home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Несколько дней Ниси не вставала с постели и не отвечала на телефонные звонки. Ее домогался Санчес, который звонил через каждый час. Звонил Плиниу. Даже Фернанду где-то раздобыл ее телефон и периодически справлялся о здоровье. Всех их очень умело отшивала Эстела, которая приезжала утром и оставалась почти на весь день.

Она вежливо выслушивала собеседника, а потом так же вежливо объясняла, почему Ниси не может подойти к телефону.

Однако, к большому сожалению Ниси и Эстелы, ни разу не позвонил Родригу.

«Все мои попытки оказались напрасными», – думала Эстела, но не теряла надежды.

Именно поэтому, когда в дверь позвонили, она, уверенная, что это, наконец-то, Родригу, бросилась открывать.

В прихожую робко заглянул Фернанду и вежливо поинтересовался, покашляв в кулак:

– Скажите, здесь живет Ниси? Эстела, бросив на него оценивающий взгляд, разрешила:

– Проходите, пожалуйста.

Ниси недовольно поморщилась, увидев Фер-нанду, но ничего не сказала. Композитор переступил порог и протянул больной огромный букет цветов.

– Это тебе.

– Спасибо, – поблагодарила Ниси и повернулась к подруге. – Эстела, знакомься, это Фернанду.

Эстела только кивнула.

– Присаживайся, – предложила Ниси и, когда Фернанду попытался примоститься на краю кровати, запротестовала: – Нет-нет, не сюда. Садись в кресло.

Фернанду послушно выполнил приказ, слегка покраснев.

– Как ты себя чувствуешь? – подал голос он.

– Нормально.

Видя, что Ниси не настроена поддерживать беседу, Фернанду поерзал в кресле и, наконец, встал.

– Ладно, не буду вам мешать. Мне пора. У меня еще куча важных дел. До встречи.

Ни Эстела, ни Ниси не удостоили композитора на прощание даже взглядом.

– Я написал для тебя новую песню, – сказал Фернанду, уже стоя на пороге. – По-моему, получилось неплохо.

Эстела скорчила гримасу и, наступая на гостя, проговорила:

– Очень вы не вовремя со своей песней. Принесете потом, когда Ниси выздоровеет.

Фернанду извинился и вышел за дверь. Но буквально через три минуты снова раздался звонок. Женщины решили, что вернулся Фернанду. Но в дом вихрем ворвался Риу.

– Где больная? – закричал он и, увидев Ниси в кровати, восторженно развел руками: – Это замечательно! Это гениально! Когда я узнал, что ты потеряла голос, я обрадовался, и у меня тут же возник гениальный замысел. Я сниму вас больной. Вы пытаетесь петь, но ничего не получается. А потом появляется голос. Как? А? Ты в восторге? Это история гадкого утенка. Признайте, что Риу – лучший режиссер клипов. Не помешало бы добавить немножко секса. Я сниму тебя обнаженной. Это будет блеск.

За полминуты до этих слов открылась входная дверь, и появился Родригу. У него, видимо, был ключ, или Эстела не заперла дверь. Из-за спины Риу Ниси не сразу заметила Родригу, который застыл на пороге.

– Родригу?! – увидев его, она вскочила с постели и босиком бросилась к выходу.

Однако Родригу повернулся и, не сказав ни слова, ушел.

Ниси оттолкнула режиссера.

– Черт вас принес! Она была готова выскочить в нижней рубашке за Родригу, но Эстела крепко схватила подругу за руку.

– Ты куда?

– Там же Родригу! Что он мог подумать?

– Ложись в постель! – приказала Эстела и повернулась к Риу: – А вы убирайтесь! Или я…

– Родригу не видел тебя, Эстела, – стонала Ниси. – Он подумал, что я наедине с этим сумасшедшим режиссером.

Почуяв, что ему тут делать нечего, Риу юркнул за дверь.

– Что же это такое?! – вскричала Ниси и дрожащим от слез голосом проговорила: – Что же мне так не везет? Почему? Ну кто принес этого идиота? Я его сто лет не знала и знать не хочу!

Эстела сочувственно молчала. Когда Ниси несколько успокоилась, Эстела стала говорить, что все уладит с Родригу, он поверит тому, что она была свидетельницей случившегося и что это чистое недоразумение. Но Ниси не верила ее словам.

