home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Оказавшись на улице, Ниси еще несколько минут полюбовалась садом во дворе и направилась к ближайшему супермаркету. Встреча с импульсивной подругой, характер которой заражал всех окружающих весельем и бодростью, подействовала на нее исцеляюще.

Не обратив внимание на сигнал светофора, девушка направилась через дорогу.

«Интересно, что сейчас творится дома? – размышляла она. – Чувствует ли Родригу себя виноватым?..»

Неожиданно послышался скрип тормозов и громкий возглас. Ниси обернулась и побледнела от страха: почти рядом с ней остановился голубой «мерседес». Из кабины выскочил худощавый молодой человек с красивым волевым лицом, в черных джинсах и белой рубашке. Он бросился к девушке и заботливо спросил:

– Я вас не задел, сеньора? Все в порядке?

Он схватил Ниси за плечи и легонько встряхнул.

Ниси почувствовала, как у нее по спине прошел озноб и задрожали колени. Лишь сейчас она осознала, что из-за собственной рассеянности едва не угодила под колеса автомобиля. Если бы не профессионализм водителя, она могла бы оказаться в больнице! Вот тебе и первый день в Рио-де-Жанейро!

– Простите, сеньор, – растерявшись, пролепетала она. – Я задумалась…

Молодой человек опешил, а потом радостно воскликнул:

– Судя по акценту, сеньора – из Сан-Паулу? Как мне повезло! Я давно мечтаю познакомиться с уроженцем Сан-Паулу. Только, конечно, не таким образом… Вы же понимаете, для того чтобы познакомиться с женщиной, не обязательно сбивать ее машиной…

Вокруг начали собираться прохожие. Некоторые из них начали эмоционально обсуждать подробности происшествия, при этом одни во всем винили Ниси, другие – водителя.

Хозяин автомобиля виновато молчал, не сводя восхищенного взгляда с Ниси, словно не она была виновником случившегося. Вскоре появились полицейские в темно-зеленых брюках и светло-зеленых рубашках.

– Что произошло? – спросил один из них, сгибая и разгибая резиновую палку.

«Определенно мне сегодня везет на встречи с полицией! – с досадой подумала Ниси. – Утром меня допрашивали по поводу убийства. Днем будут допрашивать по поводу дорожно-транс-портного происшествия. А что будет вечером? Неужели меня упекут за решетку? Скоро я начну себя чувствовать опасным для общества элементом! Придется бедной Флор посидеть без продуктов еще неопределенное время!»

Но голос водителя «мерседеса» развеял ее опасения.

– Ничего страшного не случилось, – неожиданно произнес он. – Я хотел проскочить на красный свет, а сеньора шла по переходу. Она ни в чем не виновата.

Второй полицейский записал номер автомашины и скучным голосом уведомил:

– В таком случае оплатите штраф. Некоторые из любопытных прохожих были возмущены тем, что водитель берет на себя вину за случившееся. Один из них, полный высокий человек в соломенной шляпе и белых брюках, громко заявил:

– Водитель здесь ни при чем! Он не виноват! Это сеньора замешкалась на дороге!

Видимо, он полагал, что оказывает огромную Услугу водителю «мерседеса», но, встретив угрожающий взгляд молодого человека, растерянно УМОЛК и совершенно стушевался.

Полицейские, у которых было полно работы, "е стали вдаваться в подробности. Выписав квитанцию, они жестом велели водителю отогнать Чашину на обочину. Посчитав «спектакль» оконченным, зеваки начали расходиться. Ниси отошла на тротуар и устало опустилась на пластмассовую скамейку, стоящую рядом со светофором.

Водитель тоже замешкался, явно не торопясь уезжать. Немного постояв в задумчивости, он с решительным видом открыл дверь автомобиля и предложил Ниси:

– Сеньора, я чуть не угробил вас. Чтобы загладить вину, разрешите пригласить вас прокатиться. Я отвезу вас домой.

В первое мгновение Ниси растерялась и даже не поверила, что этот человек, неизвестно почему взявший вину на себя, обращается именно к ней.

– Но мой дом далеко, – пробормотала она. – Я живу в Сан-Паулу.

– Весьма похвально, – рассмеялся молодой человек. – Но как же вы все-таки оказались в Рио? Может, вы приехали, чтобы покончить жизнь самоубийством под колесами моего «мерседеса»?

– Вот еще! – фыркнула Ниси. – Я, между прочим, приехала навестить мою подругу и живу у нее.

