, я – такая же жертва Родригу, как и ты. Так будем же подругами!

Она попыталась обнять Ниси, но та оттолкнула ее. Немало не смутившись, Паула помахала рукой на прощанье:

– Всего наилучшего, дорогая. Может быть, еще увидимся.

Паула пошла в сторону Праса даш Эштре-паш, а Ниси, с трудом сдерживая слезы, взяла такси и отправилась домой.

После того как Ниси выбежала из кабинета, Родригу с неимоверными усилиями вырвался из объятий Паулы и вскочил на ноги.

Но избавиться от девушки оказалось не так-то просто. За ее миловидной внешностью таились железная воля, целеустремленность и цепкость. Она не только не обиделась, но с еще большим пылом прильнула к Родригу. Казалось, ее позабавили смущение Ниси и растерянность Родригу.

– Куда ты спешишь, милый? – нежно проворковала она.

– Я тебе не милый! – крикнул Родригу, вырываясь из ее объятий. – И что это с тобой стряслось? Ни с того ни с сего врываешься, расстегиваешь блузку, прыгаешь ко мне на колени и шаришь у меня в штанах. А через минуту заскакивает Ниси. Вы что, сговорились разыграть этот спектакль?

– Думай, что хочешь, милый, – продолжала ворковать Паула, настойчиво увлекая Родригу обратно к мягкому креслу. – Но только

Ниси тебя больше не любит. Зато я тебя люблю. Ваши отношения были на грани распада. Именно поэтому она так быстро распрощалась с тобой. Зато у нас с тобой отношения будут складываться просто сказочно!

– У нас с тобой никаких отношений не будет! – крикнул Родригу, вырвавшись-таки из цепких объятий Паулы. – Я всегда любил Ниси. Я люблю ее и теперь. Я всегда буду любить только ее одну.

Он решительно шагнул к двери.

Но Паула была удивительно проворной. Ей казалось, что цель близка, что Родригу колеблется и лишь искусно скрывает это. Чтобы добиться своего, она была готова на какие угодно унижения и ухищрения. Она упала на пол и обхватила обеими руками его правую ногу.

– Не оставляй меня, милый! – закричала она. – Я не смогу жить без тебя. И ты не сможешь прожить без меня.

– Неужели? – саркастично усмехнулся Родригу.

– Просто ты об этом еще не знаешь, – уточнила Паула. – Никто не будет любить тебя так, как я.

– Это уж точно! – согласился Родригу, с трудом шагая к двери. – Твоя любовь меня в гроб вгонит!

Паула держала его за ногу так крепко, что он продвинулся лишь на несколько сантиметров. – Моя любовь – это рай для тебя! – воскликнула Паула.

– Сильно сомневаюсь, – заявил Родригу.

– Люби же и ты меня! А об этой дуре забудь раз и навсегда! – завершила свою тираду Паула. – Разведись с ней, как я развелась с Олавинью. Ведь когда-то ты хотел жениться на мне!

– Это было слишком давно, чтобы казаться правдой! – отмахнулся Родригу.

– Как ты был счастлив в тот вечер, когда мы планировали, куда уедем праздновать наш медовый месяц, – ностальгически вздохнула Паула. – Ты просто сиял! Неужели ты не хочешь вернуть то прекрасное время?

– Да ты меня даже не слышишь! – возмутился Родригу. – Или я говорю по-китайски? Неужели непонятно, что я не хочу тебя видеть? Я уже давно распростился с мыслью о том, что у нас с тобой может что-нибудь получиться. И сейчас я далек от этой мысли, как никогда!

Он присел и разъединил руки девушки.

Паула начала понимать, что он говорит правду. Ее лицо стало красным от гнева.

– И как же ты объяснишь своей ненаглядной Ниси то, что здесь произошло? – спросила она.

Родригу поразила перемена в ее голосе. Ничто уже не напоминало о любовном щебетании. Теперь в ее голосе зазвучали мрачные, угрожающие нотки.

– Я скажу ей правду, – ответил он. – Скажу, что ты – психопатка, каких еще свет не видывал. Скажу, что ты втрескалась в меня по уши и готова всем на свете жизнь испортить, лишь бы удовлетворить свою похоть…

– Все верно, – хмыкнула Паула. – Мне так захотелось обладать тобой, что я готова была стену пробить. Я даже послала Ниси приглашение срочно прийти сюда. Мне хотелось, чтобы она лично убедилась в том, как пылко ты меня любишь. Но вижу, что ты недостоин моей любви.

– Отрадно слышать, – признался Родригу. – Ничто меня так не радует, как возможность быть подальше от тебя. Я сожалею, что мы с тобой живем в одном городе. Послать Ниси записку, чтобы подставить меня, – это подлый поступок. Но пусть это остается на твоей совести. Надеюсь, впредь между нами не возникнет недоразумений. Мы просто никогда с тобой больше не увидимся.

