home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Оказавшись у знакомой двери, Ниси в нерешительности остановилась. После всего случившегося ей было немного страшно заходить в студию. Однако, собравшись с силами, она толкнула дверь.

Санчес сидел в кресле и внимательно просматривал бумаги.

– Ты один? – спросила Ниси, не переступая порога.

Продюсер поднял голову.

– Заходи, я тебя не съем.

– Надеюсь. – Ниси переступила порог и, не закрывая двери, подошла поближе. Санчес протянул ей бумаги.

– Вот твой злополучный контракт. Можешь забрать его.

Ниси взяла несколько скрепленных листков и, убедившись, что это действительно ее контракт, положила в сумочку.

– Больше не теряй, – ухмыльнулся Санчес.

– Ты забрал его, чтобы я пришла сегодня? – спросила Ниси. – Зачем?

– Я знал, что ты захочешь получить контракт назад. Не так легко отказаться от песни. Поверь мне – если человек запел, то уж будет петь. И ты ради песни забудешь своего Родригу.

– Ты не смеешь так говорить.

– Я говорю правду. А контракт и в самом деле можно пересмотреть. Но для этого ты должна поработать.

Ниси промолчала. Продюсер встал и прошелся по комнате.

– Завтра продолжим запись, – уверенно изрек он.

– Запись? – изумилась Ниси. Санчес пожал плечами.

– Ты забрала контракт. Значит, согласна работать со мной.

– Я не подумала, – растерялась Ниси. – После всего, что произошло, мне будет трудно…

– А мне, думаешь, приятно было ни за что получить в челюсть? – резко перебил ее Санчес. – Так что закроем эту тему. Лучше подумаем о нашем будущем.

– О нашем? – пожала плечами Ниси. – Как тебя понять?

– Подумаем о песнях, которые мы должны записать, – уточнил Санчес и добавил: – Я считаю, что после моего извинения, у тебя нет оснований дуться. – Я подумаю, – уклончиво ответила Ниси.

– Ты должна ответить мне сейчас же. Ниси задумалась.

– Если только Родригу будет присутствовать на записи… – протянула она.

– Нет, – категорично произнес продюсер. – Я не хочу больше иметь дело с таким ревнивцем.

– Тогда пусть за пультом будет Плиниу. Санчес всем своим видом показал, что пребывает в глубокой задумчивости. Наконец он махнул рукой и с досадой произнес:

– Фаушту, конечно, на несколько порядков выше Плиниу, но, чтобы успокоить тебя, я согласен.

Ниси повеселела.

– Значит, завтра будет Плиниу?

– Да, я приглашу его, – сказав это, Санчес взглянул на часы и немного встревожился: – Тебе не пора возвращаться?..

– А который час? – поинтересовалась Ниси.

– Да мы уже минут сорок болтаем.

– Ты боишься появления Родригу? – догадалась Ниси.

– Я опасаюсь не его, – уточнил Санчес. – В следующий раз он получит сдачу. Я просто был не в форме. Но мне ни к чему скандалы. Я опасаюсь того, что этот твой Родригу может помешать нашей работе. А я строю большие планы. И ты в них занимаешь главное место. Так что, давай работать.

– Тогда до завтра! – Ниси помахала рукой и шмыгнула за дверь. – Салют!

Эти два дня Родригу не было дома. Он уехал в деловую поездку в Бразилиа. После разговора с Плиниу, который рассказал ему, как все случилось, Родригу простил Ниси. Но ему было тяжело дать согласие на то, чтобы Ниси продолжала заниматься в студии Санчеса.

– Пусть она сама решает, – сказал Родригу.

Плиниу тут же позвонил Ниси и передал содержание разговора. Ниси перезвонила Родригу и заявила, что никаких отношений с Санчесом она иметь не хочет.

– Но тебе нравится петь, – сказал Родригу.

– Буду искать другого продюсера, – ответила Ниси. – Ты меня простил, дорогой?

– Конечно, милая, – ответил Родригу. – Но я еще раз повторяю, что не могу запретить тебе петь. У тебя удивительный голос. Так что сама решай, как тебе быть.

Уже после этого звонка произошел разговор с Санчесом. Ниси предстояло сегодня идти на запись. И сегодня же должен был вернуться из поездки Родригу. Прежде чем отправиться в студию, Ниси до самой последней минуты с нетерпением ожидала звонка Родригу. Она решила, что если любимый, узнав о том, что она захотела возобновить отношения с Санчесом, скажет ей «нет», то она тут же распрощается с продюсером. Но Родригу так и не позвонил. Ниси не оставалось ничего другого, как отправиться на запись.

