home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Последнюю ночь в Рио-де-Жанейро Ниси спала крепко, без сновидений. По договоренности с мужем, она не поехала к нему в номер отеля, а провела эту ночь в квартире Флор. Ей хотелось тем самым распрощаться с одним из самых печальных периодов своей жизни. Обоим – и Ниси, и Родригу – хотелось, чтобы такой кошмар, как раздельное проживание, остался в прошлом, в Рио, а в Сан-Паулу у них возобновится полноценная семейная жизнь.

В девять часов утра ее разбудил телефонный звонок. Ниси спокойно лежала в кровати, надеясь, что ответит хозяйка. Однако телефон продолжал трезвонить, и Ниси вынуждена была подняться. Шлепая по полу босыми ногами, она подошла к аппарату и сняла трубку.

– Алло, – сонным голосом произнесла Ниси.

– Доброе утро, моя прелесть, – поздоровался Родригу и, не дожидаясь ответного приветствия, спросил: – Уже упаковала чемоданы?

Услышав голос любимого, Ниси мгновенно проснулась.

– Как раз собиралась этим заняться, – со смехом ответила она. – Ты меня застал в разгар приготовлений.

– Ты уже завтракала?

– Еще нет.

– Тогда предлагаю позавтракать вместе. Жду у подъезда ровно через полчаса.

Попрощавшись, Ниси принялась торопливо одеваться. Лишь сейчас она поняла, что Флор нет дома.

«Куда она подевалась? – удивилась Ниси. – Она никогда не была ранней пташкой…»

Родригу ждал ее у подъезда. Увидев Ниси, он бросился к ней навстречу и, подхватив на руки, закружил.

– Родригу, прекрати! – Ниси с трудом вырвалась из объятий любимого: – Что подумают жильцы дома, которые видят нас сейчас из окон?

– Мне все равно, что кто-нибудь подумает о нас, – Родригу обнял ее за плечи и нежно поцеловал. – Я хочу тебе кое-что важное сказать.

В голосе Родригу послышались незнакомые интонации. Ниси с интересом посмотрела на любимого и поняла, что ей на самом деле предстоит услышать нечто серьезное.

– Сегодня ночью я долго не мог уснуть, – немного волнуясь, начал Родригу. – Слонялся из угла в угол, словно лунатик, и постоянно думал о тебе… Наконец, сел за стол и… написал стихотворение.

– Не ожидала, что ты станешь поэтом, -. изумилась Ниси.

Родригу смущенно улыбнулся.

– Я и не стал им. Просто иногда внутри меня какой-то голос диктует стихи, и я их быстро записываю. Я никогда никому не рассказывал об этом. Только тебе. Я стыдился этого занятия. Подумай сама. Я, респектабельный владелец «Индустриас Медейрус», и вдруг пишу стихи. Но больше я не в силах скрывать эту тайну от тебя. Я написал стихотворение, которое посвятил тебе.

– Спасибо, милый. – Ниси поцеловала любимого в щеку.

– А теперь я предлагаю отпраздновать это событие торжественным завтраком в отеле. А затем послушаешь стихотворение в моем исполнении.

– Предложение принято.

– Только поклянись мне, что никогда никому об этом не расскажешь, – смущенно потребовал Родригу.

– Клянусь, – подняв правую руку ладонью вперед, как на заседании суда присяжных, торжественно заявила Ниси. – И пусть несчастье постигнет меня, если я нарушу эту клятву…

Родригу и Ниси отправились на такси в гостиницу, где пообедали в ресторане. Затем поднялись в номер, и Родригу прочитал любимой посвященные ей стихи. Ниси расцеловала мужа, и они упали на кровать…

Потом они помогли Жилберту собрать вещи, разрешили спор, внезапно возникший между ним и Умберту, и заказали такси…

Родригу хотел лететь в Сан-Паулу на самолете. Но Ниси настояла на том, чтобы они ехали на поезде.

– Мои несчастья в этом путешествии начались с поездки на поезде, – пояснила она друзьям. – Я хочу, чтобы такой же поездкой на поезде, но уже в противоположную сторону, они и закончились. Таким образом, круг замкнется..

Родригу, хоть у него и были срочные дела в Сан-Паулу, не возражал. Умберту и Жилберту тоже поддержали эту идею: им спешить было некуда, а билет на поезд намного дешевле!

На вокзале Ниси, Родригу, Умберту и Жилберту появились за полчаса до отхода поезда. Там их и разыскала Флор. Она уже почти целый час ждала друзей и, боясь, что те опоздают, немного нервничала.

– Флор, куда ты так рано ушла? – поинтересовалась Ниси, вспомнив, что утром так и не увиделась с подругой.

– Это мой маленький секрет, – улыбнулась модельерша и, не выдержав, призналась: – Я хотела преподнести тебе подарок на память…

Она протянула Ниси плотно упакованный сверток.

– Здесь картина, которую я написала, -• пояснила Флор. – Повесьте у себя дома, и пусть она напоминает вам о бурном времени, проведенном в Рио… Ну, конечно, и обо мне.

– Большое спасибо, – поблагодарила Ниси, прижимая сверток к груди, и, повернувшись к Родригу, напомнила: – Кстати, поезд отправляется через двадцать минут…

Мужчины немедля принялись грузить багаж, и на перроне остались только Ниси и Флор.

– Мне будет очень грустно без вас, – едва не плача, проговорила модельерша. – За этот месяц я так привыкла к вам, что, когда вы уедете, родной город будет казаться пустым и скучным. Из Рио исчезнет его веселье.

