home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Вот уже неделю Ниси не вставала с постели. Врач, следивший за ее состоянием, после первого же визита без колебаний установил диагноз – нервный срыв. Для Ниси это было самым настоящим наказанием. Если раньше от мыслей о Родригу ее отвлекали занятия и запись в студии, то теперь она была предоставлена самой себе.

«Как долго тянутся дни, – думала Ниси, – но почему не приходит Родригу?.. Я так хочу его видеть, и, будь он рядом, я быстро встала бы на ноги… Почему он был так жесток со мной в тот вечер?.. Я ведь не давала ему совершенно никакого повода для того, чтобы так поступать со мной…»

Ниси задавала и задавала себе эти вопросы, но так и не могла найти ответа. Хорошо, что рядом были родители и сын Жау, иначе она вряд ли вынесла бы такое мучительное состояние. Алзира, как могла, утешала Ниси и ухаживала за ней.

После жуткого разговора с Родригу Ниси поехала к родителям. Она просто не посмела вернуться домой, где находился Родригу. Как он еще поведет себя!? Ниси подумала, что несколько дней побудет у родителей, а Родригу обязательно остынет и отыщет ее. Тем более она не делала тайну из своего местопребывания и сообщила на студию, где находится. Можно было позвонить Вивиане или Эстеле, но Ниси почему-то побоялась сделать это. Эти женщины хорошо относились к ней, но они были родственницами Родригу и могли взять его сторону, поверив страшным подозрениям. Что им скажет Ниси, если даже не знает, в чем Родригу ее обвиняет?

Несколько раз звонил Санчес. Он искренне беспокоился за ее здоровье, хотя причины его беспокойства были эгоистичными.

– У нас срывается соглашение с Риу, – сказал он однажды. – Ты даже не представляешь, насколько это серьезно…

– Как только я почувствую, что способна петь, я сразу же тебе сообщу об этом, – ответила тогда Ниси, чувствуя свою вину за то, что так подводит продюсера.

Однако время шло, а ее состояние особенно не улучшалось. Не выдержав, Санчес приехал без предупреждения. Это было невежливо с его стороны.

Аугусту отправился к приятелю поболтать, Алзира пошла гулять с Жау, а Ниси, чтобы хоть как-то занять себя, принялась читать один из по следних бестселлеров. Однако даже динамичный сюжет не смог отвлечь ее от тревожных мыслей. Вновь подумалось о Родригу…

Стук в дверь заставил Ниси вздрогнуть.

– Войдите, – разрешила она.

– Салют, – на пороге показался Санчес.

– Привет, – разочарованно протянула Ниси и, кивнув на стул, предложила: – Присаживайся.

Продюсер, окинув ее оценивающим взглядом, сел.

– Как себя чувствуешь? – осторожно начал он.

Ниси вздохнула.

– Не очень…

– Жаль, очень жаль… – Санчес опустил глаза. – Очень некстати твоя болезнь.

– Я тоже так думаю, но… – Ниси развела руками. – Так получилось. Я сама об этом сожалею…

– А у нас только все начало раскручиваться, – с досадой проговорил продюсер и посмотрел Ниси в глаза. – Ты даже не представляешь, как много мы теряем за каждый день…

– Ты насчет Риу?.. – Ниси почувствовала укоры совести.

– Да, – согласился Санчес. – Наше с ним соглашение на грани срыва. К тому же законы шоу-бизнеса не допускают простоев. Одной, даже хорошей песни недостаточно для успеха. Необходима постоянная целенаправленная работа.

– Понимаю…

Неожиданно выражение лица Санчеса переменилось.

– Но я смотрю, ты выглядишь не так уж и плохо, – многозначительно произнес он.

– Если бы это было так…

– А по-моему, все нормально, – уверенно проговорил Санчес. – Может быть, нам стоит попробовать?

– Но доктор настрого запретил мне подниматься с постели. Он сказал, что могут быть осложнения.

Санчес усмехнулся.

– Доктора всегда так говорят.

– Но я чувствую слабость…

– Это временно. – Санчес махнул рукой и поинтересовался: – Петь сможешь? Ниси задумалась.

– Наверное, смогу, – неуверенно протянула она.

– Замечательно! – продюсер воспрянул духом. – Значит, мы еще сможем все успеть. А потом отдохнешь. Идет? Главное – не потерять расположение Риу.