– Я не буду тебе докучать, – с загадочной усмешкой заверила Паула. – Но не требуй от меня того, чтобы я разуверяла Ниси.

– О чем ты? – подойдя к двери, оглянулся Родригу.

– Все мои и твои знакомые очень быстро узнают, что ты был моим любовником, – приняв кроткий тон, сказала Паула. – Я скажу, что ты одновременно спал со мной и с Ниси и скрывал это от нее. Ниси не простит тебе измены. А я прощу! Так приди же ко мне!

Раскрыв объятия, она шагнула к Родригу. Тот предостерегающе поднял руку и сказал:

– Ты не слишком много воображаешь обо мне? Кажется, я стал для тебя наваждением…

– Может быть, – ответила Паула. – Но мне так хочется заполучить тебя, что я готова на все.

– Я клянусь тебе, что между нами никогда ничего не будет, – отчеканил Родригу. – И если ты еще раз вздумаешь явиться сюда, я в два счета выставлю тебя за дверь.

Паула восприняла это на удивление хладнокровно.

– Я буду ждать, – сказала она. – Я умею быть терпеливой. В моей жизни до сих пор не было любви. Была только страсть. Вначале это была страсть к твоему младшему брату Ри-карду, затем к Олавинью. Но страсть пресыщает. И тогда хочется познать настоящую любовь. Но время шло, а любви все не было. Вместо любви я научилась терпению. И тогда я вспомнила, что ты был единственным человеком, который когда-то любил меня по-настоящему. Память о твоей любви воспламенила меня. Это чувство так упоительно, что я готова сколь угодно долго ждать твоего приглашения.

– Не дождешься, – пообещал Родригу. – И думаю, тебе лучше уйти.

Паула застегнула блузку, поправила прическу и пошла к выходу.

– Я ухожу, – объявила она. – Но придет день, и ты позовешь меня сюда. Я дождусь того момента, когда ты сам пригласишь меня на свидание.

– Это невозможно, – покачал головой Родригу. – Ты состаришься в напрасном ожидании. Хоть ты сейчас сломала мне жизнь, мне все же тебя жаль. И говорю тебе как друг – не жди понапрасну. Лучше повнимательней оглядись вокруг. Есть много людей, с которыми ты могла бы стать счастливой. Не замыкайся на мысли обо мне.

– Нет, только ты, – повторила Паула. – И не говори мне, будто это невозможно. Уверяю, в нашей жизни все возможно.

И не успел Родригу глазом моргнуть, как она прильнула к его губам своими губами. Запечатлев поцелуй, Паула выпорхнула за дверь кабинета.

Родригу тыльной стороной ладони вытер с губ следы помады. Постоял у окна в задумчивости и вышел из кабинета, захлопнув дверь. Первым делом он сделал нагоняй секретарше, изливая свою злость:

– Почему вы не сидите на своем месте?! Ко мне тут врывается в кабинет черт знает кто, а вы неизвестно где прохлаждаетесь! Или вам не нравится ваша работа?!

– Простите, сеньор Медейрус, я выходила поправить прическу, – испуганно залепетала молодая секретарша. – Больше этого не повторится…

Но Родригу уже не слушал ее оправданий, направившись к лифту. Он подумал, что жена может ждать его у входа в здание.

«Только бы она меня дождалась! – подумал Родригу, стоя в лифте. – Я бы все ей объяснил. Мы бы посидели в кафе… Если она будет стоять у входа, значит, она хочет мне поверить! Если же нет – плохи мои дела!»

Ниси на улице не было. Родригу казалось, что он беседовал с Паулой каких-то пять минут. Ему даже в голову не пришло, что для Ниси секунда ожидания казалась годом. К тому же он и не предполагал, что Паула, выйдя раньше его из здания, не упустила возможности лишний раз позлить Ниси.

Родригу задумался, не зная, как поступить.

«Ну, и попал я в переделку! – мысленно выругался он. – А Ниси тоже хороша! Увидела эту дуру у меня на коленях и сразу же приревновала! Нет чтобы подождать, расспросить обстоятельно. Ей бы все делать скоропалительные выводы! Но какая дрянь эта Паула…»

Прохожие удивленно оглядывались на застывшего в раздумьях мужчину. Не обращая на них внимания, Родригу пошел по тротуару, размышляя на ходу:

«Как же все-таки быть? Идти прямо сейчас к Ниси? Вряд ли она захочет со мной разговаривать. Позвонить ей? Она сразу же бросит трубку. Обежать всех друзей и заверить, что у меня с Паулой ничего не было? Но тогда они все подумают, что у меня с ней определенно был роман, иначе бы я не стал так суетиться!»