– Мне тоже будет тоскливо, – искренне призналась Ниси. – Ведь ты одна из моих лучших подруг. И тем, что со мной не произошло ничего дурного, я во многом обязана именно тебе.

– Да, ладно, – махнула рукой Флор. – Ты, как всегда, преувеличиваешь. Ты сама необыкновенный человек.

– Ничуть…

– Эй, подружки! – вмешался в разговор вышедший из вагона Родригу, – хватит делать из расставания трагедию. Глядя на вас, можно подумать, что мы на похоронах.

– Но ведь мы, действительно, неизвестно когда еще встретимся, – запротестовала Ниси.

– Флор приедет в Сан-Паулу, когда выдастся свободный месяц, – и все проблемы. Разве не так. Флор?

– Возможно, – уклончиво ответила та.

– Что значит, «возможно»? – возмутился неизвестно откуда появившийся Жилберту. – Неужели ты не захочешь навестить своего самого лучшего друга?

– Ты имеешь в виду себя? – усмехнулась Флор.

– А кого же еще! Или ты сомневаешься в моих чувствах к тебе? Так это ты напрасно делаешь! Совершенно напрасно!

Флор обиженно нахмурилась.

– Не паясничай, Жилберту. Сейчас не до шуток.

– А я и не думал шутить.

– Неужели? – удивленно вскинула она брови.

Жилберту с досадой взмахнул руками.

– Ну, что нужно еще сделать, чтобы ты поверила мне? – застонал он. – Ведь все так просто и ясно.

Флор потупила взор.

– Нет, Жилберту, – задумчиво проговорила она. – К сожалению, не все так просто… – А по-моему, ты все усложняешь, – Жилберту перешел от сетований к обвинениям.

– Вы еще поссорьтесь, – пробурчал Умберту, молча наблюдавший за ними. – Только этого нам и не хватало…

– Отправляйся лучше в вагон, – раздраженно проговорил Жилберту, сверкнув глазами. – У нас свои разговоры.

– А ты что, уже объявил Флор своей собственностью? – не сдавался Умберту.

– Уйди, – отрезал Жилберту. – Не суй свой нос в чужие дела. Тебе просто завидно, что я встретил свою любовь. А ты месяц прожил в Рио и никого не нашел. Никто в тебя не влюбился. Так что лучше уйди…

– А то что? – шутливо хорохорился Умберту.

Несмотря на то, что Умберту ему уже порядком надоел, Жилберту решил не спорить. В этот момент для него гораздо важнее было расположение Флор. Ему так хотелось, чтобы в это мгновение его мечты хотя бы частично сбылись! Однако даже сейчас, когда Флор, казалось, должна была броситься ему на шею, она была по-прежнему спокойна и холодна.

«Ни одной слезинки по поводу моего отъезда, – с горечью констатировал Жилберту. -• Неужели так ничего и не произойдет, и мы расстанемся совершенно чужими людьми?..»

– Друзья мои, – обратился он к Ниси и Родригу, – пожалуйста, оставьте нас одних хотя бы на пять минут.

Родригу взял за руку Умберту.

– Пошли, мне надо с тобой обсудить кое-какие дела.

– Какие у тебя ко мне важные дела? – удивился Умберту.

– Я пока не придумал, но обсудить их все равно надо, – рассмеялся Родригу.

– Ладно, – согласился Умберту. – У меня ведь сердце не из камня, как думают некоторые…

– Флор, – официально начал Жилберту. – Я тебе уже говорил, что ты очень нравишься мне. Неужели даже сейчас ты не оставишь мне хотя бы один шанс.

Флор грустно улыбнулась.

– Жилберту, давай не будем об этом.

– Но ведь мы очень похожи. Флор замялась.

– Да, но… Но этого недостаточно для того, чтобы рассчитывать на серьезные чувства. Я сумасбродна в жизни, но очень требовательна в любви.

– Мы любим одно и то же, – перечислял Жилберту.

– Пожалуй, – не стала спорить Флор.

– Нам не нравятся одни и те же вещи. Флор кивнула.

– И с этим я согласна…

– Так в чем же дело? Флор пожала плечами.

– Это трудно объяснить.

– Что мешает нам быть вместе? – продолжал свой последний штурм Жилберту. – Я, например, не вижу ничего, что могло бы нас разъединять…

Еще мгновение – и Жилберту обнял бы Флор, но в самый ответственный момент рядом появились Родригу и Умберту.

– До отправления осталась минута, – предупредил Родригу. – Давайте прощаться. А то еще останешься здесь…

– Вы, как всегда, некстати, – с досадой выдавил из себя Жилберту, понимая, что проиграл эту партию.

Но в этот момент Флор слегка наклонилась и поцеловала его в щеку, которая тут же стала пунцовой. От неожиданности Жилберту даже растерялся. Но едва он собрался с мыслями, как поезд уже тронулся с места.

Друзья быстро вскочили в свой вагон. Жилберту оказался последним. Он оглянулся и встретился взглядом с глазами Флор. Но на этот раз они не были холодными и насмешливыми. Они смотрели на него с любовью…

Поезд не спеша набирал скорость, и вскоре платформа вокзала короля Педру Второго скрылась вдали. Расстроенный Жилберту отправился в свое купе. Он молча уселся рядом с Умберту и отрешенным взглядом уставился в окно. А Умберту вел оживленную беседу с Родригу.