«Там будет Плиниу, – успокаивала она себя. – Родригу хорошо его знает и доверяет ему, поэтому будет чувствовать себя спокойнее. Да и мне с Плиниу работается как-то проще…»

Когда она появилась в студии, там были Плиниу и Санчес.

– Привет! – поздоровалась Ниси и присела на диван.

– Рад тебя видеть, – отозвался Плиниу из-за пульта.

Санчес же подошел к девушке и, прищурившись, посмотрел ей прямо в глаза.

– Ну как, все нормально? – поинтересовался он.

– Нормально, – холодно ответила Ниси.

– Значит, по-прежнему будем работать вместе?

Ниси, опустив глаза, согласно кивнула.

– Вот и замечательно! – потер руки Санчес и, посмотрев на часы, добавил: – У меня запланировано несколько очень важных встреч, которые касаются тебя. Так что я улетаю.

– Попутного ветра, – не без издевки произнес Плиниу.

Санчес сделал вид, что фраза Плиниу относится не к нему, и деловито продолжил:

– Я буду часов через шесть-семь. Думаю, этого времени хватит, чтобы вы смогли подготовить более или менее сносный вариант песни. Как считаешь, Ниси?

Ниси неопределенно пожала плечами и тихо проговорила:

– Я попытаюсь, хотя…

– Никаких «хотя»! – К Санчесу, как и в прежние времена, вернулся командирский тон: – Я прихожу и слушаю фонограмму. Ясно?

Его последняя фраза была адресована уже Плиниу.

– Мы сделаем все, что сможем, – спокойно ответил тот.

– В таком случае, до вечера, – заключил Санчес и, взяв дипломат, поспешил за дверь.

– Как ты себя чувствуешь, Ниси? – поинтересовался Плиниу, когда они остались вдвоем.

Ниси вновь пожала плечами. Глаза ее наполнились грустью.

– Я чувствую себя так одиноко… – прошептала она.

– Прекрасно тебя понимаю, – Плиниу на стуле повернулся к ней. – Но я не вижу повода для печали. У тебя прекрасные друзья, которые, уверен, никогда не оставят тебя. А Родригу… – Не надо, – попросила Ниси. – Я чувствую себя ужасно виноватой перед ним, и каждое напоминание о том, как он предан мне, отзывается болью в моем сердце.

– Если бы я остался, ничего бы не случилось.

– Санчес не захотел, чтобы ты остался.

– Он вел себя странно.

– Тебе не кажется, что он что-то затеял? – осторожно спросила Ниси. – Он прежде не приставал ко мне, а тут…

– Не суди его строго. Ты слишком хорошенькая… Должно быть, все дело в этом. Но не бойся Санчеса, я буду рядом. Он не позволит себе лишнего.

– Я не хочу ничего, что помешало бы работе, – печально вздохнула Ниси.

– В таком случае попробуем поработать, – сменил тему Плиниу. – У меня все готово. А как ты?

– В порядке, – улыбнулась Ниси и, поднявшись, отправилась в соседнюю комнату.

Несмотря на то, что Плиниу и Ниси старались, как могли, песня получалась какой-то холодной и неестественной.

– Это не мое, – призналась Ниси во время перерыва. – Ты не обижайся, но что касается героини, так это просто кукла. Мне не хватает чувств.

– Да, песня получается пошловатой, – согласился Плиниу. – Странное дело! Но сейчас такой образ популярен, и с этим нужно считаться. Это законы шоу-бизнеса. И Санчесу песня понравилась. Тебе нужно настроиться. Постарайся быть более легкомысленной. Я думаю, что тебе мешают твои переживания.

– Боюсь, ничего не получится, – чуть не плакала Ниси.

Плиниу грустно улыбнулся.

– Все у тебя получится, – попытался успокоить он Ниси. – Еще несколько дублей и…

– Сомневаюсь… – задумчиво протянула девушка.

Она вдруг подумала о Родригу.