Ниси пожала плечами.

– Я понимаю тебя, но…

– Ты все сможешь! – Санчес вскочил с места и заходил по комнате. – Ты молодец, Ниси. Я верил в тебя и не ошибся. Значит, завтра начнем? У нас есть общее дело, и мы должны помогать друг другу. Я стараюсь не только для себя, но и для тебя. Я хочу, чтобы о тебе узнала вся Бразилия. А потом весь мир окажется у твоих ног…

Ниси попыталась приподняться и почувствовала, как у нее закружилась голова.

– Может, подождем еще немного… – взмолилась она.

– Нет, – отрезал Санчес. – Шоу-бизнес не прощает промедления. Тут надо хватать птицу на лету. Иначе тебя опередят другие. Запомни это хорошенько, Ниси. Каждый час уносит нашу с тобой удачу.

– Хорошо, – Ниси обреченно опустила голову, – я постараюсь завтра прийти.

– Что значит «постараюсь»?! – возмутился продюсер. – Ты должна быть. Неужели непонятно, что я говорю. Ты можешь потерять свою будущую славу. Ты можешь потерять все!

Подойдя к кровати, он посмотрел Ниси в глаза и утвердительно произнес:

– Ты придешь завтра.

Ниси поняла, что за нее уже все решено. Она хотела возразить, но не нашла в себе сил. Головокружение продолжалось, и единственное, чего она хотела в этот момент, так это чтобы Санчес поскорее убрался.

– Завтра в двенадцать? – уточнила Ниси.

– Да, – кивнул Санчес и засобирался. – Держись, Ниси. Побеждают сильные.

– До встречи, – слабым голосом попрощалась Ниси.

– До завтра, и чтобы без опозданий, – отчеканил Санчес и, уже открыв дверь, оглянулся. На лице у него была самодовольная усмешка.

– Главное, не вешай носа, – бросил он и ступил за порог.

Ниси, вновь оставшись одна, задумалась. «Что посоветовал бы Родригу в эту минуту? Как его не хватает мне! Когда мне было плохо, он всегда приходил на помощь. Его уверенность передавалась и мне… А сейчас я не знаю, как поступить. Мне очень трудно… Но я сама выбрала этот путь, и ничего не поделаешь, придется следовать ему, как бы это ни было тяжело…»

Ниси отправилась в студию звукозаписи втайне от родителей. Она не хотела им ничего говорить, потому что знала: Аугусту и Алзира не отпустили бы больную дочь на запись.

Утром, выйдя из дома, когда Аугусту уехал на работу, а мать отправилась гулять с Жау, Ниси пошла на автобусную остановку. Немного проехав в автобусе, она почувствовала себя плохо и вышла на воздух.

«Крепись, ты должна сегодня спеть», – принялась уговаривать она себя. На воздухе стало легче, но продолжать путь на автобусе Ниси не решилась: она боялась духоты. Ниси остановила такси и, устроившись на заднем сиденье, назвала адрес.

На протяжении всего пути водитель искоса поглядывал в зеркальце заднего обзора, затем, притормозив у светофора, оглянулся и спросил:

– Вам плохо? Может быть, я могу чем-нибудь помочь?

– Почему вы так решили? – удивилась Ниси.

– У вас очень бледное лицо, – пояснил водитель.

– Это пройдет, – постаралась улыбнуться Ниси. – Все нормально. Не волнуйтесь.

Водитель пожал плечами и поехал дальше. Минут через десять они были на месте. Поблагодарив и расплатившись, Ниси вышла из машины и направилась в студию.

Первым увидел Ниси Санчес и сразу же поспешил ей навстречу.

– А вот и наша воскресшая звездочка, – радостно проговорил он, подавая руку.

– Салют, ребята! – Ниси заставила себя улыбнуться.

– Привет! – кивнул Фернанду и поинтересовался: – Ты как себя чувствуешь?

– Думаю, все в норме.

Плиниу дружелюбно улыбнулся, но, приглядевшись к Ниси, неожиданно встревожился:

– Ты уверена, что сможешь петь?

– Сможет она, сможет, – вместо Ниси ответил продюсер. – Иначе не пришла бы сюда.

– Тогда приступим, – предложил Плиниу.