– Когда я подписывал контракт, честно говоря, даже не представлял, что это путешествие закончится так удачно, – признался Умберту. – Не очень-то я верил в успех этого мероприятия. Главное для нас было помочь вернуть тебе Ниси.

– Но согласитесь, – улыбнулась Ниси, – если бы все так не получилось, то вы еще долго не были бы уверены, что как музыканты чего-то стоите.

– Ты права, – кивнул Умберту. – За это мы всегда благодарны тебе.

– Тс-с-с, – Родригу, приложив палец к губам, взглядом указал на Жилберту. – Я думаю, нам не стоит так громко проявлять свои чувства из уважения к бедному Жилберту.

– Да, – поддержала любимого Ниси. – Наверное, в душе он проклинает нас всех за это путешествие. Ведь оно сделало его таким несчастным.

– Черта с два! – резко отозвался Жилберту. – Наоборот, я самый счастливый из всех вас.

Друзья, не ожидавшие такой молниеносной реакции, казалось, оцепеневшего друга, громко рассмеялись.

– Безусловно, – сквозь смех проронил Умберту. – Ведь ты стал похож на мраморный монумент.

Словно опровергая слова Умберту, Жилберту покраснел.

– Вы что думаете, что я так переживаю из-за Флор? Так знайте, мне плевать на все, что касается ее!.. Не верите?

– Нет! – замотал головой Умберту. – Ведь у тебя на лбу написано, о чем ты думаешь.

– Да я вообще не помню, кто такая Флор! – все более раззадориваясь, продолжал в запальчивости Жилберту. – Кассирша, кажется, или продавщица мороженого… Не помню. Совершенно вылетело из головы.

– Может, ты и в любви ей не признавался? – Умберту поднял глаза к потолку.

– В чем?! – вспылил Жилберту. – Да это мне всегда женщины в любви признаются. Вот, например, недавно…

– Неужели? – не сдержался Умберту, чем совершенно сбил Жилберту с толку.

– Идите вы все к черту! – огрызнулся Жилберту, которому сразу расхотелось врать о своих любовных похождениях.

– Да-а-а, орешек оказался не по зубам, – продолжил свои издевательства Умберту. В ответ Жилберту лишь фыркнул.

– Не суди о других по себе. Умберту пожал плечами, с удовольствием наблюдая, как сердится его друг.

– Да если хотите, она влюбилась в меня, как последняя дурочка, – выпалил Жилберту. Всеобщее сомнение выразилось молчанием.

– Вы так не думаете? – обиженно продолжил он. – Просто Флор все время боялась, что я отвергну ее любовь. Она по уши влюбилась в меня, но сомневалась в моих чувствах, боялась, что я не захочу с ней встречаться. Поэтому в вашем присутствии она казалась такой застенчивой и робкой.

Умберту почесал щеку и с сочувствием произнес:

– Прости, Жилберту, мне всегда казалось, что все было наоборот. Но ты открыл мне глаза на настоящее положение вещей. И теперь я знаю, кто по праву может претендовать на роль сексуального символа нашей компании…

– Издеваешься, значит? – вспылил Жилберту и с подозрением посмотрел на всех.

Не заметив в лицах друзей ничего, кроме сочувствия, он вскочил со своего места.

– Скоро вы все поймете, как ошибались! – с этими словами Жилберту выбежал в коридор.

– Мы не слишком жестоко поступили с ним? – обеспокоенно спросила Ниси.

– Не знаю, – в голосе Умберту чувствовалось раскаяние. – Может быть, я слишком уж увлекся.

Не успел Умберту договорить, как вагон дернулся, и поезд резко начал тормозить.

– Что случилось? – встревожилась Ниси. – Не знаю, – пожал плечами Умберту.

– Может, сходить посмотреть? – предложил Родригу. – А вдруг что-то серьезное…

– С Жилберту…– закончила за него Ниси.

– Ну, не бросится же он под колеса только из-за того, что мы над ним не очень вежливо пошутили! – Умберту сорвался с места и выглянул в коридор.

– Все в порядке, – послышался спокойный голос проводника, обращавшегося к взволнованным пассажирам. – Просто какой-то сумасшедший сорвал ручку стоп-крана… Через минуту поезд продолжит движение. Прошу не волноваться и разойтись по купе.

Умберту возвратился на прежнее место.

– Вы слышали?

– Да, – кивнул Родригу. – Как вы думаете, чья это работа?

Все заговорщицки переглянулись.

– Нетрудно догадаться, – усмехнулся Ум берту. – Мой напарник по дуэту – самый взбалмошный сукин сын и самый талантливый саксофонист, которого я только знаю.

– На его счастье, мы еще не выехали за пределы Рио, – выглянула в окно Ниси. – Ему не придется долго добираться до Флор. Но впредь надо будет осторожнее с ним шутить. Слишком уж у него обостренное чувство самолюбия.

– Придется отвезти его вещи к нам, – вздохнул Родригу.

Когда в окне купе показались предместья Сан-Паулу, Ниси слегка взгрустнула.

– И где сейчас бедный Жилберту? – вслух поделилась она своими мыслями.

– За Жилберту не беспокойся, – усмехнулся Родригу, который читал в это время газету. – Он нигде не пропадет. В этом он очень похож на тебя. У него талант вляпаться в какую-нибудь передрягу, но затем выйти сухим из воды…

– Вот до чего доводит неразделенная любовь к искусству, – иронично заметил Умберту.