«Как он там сейчас, о чем думает? – размышляла Ниси. – Он даже не знает, что я здесь. У меня потому и не получается, что я постоянно думаю о нем. И мне хочется запеть свою песню. Но Санчесу нужна эта… Я рассержу его, если откажусь ее исполнять. А так хочется отказаться и убежать домой. Наверно, уже вернулся Родригу, и ему невыносимо одиноко…»

– Ниси, – осторожно позвал ее Плиниу. И когда та подняла на него глаза, предложил:

– Может быть, закончим на сегодня? А отговорку для Санчеса я придумаю…

– Нет, – замотала головой Ниси. – Меня никто не заставлял подписывать этот контракт…

– Но я же вижу, как тебе тяжело…

Ниси неожиданно поймала себя на том, что напевает какой-то грустный мотив. Это была песня, посвященная Родригу. Это была ее песня, слова которой принадлежали любимому.

– Что это за песня, Ниси? – с интересом спросил Плиниу. – Что ты напеваешь? Ниси на мгновение замялась.

– Я хочу попробовать спеть ее. Просто так, для настроения. Можно?

– Чья эта песня? – никак не мог успокоиться Плиниу.

– Понимаешь… – Она неторопливо подошла к нему и, запинаясь, проговорила: – Я попробовала… Мне показалось… Одним словом, я придумала музыку, а потом вспомнила стихи.

– Ты?! – изумился Плиниу. – Ты пишешь музыку?

– Нет, – ответила Ниси, покраснев. – Я просто попробовала… Мне показалось…

– Это интересно! – подхватил Плиниу. Он взял из рук Ниси протянутую ему кассету и зарядил студийный магнитофон. Когда из динамиков полилась грустная мелодия, он утвердительно кивнул.

– Любопытно. – Плиниу повернулся к Ниси и спросил: – Включить микрофон?

– Да, – ответила та и вышла из режиссерской.

Когда Ниси запела, Плиниу восхищенно замер, настолько чувственно звучал ее голос.

– Да-а, – только и смог он сказать. Когда отзвучал последний аккорд, Ниси возвратилась в режиссерскую и испытующе посмотрела на Плиниу.

– Это было не очень плохо? – робко спросила она.

Плиниу молчал.

– Значит, плохо, – тяжело вздохнула Ниси и опустилась в кресло рядом.

– Плохо?! – воскликнул Плиниу, наконец обретя дар речи. – Да это просто замечательно!

– Не ври, – в глазах Ниси появились слезы. – Лучше скажи правду… Так, по крайней мере, будет честнее.

Плиниу встал и возбужденно заходил по режиссерской.

– Ты хочешь услышать правду? – спросил он.

– Да.

– Так вот. Я не знаю, насколько это соответствует требованиям шоу-индустрии, но уверен – то, что ты сделала, замечательно.

– Спасибо, – Ниси искренне улыбнулась.

– Нет, ты погоди, – Плиниу замахал руками. – Более того, я предлагаю тебе записать ее.

– Но Санчес будет против, – настроение Ниси ухудшилось.

– А что нам Санчес! – фыркнул Плиниу. – О дальнейшей судьбе этой фонограммы позабочусь я. – А как же Родригу? Ведь это его слова.

– Родригу будет очень рад.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно. Ниси задумалась.

– Но давай пока не будем говорить ему об этом, – попросила она.

– Как скажешь, – согласился Плиниу и признался: – После того, что я услышал, не хочется возвращаться к песне Фернанду.

– Но придется. – Ниси направилась в соседнюю комнату. – С минуты на минуту должен прийти Санчес. Я думаю, он не очень будет рад нашей инициативе.

– Ты права. – Плиниу сел за пульт. – Но давай условимся: о записи твоей с Родригу песни никто не должен знать. Идет?

– Идет, это будет нашим общим секретом, – заговорщицки подмигнула Ниси и пошла к микрофону.

Песню Фернанду они записали со второго дубля и очень своевременно, потому что спустя минуту возвратился Санчес. Прослушав запись и заметив, что Ниси улыбается, он не без удовольствия произнес:

– Ну вот видите, я же говорил, что все будет нормально. Стоило немного поработать – и результаты налицо.

Ему никто не ответил.

– У меня тоже хорошие новости, – самодовольно продолжил он. – Несколько часов назад я вел переговоры с одним очень модным режиссером клипов. Кстати, большой профессионал. Так вот, мы пришли к соглашению относительно записи видеоряда для песни, над которой вы сегодня работали.

– Дубль более-менее приличный, но запись еще нужно чистить, – предупредил Плиниу.

– Для этого времени достаточно, – усмехнулся Санчес. – И не перебивай! Я же объяснил, что говорил с профессионалом. А ему для начала достаточно и того, что есть.