И тут появился Санчес.

– Откуда они берутся! – возмутилась Эстела и уже при Санчесе сказала: – Вы можете дать ей поболеть? Это какой-то кошмар!

Санчес обратился к Ниси:

– Ты не могла бы попросить свою сиделку оставить нас наедине. У меня к тебе разговор, который не предназначается для посторонних ушей…

– Я этого не допущу! – подала голос Эстела.

Санчес резко обернулся и, окинув женщину презрительным взглядом, произнес:

– Что ты себе позволяешь?

– Ничего! – Эстела показала ему язык, чем немало удивила гостя. – У меня больше прав оставаться здесь, чем у тебя.

– Да ты еще и грубиянка, – хмыкнул он и повторил: – Выйди отсюда. Мне необходимо поговорить с Ниси.

– Я уйду только тогда, когда меня об этом попросит Ниси, а она, как мне кажется, не очень-то этого жаждет.

Санчес вытер со лба пот.

– Давненько никто не разговаривал со мной таким тоном, – признался он, – я уже и забыл…

– Теперь вспомнишь, – парировала Эстела и с вызовом добавила: – Я вижу перед собой обыкновенного хама, который вошел в чужой дом и не поздоровался.

– Ах, вот в чем дело! – Санчес вскочил с кровати и принялся комично расшаркиваться, повторяя: – Добрый день, сеньоры, добрый день. Я вас очень прошу…

Эстела отвернулась от него и поинтересовалась у Ниси: – Мне выйти?

– Если тебе не трудно. Только ненадолго. Когда за Эстелой закрылась дверь, Санчес вздохнул:

– Ну и подружка у тебя. Кого хочешь за пояс заткнет.

– Да, Эстела такая. Кстати, она сестра Ро-дригу.

Это сообщение явно не понравилось Санчесу. Он не хотел видеть рядом с Ниси родственницу Родригу.

Впервые за последние несколько дней Ниси улыбнулась.

– Я вижу, что Эстела тебе очень понравилась. Санчес замялся. Ниси явно насмехалась над ним, а это не входило в его планы. Ниси должна полностью подчиняться ему и не имеет права вести себя с ним так независимо!

– Да пошла она к черту! – не удержался Санчес.

– Не смей оскорблять ее.

– Прости.

– Ты пришел что-то мне сказать, – напомнила Ниси.

– Да я как раз к этому и подошел… Ты очень подвела меня.

– Своей болезнью? – проговорила Ниси. – Мне очень неприятно осознавать, что я ставлю тебя в неловкое положение. Терпеть не могу создавать проблемы другим.

– Нет, я не о том. Мне позвонил Риу. У него прекрасная идея. Но эта твоя подруга, эта мегера, выгнала его. Я такого не ожидал. Как-то надо поправить дело.

– И как?

– Я обещал ему поговорить с тобой. Ты даешь согласие на съемки. Вот и решена проблема. В комнату осторожно заглянула Эстела.

– Ниси, у тебя все в порядке?

– Заходи, – кивнула Ниси. – Мы уже поговорили.

– Ты не дала ответа, – сказал Санчес. Но решительный вид Эстелы смутил его.

– Хорошо, – покорился он обстоятельствам.

Санчес направился к выходу.

– Я еще позвоню, – пообещал продюсер и осторожно закрыл за собой дверь.

– Какой мерзкий тип, – шепотом произнесла Эстела, – даже не попрощался.

– И он о тебе не лучшего мнения, – слабо улыбнулась Ниси, села на кровать и, обхватив коленки, призналась: – Честно говоря, я не знаю, как относиться к Санчесу. Что он за человек? После того, как я потеряла голос, он отыскал мне лучших специалистов, возился со мной, как с ребенком… А вот Родригу даже не зашел.

– Но он же приходил сегодня! – возмутилась Эстела. – И, если бы не этот режиссер, все было бы нормально. – Перестань! – оборвала подругу Ниси. – Представляю, сколько вы его уговаривали, чтобы он наконец решился навестить меня. Я же догадалась, что ты с ним говорила. И вообще, честно говоря, я начинаю подозревать, что его амбиции взяли верх над разумом.

– Вот ты лежишь и рассуждаешь о том, какой он несовершенный… Скажи, сама-то знаешь, чего хочешь?