Где-то в отдалении прогремел гром. Подняв голову, Родригу увидел, что над городом сгущаются тучи.

«А как прекрасно начинался день! – вздохнул он. – Какая чудная погода стояла еще недавно! Какие прекрасные планы на будущее мы с Ниси строили! И откуда вдруг взялось это ненастье? Почему на мою голову свалилась Паула?..»

Родригу подумал, что надо дать Ниси время остыть. Сейчас она не станет его слушать! Но, поразмыслив над случившимся, она поймет, что все обстояло вовсе не так, как ей показалось на первый взгляд. И только она так подумает, как он предстанет перед ней и все разъяснит! Они, конечно же, помирятся и заживут лучше прежнего!

Вспомнив, что с минуты на минуту у него должна состояться важная деловая встреча, Родригу заторопился в офис. По дороге в свой кабинет, он окончательно пришел к выводу, что в данной ситуации будет лучше поступить именно так. Пусть все идет своим ходом! Быть может, если не вмешиваться в ход событий, то все как-нибудь само собой уладится! Ему даже в голову не приходило, что, поразмыслив над увиденным, Ниси примет совершенно неожиданное решение.

Ниси вернулась домой в три часа.

Она собрала свои вещи, взяла маленького Жау и уехала на квартиру Луиса-Карлуса. Она не хотела встречаться с родителями, не хотела им ничего объяснять. Ниси предчувствовала, что Алзира и Аугусту осудят ее поступок. Дескать, что такого страшного в случайной измене мужа! С кем не бывает! Ниси, как всегда, вспылит, наговорит всяких дерзостей, словно родители виноваты в происшедшем. Сейчас ей меньше всего хотелось выяснять отношения с кем бы то ни было.

Ниси понимала, что с родителями она не найдет общего языка. А вот брат ее поймет. Луис-Карлус безусловно доверял сестре. Он даже подарил ей дубликат ключа от своей квартиры, разрешив являться к нему в любое время.

Когда Ниси приехала на квартиру Луиса-Карлуса, брата дома не оказалось, видимо, он еще не вернулся с работы. Ниси от всей души порадовалась этому. Ей хотелось пережить свое горе в одиночестве. Ей надо было еще привыкнуть к мысли, что в ее личной жизни произошла катастрофа, что разрыв с Родригу неизбежен.

Она уложила спать маленького Жау, а затем перешла в соседнюю комнату. Десятиэтажный дом, в котором жил Луис-Карлус, находился на скалистой возвышенности, в районе Лажеаду-Велью. Из этой комнаты открывался превосходный вид города с множеством высотных зданий, торговых центров и отелей, с широкими автострадами, огромными промышленными зонами и обширными районами трущоб.

Ниси бесцельно смотрела в окно, стараясь трезво обдумать то, что произошло. Тусклый дневной свет струился в окно. По мрачному небу плыли черные тучи. Заморосил дождь.

«Моя жизнь, как это небо, слишком много мрака в моей душе», – подумала Ниси.

Сквозь запотевшее стекло виднелись кварталы Куруса и Сан Мигел-Паулиста, который смутно расплывался в водяных парах. Высотные дома Гуаяназеса терялись в низко стелившемся тумане. Ниси пересела на пластмассовый коричневый стул, стоявший у подоконника, и прильнула к окну. Стекло еще больше запотело от ее дыхания. Она стерла ладонью налет, мешавший ей наблюдать за городскими улицами.

Ниси бессознательно надеялась увидеть на улице Родригу, спешащего сюда, чтобы все объяснить. Хотя муж, должно быть, еще не вернулся с работы, занятый деловыми переговорами. Бизнес для него важнее переживаний жены! А ведь когда-то молодой Родригу казался таким непрактичным, что его отец Эдуарду не рискнул в завещании передать ему контрольный пакет акций «Индустриас Медейрус» и завещал своему помощнику Сиру присматривать за Родригу и Рикарду.

Ниси казалось, появись Родригу сейчас перед ней – и она поверит всему, что он скажет, как бы неправдоподобно это ни звучало! Но время шло, дождь усиливался, а Родригу так и не появился. Да и как он мог появиться, если Ниси никого не предупредила о том, что уезжает к брату?

Все больше туч появлялось на небе. От их вида усиливалась грусть Ниси. Дневной свет померк. Сан-Паулу казался Ниси черным в мертвенно-бледном мерцании молний, которые вспышками окрашивали фасады домов в тона старой ржавчины.