Плиниу развел руками, но спорить не стал. Тем временем Санчес обнял Ниси за плечи и объявил:

– Завтра отправляемся на телевидение, и запомни: ты должна произвести на режиссера хорошее впечатление…

Едва Ниси переступила порог клип-мастерской, как навстречу ей с распростертыми объятиями бросился лысоватый мужчина в черных очках. Обняв и поцеловав ее в щеку, он фамильярно воскликнул:

– А вот и наша красавица!

Тут же стоял Санчес. Заметив, что Ниси готова оттолкнуть мужчину, он предупредительно произнес:

– Знакомься, Ниси. Гордость нашей шоу-индустрии… – Для такой красавицы просто Риу, – перебил Санчеса режиссер, горделиво вскинув подбородок.

– Очень приятно, – Ниси слегка отстранилась.

– Присаживайся, – Риу кивнул на кресло. – Чувствуй себя как дома.

Ниси опустилась в кресло, а Санчес, явно не зная, что делать, застыл на прежнем месте.

– Ну, а ты чего стоишь? – режиссер указал на стоявший у стены диван. – В ногах правды нет.

Ниси про себя отметила, что режиссеру лет сорок, он франт и жуткий воображала.

– Так о чем это я? – картинно задумался Риу. – Ах, да. Так вот, я считаю, что для тебя пришло время окунуться в мир настоящих профессионалов. Только в такой среде ты сможешь по-настоящему расцвести. Я не могу не отметить твое женское обаяние и красоту. А уж моему вкусу можно верить.

Риу кашлянул, что, по всей видимости, означало точку или многоточие в конце предисловия.

– Теперь о деле. Встань, пожалуйста, и отойди на середину комнаты, – вдруг попросил режиссер.

Ниси с недоумением пожала плечами и, ища подсказки, покосилась на Санчеса. Тот сделал вид, что очень увлечен чтением какого-то журнала. Он почему-то решил самоустраниться и не мешать режиссеру.

Ниси встала и отошла на середину комнаты. На этот раз Риу посмотрел на нее так, что ей захотелось чем-нибудь прикрыться.

– Так, – смачно проговорил он. – Фигурка хорошая, бюст в норме… Ножки гм-м-м… Очень хорошо!

– Что хорошо? – не поняла Ниси.

– Хорошо то, – снисходительно пояснил Риу, – что помощь дублерши с хорошей фигуркой и смазливым личиком не понадобится. Ты сама со всем справишься. Садись.

Ниси вернулась на прежнее место. Риу взял карандаш и, опустив глаза, принялся что-то чертить на листке бумаги.

– Значит, так, – подвел он итог своим мыслям и посмотрел на Ниси. – Запись будет происходить в студийных условиях: несколько кадров на сцене перед микрофоном, несколько – в постели с…

Заметив, что его последние слова вогнали гостью в краску, Риу попытался ее успокоить:

– Не волнуйся, партнера найдем достойного.

– Мне Санчес ничего не говорил о том, что придется сниматься с кем-то в постели, – запротестовала Ниси.

– Естественно, – хмыкнул режиссер. – Ведь снимаю я, а не он. Он занимается творчест вом в звукозаписывающей студии, а я – на съемочной площадке.

– Но…

– Я тебя прекрасно понимаю, – Риу отбросил карандаш в сторону. – Но, поверь, это только в первый раз страшно – постель, прожектора, камеры… Все через это проходили… и становились звездами.

– Я так не смогу… – Ниси замялась. – Это не очень…

– Не очень прилично?.. – подхватил Риу. – Это ты хотела сказать? Ведь так?

Ниси кивнула, на что режиссер громко рассмеялся.

– По-моему, каждый день по телевизору показывают сотни подобных клипов. И никто не осуждает певиц за это. Наоборот, ими восхищаются. Разве это не так?

– Так, – вынуждена была согласиться Ниси.

– Тогда, что страшного произойдет, если ты оголишь некоторые части своего тела?

– Я не могу, – упрямо повторила Ниси. – Не могу, и все.

Риу со свистом выдохнул воздух.

– У тебя красивая грудь… Пусть это увидят все и балдеют.

– Нет! – отрезала Ниси.

– Хорошо, – неожиданно согласился Риу. – Я вижу, что прежде чем продолжить этот разговор, тебе нужно немного привыкнуть к нашим условиям.

Ниси слегка расслабилась.

– Но в целом будем считать, что мы нашли общий язык, – подвел он итог и посмотрел на Санчеса: – Ты как считаешь?