– Да, – тихо ответила Ниси и направилась к микрофону.

– Значит, так. – Санчес взял бразды правления в свои руки: – Работаем над «Электроулыбкой». Записываем второй голос. Если что не так, Фернанду подкорректирует. Поехали.

Ниси попробовала петь, но поняла, что немного переоценила свои способности. Даже простая партия ей давалась с огромным трудом.

После третьего дубля она робко сказала:

– Может, перенесем?

– Что-то не так? – с тревогой заметил Плиниу.

– Все нормально, – успокоил Санчес. – Просто был небольшой перерыв, и Ниси немного отвыкла…

– Я не смогу сегодня, – взмолилась Ниси. – Может, завтра я почувствую себя лучше. Я прошу еще день.

– Нет! – категорично заявил Санчес. – Завтра я должен быть у Риу с окончательным вариантом. Так что будем работать до упора. Не выйдем отсюда, пока все не закончим.

После еще нескольких дублей вмешался Фернанду.

– Она явно не дотягивает верхние но ты, – заметил он и предложил: – Может быть, попросим кого-нибудь другого… Ведь это второй голос.

– Нет! – отрезал Санчес и прикрикнул на Ниси: – Риу хочет снимать именно ее. Без нее клип не получится. Будь внимательна! Ты фальшивишь.

Ниси попробовала еще раз, но снова ошиблась, и Санчес остановил фонограмму.

– Будешь начинать тысячу раз, но отсюда не выйдешь, пока не пропоешь как следует! – раздраженно взревел он.

– Мне трудно, – едва не плача от отчаяния, проговорила Ниси. – Я не могу, как ни стараюсь…

– Мне плевать! Ты поняла? Ниси обреченно кивнула.

– Еще дубль, – приказал Санчес звукорежиссеру.

– Может, не стоит, – запротестовал тот. – У Ниси что-то с голосом… Может произойти срыв…

– Руковожу здесь я! – взорвался продюсер. – Если я говорю, что следует работать, то значит, нужно работать, а не чесать языки!

– Но… – попытался возразить Плиниу.

– Никаких «но». И не забывай, кто тебе платит зарплату.

Плиниу покачал головой и объявил в микрофон:

– Ниси, еще один дубль.

– Хорошо, – отозвалась та.

– И тяни высокие ноты! – рявкнул Санчес.

Плиниу запустил фонограмму. Первую часть Ниси пропела без ошибок, на что Санчес с самодовольством заметил:

– Как видите, мои методы оправдывают себя. А так бы возились неизвестно сколько…

Не успел он договорить, как на третьем припеве голос Ниси дрогнул, и она закашлялась.

– Что еще?! – нервно крикнул Санчес.

– Извини, – тихо просипела девушка и, закрыв лицо руками, заплакала.

Плиниу вскочил, намереваясь немедля бежать к Ниси.

– Сиди! – приказал ему Санчес. – Я сам разберусь.

Однако Ниси, размазывая по лицу слезы, выскочила из студии и бросилась прочь.

– Ниси, подожди! – окликнул ее Плиниу.

– Я же сказал, что сам во всем разберусь, – презрительно бросил Санчес и поспешил вслед за Ниси.

Догнал он ее лишь на улице. Ниси бежала к остановке такси.

– Постой, – Санчес схватил ее за руку. – Ты можешь объяснить, что случилось?.. Нам нужно работать, и брось свои женские штучки!.. Вместо ответа Ниси зарыдала.

– Перестань! – приказал Санчес, но его командирский тон на этот раз не подействовал.

– Я… я… – засипела Ниси, и ее голос утонул в слезах.

– Все нормально. У всех бывают промахи. Не стоит из-за этого так расстраиваться, – принялся успокаивать ее Санчес. – Соберись, нам еще много работать…

– Я не… – Ниси закашлялась.

– Ты можешь толком сказать! – рассердился продюсер.

– Я не могу говорить, – наконец выдавила из себя Ниси. – Я сорвала голос… Санчес побледнел.

– Только этого еще не хватало… – вслух высказал он свои мысли. – Кажется, контракт с Риу вылетел в трубу…

Ниси всхлипывая виновато посмотрела на продюсера. Тот помрачнел и задумался.