– Ну, тогда я отвезу вас к вашей подруге, и будем считать инцидент исчерпанным, – указал водитель на сиденье.

– Благодарю, но моя подруга живет недалеко, на авенида Бейра-Мар, – кивнула головой Ниси в обратную сторону. – Я не в обиде на вас. Мы ведь оба знаем, что это я виновата… Я готова возместить вам штраф…

– Не будем об этом! – замахал руками водитель. – Могу я хотя бы пригласить вас на чашечку кофе? Я знаю здесь неподалеку превосходный ресторанчик, в котором готовят настоящий черный кофе по-турецки.

Ниси была слегка заинтригована необычным поведением незнакомца, но все еще колебалась:

– От кофе не отказалась бы, – протянула она. – Но видите ли, я пошла за покупками. Моя подружка умирает от голода…

Незнакомец громко рассмеялся.

– Ну, мы недолго посидим в ресторанчике! – пообещал он. – А затем я привезу вас прямо к дверям магазина. Думаю, за это время ваша подружка не протянет ноги от истощения.

Его манера разговора и бархатистый приятный голос подействовали на Ниси успокаивающе.

Она улыбнулась и кивнула:

– Пожалуй, мне не помешает немного развеяться.

Спустя полчаса они сидели в небольшом ресторанчике в районе Глория. Стены помещения были окрашены в темно-синие тона, из динамиков звучала негромкая турецкая музыка. Из кухни, сквозь занавеску, доносились ароматы жареного мяса и лука. Помимо кофе, водитель «мерседеса» заказал для Ниси кебаб и мороженое.

– Почему вам так не терпелось познакомиться с уроженцем Сан-Паулу? – поинтересовалась девушка у спутника.

– Я – бизнесмен средней руки, – признался словоохотливый спутник, – и собираюсь открыть там предприятие. Сами понимаете, мне надо было навести кое-какие справки по поводу торговой конъюнктуры в Сан-Паулу.

– Боюсь, ничем не могу быть вам полезна, – пожала плечами Ниси. – Я совершенно не разбираюсь в торговой конъюнктуре…

– А ваш муж? – мужчина указал на обручальное кольцо на пальце Ниси. Ниси сняла кольцо.

– Мы расстались. Я не хочу об этом говорить.

– Понимаю, – сочувственно кивнул незнакомец. – Но не отчаивайтесь. Я могу вам погадать. Я хиромант. Хотите, я по линиям вашей ладони определю ваше имя и фамилию?

– Очень интересно, – протянула Ниси ему правую ладонь. – Попробуйте.

Несколько секунд незнакомец пристально вглядывался в линии ее маленькой ладошки, хмурил брови и, наконец, глубокомысленно изрек:

– Вас зовут Ниси Медейрус. По крайней мере, Медейрус – это фамилия вашего мужа.

– Невероятно, – пробормотала Ниси и посмотрела на свою ладонь.

Но тут ее взгляд упал на собственную сумочку, лежащую на столе. На замке сумочки было выгравировано ее имя.

– Вы прочитали мое имя на сумочке! – рассмеялась она.

– Мне свойственна наблюдательность, – похвалил себя незнакомец. – Позвольте и мне в свою очередь представиться – Жоржи Бурле.

– Если бы мы пили вино, Жоржи, то я подняла бы бокал за вашу удачу в бизнесе, – пошутила Ниси.

– Это легко исправить, – Жоржи тут же ухватился за высказанную мысль. – Вы не заняты завтра вечером? Я могу вас пригласить в ресторан?

Пораженная его настойчивостью, Ниси пролепетала:

– Мне льстит ваше предложение, Жоржи, но видите ли…

– Обращайтесь ко мне на «ты», – галантно кивнул Жоржи.

– Видишь ли, Жоржи, у меня нет платья, чтобы пойти в ресторан, – сказала Ниси.

– Не может такого быть, чтобы вы отправились в путешествие, не захватив с собой хотя бы одно приличное платье! – воскликнул Жоржи. – Или, может быть, вас ограбили? Знаете, Рио – опасный город. Здесь нужно всегда быть начеку…

Ниси пожала плечами.

– Что-то вроде того. Не успела я доехать до Рио, как обнаружила, что еду в одном купе с трупом. И самое печальное, что меня чуть не обвинили в убийстве. Чтобы проверить алиби, полиция забрала мой гардероб на экспертизу.

По виду Жоржи Ниси поняла, что это сообщение поразило его до глубины души.