Продюсер оторвался от журнала и согласно кивнул:

– Мне кажется, что все у вас получится.

– Я тоже так думаю, – Риу перевел взгляд на Ниси. – Неделя работы, и можно заряжать пленку…

– Вы – маэстро, вам виднее, – подыграл Санчес.

– В таком случае нам следовало бы отметить удачное начало. – Режиссер встал, подошел к бару и, открыв его, недовольно покачал головой: – Ох, уж эти операторы… Опять опустошили мою бутылку коньяка.

Сказав это, он вновь посмотрел на Санчеса.

– Я все понял, – кивнул тот и вскочил с дивана. – Через пять минут вернусь.

В следующее мгновение Санчеса в мастерской уже не было.

– Куда это он? – удивилась Ниси.

– В буфет, – небрежно бросил Риу и, смягчив интонацию, поменял тему: – Я считаю, что в первую очередь тебе необходимо привыкнуть к камере… а мне – к тебе. Я вижу, ты человек стеснительный, и поэтому вначале необхо димо сделать пробные кадры. И чтобы тебя никто при этом не смущал, мы можем встретиться у меня дома. Ну, ты понимаешь?..

Ниси показалось, что Риу как-то странно ей подмигнул.

«О чем это он? – подумала девушка. – Неужели хочет, чтобы я перед ним раздевалась?..»

Явно прочитав ее мысли, режиссер пояснил:

– Я должен тебя хорошо узнать. Скажу больше – я должен почувствовать тебя. Без этого хорошего клипа не получится. Мы ведь оба хотим, чтобы все было как нельзя лучше… Сейчас главное для тебя – преодолеть стеснение. И я Помогу тебе в этом… Мы же друзья?..

Ниси подумала, что ей стоило бы немедля уйти, но неожиданно в дверь постучались. Выждав минуту, на пороге показался Санчес с бутылкой коньяка.

– Я думал, вы работаете… – пробормотал он и поставил коньяк на стол.

– Я не пью! – наотрез отказалась Ниси и встала.

– А зря, – с досадой протянул Риу, тем не менее доставая из стола три рюмки. – В творческой работе это очень помогает… снять усталость, например… комплексы.

– Извините, мне пора, – Ниси сделала шаг назад. – Меня ждут другие дела.

– Одну минуточку, – режиссер протянул ей визитку. – Я жду вашего звонка до восьми вечера. Будет лучше, если сегодня же мы и начнем. Не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

Ниси невольно взяла визитку, но тут же поспешила за порог.

– До встречи! – крикнул режиссер, провожая гостью похотливым взглядом. – Я жду с нетерпением!

Когда Ниси вышла, он разлил по рюмкам коньяк и сказал:

– Люблю женщин с характером. Это бодрит и возбуждает.

Санчес усмехнулся.

– Да, эта бабенка даже меня возбуждает! А уж я много чего на своем веку повидал…

Ниси вышла от режиссера Риу в подавленном состоянии. Вначале она решила, что больше никогда не будет встречаться с ним, но потом ее мысли переключились на слова Риу о том, что все известные исполнительницы шли таким путем.

«Наверное, так и нужно… – подумала она, но тут же спохватилась. – Нет, я не могу так поступить. И если мне действительно суждено стать певицей, то пусть все будет иначе».

Ниси незаметно для себя оказалась у двери студии. Открывая дверь, она решила немедля поделиться с Плиниу последними новостями, но была немало удивлена, увидев, что звукорежиссер не один. В кресле рядом с ним сидел Фернанду.

– Привет! – смущенно кивнул он и, как бы оправдываясь, добавил: – Я пришел узнать, как ты… Плиниу мне показал вчерашнюю запись… Мне понравилось. Хорошую я песню написал. Ты меня на это вдохновила.

– Я очень рада. – Ниси бросила сумку на диван и поспешила в соседнюю комнату. – Но еще надо поработать. Плиниу, сделаем еще несколько дублей. Мне сегодня нужно уйти пораньше. У меня выдался трудный денек.

– Хорошо, – кивнул Плиниу.

Целый час Ниси провела у микрофона. Время от времени свои коррективы вносил Фернанду. Наконец, когда они с Плиниу остались довольны, Ниси возвратилась в режиссерскую и молча опустилась на диван.

– Все? – спросила она.

– Да, – ответил Плиниу. – Фернанду устраивает последний вариант. Ведь так?

– Очень хорошо, – композитор присел рядом с Ниси и полюбопытствовал: – Как дела на телевидении?