«Я должна сменить обстановку, – подумала Ниси. – Иначе эта грусть меня убьет…»

По неистовому бегу дождевого потока, ринувшегося на городские улицы, можно было проследить полет тучи. Полоса дождя неслась вдоль набережных. Водяная пыль с невероятной быстротой мчалась белым дымком у самой земли. Водные потоки захлестнули улицы кварталов Итакера, заполнили площади и обезлюдевшие перекрестки, громко стуча по крышам проезжавших машин. В считанные секунды за все более уплотняющейся пеленой дождя город побледнел, словно от глубины неба до самой земли кто-то невидимой рукой задернул прозрачный занавес. Дождь все усиливался, гремел с шумом перетряхиваемого железного лома.

Ошеломленная этим грохотом, Ниси отодвинулась от подоконника. Ей казалось, что перед ней выросла белесая стена. Но девушка страстно любила дождь. Она вновь оперлась о подоконник, распахнула створки окна и вытянула руки, чтобы ощутить, как тяжелые холодные капли разбиваются о ладони. Ее от души забавляло, что рукава ее рубашки промокли насквозь.

И ощутив хорошее расположение духа, Ниси внезапно вспомнила о своей подруге Флор, которая уже давно звала ее к себе в гости. С Флор Ниси познакомилась еще в те времена, когда работала на фабрике «Индустриас Медейрус» – той самой фабрике, где она впервые увидела Родригу. Флор была единственной подругой Ниси, но по-настоящему близкой. Она тоже была очень одинока и нуждалась в том заботливом участии, каким ее окружила Ниси.

К сожалению, их дружба прервалась после того, как Ниси поступила нянькой на работу в дом Медейрусов. Флор тоже не задержалась на фабрике. Вскоре она переехала в Рио-де-Жанейро, где закончила курсы модельеров. Поначалу дела у нее шли не очень удачно, но через несколько лет кропотливого труда и благодаря настойчивости, она добилась успеха, купила квартиру в богатом квартале. Ее имя было известно среди модельеров Рио-де-Жанейро. Увлекалась Флор и живописью, но ее картины не пользовались таким успехом, как платья по ее эскизам.

Ниси и Флор случайно встретились на одном из светских раутов в Рио-де-Жанейро, куда Родригу ездил по делам. Старые подруги обрадовались встрече и договорились не прерывать знакомства. Они часто перезванивались. Этим летом Флор приглашала Ниси вместе с мужем и сыном посетить ее в Рио, жаловалась на одиночество и скуку.

Ниси была бы рада навестить подругу, но у Родригу не получалось выкроить хотя бы одну свободную неделю, так он был занят работой. До сегодняшнего дня Ниси полагала, что ей так и не доведется воспользоваться гостеприимством Флор. Но теперь все изменилось. «В самом деле, почему бы не съездить в Рио? – подумала Ниси. – Перемена мест пойдет только на пользу. Может быть, там не так часто льет дождь, как нынче в Сан-Паулу…»

На несколько минут напор дождя ослабел. Закрывавшая город завеса местами становилась прозрачной. Вдали проглянул купол ратуши, казавшийся легким и зыбким среди сверкающего трепета ливня. Вода лилась сплошным потоком с крыш домов.

Внезапно сквозь ливень прорезался солнечный луч. Засверкали на солнце тонкие и частые капли. За монастырем Сан-Бенту появилась радуга. Луч света расширялся, и в небе все ярче загорались голубые и розовые тона облаков.

Ниси почувствовала, как сильно нуждается ее душа в солнечном тепле, в ласке и сострадании. Несмотря на то, что разрыв с Родригу произошел несколько часов назад, она уже тосковала по его любви.

Сквозь просвет туч засияло солнце, и казалось, на блестящие крыши домов посыпались с неба золотые пушинки.

Хлопнула дверь комнаты. Не оборачиваясь, Ниси по звуку шагов определила, что вернулся Луис-Карлус. Только он умел приходить с таким шумом, словно явился не один человек, а целых пять. Закрывая створки окна, Ниси спокойно сказала:

– Я уезжаю в Рио-де-Жанейро. Будь добр, отвези малыша Жау к родителям. Пусть мама присмотрит за ним, пока я буду отсутствовать. Мне необходимо побыть одной.

Ниси редко виделась с братом. С недавних пор дела у Луиса-Карлуса пошли хорошо. Он переселился от родителей, снял квартиру и подумывал о женитьбе.

В глубине души Луис-Карлус всегда по-доброму завидовал сдержанности и целеустремленности своей сестры. В то же время он прекрасно знал, что за невозмутимостью Ниси таится вулкан страстей, что в ее характере поступать так, как никто не ожидает. И главное, Луис-Карлус знал, что спорить с Ниси бесполезно: она не отступится от своего решения. Но это не было упрямством, это было упорство! Луис-Карлус знал, что сестра живет чувствами, а не разумом, она доверяет только своей интуиции. И пусть сейчас поступки Ниси кажутся нелепыми! На самом деле спустя некоторое время станет ясно, что она поступала мудро, а все окружающие ошибались.