– Чем больше времени я провожу с тобой, тем больше ты меня поражаешь, – признался он. – Ты, видимо, принадлежишь к тому разряду людей, которые не умеют жить тихо и спокойно. С такими, как ты, всегда что-то случается, такие постоянно попадают во всякие переделки…

Ниси горестно вздохнула.

– Увы, я только мечтаю о том, чтобы жить спокойно, без потрясений. Я не прилагаю никаких усилий, чтобы угодить в какую-нибудь историю. Тем не менее за сегодняшний день уже дважды имела дело с представителями закона…

Жоржи улыбнулся.

– Ты удивительная женщина, Ниси. Можно я тоже буду обращаться к тебе на «ты»? Ниси кивнула.

– Конечно.

– Я тоже в глубине души романтик, – признался Жоржи. – Я обожаю приключения. Мне нравится быть в эпицентре событий, находиться рядом с людьми, с которыми что-нибудь случается. У тебя, наверное, в Рио не очень много друзей?

– Только Флор, – ответила Ниси, понимая, к чему он клонит.

– Позволь предложить тебе свою дружбу, – сказал Жоржи.

Смутившись, Ниси посмотрела на часы и сказала:

– Сейчас я хотела бы, чтобы ты предложил отвезти меня обратно на авениду Бейра-Мар. Я так вкусно отобедала, что это родило во мне чувство вины перед Флор. У нее, бедняжки, со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было.

Подзывая официанта, чтобы расплатиться, Жоржи сказал:

– В ресторан мы сходим, когда полиция вернет тебе платье. А что, собственно, стряслось у тебя в купе?

– Как-нибудь в другой раз расскажу, – отмахнулась Ниси, поднимаясь из-за стола.

Ниси взбежала на третий этаж на одном дыхании, нажала кнопку звонка и не отпускала до тех пор, пока Флор не открыла дверь.

– Что случилось? – удивилась подруга, увидев радостную и возбужденную Ниси.

Выражение ее лица сильно отличалось от того, с каким она уходила за покупками. Такая стремительная перемена заинтриговала Флор не на шутку.

– Жизнь – прекрасна! – провозгласила Ниси с порога и, пройдя в прихожую, добавила: – Жизнь – это сказка!

– Это тебе в супермаркете сказали, когда ты покупала хлеб? – спросила Флор.

Вместо ответа Ниси начала распевать одну из популярных песенок о любви. Всучив подруге сумку с продуктами, она забежала в комнату, со всего размаху плюхнулась в кресло и провозгласила:

– Как ты была права, когда говорила, что мне необходима перемена мест! Как хорошо, что я послушалась тебя и все-таки приехала! Я люблю тебя, Флор! Я люблю Рио-де-Жанейро!

– Где же ты так долго гуляла? – пробурчала Флор, направляясь на кухню. – Я едва не умерла с голода.

Ниси еще не решила, рассказывать подруге о новом знакомом или пока повременить. Она закрыла глаза и принялась вспоминать подробности встречи с Жоржи. Поток ее мыслей был прерван громким голосом Флор:

– Между прочим, тебе звонили из криминальной полиции. Говорил некий помощник комиссара Корреа. Он сказал, что ты можешь забрать свои вещи из прокуратуры завтра в три часа.

– Прекрасно, – обрадовалась Ниси.

– Что ты уже натворила? – насела на нее с вопросами Флор, выйдя из кухни. – Ты здесь меньше суток, а уже успела завести прочное знакомство в криминальной полиции. Это крайне подозрительно.

– Твои подозрения беспочвенны, – отмахнулась Ниси. – Просто мне не повезло с выбором купе в вагоне. У меня оказался очень беспокойный попутчик. Стоило мне выйти в вагон-ресторан на час, как его убили…

– Надеюсь, это не твоя работа? – пошутила Флор.

– Тебе я могу признаться – не моя, – кивнула Ниси. – Хотя этого типа мне ни капельки не жалко. В жизни не встречала более грубого извращенца…

– Мне бы не хотелось, чтобы тебя посадили, – сказала Флор.

– А мне, думаешь, хочется? – удивилась Ниси. – По-твоему, я приехала сюда, чтобы скоротать за решеткой свободное время?

– Но почему ты мне сразу об этом не рассказала? – недоумевала Флор. Ниси пожала плечами.

– Я и сейчас, когда все позади, не могу поверить, что это случилось именно со мной.

Флор удивленно вскинула брови, поражаясь странному поведению подруги.