– Перестань издеваться, – обиделась Ниси. – Тебе легко так говорить. А сам бы попробовал оказаться на его месте. Я бы посмотрела тогда на тебя.

– Увы, Ниси, но я никогда не окажусь на его месте, – самодовольно улыбнулся Умберту. – Именно этим мы и отличаемся. И я горжусь этим отличием.

– Какая самоуверенность! – улыбнулась Ниси. – Ничего, когда-нибудь я припомню тебе эти слова.

– Думаю, это произойдет не скоро, – заявил Умберту.

– Не спорьте из-за всякой ерунды, – вмешался Родригу. – Я, например, уверен, что с Жилберту ничего не случится. Хотя, конечно, жаль, что он сейчас не с нами.

– Небось, он уже подыскивает работу в Рио, – продолжил свои насмешки Умберту. – Ведь чтобы покорить сердце Флор, наверное, ему понадобится еще с десяток лет.

Родригу, почему-то воспринявший эту глупую реплику всерьез, неопределенно пожал плечами.

– Я думаю, через месяц Жилберту вернется в Сан-Паулу.

– И будет у него все в порядке, – добавила Ниси, решив закрыть эту тему. – Кстати, мы уже подъезжаем.

– Родной Сан-Паулу! – радостно воскликнул Умберту, выглядывая в окно. – Как давно я здесь не был.

– И я соскучилась, – сказала Ниси и обняла Родригу.

– Кто бы мог подумать, что вы такие сентиментальные, – заметил Родригу.

– А ты разве не рад? – спросила мужа Ниси.

– Рад, – искренне признался Родригу и добавил: – Интересно, будет ли нас встречать Рикарду? Я послал ему факс накануне отъезда.

Через пять минут проводник отрыл дверь вагона и первым спустился на платформу. Сразу же за ним последовали и друзья.

Первым, кого они встретили в толчее на перроне вокзала, оказался Санчес, приехавший встречать джаз-музыкантов.

– С возвращением, – кивнул он Родригу и его жене. – Рикарду просил передать вам, что не смог встретить вас. У него сейчас важное деловое свидание. Он позвонил мне рано утром, сказал, что получил сообщение по факсу и назвал время прибытия вашего поезда. Я уполномочен передать от его лица глубочайшие извинения.

Отдав дань уважения, он переключил внимание на Умберту.

– Новый хозяин бара Селсо позвонил мне и очень лестно отзывался о вас. Говорил, что привередливая публика «Барбадоса» была вами покорена.

– А разве могло быть иначе? – улыбнулся Умберту.

– Ребята были очень эффектны! – добавила Ниси.

Санчес поискал глазами Жилберту и спросил:

– А куда подевался этот не в меру вспыльчивый музыкант?

– У него остались еще кое-какие нерешенные дела в Рио, – усмехнулся Родригу.

– Что ж, вы меня очень порадовали, – сказал Санчес Умберту. – Вы подтвердили, что можете работать на должном уровне, и полностью оправдали мои надежды.

Умберту пожал плечами.

– Мы были такими, как всегда…

– Ладно, не скромничай, – Санчес панибратски похлопал музыканта по плечу. – Ваш успех подвиг меня на одну прекрасную идею. Мы могли бы заполучить новый контракт, куда более выгодный. – Давай насчет этого потом, – предложил Умберту. – Я порядком вымотался. Да и Жилберту еще не вернулся. А без его согласия я никакого контракта подписывать не буду. Нам нужно немного отдохнуть, а через несколько дней мы вернемся к этому вопросу.

– Хорошо, – кивнул Сан: морщившись. – Я только хотел безмозглую голову… ценную инфорцию для размышлений. Наклевывается неплохая работе.. в Аргентине. Там обещают немалые деньги…

Умберту задумался. Он и не предполагал, что сразу же по приезде возникнет разговор на подобную тему.

– Умберту! – окликнул его вдруг Родригу. – В купе остались вещи Жилберту. Ты по можешь мне их вынести?

– Сейчас, – с готовностью отозвался Умберту и сказал Санчесу: – Извини, я минут через пять освобожусь.

– Я буду здесь, – вздохнув, согласился тот и, когда Родригу с Умберту исчезли в вагоне, посмотрел в глаза Ниси. Та отвела свой взгляд в сторону.

– Джаз-дуэт, конечно, слабенький, но я должен их поддержать, – с важным видом протянул он. – Пока у нас взаимовыгодные отношения. Но без меня они не продержатся на плаву. Я – их единственная поддержка.

– Зря вы так говорите о Жилберту и Умберту, – запротестовала Ниси. – Они здорово там выступали. Об этом говорили даже профессионалы.

Санчес усмехнулся.

– Я вправе перемывать косточки этим музы-кантишкам, потому что знаю, что и они поступают точно так же по отношению ко мне. Кстати, сеньора Медейрус, а вы не хотели бы дебютировать в качестве певицы? У вас потрясающие внешние данные. Я мог бы из вас сделать звезду…

– Благодарю, но у меня другие планы на будущее, – сухо отказалась Ниси, с нетерпением высматривая мужа.

– И все же я советую вам подумать над моим предложением, – настаивал Санчес. – У меня есть нюх на будущих звезд. Я слов на ветер не бросаю.

В этот момент из вагона выглянул Родригу. Он тащил большую сумку, принадлежавшую Жилберту. Заметив масляные глаза Санчеса, стоявшего рядом с Ниси, Родригу немного растерялся. Но, тут же взяв себя в руки, постарался сдержать овладевшее им чувство неприязни. Поставив сумку на перрон, он подошел к Ниси и обнял ее за талию. Санчес, который буквально с первого взгляда влюбился в Ниси, заскрипел зубами, но сумел сдержаться.