– С Риу мы, конечно, пролетели, но, я думаю, оснований для беспокойства нет, – произнес он наконец. – Молодые певцы часто срывают голос…

Ниси, взяв себя в руки, перестала плакать и вытерла лицо.

– А если… – при этих словах у нее на глазах вновь появились слезы.

– Нет, это не навсегда, – уверенно произнес Санчес. – Дня три, и все пойдет… Я ведь не первый раз сталкиваюсь с таким. Обидно, конечно, что провалилась вся рекламная компания, но я не хочу тебя в этом винить. Мне ты нужна.

– Спасибо, – Ниси благодарно посмотрела на продюсера.

– Да не за что, – протянул тот. – Я расстроен не меньше твоего. Но что же делать?.. Ниси пожала плечами.

– Ты можешь говорить? – Санчес посмотрел ей в глаза.

– С трудом…

– С тобой такое раньше случалось? Ниси отрицательно замотала головой.

– А что послужило причиной твоей болезни? И почему ты живешь у родителей? Ты поссорилась с Родригу?

Ниси заплакала. Теплая волна радости пробежала по телу Санчеса. Кажется, ему удалось рассорить эту парочку! Теперь у Ниси нет никого, кроме Санчеса. Он понял, что надо с ней обращаться поласковей.

– Значит, так, – Санчес заговорил заботливым тоном, – сейчас отправляешься домой и сразу ложишься в постель. Я вызову врача. После его визита звонишь мне и докладываешь…

Неожиданно продюсер хлопнул себя по голове.

– О, черт! – выругался он. – Я и забыл. Лучше пусть твоя мама позвонит мне. Тебе ведь трудно будет это сделать. – Я сама, – подала голос Ниси.

– Старайся меньше говорить, не напрягай связки. Идем.

Продюсер взял Ниси под руку и повел к стоянке такси. Договорившись с водителем одной из машин, он усадил девушку на заднее сиденье, а сам устроился рядом. Ниси вопросительно посмотрела на Санчеса.

– Я провожу тебя, – пояснил он и добавил: – Не волнуйся, я не буду болтать с тобой. Просто не могу оставить тебя одну.

Всю дорогу они ехали молча, каждый думая о своем. Лишь, подъезжая к дому, Санчес решился нарушить тишину.

– Не забудь мне позвонить, – напомнил он. – Я буду волноваться… Ты дорога мне.

– Спасибо тебе. Я не думала, что ты такой внимательный.

– Вот и напрасно. Главное, не волнуйся, а до завтра я что-нибудь придумаю…

Ниси вышла из машины и, низко опустив голову, направилась к дому. Там уже беспокоились за нее.

Ниси не хотела, чтобы родители обо всем узнали, и потому сделала вид, что ей очень хочется спать. Родители оставили ее одну. Ниси же, уткнувшись носом в подушку, едва сдерживалась, чтобы не зареветь.

Вечером она так и не позвонила Санчесу. Тот тоже не звонил, но она была даже рада этому.

Но утром ее разбудил телефонный звонок. «Это Санчес…» – мелькнула тревожная мысль.

Ниси, как пугливый зверек, осторожно высунула голову из-под одеяла.

– Алло? – просипела она.

– Это Санчес, – представился продюсер и сразу же поинтересовался: – Как дела с голосом?

– Плохо.

– Почему не позвонила? – с упреком спросил он.. – Не смогла.

– Ладно. Что сказал врач?

– Я не вызывала. Санчес тяжело вздохнул.

– Ну вот, стоит только на один день оставить тебя без присмотра, как все катится кувырком, – проворчал он и полюбопытствовал: – Что ты намерена делать?

– Не знаю.

– Тогда слушай… – Санчес сделал небольшую паузу: – Сиди дома. Я заеду за тобой минут через тридцать.

– Зачем?

– Мы отправимся в клинику. Покажу тебя специалистам. Я думаю, они быстро вернут твою потерю. – В голосе продюсера чувствовался такой неподдельный оптимизм, что Ниси на этот раз захотелось поверить ему. – Хорошо, – согласилась она, – я буду ждать.

Санчес был пунктуален. Он появился ровно через полчаса.

– Готова? – еще с порога спросил он.

– Да, – кивнула Ниси.