– Нормально.

– Скоро съемки?

– Возможно.

– Тебе понравился Риу? – Фернанду придвинулся поближе. – Я смотрю, ты не в духе… Ниси отодвинулась.

– А мне казалось, мы подружились, – Фернанду положил руку на плечо Ниси, но та оттолкнула его.

– Не распускай руки, – попросила Ниси. – Ты ведь пришел сюда работать…

– Ну перестань дуться, – с досадой проговорил композитор и вновь пододвинулся. – Мы вместе работаем. Так что давай без лишней скромности. Это только мешает. Ведь ты не такая… Ты отлично вела себя с Санчесом. Мило, раскованно.

Сказав это, Фернанду попытался погладить колено Ниси. Та резко вскочила.

– Мы вместе работаем, но у каждого своя личная жизнь! – взорвалась она. – Так что давай не путать эти два понятия!

– Фернанду, – подал голос Плиниу, – ты заставляешь меня вмешаться.

– Все нормально. – Композитор поднял руки вверх, тем самым показывая, что капитулирует. – Я – пас. Успокойтесь.

– Ты, кажется, спешил, – напомнил Плиниу.

Фернанду взглянул на часы и спохватился.

– Ах да! Меня же девочки ждут, – воскликнул он. – Совсем забыл… Ладно, пока.

Схватив сумку, композитор поспешил за дверь. Тем временем Плиниу достал новую пленку. – Ну что, продолжим? – поинтересовался он у Ниси.

– Нашу? – догадалась Ниси. Плиниу улыбнулся.

– А разве есть альтернатива?

– Конечно, нет! – ответила улыбкой НИСЕ^ и поспешила к микрофону…

Санчес возвращался в студию в хорошем настроении. Он был рад, что его тактика оправдала себя и Ниси вернулась. Все в порядке было и с Риу. Он заглотнул крючок, и теперь Санчес не сомневался, что столь опытный донжуан не выпустит из рук неискушенную в любовных делах Ниси.

«Родригу получит рога, – решил он. – Ниси продержится максимум еще пару суток…»

Переполненный самодовольством, Санчес даже пропел несколько слов из новой песни Фер-нанду.

«Команда у меня – класс!» – заключил он, дернув за дверную ручку студии. Но та не поддалась.

– Хм, – пожал плечами продюсер и вновь потянул ручку на себя уже настойчивей.

Дверь медленно открылась.

«Нужно петли смазать», – отметил Санчес и только сейчас до него дошло, что он слышит какую-то незнакомую мелодию.

Когда же запела еще и Ниси, хорошее настроение продюсера вмиг пропало. Он даже почувствовал, что начинает трезветь. Санчес слегка прикрыл дверь и прислушался. В студии шло обсуждение фонограммы.

– По-моему, замечательно, – высказал свое мнение Плиниу. – Я думаю, Родригу будет в восторге.

При этих словах Санчес едва не поперхнулся. Он почувствовал, как его охватывает негодование. Ему захотелось ворваться в студию и устроить разнос, но он сдержался.

– А что я?.. – подала голос Ниси. – Все получилось только благодаря прекрасным стихам Родригу.

– Не скромничай. Я думаю, что вы с Родригу – прекрасная пара. Представляешь, какой творческий союз из вас мог бы получиться?!

Этого Санчес стерпеть уже не мог. В его голове тут же созрел план, и он немедленно приступил к его исполнению. Закрыв дверь, продюсер бросился вниз по лестнице. Выбежав на улицу и отдышавшись, он направился к ближайшему автомату и набрал номер Родригу.

– Алло? – послышался чей-то недовольный голос на другом конце провода.

– Мне нужен Родригу, – сухо произнес Санчес.

– Я слушаю.

– Это Санчес беспокоит. Хорошо, что я застал тебя. – Что-нибудь случилось?

– Да нет. – Санчес выдержал небольшую паузу, затем, растягивая слова, продолжил: – Просто я хотел поинтересоваться, ты получил контракт?

– Какой контракт? – удивился Родригу. Теперь пауза возникла на другом г"онце провода.

– Поясни, – попросил Родригу. Санчес, собираясь с мыслями, откашлялся.

– Дело в том, что он не действителен без твоей подписи. Ты должен дать согласие на съемки Ниси в клипе. Иначе для тебя эти съемки покажутся неожиданными, и ты устроишь скандал.

– Пока я ничего не понимаю, – сказал Родригу.