Когда из вагона вышел Умберту со второй сумкой Жилберту, Санчес обратился к нему с вопросом: – Так что ты думаешь насчет моего предложения отправиться в Аргентину?

Однако Родригу и Умберту уже успели потолковать в вагоне об этом предложении. Родригу настоятельно посоветовал другу не соглашаться на контракт второпях, не взвесив предварительно все плюсы и минусы.

– Я очень благодарен тебе за предложение, – дипломатично ответил Умберту, – но считаю, что сейчас самое лучшее для нас не гастроли, а усиленные репетиции. На время мы хотим уйти в тень.

Санчес в недоумении пожал плечами:

– Но вы же показали, что умеете зарабатывать деньги.

– Сейчас для нас важнее другое. Творчество превыше всяких денег. Мы играем не ради заработка, а ради самих себя.

Санчес раздраженно развел руками:

– Я тебя не понимаю. Не понимаю всех этих бредней о чистом творчестве. Ты мне еще о душе что-нибудь скажи. Вы – вполне прокатный дуэт. Чего желать еще?

– Совершенства. Нам надо больше репетировать.

– Но время идет, – все более раздражаясь, заметил Санчес. – Если его упустить, то потом уже не наверстаешь.

– Мы можем работать лучше. На самом высоком уровне. Кроме того, я не буду принимать никаких решении, не посоветовавшись предварительно с Жилберту. Он – мой друг. Дружба для меня важнее любого выгодного контракта. Санчес с досадой поморщился:

– Как знаешь… Дело твое. Но смотри, как бы потом не было поздно…

– Не будет, – уверенно заявил Умберту. Санчес заметно занервничал.

– Короче, звони, – небрежно бросил он и демонстративно посмотрел на часы. – Сегодня у меня еще много дел. Нужно спешить. Так что, извини.

– Пока, – кивнул Умберту.

– Всего хорошего, – пожелала Ниси.

– Салют! – Санчес помахал рукой и деловой походкой направился в сторону стоянки такси.

– Ты был с ним не слишком суров? – Ниси посмотрела в глаза Умберту.

– Санчес не тот человек, которому можно безоговорочно доверять, – ответил тот. – Он из тех, кто может обмануть и предать, причем сделает это с необычайной легкостью, даже с удовольствием. А потом тебя же и обвинит в предательстве… Твой муж предостерегал меня от поспешности. Я послушался Родригу, а не Санчеса, и ни капельки не жалею об этом.

– Ты был прав, – поддержал друга Родригу. – Вам с Жилберту нужны настоящие кон-Цертные площадки, а не клубы, где все только и делают, что жуют. – Спасибо. – Умберту с благодарностью посмотрел на него. – Кстати, как ты ду…

Его на полуслове оборвал радостный крик Ниси:

– Жилберту!

Умберту и Родригу с удивлением оглянулись на нее.

– Смотрите! – вновь закричала Ниси и указала в сторону стоянки такси.

Оттуда, прямо к ним в обнимку с Флор направлялся не кто иной, как сам Жилберту.

Несколько мгновений Умберту и Родригу молча соображали, это массовые галлюцинации или нет. Но увидев, как Ниси, подбежав к молодым людям, принялась их обнимать, поняли, что имеют дело с настоящим Жилберту.

– Вы бегом догоняли поезд или у Жилберту от любви выросли крылья? – попытался пошутить Умберту.

Родригу, не найдя слов, лишь покачал головой.

– Салют! – у подошедшего Жилберту был вид победителя.

Умберту испытующе посмотрел на Флор.

– Неужели краса и гордость мира моделей Рио-де-Жанейро капитулировала перед Жилберту?

– Увы, – развела Флор руками. – Когда Жилберту примчался ко мне с вокзала, взмыленный как лошадь, я поняла, что не в силах больше устоять перед ним. Своим поступком он сразил меня наповал. Я поняла, что готова отправиться за ним хоть на край света. Такое впервые со мной случается.

– А разве кто-то сомневался в моем сногсшибательном обаянии? – Жилберту самодовольно выпятил грудь вперед. – Может, ты, Родригу?

– Я? – Родригу надел маску недоумения и, кивнув на Умберту, сказал: – Кажется, это он имел что-то против…

– Да никогда в жизни! – Умберту ударил себя кулаком в грудь. – И как тебе только в голову могло прийти, будто я хоть на йоту сомневался в твоих сверхмужских достоинствах!.. Я даже обижен таким подозрением…

Жилберту самодовольно улыбнулся и обнял подругу:

– Видишь, милая, как меня ценят в нашей компании.

– Да Жилберту – лучший саксофонист Бразилии! – продолжал гнуть свою линию Умберту.

– Какой Бразилии? – запротестовал Родригу, решивший подыграть другу. – Я бы на месте Жилберту обиделся на такое заявление и полез бы в драку.

– А что тут такого? – всерьез спросил Жилберту. – Почему я должен драться?

– Как это что! – Родригу внимательно огля дел Жилберту с ног до головы. – Обозвать лучшего саксофониста Латинской Америки всего лишь лучшим в Бразилии! Это непростительно.

– Ну, если принять Сан-Паулу за музыкальную столицу всего континента… – уточнил Жилберту, довольный своей смекалкой.