Поэтому Луис-Карлус не стал переубеждать Ниси. У него хватало и своих неприятностей.

В свою очередь, Ниси не хотела вдаваться в подробности, не без оснований опасаясь, что темпераментный и взрывной Луис-Карлус тут же направится в офис «Индустриас Медейрус» и учинит скандал Родригу.

В результате новость о ее разрыве с мужем станет всеобщим достоянием. А Ниси не хотелось, чтобы эта тема муссировалась в высшем свете Сан-Паулу. Она подозревала, что у нее много злопыхателей и завистников, которым не давала покоя мысль о ее счастливом романе с Родригу. Кроме того, всегда найдется достаточное количество сплетников, готовых перетолковывать услышанное на свой лад и додумывать несуществующие подробности!

Но от брата, который искренне желал Ниси счастья, оказалось нелегко отделаться. Луис-Карлус не отличался сообразительностью, зато мог похвастаться такими качествами, как неуемное любопытство и невероятное упрямство. По тону сестры он догадался, что Ниси неспроста собралась в Рио-де-Жанейро. Он сразу стал похож на гончую, почуявшую добычу.

– Надолго уезжаешь? – начал он свой допрос с вполне невинной фразы.

– Пока не знаю, – пожала плечами Ниси. – На месяц. Может, на полтора. Побуду столько времени, сколько согласится меня терпеть Флор.

– А как же Родригу? Он так просто согласился отпустить тебя одну? Уж если ты просишь меня отвезти Жау родителям, то дело тут явно не в супружеской размолвке…

– Разве я обязана во всем испрашивать разрешение у Родригу? – с обидой пожала плечами Ниси. – Кто я ему? Всего лишь жена и мать его ребенка. Поэтому он вправе изменять мне с кем попало. А раз так, то почему я должна спрашивать у него, что мне можно делать, а что нельзя?

Немного помолчав, Луис-Карлус предположил:

– Судя по твоему тону, вы с Родригу решили расстаться.

– Можно это назвать и так, – не стала отпираться Ниси.

От изумления Луис-Карлус хлопнул в ладоши и воскликнул:

– Вы мне казались такой идеальной парой!

– Мы сами себе такими казались, – вздохнула Ниси.

– Ты долго боролась за свое счастье. И я полагал, что ты добилась его навсегда, – продолжал Луис-Карлус. – У вас во всем полностью совпадали мнения. Но вы не смотрели друг на друга. Вы смотрели в одну сторону. И как же так случилось, что он остается в Сан-Паулу, а ты едешь в Рио-де-Жанейро?

– Я как дура сидела в кафе и ждала его, а он тем временем целовался в офисе с Пау-лой, – напрямик выложила все Ниси.

Лицо Луис-Карлуса вытянулось, ноздри раздулись, а на щеках появился румянец. Оскорбление своей сестры он воспринял как личную обиду.

– Это та самая Паула, которое одно время числилась в невестах Родригу, а сама крутила роман с его братом? – спросил он, не замечая, как его ладони инстинктивно сжимаются в кулаки. – Та стерва, которая стреляла в тебя, когда ты была беременна? Неужели эту психопатку выпустили из сумасшедшего дома? Да с нее смирительной рубашки нельзя было снимать!

– Она не только выскочила из сумасшедшего дома, но и замуж за Олавинью, – ответила Ниси. – Правда, их брак не сложился. И вот она вернулась в Сан-Паулу, чтобы отбить у меня мужа. Она оказалась-таки изрядной пронырой.

– Тебе надо было глаза ей выцарапать! – воскликнул Луис-Карлус и подергал пальцами, показывая, как это надо делать. – Будь она мужиком, я бы ей физиономию набил! Я бы ей таких фонарей под глазом поставил, что она освещала бы улицу ночью! Но бить женщину – это не по мне, уволь…

Ниси с грустной улыбкой покачала головой

– Дело не в ней, а в Родригу. Никакая вертихвостка не сумеет соблазнить моего мужа, если только он сам этого не захочет. Видимо, я уже порядком приелась ему, и Родригу потянуло на новые ощущения. Что ж, остается послать ему на прощание воздушный поцелуй и пожелать новых наслаждений!

Она повернулась к окну и послала воздушный поцелуй.

– Я бы этого так не оставил, – высказал свое мнение Луис-Карлус. – Мне кажется, за свою любовь надо бороться. Нельзя так просто уступать Родригу какой-то дряни. Мне казалось, он любит тебя. Такого человека, как Родригу, не встретишь за первым же углом…

– Мне тоже казалось, что он любит меня, – перебила брата Ниси, у которой на глазах выступили слезы. – Я знаю, что такие, как он, на дороге не валяются. Я тоже любила его и ценила. Но я была ему верна и считала себя вправе рассчитывать и на его верность. А что должна я была подумать, когда увидела Паулу у него на коленях?