– Не знаю, – искренне призналась Ниси. – По-моему, у меня депрессия. И еще, я поняла одну вещь – мне очень хочется вновь запеть. Если я не запою, то не знаю, что будет со мной. И Родригу хочу видеть. Очень и очень сильно хочу…

Санчес начал свой день с нескольких звонков по телефону. В первую очередь он позвонил Риу.

– Думаю, что все наладится, – сказал он ему. – Через часок позвоню и получу ее согласие. Куда она от нас денется? Она слишком хочет стать знаменитой, а это уже страсть.

Потом он связался с Фернанду и попросил его немедленно приехать в студию.

Композитор не заставил себя долго ждать. Через пятнадцать минут Фернанду переступил порог студии и спросил, самодовольно улыбаясь:

– Санчес, что за спешка? Ты меня вытащил из объятий прекрасной блондинки, и если дело того не стоит…

– Хватит ныть! – оборвал его Санчес. – Терпеть не могу, когда ты на первое место начинаешь ставить своих шлюшек.

Фернанду с обидой пожал плечами.

– Если у тебя с утра плохое настроение, то не надо портить его другим.

– Ладно, – Санчес миролюбиво похлопал композитора по плечу, – мы отклонились от темы. Я хотел поговорить с тобой насчет Ниси.

Упоминание этого имени заставило Фернанду сглотнуть слюну и похотливо улыбнуться.

– Когда уже эта цыпочка будет в форме? – с интересом спросил он. – Я не прочь снова с ней поработать.

Санчес задумчиво потер подбородок:

– Пожалуй, никогда…

– Ты разорвал с ней контракт? – удивился Фернанду. – А зря. По-моему, она вполне перспективная.

– Это я и сам знаю, – недовольно буркнул Санчес. – Но дело в том, что час назад я звонил одному профессору и уточнял, стоит ли на что-то рассчитывать. Он сказал, что шансов мало, практически никаких. А тут еще наседает Риу. У него гениальная идея. Если я потрачу деньги на съемки Ниси, а она не поправится, я потерплю убыток.

– Но ты же говорил, что у нее обыкновенная ангина… – Я и сам не подозревал, что это настолько серьезно, – огрызнулся Санчес и перешел к делу: – Вот я и хочу с тобой посоветоваться, как мне поступить.

Фернанду надменно улыбнулся и направился к выходу.

– Эй, ты куда? – окликнул его Санчес. Композитор слегка повернул голову и, четко выговаривая каждое слово, произнес:

– По-моему, это твои проблемы. Мне плевать, кто будет исполнять мои песни – Ниси или какая-нибудь другая певичка. Единственное, что я могу посоветовать в данной ситуации, так это разорвать с ней контракт.

– Ну ты и сволочь, – только и смог выда-вить из себя Санчес. – Не ожидал от тебя такого свинства…

– Почему же? – удивился Фернанду. – Своя рубашка ближе к телу. Мы в этом деле равноправные компаньоны, и меня оскорбляет то, что ты не сразу сказал мне о болезни Ниси.

Когда за композитором закрылась дверь, Санчес выругался.

– Ну, ничего, – пробурчал он. – Эта сволочь еще прибежит ко мне, когда кончится кокаин.

Санчес и сам понимал, что контракт с Ниси для него уже не настолько выгоден, как раньше, а реакция Фернанду только упрочила его в этом мнении.

«Ладно, надо не отчаиваться, а действовать», – Санчес пододвинул к себе телефон и набрал номер знакомой певички, с которой работал полгода назад.

Голосок у нее был слабый, но пела она с чувством и обладала пышными формами, что всегда нравится публике.

«Да и тело у нее роскошное, – вспомнил Санчес, – а характер более податливый, чем у Ниси. К тому же она не имеет привычки критиковать песни…»

Договорившись о встрече, Санчес положил трубку и, взглянув на часы, присвистнул.

– Ого! Уже одиннадцать, а Плиниу все еще нет! – возмутился он.

Не успел Санчес прибавить еще несколько замечаний в адрес звукорежиссера, как тот вошел в студию.

– Где ты шляешься?! – грубо накинулся на него Санчес. – Через десять минут запись! Плиниу огляделся и удивленно протянул:

– Но ведь Ниси еще нет.