– Никогда не устану удивляться женской психологии, – задумчиво протянула она. – Женщину не очень волнует убийство, которое произошло почти на ее глазах. Однако стоит ей порвать колготки – и настроение уже испорчено на целый день. Не зря мужчины говорят, что женская логика – это полное отсутствие логики…

– Глупости! – энергично замахала руками Ниси. – Просто в поезде я была занята решением личных проблем. Когда рушится твоя жизнь, поверь, как-то не до наблюдений за окружающими…

– Твоя ссора с Родригу волновала тебя больше, чем убийство? – спросила Флор.

– Да пойми же ты, мы с Родригу не ссорились, – настойчиво повторила Ниси. – Мы окончательно расстались.

В дверь позвонили.

– Наверное, кто-нибудь из моих друзей! – воскликнула Флор, бросаясь в прихожую.

Но это были не ее друзья. На пороге появился рассыльный в синей униформе с роскошным букетом роз в одной руке и табельным журналом в другой.

– Для сеньоры Ниси Медейрус, – объявил он. – Это вы?

– Не совсем, – поморщилась Флор. – Но сеньора Ниси проживает в этой квартире.

– Тогда распишитесь в получении, пожалуйста, – рассыльный протянул Флор журнал.

Расписавшись и забрав букет. Флор закрыла дверь за рассыльным и вошла в комнату.

– Это были не мои друзья, – объявила она. – Мои друзья таких подарков не делают. Мои друзья больше любят получать подарки, чем дарить. Это кто-то из твоих знакомых прислал подарок. Ну-ка, признавайся, кого ты уже успела подцепить?

– Какая прелесть! – восхитилась Ниси, принимая цветы.

Флор достала из букета декоративный конвертик, распечатала и извлекла записку.

– Здесь написано: «В память о приятном знакомстве. Жоржи», – хмыкнув, прочитала она. – Среди моих знакомых нет человека с таким именем. Кого же тебе удалось заарканить?

Ниси опустила глаза и покраснела.

– Он бизнесмен. Очень милый.

– Ну надо же! – всплеснула руками флор. – Ты только за покупками отлучилась, возвращаешься, а тебе уже розы присылают. Как тебе это удается?

– Да никак, – ответила Ниси, понимая, что подруга все равно выпытает у нее все подробности.

– Не скромничай! Мне интересно! Решительный тон подруги не оставлял Ниси возможности уклониться от разговора.

– Когда я пошла в магазин за покупками, то меня чуть не раздавила машина, – неуверенно начала она.

– Этого еще не хватало! – всплеснула руками Флор. – Утром ты путешествовала в одном купе с мертвецом, а днем чуть сама не стала трупом… – А за рулем «мерседеса» сидел Жоржи, – продолжала Ниси. – Не успей он нажать на тормоза, ты бы сейчас опознавала мой труп в морге.

– У мужчин в Рио куча недостатков, но одно несомненное достоинство у них имеется – они не давят женщин машинами, – с пафосом произнесла Флор.

– Жоржи чувствовал себя таким виноватым, что заплатил штраф полицейским и угостил меня обедом в турецком ресторанчике, – закончила рассказ Ниси.

Флор прошлась по комнате и остановилась у окна.

– Ничего не скажешь, романтическая история, – с белой завистью в голосе произнесла она. – Почему тебе всегда везет на знакомства? Почему мне не везет? Мои друзья, к сожалению, слишком современны. Им даже в голову не придет после получасового знакомства подарить мне розы… Кстати, какого цвета «мерседес» твоего Жоржи?

Ниси пожала плечами.

– Не помню. Помню, что глаза у него черные. Когда смотрит, то кажется, что проникает в самую душу.

– У него голубая машина?

– Кажется, да…

Флор энергичным жестом руки подозвала подругу к окну и кивнула в сторону тротуара.

– Это не твой Ромео?

Действительно, у тротуара был припаркован голубой «мерседес», а Жоржи стоял, прислонившись к капоту, и курил сигарету. Его взгляд был обращен в сторону проезжей части, но затем он поднял голову и задумчиво поглядел на окна их квартиры.

Смущенная Ниси отскочила в глубь комнаты.

– По-моему, он слишком форсирует события, – растерянно пробормотала она.

– Среди мужчин в Рио много ловеласов, – с гордостью произнесла Флор. – Но я не ожидала, что ты будешь пользоваться бешеным успехом у них.

«Неужели он влюбился в меня с первого взгляда? – подумала Ниси. – Но почему я ничего к нему не чувствую?»

А Флор продолжала размышлять вслух о причинах успеха подруги:

– Может, это от того, что ты жгучая брюнетка? Как ты думаешь, если и я перекрашусь, это кто-нибудь оценит по достоинству?