– Я ведь тоже живой человек и все понимаю…

– Извини, – голос Родригу слегка дрогнул. – Я думал о тебе несколько иначе…

– Все мы склонны ошибаться… – Санчес почувствовал, что уходит в сторону, и вновь повторил свой вопрос: – Так ты говоришь, что не получил его?

– Нет, а кто должен был его мне передать?..

– Конечно, Ниси. Кто же еще?

– Ниси?..

– Она согласилась сниматься обнаженной в клипе, – продолжал Санчес. – Несколько постельных сцен. Конечно, с партнером. На этом настаивал режиссер.

– Она дала согласие? – Голос Родригу стал глухим. – Ты ничего не пугаешь?

– Я решил не делать этого без твоего согласия. Клип будут крутить по телевизору. Мало ли что? Тебе может не понравиться. Хотя Ниси сказала, что это ее дело. Она уже проводит репетицию с партнером.

По молчанию Родригу продюсер понял, что стрела попала в цель. Родригу был смертельно ранен.

– Ниси должна сегодня встретиться с режиссером, заглянуть к нему домой, – продолжил Санчес и слегка замялся: – Мне не нравится эта встреча. Еще ни одна актриса так просто не уходила из рук Риу. Уж он-то мастер уговорить женщину! Правда, это личное дело Ниси. Уж очень ей хочется стать знаменитой. Так ты подпишешь контракт?

Родригу по-прежнему молчал.

– Ты меня слышишь?.. – повысил голос Санчес. – Фу-фу… Наверное, что-то на линии…

Продюсер осторожно повесил на рычаг трубку, и дьявольская усмешка скривила его губы…

«Зачем я это делаю? – спросил он себя мысленно. – Ниси должна быть в моих руках. Я из нее буду лепить, что захочу. Она принесет мне огромные деньги. А Родригу только мешает мне. И его надо убрать с дороги, поссорить с Ниси. Теперь я разберусь с тем, что она с Плиниу тайком от меня записывает. Я сделаю так, что они с радостью отдадут запись. Если это стоящая вещь, я на ней могу заработать. Эта малышка поет очень хорошо. Главное, чтобы она была покорной в моих руках, как кукла. И это будет так!»

«С сегодняшнего дня я начинаю новую жизнь, – решила Ниси и внимательно посмотрела на себя в зеркало. – Больше не буду петь пошлых песен, каждый день стану ходить в спортзал, а самое главное, буду больше внимания уделять Родригу».

Ее очень насторожило, что накануне Родригу допоздна задержался на работе и остался ночевать в офисе, сославшись на занятость.

Ниси привела себя в порядок и вышла на улицу. Она шла и радовалась тому, что светило солнце, что навстречу ей попадаются веселые лица, что стихи Родригу так удачно подошли к ее мелодии.

– Постой! – неожиданно откуда-то сбоку послышался голос Паулы Новаэс. – Ты куда собралась?

Ниси так удивилась этой неожиданной встрече, что как-то сразу не подумала, что Паула нарочно поджидала ее у дома, и честно ответила:

– Иду в офис Родригу. А что? Паула убрала со лба непослушную прядь волос и возразила:

– Я бы тебе не советовала…

– Почему? – удивилась Ниси.

– Я только что оттуда… Там Родригу один и он…

– Прекрасно, – перебила Паулу Ниси. – Это как раз то, что мне нужно.

– Родригу не в духе и едва ли захочет тебя видеть.

– Ничего, я ему быстро подниму настроение! – последнюю фразу Ниси выпалила уже на ходу.

– Глупая, – пробормотала Паула. – Я бы даже врагу не пожелала войти сейчас к нему…

Однако Ниси не придала никакого значения предостережениям Паулы.

Открыв дверь кабинета, Ниси громко поздоровалась:

– Салют, Родригу!

Однако тот даже не повернул головы.

– Я понимаю, что виновата перед тобой, – с порога начала Ниси, – что я не позвонила,но ты же видишь, я пришла сама. Мне многое нужно сказать тебе.

И эта фраза осталась без внимания. «Такое чувство, что он меня не слышит, – обеспокоилась Ниси. – Или я говорю что-то не так, или Родригу оглох… Что могло случиться? Неужели опять Паула что-то натворила?»

Ниси подошла к дивану и присела рядом с любимым. Он просматривал какой-то журнал. Неожиданно Родригу отодвинулся и отвернулся в другую сторону.