– Тогда пошли. – Санчес, так и не дойдя до середины комнаты, резко развернулся и направился к выходу. Ниси поспешила за ним. У крыльца их уже ждало такси. Путь был не долгим, и спустя двадцать минут они уже шли по длинному коридору клиники.

– Нас ждут ровно в три, – не останавливаясь, заметил Санчес и прибавил шагу.

– Я не могу бежать так быстро, – взмолилась Ниси, едва поспевая за ним.

– Опаздываем, – предупредил Санчес, – поспеши, пожалуйста. Надо, вообще, спешить жить.

Когда продюсер остановился у одного из многочисленных кабинетов, Ниси, с трудом переведя дыхание, спросила:

– Нам сюда?

– Да, – ответил Санчес и открыл дверь: – Добрый день!

– Добрый день! – ответил сидевший за столом лысоватый мужчина лет шестидесяти и, указав на кресло для осмотра пациентов, произнес: – Кто из вас больной?

– Я, – Ниси выступила вперед.

– Устраивайтесь, – старик кивнул на кресло.

Ниси последовала его совету.

– На что жалуетесь?..

– Я вам уже звонил, – заметил Санчес. – Насчет певицы…

– Ах да! – врач покачал головой, досадуя на свою забывчивость. – Вы говорили, что она сорвала голос?

– Именно так, – кивнул продюсер и рассказал обо всем с самого начала.

Внимательно выслушав, врач приступил к осмотру…

– Довольно банальная ситуация, – изрек он.

– Значит, она скоро запоет? – обрадовался Санчес.

Доктор вздохнул.

– Я бы не спешил с выводами. Все усложняется тем, что пациентка пережила какое-то потрясение. Голос отказал на нервной почве.

– Что это значит?

– Это значит, – растягивая слова, проговорил врач, – что восстановить голос сложно.

– Но шансы есть?

– Пожалуй, только один.

– Какой же? – спросил Санчес.

– Надо восстановить нервы. Снять стресс. Если это возможно, то все уладится. Я выпишу на всякий случай лекарство, но главное лечение не в пилюлях, а в душевном успокоении. Ей нужны положительные эмоции.

– Я понял, – остановил его продюсер. Ниси, уже немного придя в себя, встала с кресла и подошла к Санчесу, разглаживая волосы рукой.

– Мне страшно, – призналась она.

– Пустяки, – махнул тот рукой, – мы все уладим.

Врач отошел к столу и, взяв листки, протянул их Ниси.

– Это лекарства. Надеюсь, помогут. Это успокоительные.

– Спасибо, – Ниси взяла рецепты и спрятала их в сумочку.

– Пошли! – Санчес потянул ее за локоть.

– До свидания, – попрощалась Ниси и, выйдя за дверь, вопросительно посмотрела на Сан-чеса. – Как думаешь, ему следует доверять?

– Мне бы хотелось, – признался тот.

– Если бы увидеться с Родригу, – невольно вырвалось у Ниси. – Но это невозможно.

По лицу продюсера скользнула тень задумчивости. Ниси почему-то испугала воцарившаяся пауза, и она спросила:

– Что теперь?

Санчес молчал. Затем он вскинул голову и уверенно заявил:

– Едем со мной.

Через какое-то время они оказались в студии.

Ниси зашла туда без всякого опасения, потому что была уверена, что увидит Плиниу. Но в студии никого не было.

Санчес запер дверь и спрятал ключ себе в карман.

– Мне надо поговорить с тобой, – сказал он. – Родригу для тебя – прошлое. Не стоит даже думать о нем. Он ничего тебе не даст. А я могу сделать тебя самой счастливой женщиной в мире. Говорю без преувеличений. Поверь мне, Ниси.

Ниси не знала, что делать, она так испугалась, что оцепенело смотрела на Санчеса. К ее ужасу он все говорил и говорил, слова уже не доходили до ее сознания, но Санчес все больше распалял себя ими и бросился к ней. Он обнял и стал целовать ее. Ниси чувствовала, что он уже потерял власть над собой. Санчес уложил ее на диван. Она отбивалась, но он был как безумный, ничего не слышал и не понимал, страсть захлестнула его разум.

Силы оставляли ее, еще немного – и Санчес овладел бы ею, но в это время Плиниу своим ключом открыл дверь студии и вошел.

– Плиниу! – закричала Ниси. – Спаси меня! И потеряла сознание.