– Перестаньте, ребята, – остановила Ниси Умберту и мужа и обратилась к Жилберту: – Лучше скажи, как ты оказался здесь в одно время с нами.

Жилберту многозначительно посмотрел на небо.

– Неужели от любви у тебя все-таки выросли крылья? – Умберту с преувеличенным вниманием принялся осматривать спину друга.

– Мы с Флор поехали в аэропорт и купили билет на самолет, – объяснил Жилберту. – А из аэропорта взяли-таки до вокзала. Мы рассчитывали, что успеем как раз к прибытию вашего поезда. Спасибо, что захватили мои вещички.

– Как тебе удалось уговорить Флор? – не сдержался Родригу.

Жилберту с наигранным смущением потупил взгляд.

– Я думаю, об этом когда-нибудь она расскажет сама. Ты согласна со мной, милая?

– Да, милый, совершенно согласна, – ответила Флор и поцеловала макушку Жилберту.

– Флор, но тебе же не нравился Сан-Паулу, – напомнила Ниси слова подруги. – После того, как провалился показ твоих моделей, ты говорила, что больше никогда не приедешь сюда.

– Неужели? – пожала плечами Флор, поддавшись всеобщему настроению. – Что-то я не припомню такого… Возможно, в свой прошлый приезд я общалась не с теми людьми. Поэтому у меня сложилось предвзятое мнение о чудном Сан-Паулу.

– Пресс-конференция окончена, – объявил Жилберту, опасаясь лишних откровений возлюбленной. – Нам пора. Кстати, Умберту, когда следующая репетиция?

– Если месяц медовый, то через месяц, – не удержался от язвительного замечания Умберту.

После возвращения Ниси и Родригу из Рио-де-Жанейро прошло два месяца. Все шло своим чередом, и многие подробности тех событий постепенно стирались из памяти.

Ниси забрала маленького Жау от родителей и поблагодарила Алзиру за то, что она присматривала за внуком. Алзира и Аугусту, привыкшие за месяц к малышу, просили дочь почаще привозить к ним Жау.

– Только не тогда, когда в очередной раз расстаешься с мужем, – сказала Алзира. – Береги своего Родригу! Цени его!

Родригу с помощью младшего брата и Сиру благополучно уладил возникшие в управлении «Индустриас Медейрус» трудности. Однако далось это нелегко: пришлось урезать значительную часть жалованья всем служащим, в том числе и самим себе. Теперь, когда ему снова довелось окунуться в прозаические будни, Родригу гораздо реже навещал своих закадычных друзей Умберту и Жилберту в джаз-клубе. Однако те не забывали звонить Родригу на уик-энд, приходить изредка в гости и рассказывать о своих делах.

Умберту, столько посмеивавшийся над любовными похождениями друга, нежданно-негаданно завел подружку по имени Аделаида, и та была без ума от него и его музыки.

Жилберту и Флор прожили в Сан-Паулу целый месяц, который воистину стал для них медовым. Они договорились через год пожениться. Затем Флор уехала в Рио-де-Жанейро. Жилберту просаживал огромные суммы на телефонные разговоры с Рио. От него Ниси и Родригу узнали, что у Флор прошла выставка моделей, – на сей раз с блистательным успехом!

В целях экономии Ниси и Родригу пришлось оставить роскошный особняк, который они арендовали, и вернуться в дом Медейрусов. Ниси только рада была вновь оказаться под одной крышей с Рикарду и Вивианой, Эстелой и Тадеу…

В тот вечер Ниси, Вивиана и Эстела намеревались отправиться по магазинам за покупками.

Взяв косметичку, Ниси приводила себя в порядок в ванной. Оставшись довольной собой, она вспомнила, что позабыла позвонить Луису-Кар-лусу. Вчера вечером брат сказал ей, что у него меняют номер телефона и продиктовал его. Ниси записала его телефон на листке из блокнота и положила в сумочку.

Вернувшись в свою комнату, Ниси открыла сумочку, но листка в ней не увидела.

«Наверное, завалился за подкладку», – решила она и попыталась ощупать пальцами дно. К ее удивлению, вместо бумажного листка пальцы коснулись какой-то твердой пластинки. Ниси достала ее. Это была небольшая пластиковая карточка, на которой красовалось название одного из банков Сан-Паулу. Карточка уведомляла, что ее владелец является хозяином ячейки в хранилище банка. Внизу маленькими металлическими цифрами был напечатан восьмизначный номер.

«Как это странно! – растерялась Ниси. – У меня нет банковских счетов… Откуда же взялась эта пластинка?»

Так и не найдя ответа на этот вопрос, Ниси немедленно отправилась к мужу на работу, чтобы показать ему свою находку. Она надеялась, что вместе им будет проще разобраться.

В кабинете мужа сидели Рикарду и Сиру.

– Салют! – поздоровалась Ниси и, поцеловав Родригу, достала карточку: – За подкладкой у себя в сумочке я нашла вот эту странную вещь. Родригу, взглянув на находку, с удивлением перевел взгляд на любимую.

– Ты решила хранить деньги в банке? – растерянно спросил он. – Могла бы проконсультироваться со мной. Мы бы вместе подыскали тебе выгодный счет…

Ниси отрицательно покачала головой.

– Это не моя карточка.

– Ну-ка, ну-ка, – подошел к ним Рикарду и, вырвав из рук Ниси карточку, принялся ее внимательно разглядывать. – Интересная, скажу я вам, вещица. С ее помощью можно брать со счетов, большие деньги. А уж тратить эти деньги я большой мастер. Всегда готов вас проконсультировать…

– Откуда это у тебя? – Родригу посмотрел на Ниси.

