home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Склонившись над картой, Ринат улыбался. Нет, ему далеко не было весело. Это была все-таки злая улыбка. Он понял, что его бойцы увязли почти везде, кроме западной части города, которую защитники сдавали почти без боя. Начальник штаба, указывая карандашом по карте, о чем-то говорил, но Ринат, погруженный в свои мысли, только изредка понимал его пространные выражения. Несколько раз подошел штабной офицер и отметил на карте новые обнаруженные баррикады.

– Выяснили, где у них КП? – спросил Ринат в очередной раз у наставника, что находился рядом со связистами.

Начальник штаба, поняв, что его не слушают, тоже замолчал и посмотрел на наставника Рината. А тот в полушутливой манере ответил:

– Почти! Осталось не больше четверти города проверить. Если бы у нас было оборудование для пеленгации, нашли бы быстрее. Они пользуются рациями.

– Так сложно найти? – зло спросил Ринат.

Ему не ответили.

Обращаясь к начальнику штаба, он сказал:

– Пусть резервные взводы зайдут вот сюда и уже там ждут команд. – Ринат указал на район ближайшей школы и, когда начштаба отдал распоряжение связисту и вернулся к столу, сказал: – Если до ночи не управимся, надо будет еду к каждому отделению подвезти. О снабжении подумали уже?

Увидев кивок, Ринат опять склонился над картой. Если бы сейчас было раннее утро и ему только предстояло послать людей в город, он бы любому сказал, что это безумие. Но тогда утром все казалось таким простым и понятным. Сначала городские хотели сдаться. Когда им сказали выйти, они испугались расправы и попрятались. Весь город почти всю ночь со вкусом утюжили минометами. Грех не входить и не зачищать… И он послал людей.

Ринат не боялся ответственности. Да, по голове, если он не возьмет город, Улем его не погладит, но вот если он потеряет всех людей, доверят ли ему снова?

– Наставник! – позвал Ринат бывшего учителя. Когда тот повернулся к нему, Ринат попросил: – Выйти надо.

Они спустились по железной лесенке грузовика и спрыгнули в глинистое месиво, залитое водой непрерывно льющего дождя.

Два бойца охраны, что прятались от дождя под навесом ближайшей палатки, поднялись с корточек и смотрели в ожидании на командиров. Прикрывая глаза от заливающего лицо дождя, Ринат сказал наставнику:

– Пошли в палатку. Там потрещим.

Они зашли в палатку Рината и, стряхнув с одежды воду, сели на походные матрасы, разложенные на полу.

– Чего хотел-то? – с интересом спросил наставник.

Ринат зло признался:

– Кажется, я накосячил. Нельзя было лезть туда.

Наставник, который уже привык, что его бывший ученик обращается с ним как со злой необходимостью, казалось, удивился такому признанию. Он помолчал какое-то время, выдерживая паузу, и сказал наконец:

– И? Сейчас ничего не изменить. – Помолчав и видя, что Ринат довольно удручен происходящим, наставник сказал: – Максимум, что можно сделать, это потихоньку вывести людей. Но это бредовая идея. Пока они стоят в обороне, их сложнее уничтожить. Только они двинуться поодиночке и группами, их будут отстреливать как в тире. Есть шанс ночью, но не забывай, что бойцы города практически не знают. Дождь… наверняка засады. Короче, не выйдут. У нас нет выбора. Теперь кто кого измором возьмет.

За стенами палатки раздалось мощное, перекрывающее шум дождя рычание «Урала». Привыкшие, что без надобности машины не гоняют, экономя топливо, Ринат и его наставник поднялись и вышли из палатки под дождь.

Машина была не их. И бойцы в камуфляже, что повыскакивали из кузова и становились в строй, не обращая внимания на грязь и воду, тоже были незнакомы командирам. Не мешкая, Ринат и его наставник направились к этим новичкам и, заметив старшего, потребовали представиться.

– Командир отдельного взвода разведки. Мы авангард колонны. Через полчаса подойдут остальные.

– Какой колонны?

– Мы южнее вас зачищали район… вчера поступил приказ выдвинуться к вам для поддержки.

Ринат усмехнулся и только головой покачал. А наставник, оценив такую удачу, быстро стал расспрашивать:

– Снаряды к минометам сто двадцаткам есть? Патроны? Гранаты?

– Ну да. Мы вообще не тратили за все время похода. Найдется все, что нужно.

– Сколько у вас людей? – спросил наставник, уже сияя от удовольствия.