Ночью Ниси почти не спала. Она ворочалась, сетуя на то, что черная полоса невезения так затянулась. Вчерашний приговор специалиста расстроил Ниси, а поведение Санчеса ввергло ее в ужас. Думая о том, что могло случиться, не приди Плиниу, Ниси хваталась за голову. Ее мог спасти только Родригу, а его все не было. Никогда еще Ниси не тосковала по нему так, как в эти минуты.

Утром она была совершенно разбита, морально и физически. Даже доброжелательная Алзира раздражала ее. Она долго возилась в ванной, уделяя своему туалету гораздо больше времени, чем обычно, только бы оставаться наедине.

Когда Ниси вышла из ванной, к ней бросилась взволнованная Эстела, которая приехала навестить невестку, и спросила:

– Почему я потеряла тебя из виду? Что у нас происходит в доме? Почему ты ушла, не поговорив со мной? Я не сразу узнала, что ты у родителей, и тут же бросилась к тебе.

Ниси тяжело вздохнула и ничего не ответила.

– Какие-то вы с Родригу странные… – пожала плечами Эстела. – Ты ходишь как в воду опущенная, а Родригу бросается на людей, словно дикий зверь. Он не хочет разговаривать со мной и Вивианой. Ты можешь мне объяснить, что случилось?

Ниси, продолжая молчать, повела Эстелу в свою комнату.

– Мне кажется, Родригу ревнует тебя, – сказала Эстела.

– Ты шутишь? – не поверила Ниси.

– Что с твоим голосом? – поразилась Эстела.

– Я охрипла.

– Ничего серьезного?

– Нет, нет, – успокоила гостью Ниси.

– Тогда не вешай носа!.. Тебе надо объясниться с Родригу. Он дуется на тебя из-за того режиссера.

– Тебе что-то об этом известно? – насторожилась Ниси.

Она со страхом ожидала ответа. Подруга, словно догадавшись об этом, сразу стала серьезной.

– Я совершенно случайно подслушала разговор Родригу и Паулы. Эта хищница зачастила к нам. Она мечтает окрутить Родригу. Интриганка! Поэтому я держу ушки на макушке. Так вот, Родригу говорил Пауле, что ты спишь с кем-то и делаешь это по наущению какого-то режиссера. Потом он упомянул о каком-то контракте, но я так ничего и не поняла. Он еще говорил, что ты ради собственной славы готова пойти на все.

– Вот в чем дело! – у Ниси словно гора с плеч свалилась.

Она наконец-то узнала, почему Родригу так поступил с ней. Кто-то наговорил ему гадостей, а он поверил. Как он мог?

«Неужели ревность так ослепила его?» – удивилась Ниси, и тут зазвонил телефон.

– Алло? – ответила Эстела и протянула трубку Ниси: – Это тебя.

– Я слушаю.

– Это Санчес.

– Как ты посмел позвонить? – поразилась Ниси.

– А что такого случилось? – удивился он.

– По-твоему, ничего не произошло?

– Я хотел снять стресс. Врач сказал, что тебе это необходимо. Но если тебе не понравилось, то прости меня. Я готов на все, только бы вернуть тебе голос.

– Ты ужасный человек!

– Очень может быть, но я тебе нужен, как никто. Я даю слово, что не буду больше приставать к тебе. Хорошо? Давай на этом поладим. Риу звонил уже несколько раз. Он придумал отличные сюжеты для тебя. Бразилия взвоет, увидев эти клипы, и ты будешь знаменитой. Ради этого меня можно простить. Что ты на это скажешь?

У него был добродушный голос, и Ниси немного успокоилась.

«Дорога к успеху очень трудна, – подумала она. – Но надо все преодолеть. Я ради песни готова терпеть даже Санчеса, если он сдержит слово и не будет приставать».

– Ну что, ты готова? – быстро спросил Продюсер и тут же принялся успокаивать: – Не волнуйся, я консультировался с многими докторами, и все в один голос утверждают, что твоя болезнь излечима.

– Поговорим при встрече, – перебила Ниси. – Я скоро буду в студии.

Санчес, не попрощавшись, повесил трубку. Эстела, наблюдавшая за ней, поинтересовалась:

– Ты куда-то уходишь?

– Да.

– Как я догадываюсь – не на репетицию и не на запись?