– Забудь про Ниси. – Санчес перешел на более спокойный тон: – Сегодня пишем другую девочку… Возьми в шкафу фонограмму последней песни Фернанду и…

– Постой, но ее должна петь Ниси, – перебил Плиниу.

– Не задавай лишних вопросов! – вновь заорал Санчес. – Ниси больше нет! Как певица она умерла! Плиниу опустил голову и поплелся к шкафу. Он не совсем понял Санчеса, но от его слов на душе остался неприятный осадок. Плиниу знал, что Ниси серьезно заболела, но рассчитывал, что она поправится и сможет продолжить работу.

Воспользовавшись тем, что Санчес вышел, Плиниу пододвинул к себе телефон и набрал номер, который помнил наизусть.

– Алло? – в голосе Ниси слышалась едва уловимая хрипотца.

– Привет, это Плиниу.

– Как хорошо, что ты позвонил, – обрадовалась Ниси.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался Плиниу.

– Уже лучше. А ты откуда звонишь?

– Из студии.

– О, как я тебе завидую! Мне бы так хотелось быть рядом.

– Надеюсь, твое желание скоро исполнится. – Плиниу помялся и осторожно спросил: – Ты уверена, что все в порядке?

Повисло неловкое молчание.

– Ниси! Ты меня слышишь? – испугался Плиниу.

– Да, – откликнулась Ниси и неожиданно предложила: – Хочешь, я сейчас приеду? На этот раз замялся звукорежиссер.

– Но ты же еще не совсем здорова, – выдавил он из себя, с ужасом представляя ее встречу с другой певицей.

– Да, ты прав. Мне лучше остаться дома.

Ниси повесила трубку, даже не попрощавшись.

Коря себя за необдуманный звонок, Плиниу принялся перематывать фонограмму песни Фер-нанду.

Санчес возвратился в студию вместе с ярко накрашенной рыжей девицей, которую представил Плиниу как новую исполнительницу песни.

Даже не посмотрев в ее сторону, звукорежиссер отправил ее к микрофону и, включив фонограмму, погрузился в работу.

Девица пела довольно профессионально, но от ее манеры исполнения попахивало дешевым ночным клубом. Санчес, наблюдавший за ней через стекло, недовольно морщился и тихо постанывал, словно у него разболелись зубы.

– С ней мы вряд ли попадем в первую сотню, – буркнул он и повернулся к Плиниу, как бы ища у того поддержки.

Однако звукорежиссер молчал, делая вид, что всецело поглощен работой.

– Эта идиотка своим вокалом только испортит песню Фернанду, – пробурчал Санчес, вызывая Плиниу на разговор.

«А разве можно испортить изначально испорченное?» – так и вертелось на языке у Плиниу, но он промолчал. – Фернанду будет взбешен, – заключил Санчес и хотел добавить что-то еще, но тут в студию вошла Ниси.

– Привет! – весело поздоровалась она и деловито поинтересовалась: – Работаете?

Санчес не нашелся, что ответить. Он лишь неопределенно пожал плечами и убрал звук.

– Перерыв, – объявил он в микрофон и предложил рыжей: – Сходи, проветрись.

– Мы же только начали, – удивилась та.

– Я сказал, прогуляйся, – заскрипел зубами Санчес.

Когда рыжая удалилась, Санчес поприветствовал Ниси:

– Добрый день, звездочка! Не ожидал тебя сегодня увидеть.

– Когда Плиниу мне позвонил, я вдруг поняла, что страшно соскучилась по всему этому. – Ниси обвела студию взглядом. – Мне захотелось приехать и окунуться в эту атмосферу.

Санчес бросил на Плиниу настороженный взгляд и уточнил:

– Значит, это Плиниу тебя сюда вызвал?

– Да нет же, – отмахнулась Ниси и поинтересовалась: – А что вы записываете?

– Да так, – неопределенно ответил Санчес.

Плиниу, до этого молча сидевший за пультом, не выдержал:

– Мы записываем песню Фернанду «Электроулыбка».

Он ожидал, что Ниси хотя бы удивится, но этого не произошло. Она лишь грустно улыбнулась.

– Ладно, не буду вам мешать, – в ее глазах появились слезы. – Мне пора.

– Ниси! – растерялся Плиниу, не совсем понимая, что происходит: – Ты куда?

– У меня дела, – Ниси пошла к выходу, – до встречи.