Однако Ниси не слушала рассуждений подруги. Ее заботило другое: какой найти предлог, чтобы выскользнуть на улицу? Ведь не зря Же Жоржи торчит под окном столько времени! Может, он хочет сказать ей что-нибудь очень важное?

Ниси неумолимо влекло к голубому «мерседесу». Но в глубине души она понимала, что не стоит спешить. Иначе Жоржи возомнит о своем мужском обаянии Бог знает что!

«Родригу совсем не ухаживал за мной, – подумала она. – Это я его добивалась. Но Родригу и нельзя сравнивать с Жоржи. Они ведь такие разные…»

И на следующий день после отъезда Ниси в Рио-де-Жанейро Луис-Карлус не мог успокоиться. Когда он отвез маленького Жау родителям, в него как будто бес вселился: ему неудержимо хотелось встретиться с Родригу и высказать начистоту все, что он думает о его поведении.

Он позвонил Родригу вечером домой, но там его не оказалось. Не было Родригу и на работе.

«Должно быть, уехал в джаз-клуб», – подумал Луис-Карлус.

Он не ошибся. Действительно, Родригу находился в таком настроении, что не мог ни работать, ни оставаться дома в одиночестве. Чтобы снять напряжение, Родригу отправился в клуб повидаться с друзьями-джазменами Умберту и Жилберту.

От сестры Луис-Карлус знал, что джаз-клуб находится неподалеку от Сан-Каэтану-ду-Сул.

В тот час, когда он приехал, в клубе еще не начала собираться публика. Лишь на невысокой сцене пустынного зала репетировали Умберту и Жилберту, а Родригу сидел у стойки бара и потягивал свой любимый коктейль «Пина-Колада». Еще издалека завидев Родригу, Луис-Карлус рявкнул на весь зал:

– Ты – мерзавец и негодяй, каких еще свет не видывал! Для тебя одно удовольствие разбивать женские сердца! Только берегись! Когда-нибудь и тебе кто-нибудь вырвет сердце, сунет в миксер и нажмет кнопку…

Невозмутимый бармен, привыкший и не к таким выходкам посетителей, равнодушно зевнул, отошел в дальний угол стойки, сел на высокий стул и развернул вечернюю газету.

Жилберту и Умберту, поняв, что поиграть им уже не удастся, отложили инструменты, достали из холодильника по баночке кока-колы и откупорили.

Родригу постарался сохранить лицо перед друзьями и обратился к Луису-Карлусу с надменным видом:

– Если произошло что-то из ряда вон выходящее, то объяснись. Мне было бы интересно узнать…

– Твое предательство по отношению к Ниси! – выпалил Луис-Карлус. – Как ты мог с ней так поступить, она ведь любила тебя! Из-за тебя, негодяя, она была вынуждена все бросить и уехать в Рио-де-Жанейро…

– Так это не розыгрыш? – изумился Ро-Дригу.

– О чем ты? – спросил Луис-Карлус. – Разве похоже на то, что я тебя разыгрываю?

– Ниси на самом деле уехала в Рио? – переспросил Родригу. – Когда ты мне сказал об этом по телефону, я не поверил. Я подумал, Ниси разыгрывает меня, чтобы позлить.

– Ниси не из тех, кто любит дешевые эффекты, – заключил Луис-Карлус. – Она не привыкла шутить с чувствами. После того представления, что ты ей устроил, она собралась и уехала. Я говорю серьезно. В следующий раз ты ее увидишь в зале суда на вашем бракоразводном процессе. Она ни слова в укор тебе не сказала. Но я скажу, что думаю. Ты – негодяй и подлец.

Родригу откровенно растерялся, ловя на себе испытующие взгляды друзей.

– Ты ее предал! – заявил Луис-Карлус. – И не надо делать такие невинные глазки.

– Послушай, – раздраженно вздохнул Родригу, – это было всего лишь недоразумение. Если ты поможешь мне встретиться с Ниси, я буду очень тебе благодарен.

– Затолкай свою благодарность сам знаешь куда! – выкрикнул Луис-Карлус. – Если ты считаешь недоразумением разнузданный разврат с Паулой, то мне больше нечего добавить. Ниси была права, порвав с таким мерзавцем, как ты! Ты не достоин такой девушки!

Излив душу, Луис-Карлус удалился из зала, громко хлопнув дверью.

После ухода скандального Луиса-Карлуса Родригу устало опустился за стойку и задумался.