Ниси отрицательно покачала головой.

– Нет, Эстела, я иду к одному известному профессору.

– К профессору? Я думала, ты побежишь к Родригу.

– Я не виновата перед ним, – сказала Ниси. – Если он не верит мне, пусть ведет себя так, как ему вздумается. Это глупо с его стороны. Я считаю, что это он должен сделать шаг навстречу, а не я.

И добавила уже тише:

– И потом, Эстела, я не могу показаться ему безголосой. Это выше моих сил.

– Я понимаю тебя, – Эстела обняла Ниси. – Я так и знала, что ты ни в чем не виновата. А Родригу стоило бы наказать за то, что он так ревнив и верит любым бредням.

Вернувшись домой, Эстела прошла в комнату Родригу, потому что ей не терпелось поговорить с ним. Там она застала Паулу и нахмурилась. – Опять она здесь, – сказала Эстела. – Это выходит за рамки приличия.

Родригу встал и с невозмутимым видом подошел к сестре.

– И что ты имеешь против Паулы? С Ниси мы расстались, а ты вообще не должна вмешиваться в мою личную жизнь.

– А ты знаешь, что произошло с Ниси? Родригу явно встревожился, и это не ускользнуло от внимательного взгляда Эстелы.

– У нее большие проблемы, – уже спокойнее продолжила она. – И, даже если вы поссорились, по-моему, подло бросать ее в такой момент. Я думаю, когда с человеком случается несчастье, следует забыть о мелких обидах.

Слова Эстелы задели Родригу. Он обратился к Пауле:

– Вечером встретимся в кафе. Я хочу поговорить с сестрой.

Та с большой неохотой поднялась и вышла из комнаты, кольнув взглядом Эстелу.

– Ниси бросил режиссер? – с презрительной усмешкой поинтересовался Родригу. – Или кто там у нее? Для нее это не большая трагедия. Найдет себе другого.

– Не смей так говорить о ней! – потребовала Эстела. – У тебя слишком примитивные взгляды на жизнь, если ты так плохо думаешь о Ниси.

– Погоди, Эстела, – вмешался в разговор Рикарду.

Он стоял в открытых дверях и слышал разговор.

– И ты тут! – усмехнулась Эстела. – Защитник брата.

– Не набрасывайся на Родригу, – продолжил Рикарду. – Ведь ты совершенно не в курсе их отношений с Ниси. Пусть ты симпатизируешь ей, но, я уверен, что и тебе она вряд ли все рассказала. Она всегда была скрытной.

– Я знаю, что за ней вины нет, – заявила Эстела. – Она такая несчастная. А вы… вы эгоисты. Ниси сорвала голос и вряд ли когда-нибудь сможет петь.

В комнате повисло неловкое молчание. Рикарду во все глаза смотрел на Эстелу.

– Да-а, давно я не слышал более неприятной новости, – выдавил из себя он и посмотрел на Родригу.

Казалось, тот никак не среагировал на это заявление. Родригу спокойно отошел в сторону и негромко сказал:

– Это ее очередная хитрость. Хочет, чтобы мы пожалели ее.

Эта фраза вызвала в душе Эстелы настоящую бурю. Она подскочила к Родригу и зло бросила ему прямо в лицо:

– Ты – жалкое бездушное создание! И Ниси совершенно права, что тебя оставила.

– Перестаньте обсуждать мои личные дела, – глухо отозвался Родригу. Но Рикарду не поддержал его.

– А почему бы нам не разобраться во всем? – задумчиво произнес он. – Мне тоже не нравится Паула, и я считаю, что ты с ней встречаешься только для того, чтобы досадить Ниси. А если Ниси не заслуживает этого? Если она перед тобой не виновата? Что тогда?

– Никто из вас не вправе мне что-то советовать. – заявил Родригу. – Я буду встречаться с тем, с кем захочу… А о Ниси я ничего не хочу слышать! Даже имя ее не произносите при мне.

– Да ты жить без нее не можешь, – заявила Эстела, сама удивившись своему открытию. – И найди в себе мужество в этом признаться.

– Если вы не оставите меня, уйду я! – закричал Родригу.

– Мы уйдем, – примиряюще сказал Рикарду, – но это не решит твои проблемы.


Глава 5 | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 7