Когда за ней закрылась дверь, Санчес вскочил с кресла и, нервно грызя ногти, заходил из угла в угол.

– Зачем ты позвонил Ниси и попросил ее приехать в студию? – угрожающе спросил он.

Плиниу, решив, что оправдываться нет смысла, ответил:

– Потому, что считаю подлостью так пренебрегать Ниси. Конечно, песни, которые пишет Фернанду, не совсем в ее стиле, но это дело принципа. Насколько я помню, этот цикл песен писался для Ниси, и она даже успела записать одну из них. Но стоило ей заболеть, как ты тут же нашел замену.

– Да как ты смеешь учить меня, мерзавец! – взорвался Санчес и, указав на дверь, сообщил: – С этой минуты ты у меня больше не работаешь.

– Очень хорошо. – Плиниу поднялся и, подойдя к шкафу, принялся доставать из него свои вещи: – Это самая лучшая новость, которую я сегодня узнал.

Искоса наблюдая за Плиниу, Санчес продолжал нервно грызть ногти.

– Я сделаю так, что тебя не примут на работу ни в одной приличной звукозаписывающей студии, – предупредил он, надеясь, что Плиниу начнет извиняться.

В глубине души Санчес уже корил себя за несдержанность, однако амбиции мешали ему признаться в этом вслух. Когда Плиниу ушел, Санчес обессилено упал в кресло.

«Жаль, что я не захватил с собой кокаина, – подумал он. – Самое время расслабиться…»

В студию вошел Фернанду и, застав продюсера в некотором смятении, удивленно спросил:

– Ты чего такой хмурый?

– Да так. Небольшие проблемы.

– А это правда, что ты уволил Плиниу?

– Правда, – признался Санчес. – Кстати, ты не мог бы немного поработать с новой певичкой?

В студию, виляя бедрами, зашла рыжая.

– Иди к микрофону, – приказал Санчес и подмигнул Фернанду. – Ну, и как тебе моя новая звездочка?

Фернанду во все глаза уставился на рыжую, проникновенно исполняющую его песню. Та, почувствовав пристальное внимание композитора, придала голосу еще больше сексуальности и фальши.

– Стоп! – заорал в микрофон Санчес. – Так не пойдет!

– Почему? – огорчилась рыжая.

– Больше души, – посоветовал продюсер, – и меньше секса. Постарайся хоть в песне казаться лучше, чем ты есть…

– Как это? – не поняла девушка. Санчес зло выругался и повернулся к Фернанду.

– Ко всему прочему, она еще и тупа, – констатировал он и раздраженно добавил: – Ниси бы не пришлось повторять несколько раз. Она на лету схватывала мои мысли.

– Но Ниси уже нет, – как бы между прочим заметил композитор. – И с этим придется смириться… Зато эта рыжая не такая недотрога, как твоя Ниси.

– У тебя на уме только одни бабы, – разозлился Санчес.

И тут вернулась Ниси.

– Я совсем забыла, зачем приходила, – сказала она. – Я принесла мой контракт, Санчес. Теперь ты свободен от меня.

– • Садись, – показал на кресло Санчес, – куда спешишь?

Сама не понимая, почему так поступает и по-прежнему покорно слушается его, Ниси опустилась в кресло.

Уже полчаса Родригу сидел в кафе, ожидая Паулу. Он выпил три чашки кофе, бокал сухого вина, съел две булочки и один кекс, а Паулы все не было.

Родригу был не совсем уверен, что они договаривались о встрече именно на это время. В последние дни он стал замечать, что некоторые события и факты не задерживаются надолго в его голове. Он мог назначить свидание на пять, а сам прийти в шесть и с пеной у рта доказывать, что не опоздал.

Неожиданно в кафе вошел Фернанду с незнакомой рыжеволосой девушкой. Родригу почувствовал, как при виде композитора его руки сжались в кулаки, а сердце глухо застучало. Этот человек был из того мира, который погубил Ниси. Может, и он был близок с ней?

Композитор непринужденно кивнул и, обняв рыжую за талию, направился к Родригу.

– Привет! – поздоровался он и спросил: – Ты не против, если мы присоединимся к тебе?

Родригу едва заметно кивнул.

Оставив свою спутницу с Родригу, Фернанду подошел к бару и через несколько минут возвратился с бутылкой шампанского.