Та пожала плечами.

– Не знаю. Я же говорю, это было за подкладкой.

– А что, если там миллионы! – перебил их Рикарду. – Ведь мы можем пойти в банк и взять их. В том положении, в каком мы оказались из-за финансового кризиса, нам лишний миллион совсем не помешает…

– Остановись! – попытался остепенить его Родригу. – Нам гораздо важнее выяснить, откуда она взялась.

Сиру, до этого молча наблюдавший за происходящим, подошел поближе.

– Ниси, постарайся вспомнить, кто мог брать твою сумочку? – посоветовал он. – Может, кто-нибудь из гостей в вашем доме?

Та не колеблясь ответила:

– Я всегда ношу ее с собой… И в Рио она все время была при мне. Даже Флор без моего разрешения никогда не прикасалась к ней.

– Не в характере наших гостей подбрасывать банковскую карточку, – между делом заметил Рикарду, по-прежнему продолжая вертеть в руках находку. – Если бы ее потерял кто-нибудь из наших знакомых, он бы уже давно оповестил нас об этом. В случае пропажи такие карточки обыкновенно аннулируются, а взамен выдаются другие…

– Ниси, может, это твой загадочный друг Жоржи преподнес такой подарочек? – помрачнев, предположил Родригу.

– Нет, он дарил только цветы, – оскорбилась та. – Ему и дела не было до сумочки. В этом я абсолютно уверена.

– Да перестаньте, – опять вмешался в разговор Рикарду. – Какая разница, откуда взялась эта вещица. Главное, за ней никто не приходил. Значит, она ничья, а деньги – наши. По крайней мере, я свею часть не собираюсь никому отдавать.

– Как? У тебя уже появилась своя часть?! – возмутился скромный Сиру, который тоже не отказался бы от своей доли, если бы ему предложили. Но Рикарду обращался только к Ниси и Родригу.

– Вам, насколько я понял, деньги не нужны. Вы собираетесь поделиться ими с совершенно чужими людьми. А я все-таки не такой уж и чужой. Следовательно, имею право на свою часть. По-моему, это логично.

Сиру обиженно засопел, но промолчал.

– А может, в полицию обратиться? – предложил Родригу.

Рикарду отчаянно замахал руками.

– Ну вот, видите! Он собирается отказаться от ничьих миллионов. Вернее, они были ничьи, а стали наши.

– Но мы должны найти владельца этой карточки, – настаивал на своем Родригу. – Мы сами едва не стали нищими, когда Руй Но-ваэс копал под нашу фирму. Нам ли не знать, что чувствует человек, который по собственной глупости лишился всех денег?

Сиру взял у Рикарду пластинку и принялся внимательно изучать ее.

– Эта карточка на предъявителя, – поделился он своими соображениями.

– Это значит, что ей может воспользоваться любой! – выпалил Рикарду, все еще надеясь хоть кого-нибудь склонить на свою сторону. – А в полицию обращаться смысла нет. Единственное, что она может сделать, так это передать твои денежки в казну. В итоге, все останутся с носом.

– А что, если там ничего нет? – засомневалась Ниси. – А вы тут уже устроили дележку миллионов.

После ее слов пыл Рикарду значительно поубавился.

– Скорее всего, в банке хранятся не деньги, – продолжил свои рассуждения Сиру. – Эта пластинка дает возможность открыть одну из ячеек. В них обычно хранят ценные бумаги, семейные реликвии или какие-нибудь дорогие вещи.

– Бриллианты, например, – не сдержался Рикарду. – Это тоже неплохо. В последнее время упали цены на нефть, но подскочили цены на драгоценности. Если будем действовать оперативно, сорвем хороший куш и продвинем наши акции на североамериканский рынок…

Родригу устало вздохнул.

– Может, лучше сходим в банк и проверим эту карточку?

– Замечательное решение! – поддержал Рикарду. – Ниси, мы идем вместе. Никто из собравшихся ничего не имеет против?

– Это должна решить сама Ниси, – предложил Сиру и отдал ей карточку. – Как-никак это ее находка.

Ниси, совершенно растерявшись от ажиотажа, поднятого вокруг карточки, неуверенно проговорила:

– Хорошо, я схожу с Родригу в банк, и мы все выясним. – Ну и черт с вами. Делайте, как хотите, – махнул рукой Рикарду и возвратился на свое место. – Но одно условие… Прежде чем что-то предпринимать, вы посоветуетесь со мной. А уж я вам плохого не подскажу. Идет?

– Непременно, – усмехнувшись, кивнул Родригу и, обняв Ниси за плечи, вышел с ней из кабинета. – Пока!

Проходя мимо секретарши, Родригу распорядился перенести две деловые встречи на вечер.

Родригу и Ниси взяли на улице такси и продиктовали водителю адрес, написанный на карточке.

– Ты думаешь, нам стоит туда ехать? – с сомнением спросила Ниси. – Как бы не пришлось потом жалеть…

– Не знаю, – искренне признался Родригу. – Но, может быть, мы хоть что-то выясним. Просто так кредитные карточки не появляются в сумочках. А что, если там действительно большая сумма? Все-таки делить деньги приятнее, чем не иметь их вовсе.

Ниси усмехнулась.

– Неужели и ты поддался на уговоры Рикарду?