– Ты всерьез решил работать на два фронта? – спросил друга Жилберту.

– Такая тактика чревата последствиями, – изрек Умберту. – Я разок попробовал и больше не стану так делать. Когда мои пассии пронюхали об этой стратегии, то, не сговариваясь, насолили мне так, что я это еще долго буду помнить.

– А что они сделали? – спросил Жилберту.

– Одна подрезала тормозной шланг в моей машине, а вторая высадила камнем лобовое стекло, – с грустью вспомнил Умберту. – Мне этот ремонт дорого обошелся.

– Ниси уехала, даже не попрощавшись, – принялся рассуждать вслух Родригу. – Как все хорошо у нас складывалось, и как глупо произошел разрыв…

– Насколько я понимаю, ты ей не хотел изменять? – уточнил Жилберту.

– Такие вещи случаются спонтанно, – философски изрек Умберту. – Их невозможно запрограммировать. У меня, помню, измена одной подружке произошла случайно. Я и не собирался изменять, просто перебрал немного виски с со-Довой. А дальше все понеслось само собой… вообщем, заявляется моя дражайшая пассия ко мне домой, а я лежу в наручниках… Жилберту сочувственно рассмеялся. – Тебе вот смешно, а я клока волос на голове лишился, – вздохнул Умберту. – Так что мужские измены – дело закономерное. Беда в том, что женщины принимают их слишком близко к сердцу.

– Да не изменял я Ниси! – взорвался Родригу. – Эта вертихвостка Паула все подстроила.

– Женщины по натуре более жестоки, чем мужчины, – сказал Жилберту. – В них больше безрассудства. Они склонны меньше думать о последствиях.

– Невооруженным глазом видно, что эта Паула втрескалась в тебя по уши, – ввернул Умберту. – Но трудно было предположить, что она отважится на такую авантюру. Рисковая женщина!

– Слышать даже о ней не хочу, – поморщился Родригу. – Я должен отправиться на поиски Ниси.

– У нее есть кто-нибудь в Рио? – спросил Умберту. – Кто-нибудь, у кого она могла бы остановиться…

– Она как-то упоминала о старой подружке по имени Флор, – напряг память Родригу. – Конечно, если нанять хорошего детектива, поиски не займут много времени…

Жилберту в этой истории интересовало совсем другое. Он напрямик спросил друга:

– Ты по-прежнему любишь Ниси?

– Еще сильнее, чем раньше, – искренне ответил Родригу.

– И ты хотел бы вернуть се обратно?

– Больше всего на свете! – воскликнул Родригу.

– Ну, так не откладывай поездку в долгий ящик! – произнес Жилберту.

– Да, надо торопиться. Представляю, сколько глупостей Ниси может натворить в мое отсутствие. Рио-де-Жанейро – опасный город, – вслух подумал Родригу.

– Ниси не такая уж простофиля, как тебе кажется, – постарался утешить друга Жилберту. – Ей и в самом деле не помешает перемена обстановки. К тому же она все равно тебя любит. По статистике, мужчины переживают разрыв в течение трех месяцев, женщины – в течение пятнадцати. Так что у тебя еще хватит времени, чтобы помириться.

– А я, признаться, опасаюсь отпускать тебя одного в Рио, – задумчиво произнес Умберту. – Мы в последнее время так сдружились, что мне небезразлично, как дальше сложится твоя судьба. Вы с Ниси только на вид спокойные и невозмутимые. На самом деле, вы редкостные сумасброды и способны всю Бразилию поставить На уши.

Жилберту многозначительно кашлянул и, когда все посмотрели в его сторону, заявил:

– У меня идея. – Одна-единственная? – поддел друга Умберту.

Жилберту утвердительно кивнул.

– Одна-единственная. Но зато очень хорошая.

– Ну? – поторопил Родригу. Лицо Жилберту приобрело задумчивое выражение.

– Помнишь, в прошлом месяце Санчес сказал, что наш джаз-дуэт должен развиваться? Он тогда предложил съездить на гастроли в Рио. Так почему бы нам не согласиться на его предложение? У меня лично на это лето никаких больше планов нет. Мы подзаработаем на жизнь, а заодно и составим компанию Родригу. Я знаю, каково себя чувствуешь, когда тебя бросает жена. Недолго и голову потерять! Вот мы и постараемся сделать так, чтобы Родригу не впал в отчаяние. Небеса вознаградят нас за этот поступок в духе добрых самаритян…

Умберту не спешил соглашаться.