– Это что-то невероятное, – развел руками Луис-Карлус. -'– У меня как-то не укладывается в голове. Это слишком жестоко – вызвать тебя запиской в офис, где полно сотрудников, и демонстрировать близкие отношения с Паулой…

– У меня тоже есть чувство гордости! – воскликнула Ниси. – Я не считаю нужным вымаливать любовь. Если Родригу поступает так, как считает нужным, то и я поступлю, как считаю нужным. Я должна проветриться, сменить обстановку.

– А если он позвонит, я могу сказать, куда ты уехала? – спросил Луис-Карлус. – Когда Родригу чего-то добивается, он становится очень настырным, может стены лбом пробивать. Если он станет искать тебя, то рано или поздно выйдет и на меня…

Ниси грустно усмехнулась.

– Он не позвонит. У него была возможность оправдаться. Я ждала его у дверей офиса. Я была готова поверить всему, что бы он ни сказал. Но он даже не соизволил выйти ко мне. А вот Паула не поленилась спуститься и рассказала об их отношениях такое, что меня чуть удар не хватил. Я не склонна доверять этой потаскухе. Но если в ее словах была хоть сотая доля правды, то это подтверждает мои опасения. Родригу решил порвать со мной. Ну и пусть! Еще неизвестно, кому больше повезло.

Ниси отвернулась, давая понять, что разговаривать на эту тему больше не желает.

После непродолжительного перерыва дождь возобновился. Угасли солнечные лучи, надвинулись свинцовые тучи, из которых снова с протяжным, рыдающим шумом полилась вода. Скверная погода еще больше усилила желание Ниси уехать из Сан-Паулу как можно скорее. Она решила, не откладывая, заказать билет на ближайший поезд до Рио-де-Жанейро.

Она позвонила в справочную вокзала и узнала, что ближайший поезд уходит в десять часов вечера. Заказав билет, Ниси уселась у подоконника и бесцельно уставилась в окно.

Луис-Карлус, понимая, как тяжело сейчас на душе у сестры, решил не приставать к ней с разговорами. Переодевшись, он развалился на кровати, включил настенную лампу и раскрыл роман своего любимого Стивена Кинга.

Ниси размышляла, огорчится ли Родригу, если она вдруг умрет? Испытает ли сожаление, раскаяние за содеянное?

Ее мрачное настроение усилилось от внезапно разразившейся бури. Над потемневшими домами завыл ветер. Послышался протяжный треск: с крыши одного из старых домов начала осыпаться черепица. Затем наступило затишье, которое буквально через минуту нарушилось раскатами грома.

Ниси прислушивалась к учащенному стуку сердца. Она думала о том, что, лишившись того светлого чувства, которое окрашивало этот мир в радужные тона, обнаруживаешь такое несовершенство жизни, что хочется все это разрушить, уничтожить! Девушке хотелось, чтобы буря стерла с лица земли Сан-Паулу, ее и Родригу!

Ветер наполнил небо над городом таким вздохом, что кварталы Сан-Паулу словно исчезли в его вихре. Огромные тучи расползались по небу, будто чернильные пятна по промокательной бумаге. Рядом с ними плыли по ветру мелкие тучи, рассеянные, подобно лохмотьям, разорванные и увлекаемые бурей.

На глазах Ниси две огромные тучи слились воедино, и эта громадина вдруг рассыпалась, усеивая обломками свинцовое пространство неба. Затем напор дождя ослаб. Но через минуту туча прямо над их домом прорвалась водяным смерчем, который двинулся в сторону русла реки Жаку.

При всей любви к дождю Ниси не рисковала открывать окно: под таким напором комната могла быть залита водой в считанные секунды. Она предпочитала наблюдать сквозь мутнеющее стекло за тем, как зеленая лента реки, замутненная всплесками капель, превращалась в поток грязи. За полосой ливня вырисовывались легкими, сузившимися дугами мосты. По обоим берегам пустынной набережной исступленно трясли своими кронами деревья, росшие вдоль серых линий тротуаров.

Сквозь брызги дождя дымился купол церкви Санту-Антониу. Волны дождя налетали на все концы Сан-Паулу. Казалось, небо обрушилось на землю. В комнату долетал непрерывный рокот разливавшихся ручьев, шум низвергавшейся в сточные канавы воды. Над забрызганным слякотью городом небо окрасилось в грязно-желтый цвет.