– Я не понимаю, почему ты со мной не разговариваешь? – обеспокоилась Ниси. – Если это из-за того вечера в студии, так мы ведь все уже выяснили. Да, я вела себя ужасно, но не по своей воле, и ты должен это понимать.

– Это я как раз понимаю, – глухо пробормотал Родригу и, пряча глаза, добавил: – Иначе ты не умеешь себя вести.

Ниси так обрадовалась, что Родригу заговорил, что даже не придала значения его словам.

– Я приготовила тебе сюрприз. – Ниси открыла сумочку и лукаво сощурилась, – Попробуй угадать, что это…

Она уже была готова достать кассету с песней на его стихи.

Лицо мужа побледнело.

– Это контракт? – сказал он.

– Какой контракт? – удивилась Ниси и вдруг испуганно отшатнулась: – Родригу, что с тобой?

На бледном лице Родригу выступил яркий румянец, а губы презрительно скривились.

– Я тебя ненавижу, – прошептал он и вскочил.

Ниси едва не лишилась чувств. Больше всего ее поразила неподдельная брезгливость в голосе.

– Родригу, что с тобой? – повторила Ниси и попыталась взять мужа за руку.

Тот отшатнулся так резко, что едва не упал.

– Убирайся отсюда! – приказал он и, подойдя к двери, распахнул ее: – И чтобы ноги твоей больше здесь не было.

– Я никуда не уйду, – на глазах у Ниси появились слезы, – по крайней мере, до тех пор, пока ты не объяснишь, в чем дело.

– И ты еще спрашиваешь? – возмутился Родригу. – Я никогда не думал, что в тебе столько лицемерия. Да ты вся состоишь из пороков. С тех пор, как ты занялась пением, ты стала другой, ты даже о сыне забыла, отдав его родителям. А теперь этот контракт! Это издевательство надо мной!

– Будь добр, объясни! – потребовала Ниси, – о каком контракте ты говоришь? Я наделала много глупостей, но, по-моему, даже самый отъявленный негодяй имеет право знать, в чем его обвиняют.

– Значит, ты называешь это просто глупостью, – Родригу шагнул к дивану и, не сводя с Ниси пристального взгляда, спросил: – Зачем тебе я?

– Как зачем? – растерялась Ниси. – Я же тебя люблю.

– Не понимаю, – Родригу развел руками и зло рассмеялся. – Да у тебя же есть все – популярность, поклонники, композиторы, которые специально для тебя пишут песни… Так зачем тебе еще какой-то муж? Зачем ты приходишь ко мне и, хвастая каким-то грязным контрактом, утверждаешь, что любишь меня?

Ниси попыталась уловить в этом словесном потоке хотя бы каплю здравого смысла, но так и не смогла.

– Тебе не кажется, что пора наконец посмотреть правде в глаза? – продолжил Родригу. – Для меня ты всегда была символом чистоты, нежности и доброты, а что теперь? Я уничтожен и растоптан, я не могу больше работать… Та, которой я верил больше, чем самому себе, оказалась просто жалкой шлюхой.

«Да он сошел с ума!» – испугалась Ниси и заплакала.

Она боялась даже пошевелиться, так как по выражению лица Родригу поняла, что тот способен на все.

– Если ты не хочешь убраться отсюда и по-прежнему намерена мне бессовестно лгать, тогда уйду я, – Родригу решительно направился к двери.

Ниси негромко всхлипнула. У выхода Родригу обернулся и уже более спокойно произнес:

– Мне позвонил твой Санчес и рассказал, на что ты согласилась ради популярности. Больше всего я хочу, чтобы ты когда-нибудь оказалась на моем месте. Может, тогда ты поймешь, каково мне сейчас.

Глухой звук захлопнувшейся двери напугал Ниси. Он означал разрыв в их отношениях.

«Так вот почему Паула оказалась поблизости! Кто-то ей уже донес, что Родригу зол на меня, и она тут же поспешила занять мое место… Беги за ним, попытайся остановить», – подсказывало сердце, и Ниси, чуть ли не теряя сознание, бросилась вслед за любимым.

Но Родригу в здании уже не оказалось. Он сел в лифт и спустился на улицу.

Выбежав на тротуар, Ниси судорожно огляделась.

«Родригу нигде нет… Неужели он уже успел уйти? Ведь не прошло и минуты…»

В конце концов, обессилев от бесплодных поисков, Ниси присела на скамейку, стоящую возле автобусной остановки, и тихо заплакала…


Глава 4 | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 6