Санчес был довольно известным в Сан-Паулу музыкальным продюсером, который работал в основном с молодыми, начинающими исполнителями. В музыкальных кругах о нем ходила недобрая слава. Санчес не упускал возможности надуть музыкантов. От него всегда приходилось ожидать подвоха. Тем не менее у начинающих исполнителей не было альтернативы. Серьезные продюсеры предпочитали не работать с молодежью, не желая рисковать, понапрасну тратить время и деньги.

Умберту, который играл в клубах больше, чем Жилберту, сразу же подумал, что Санчес может водить их за нос. Родригу, который от Умберту был наслышан о повадках Санчеса, первым нарушил гробовую тишину:

– Может, парни, лучше поедем в Рио за свой счет? Я оплачу все ваши расходы из средств моей фирмы…

Но у его друзей было свое представление о чести. Даже если бы оба умирали от голода, они отказались бы от подачки. Чем выпрашивать подаяние, пусть даже у лучшего друга, они предпочли бы работать по самому невыгодному контракту.

– В конце концов, должен же наш дуэт джаз-саксофонистов с чего-то начинать! – ввернул Умберту.

– В Рио свыше пяти тысяч кабаков, – заметил Жилберту. – Нам вполне хватит работы и денег. Так что спасибо за предложенную помощь, Родригу, но мы вынуждены ее отклонить. Как-нибудь сами заработаем себе на пропитание…

– Только без обид, парни, ладно? – примиряюще поднял руки Родригу. – Я ведь хотел как лучше…

– Мы это знаем и ценим, – кивнул Умберту. – Я только беспокоюсь, не передумал бы сам Санчес. Мы ведь столько времени тянули с ответом…

– Санчес по натуре порядочный зануда, – перебил его Жилберту. – Уж если ему и стукнет в башку какая-нибудь здравая мысль, то он уцепится за нее, как рак…

– Ладно, – подвел итог дебатов Умберту. – Завтра же с утра отправляюсь к Санчесу и подписываю контракт на месяц.

– Только прежде внимательно прочитай все пункты, – посоветовал Родригу. – А то, как бы ваш милейший продюсер не подложил свинью…

– Я всегда подозревал, что в глубине души Санчес – работорговец, – добавил Жилберту. – Он, наверное, мечтает о том, чтобы музыканты играли бесплатно, а он набивал бы за их счет кошелек. По крайне мере, у него постоянно на лице такое выражение…

– Хватит вам перемывать косточки человеку, которого нет рядом, – сказал Умберту. – Я всегда помню о том, что Санчес – человек с двойным дном. Так что обещаю держать ухо востро!

Наутро Умберту явился в звукозаписывающую студию Санчеса, которая располагалась в районе Пенья-ди-Франса.

Продюсер сразу же принял его в своем кабинете.

– Как самочувствие? – дружелюбно поинтересовался Санчес, указывая на кресло напротив своего стола. – Ты, по-моему, неважно выглядишь…

– Все так находят, – кивнул Умберту. – Это оттого, что слишком много времени провожу в клубе. Вот мы с Жилберту пораскинули мозгами и решили, что недурно было бы куда-нибудь съездить проветриться.

Он сделал паузу. Санчес не нарушал молчания, ожидая, когда парень изложит, ради чего явился. Он листал календарь, проглядывая записи о запланированных встречах.

– Ты как-то сказал, что нам стоит съездить в Рио, проверить на публике наше мастерство, – продолжил Умберту. – Вот мы и подумали, что мысль о гастролях очень недурна…

– Приятно слышать, – признался Санчес, внимательно рассматривая гостя и стараясь угадать причину внезапной перемены. – Но, насколько я помню, еще совсем недавно вы не особенно рвались в турне. Говорили, что еще не готовы… Что же случилось? Вы что-то напортачили, и теперь полиция наступает нам на хвост?

– Тебе вечно мерещатся всякие глупости, •– улыбнулся Умберту. – Все гораздо прозаичнее. Наш друг Родригу собрался ехать в Рио, чтобы вернуть обратно сбежавшую жену. Мы хотим составить ему компанию. – Хорошо иметь таких друзей, как вы с Жилберту, – завистливо произнес Санчес. – Мне на друзей никогда не везло.

– Наверно, оттого, что ты их рано или поздно предавал, – предположил Умберту. Продюсер нахмурился и произнес:

– Ну что, Жоржи, если решили ехать, то в добрый путь. Я проведу предварительные переговоры и думаю, через месяц вы сможете выступать на самых престижных сценах Рио.