Прямые и острые струи дождя мельчали. Когда налетал вихрь, серые дождевые полосы изгибались широкими волнами. Было слышно, как косые, почти горизонтально падавшие капли со свистом хлестали стены дома, из окна которого наблюдала за разбушевавшейся стихией Ниси. Ветер стихал – и дождевые струи опять выпрямлялись, заливая улицы от холмов Эрмелин-ду-Матаразу до равнины Кангаиба.

На самом деле шум дождя в комнате был слышен одной Ниси. Луис-Карлус настолько углубился в книгу, что мысленно слышал вопль сумасшедшего героя «Сияния», который с тесаком гонялся по парковому лабиринту за своим маленьким сыном.

"Почему Родригу так поступил со мной?

Разве я заслужила такое обращение?" – подумала Ниси, не замечая, что по щекам текут слезы.

Она поникла головой у подоконника, охваченная бесконечной усталостью.

Обессиленная, она переживала то невыносимо горькое ощущение, которое пронзало ее тело дрожью. Ниси сожалела о том непоправимом, что нынче перевернуло всю ее жизнь. Она чувствовала себя безнадежно постаревшей. Отчаяние наполняло сердце Ниси. Она представлялась самой себе погруженной в непроглядную тьму.

От чрезмерных переживаний и нервной усталости ее спас внезапный сон. Ниси сцепила руки, положила на подоконник, опустила на них голову и задремала. Время от времени, пробуждаясь от какого-то странного толчка в груди, она раскрывала глаза и видела перед собой все тот же ливень.

Когда она окончательно проснулась, дождь лил по-прежнему. Трепетное очертание Сан-Паулу, казалось, растворялось в струящихся водах. Ниси по-прежнему ощущала гнетущую тяжесть, которая овевала ее холодом.

«Неужели этому не будет конца? – с ужасом подумала она. – Неужели это продлится еще долгие годы? Неужели я не избавлюсь от своего одиночества? Господи, как зябнешь, когда тебя больше не любят!»

Но не в правилах Ниси было надолго предаваться унынию. Стряхнув оцепенение, она посмотрела на часы.

Пора было выезжать на вокзал.

Одевшись, она взяла сумки, в которых лежали ее вещи, и направилась к двери.

– Чао, не скучайте без меня, – сказала она с порога Луис-Карлу су, который настолько углубился в чтение мистического триллера, что уже ничего не замечал вокруг. С трудом оторвавшись от книги, Луис-Карлус с сожалением посмотрел на нее.

– Уже уезжаешь?

– Странный вопрос! – усмехнулась Ниси.

– А я и не заметил, как время пролетело, – виновато пролепетал он, скосив глаз на страницу. – А так хотелось еще поболтать с тобой обо всем! Кстати, а почему ты едешь на поезде? Почему не летишь на самолете?

– Потому что на поезде дешевле, – ответила Ниси. – А мне уже пора привыкать экономить. Больше я не буду сидеть на шее у мужа. Поживу некоторое время у Флор, а затем буду подыскивать себе работу. Пожелай мне приятного отдыха!

– Бай, бай, – помахал на прощание Луис-Карлус.

Как только за Ниси закрылась дверь, он вновь целиком углубился в чтение. Луис-Карлусу не терпелось узнать, спасутся ли мать и сын, от разбушевавшегося папаши в пустынном отеле, или все-таки он их покромсает тесаком в винегрет?..

Пока Ниси добиралась до вокзала, дождь продолжался.

Стоя на перроне вокзала и глядя на приближающийся поезд, она непроизвольно подумала:

«Отправляться в путешествие во время дождя – счастливая примета. Может быть, мне повезет? Может, Родригу еще сумеет завоевать мою любовь? Или я встречу в Рио-де-Жанейро того, кто поможет забыть Родригу…»

Перед тем как войти в вагон, она оглянулась. Ей показалось, что Родригу вот-вот подойдет к ней, возьмет за руку и уведет с перрона. И она ушла бы с ним!

Но Родригу не было.

Небо расплывалось в мутном хаосе облаков, и серый дождь лил все с тем же упорством.

Перелистнув последнюю страницу «Сияния», Луис-Карлус удовлетворенно захлопнул книжку.

В романе Стивена Кинга все закончилось благополучно! Правда, сумасшедший папаша порубил-таки в капусту одного недотрогу-негра, прикатившего на вездеходе в жуткий отель. Ну, да сам виноват! Нечего было появляться в ненужном месте в ненужное время! Это не беда, что в коридорах отеля по-прежнему околачивался выводок призраков. Зато мальчик и его мама благополучно укатили к цивилизованной жизни на вездеходе негра. А папаша-злодей остался умирать в заснеженном парке!

– И так будет с каждым негодяем, – произнес вслух Луис-Карлус.