– Нет, – уверенно ответил Родригу, – но, мне кажется, что за всем этим скрывается что-то важное.

– Но что?

Родригу пожал плечами.

– Даже не представляю. Возможно, новая история…

– Надеюсь, она будет получше той, которая с нами уже случилась. – Ниси с любовью посмотрела на Родригу.

– Я тоже на это надеюсь, – поддержал тот и улыбнулся.

Войдя в холл банка, Родригу остановил одного из проходивших мимо служащих и, показав ему карточку, попросил вызвать старшего клерка.

Вскоре к ним подошел лысый мужчина лет пятидесяти в черном костюме и галстуке-бабочке и поинтересовался:

– Чем могу служить? Родригу молча протянул карточку. Старший клерк посмотрел на пластинку и спросил:

– Вы хотите аннулировать карточку?

– Нет, мы только хотели бы взглянуть, – сказал Родригу.

– Разумеется, – кивнул клерк. – Это законное желание клиентов. Что ж, пройдемте со мной.

Ниси впервые столкнулась с такой совершенной банковской системой. Все для нее было ново и необычно: подвальные лабиринты, полицейские со спецвооружением, электронная система слежения, решетчатые и бронированные двери.

– Ну, вот мы и пришли, – сказал клерк, остановившись у пуленепробиваемой двери с электронным замком.

Он всунул в щель карточку и набрал нужный код. Заметив, что Ниси с интересом наблюдает за его действиями, он с удовольствием пояснил:

– Это швейцарская система охраны. Очень надежная. Войти в помещение, где находятся сейфы, может только работник банка, у которого есть такая карточка. Выйти тоже.

Дверь с легким свистом поползла в сторону.

– Прошу вас, – клерк жестом предложил пройти. – Я подожду вас здесь.

Ниси и Родригу зашли в помещение, стены которого составляли небольшие ящички с номерами и маленькими отверстиями, в которые и опускались индивидуальные пластинки. Родригу взглянул на карточку и отыскал ящичек с соответствующим номером. Едва сдерживая волнение, он подошел к ящичку и опустил пластинку в паз.

Дверца открылась, и Родригу заглянул внутрь.

– Что там? – нетерпеливо поинтересовалась Ниси.

Но, кроме двух свертков, Родригу ничего не увидел. Достав один, он развернул его. Сверток оказался картиной, только срезанной с подрамника и скрученной в трубку. На ней была изображена одна из библейских сцен.

– Вот это да! – только и смогла произнести Ниси и, взяв другой сверток, тоже развернула его. – Это же классическая живопись! Она стоит огромных денег.

– Кажется, я кое-что начинаю понимать, – задумчиво протянул Родригу. Ниси кивнула:

– Я тоже…

Пристально глядя в глаза жене, Родригу сказал:

– Тот тип, с которым ты ехала в одном купе…

– Его звали Мазарини, и он был специалист по краже живописных полотен из частных коллекций, – напомнила Ниси. – Он предчувствовал, что мафия доберется до него и…

– Но как он мог подсунуть тебе карточку в сумочку, если ты ее все время не выпускала из рук? – удивился Родригу.

– Должно быть, он сделал это, когда я спала, – предположила Ниси. – Виртуоз, который способен украсть такие картины, без особого труда может порыться в моей сумочке.

– Он надеялся на вокзале в Рио забрать карточку у тебя, – догадался Родригу. – Ты для него была чем-то вроде ходячей камеры хранения.

– Это богатство не принесло ему счастья, – указала Ниси на картины. – Не принесет и нам.

– Вернем их законным владельцам, – улыбнулся Родригу.

– Я люблю тебя, милый! – воскликнула Ниси, обвила его шею руками и поцеловала в губы.

Спустя три дня после неожиданной находки Ниси на первой полосе популярной в Сан-Паулу вечерней газете была опубликована заметка:

«Сегодня криминальная полиция Сан-Паулу получила странный подарок от человека, пожелавшего остаться неизвестным. Этим подарком оказались картины, похищенные из частных коллекций Сан-Паулу почти полгода назад и считавшиеся безвозвратно утраченными. Общая стоимость находки оценивается экспертами в два миллиона долларов».

Когда Рикарду прочитал эту заметку, он сразу же понял, кто именно преподнес такой роскошный подарок полиции. Во время общего ужина в доме Медейрусов он излил душу, порицая Ниси и Родригу за непростительное транжирство.

– Это просто немыслимо! – кричал Рикарду. – Иметь в кармане такую сумму и так бездарно распорядиться ею! Я на выпивке экономлю, а они разбрасываются миллионами!..

Казалось, еще мгновение, и он лопнет от возмущения. Но, к всеобщему облегчению, этого не произошло.

– Ладно, Рикарду, не дуйся, – Родригу похлопал брата по плечу. – Ведь ты тоже принимал решение.

– Но я вас предупреждал, – буркнул тот.

– Как бы там ни было, Ниси и Родригу все-таки поступили правильно, – заметила Вивиана. – Ведь эти картины принадлежали не им. А то, что вор спрятал банковскую карточку в сумочку спящей Ниси, еще не основание для того, чтобы воспользоваться этим.

– Да, – согласилась Ниси, обняв Родригу. – Главное – мы вместе, а это гораздо дороже всего остального.

– Кому как… – устало проговорил Рикарду и, тут же позабыв свои огорчения, предложил: – Вам не кажется, что пора переходить к десерту?


Глава 8 | ЖЕСТОКИЙ АНГЕЛ - 2 | Глава 1