– Через месяц?! – растерялся Умберту.

– Вы ведь не только славы хотите, но и кое-что заработать, – пояснил Санчес. – Я считаю, что любая работа должна быть хорошо оплачена. А чтобы договориться об оплате, требуется время. С продюсерами очень нелегко иметь дело. Если бы ты только знал, какие это жулики! О!

Санчес патетично вскинул руки к потолку и закатил глаза.

Умберту посчитал лишним говорить, что одного из таких жуликов он видит перед собой. Вместо этого он начал настаивать:

– Нельзя ли поскорее? Для нас главное не заработать, а помочь другу. За месяц с его женой всякое может случиться. Ты ведь знаешь, какие женщины легкомысленные…

Санчесу внезапно пришла в голову новая мысль, которую он тут же озвучил:

– А у этой бабенки хороший голос? Она может петь? Ее можно привлечь к сотрудничеству?

– Почем я знаю? – развел руками Умберту. – Мне известно только, что до того, как выйти замуж за Родригу, она работала нянькой его племянника.

– М-да, небогатый послужной список, – разочарованно протянул продюсер. – Впрочем, это еще ничего не доказывает. Порой у посудомоек может быть прекрасный голос, а они об этом не догадываются…

– Сдался тебе ее голос! – вскипел Умберту. – Лучше о нас подумай!

– Я думаю, думаю, – начал оправдываться Санчес. – Просто из любой ситуации я стараюсь извлечь максимальную выгоду для себя. Такой уж у меня характер, не обессудь… Кстати, может, лучше отправитесь в Монтевидео? У меня там есть на примете один клуб…

– Издеваешься?! – взорвался Умберту. Он встал с кресла и направился к двери кабинета. Но шел он нарочито медленно, чтобы Санчес смог задержать его, если захочет. И он не замедлил воспользоваться этой возможностью.

– Извини, я хотел как лучше! – крикнул он вдогонку.

Остановившись, Умберту молча посмотрел на него.

– Есть один неплохой клуб в Рио, – ска-эал Санчес. – Я вел переговоры с хозяином месяц назад, но, к сожалению, мы не сошлись в цене.

Умберту вернулся в кресло и спросил:

– А с ним можно еще раз переговорить?

– Можно. Но он – упрямый осел. Если и согласится принять вас, то вы все равно проиграете в сумме. Так что стоит ли беспокоить его?

– Я думаю, что стоит, – согласился Умберту. – Мы готовы поступиться частью заработка.

– Не понимаю, как можно из-за друга терять деньги? – недоумевающе пожал плечами Санчес и потянулся к телефону. – Я бы предпочел правой руки лишиться…

– Вот поэтому у тебя никогда и не будет друзей, – язвительно заметил Умберту.

Но Санчес уже набрал номер и, когда соединили с абонентом, солидным голосом проговорил:

– Мое почтение, сеньор Сесар. Вас беспокоит Санчес. Помните меня? Узнали? Очень приятно… Именно по этому делу я и звоню… Предложение остается в силе? Отрадно слышать!.. Но при всем моем глубочайшем уважении к вашему заведению, сеньор, вы же понимаете, что ваши условия вряд ли могут меня устроить… Я тоже люблю благотворительность, но не могу же я работать в ущерб себе… Понимаю, понимаю. Да, мы подписываем контракт на эту сумму, но только на одну неделю. Если джаз-дуэт будет пользоваться успехом, продлим его, но уже на несколько иных условиях. Вас устраивает такой подход?.. Ну что ж, замечательно.

Он прикрыл ладонью трубку и спросил Умберту:

– Когда вы хотите отправиться? Понимая, что все вышло как нельзя лучше, Умберту просиял.

– Да хоть сейчас.

– Через неделю, – обратился Санчес к собеседнику. – Надеюсь, до этого времени мы успеем уладить все формальности. Договорились?.. Всего наилучшего, сеньор!

Положив трубку, он посмотрел на Умберту.

– Ты все слышал. Вопросы есть?

– Нет, – поднялся с кресла джазмен.

– Не нравятся мне такие подходы, – заметил Санчес. – То не хотите ехать, то вдруг загорелось. Я люблю обстоятельность. Люблю, когда все спланировано на год, а лучше на два вперед.

– Жизнь – слишком непредсказуемая штука, – протягивая руку для прощания, сказал Умберту.

– Вот это мне в ней и не нравится, – вздохнул Санчес. – Если бы она была предсказуема, я заставил бы весь мир работать на меня.


Глава 2 | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 4