Внезапно прозвучал телефонный звонок. Луис-Карлус вздрогнул и резко снял трубку, едва не опрокинув аппарат на пол.

– Слушаю!

– Салют! – послышался на другом конце провода голос Родригу. – Скажи, пожалуйста, Ниси у тебя? Я вернулся домой, а здесь все вверх дном. Ниси забрала Жау и уехала в неизвестном направлении. Как ее муж, я вправе знать, где находится моя жена. Я уже обзвонил всех наших общих знакомых. Ее нигде нет. Ты – последний, к кому она могла уехать. Ниси у тебя?

Родригу приехал домой вечером, как раз к тому времени, когда Ниси, по его мнению, уже выпустит пары и будет в состоянии его выслушать, понять и поверить. Но не обнаружив дома ни жены, ни сына, Родригу понял, что его психологические расчеты дали сбой!

– У нас произошло маленькое недоразумение, – сказал он Луис-Карлусу, – и я хотел бы объясниться…

– Ты это называешь недоразумением! – вскипел Луис-Карлус. – Ты унижал мою сестру еще тогда, когда она только-только стала твоей женой. Ты унизил ее и сегодня перед Паулой. Ты прирожденный садист, что ли?

– Не учи меня жить! – взорвался Родригу. – Все, что от тебя требуется, – так это передать трубку Ниси.

– Ниси уже на пути в Рио-де-Жанейро, – не без злорадства произнес Луис-Карлус. – Так что суди сам, легко ли мне позвать ее к телефону?

Родригу подавленно молчал.

– Ты язык проглотил? – продолжал язвить его Луис-Карлус. – Тебе нечего сказать? Бедняжка! Ниси тоже нечего было сказать, когда на ее глазах ты собирался заняться с Паулой разнузданным сексом!

– Что ты мелешь? – устало произнес Родригу. – Что ты знаешь о том, что произошло? По какому праву ты меня судишь?

– По праву брата Ниси! – заявил Луис-Карлус. – По праву человека, который ее любит, который относится к ней по-человечески, в отличие от тебя. Кто ее еще пожалеет, бедную? Уж, конечно, не ты, похотливый козел!

– Она меня бросила, – оцепенело пробормотал Родригу. – Как она могла решиться на такое? Почему не посоветовалась со мной? Почему не выслушала меня?

– А как ты решился на такую гнусность? – атаковал его Луис-Карлус. – Ты ей сердце разбил! И после этого она должна была еще советоваться с тобой? Она тебя до последнего момента ждала! А ты так и не соизволил позвонить! Наверное, отдыхал после любовных кувырканий с Паулой…

– У меня с Паулой ничего не было, – произнес Родригу. – Можешь верить, можешь не верить. Мне все равно. Она подстроила всю эту гадость.

По тону его голоса Луис-Карлус понял: Родригу не лжет, все было именно так. Но обида за Ниси не давала ему покоя, и он продолжал допытываться:

– Если ты такой хороший, то почему сразу не объяснился начистоту? Думаешь, она тебе не поверила бы? Вот я точно не поверил бы! Я бы не сомневался, что у тебя рыльце в пушку…

Родригу подавленно молчал. Ему нечего было возразить на резонные доводы брата Ниси. Как, действительно, он мог объяснить свои поступки? Теперь его расчеты казались ему абсурдными.

– А где Жау? – перевел он разговор на другую тему.

– Не беспокойся, малыш у меня, – сказал Луис-Карлус. – Когда дождь закончится, я отвезу его к родителям. Думаю, Алзира сейчас будет ему лучшей нянькой. Или ты хочешь забрать Жау?

– Нет, пожалуй, не стану, – вздохнул Родригу. – У меня дел по горло. Подо мной земля горит, моя фирма на грани краха, а тут еще жена меня бросила. Нет, с малышом мне не управиться. Его бабушка будет лучше любой няньки. Пусть Жау пока побудет у Алзиры.

– Ниси не виновата в твоих проблемах, – заявил Луис-Карлус. – Твои проблемы – внутри тебя. Только ты в них можешь разобраться, и никто тебе не поможет. А Ниси – настоящий ангел. И ты еще пожалеешь о своем поступке.

– Ниси – жестокий ангел, – сказал Родригу. – Мне это известно лучше, чем кому бы то ни было. Ладно, потом как-нибудь встретимся, поговорим, – прервал он разговор и положил трубку.

Луис-Карлус недоуменно пожал плечами, послушал короткие гудки и вслух произнес:

– Какие они все-таки животные, эти богачи! В запальчивости он решил, что после того, как отвезет Жау родителям, должен встретиться с Родригу лично. Уж если Ниси не сумела себя защитить, то он постоит за ее честь!..


Часть I | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 2