– Я считаю, что нам не стоит держать зла друг на друга. – Он разлил шампанское по бокалам: – Давай, выпьем за это.

Родригу недовольно поморщился, но взял бокал.

– Ты совершенно зря дуешься на меня из-за Ниси, – продолжил композитор, пригубив шампанское. – Если ты злишься из-за той шалости в студии, то напрасно. Наркотики принес Санчес… И идея была его. А что касается меня…

«Как это противно! – подумал Родригу. – И зачем только я согласился с ним выпить?.. Но с другой стороны – через него я могу кое-что выяснить».

– Кстати, Фернанду, – как бы между прочим произнес Родригу, внимательно наблюдая за реакцией композитора, – я готов подписать контракт Ниси.

– Какой контракт? – удивился тот.

– Разве ты не в курсе дел Санчеса?

– Полностью в курсе. Но ты что-то путаешь. Я впервые слышу о контракте, который ты должен был подписать.

«Странно, но, по-моему, он не врет», – подумал Родригу и быстро уточнил:

– Так ты не знаешь ни о каком контракте?

– Нет. Кто тебе о нем говорил?

– Ладно, – Родригу резко встал. – Спасибо тебе.

– А за что спасибо? – только и успел крикнуть Фернанду вслед убегающему Родригу.

А тот уже мчался по улице, не обращая внимания на шарахающихся от него прохожих. Он судорожно вспоминал телефонный разговор с Санчесом о контракте.

«Ну и гад этот Санчес! – зло думал он. – Оплел всех своими интригами, словно паутиной, а теперь сидит в студии и радуется. Из-за него я поссорился с Ниси, неизвестно зачем начал встречаться с Паулой… Недаром Эстела и Рикарду твердят, что Ниси не виновата. Я поверил какому-то проходимцу. Кто же я после этого?»

Он взял такси и лишь спустя некоторое время заметил, что оказался у дома родителей Ниси.

«Только бы Ниси была у себя… Только бы не ушла», – подумал Родригу и постучал в знакомую дверь.

– Заходите, открыто, – отозвалась Алзира.

– Где Ниси? – с порога выпалил Родригу. Алзира удивленно вытаращила глаза:

– Ее нет.

– Вы не знаете, куда она ушла?

– По-моему, на встречу с Санчесом, – Алзира наморщила лоб. – Кто-то позвонил ей полчаса назад, и она тут же убежала.

Родригу, даже не попрощавшись, выскочил за дверь.

Он выбежал на улицу и лишь сейчас сообразил, что не знает, где искать Ниси.

«Они могли встретиться в студии, в кафе, в кабинете Санчеса», – Родригу принялся перебирать всевозможные варианты.

Пока он размышлял, прошло несколько драгоценных минут. Решив, что должен заглянуть повсюду, Родригу рванулся в сторону стоянки такси.

Неожиданно скрипнула дверь студии, и на пороге показался Родригу. Его появление вызвало у Санчеса приступ нервного смеха.

– Добро пожаловать! – как ни в чем не бывало поздоровался продюсер и попытался забрать у Ниси контракт.

Родригу, заметив это, предостерегающе вскинул руку.

– Покажи, что это? – угрожающе потребовал Родригу.

Схватив контракт, Родригу пробежал его глазами и облегченно вздохнул. Санчес повысил голос:

– Какого черта ты здесь делаешь? Посторонним в студию вход воспрещен. Верни контракт.

– Пошли, Ниси! – Родригу распахнул дверь и произнес: – Благодари Бога, что мы не одни, а то от тебя живого места не осталось бы.

Ниси быстро пошла к выходу и, лишь оказавшись за пределами студии, радостно посмотрела на Родригу.

– Сейчас, конечно, не время и не место, но я хочу тебе сказать, – Родригу взял Ниси за руку, – я очень по тебе скучал… Очень и очень сильно…

– Я тоже.

– Извини меня, если сможешь.

– Это ты меня извини. Если бы я не подписала этот дурацкий контракт, то ничего бы не было.

– Мне очень приятно, что ты снова рядом…

– А я, Родригу, еще и тому рада, что избавилась от опеки Санчеса?! Это было какое-то наваждение.

Родригу поцеловал Ниси.

– Я счастлив, что снова могу держать тебя за руку…


Глава 6 | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 8