– У нас три роты. И два отдельных взвода. Считайте, что неполный батальон.

– Провизия?

– Обижаете. Говорю же, зачищали южнее вас. Хорошо зачищали.

– Кто у вас командир? – спросил Ринат.

Комвзвода еще минут пять отвечал на вопросы, но потом взмолился, чтобы его ребят запустили под навесы и в палатки от дождя. Ринат понял, что, собственно, осталось и правда только ждать колонну, позвал наставника в машину штаба, чтобы уже по-другому взглянуть на ту же карту, над которой еще недавно разочарованно готов был признать провал.

В машине его сразу обрадовали тем, что Роман был подобран бэтээром и уже вырывается из города.

– Он же там, как мышь, заперт был, – удивился наставник.

– Взорвали стену в соседнюю квартиру и через другой подъезд с боем вырвались.

– Он ранен? – спросил Ринат.

– Ни царапины, но с ним пара бойцов уцелевших. Те да… ранены.

– Будут что сообщать, сразу мне передавайте, – сказал Ринат и повернулся к наставнику и начальнику штаба, которого уже удивили новостью о подошедшей колонне подмоги. – Что там с остальными?

– Нас выбили вот отсюда. По сути, БТР забрал последних, включая Романа. Так что этот район нам не подконтролен. – Указывая по карте на недалекую часть города от фабрики, начштаба сказал: – А здесь наши наткнулись на укрепленный квартал. Есть все основания считать, что именно там их КП. Баррикады, гранатометы, автоматы, гранаты… они там отбили уже две наших атаки. Если нет возражений, то подошедших мы именно этим кварталом и озадачим. Нам не собрать там еще народ, чтобы третий штурм устраивать.

– Отлично. КП – это то, что мне и было нужно, – кивнув, сказал Роман. – Дайте координаты артиллерии. Пусть сровняют этот квартал. Не хочу даже вспоминать потом о нем.

Пока наставник передавал указания по рации, начальник штаба очертил большой участок города и сказал:

– Это то, куда мы не дошли. Но там не могут прятаться оставшиеся жители. Физически.

– А куда же они делись?

– Можно уже уверенно говорить, что, пока мы возимся с уличными боями, они покинули город. Больше того, я могу сказать, что покидали они его вот здесь, – начштаба показал участок условной обороны городского ополчения. – И как ни странно, именно отсюда в первую очередь Роман снял своих снайперов перед уходом в город. Этот участок был полностью оголен.

– А наши?

– А наших мы сняли еще раньше.

– Молодцы, – только и сказал Ринат. Обращаясь к вернувшемуся наставнику, он сказал: – Мы упустили жителей.

– Это как? – не понял тот. Ему объяснили, и он присвистнул. – Когда мы сняли последних людей отсюда? Даже если они вышли часа три назад, то они минимум на десять километров отошли.

– Снарядить погоню? – спросил начальник штаба. – Но они, скорее всего, не просто чухают пешком, наслаждаясь дождиком. Наверняка у них и транспорт есть, и, более чем вероятно, охранение. То есть посылкой взвода тут не ограничишься. А два-три взвода нам нельзя посылать. У нас основная задача – город.

Ринат хмуро глядел на карту, и даже вошедший в машину комвзвода разведки из новой колонны не отвлек его от мыслей. Наконец он сказал:

– Пошлите вертолет и два отделения бойцов. Вертолет должен найти колонну и высадить отделения для засады на ее пути, после этого вернуться и, уничтожая замыкающих, гнать колонну на засаду.

– Это ничего, что погода нелетная? – насмешливо спросил Рината наставник.

Ринат посмотрел на него и ответил жестко:

– Никто не должен уйти. Если эта колонна закрепится в другом населенном пункте, нам придется начинать все снова. Я больше такого позора не перенесу.

– Но вертолеты в такую погоду не летают, – изумился наставник.

– Точнее, летают, но недолго… и недалеко… – хмуро поправил начальник штаба.

– Я сказал – пусть летят. – Обращаясь к новенькому, Ринат сказал: – Выделите два отделения. Из тех, у кого не будет сомнений стрелять или нет по безоружной толпе. Возьмите боезапаса побольше. И на площадку вертолетную… вам покажут. Наставник, проводи и отправь.

Не выражая эмоций, наставник и комвзвода вышли, чтобы отправить людей. Начальник штаба тоже воздержался от хмыканья и прочих выражений чувств, в кузове штабной машины только рация надрывалась десятком голосов командиров взводов и ротных, сообщая, куда их занесла нелегкая.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава