home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

– Кондрат, просыпайся! Слышишь, Кондрат! Вставай. На дело пора.

Будил его такой же небритый, как и он сам, Матвей.

– Отстань, Короб. Встаю.

За квадратное телосложение Матвею еще в первую ходку дали кличку Короб, и так он с ней никогда и не расставался. Впрочем, как кого зовут, в сбившихся нынче по всей стране бандах мало кого интересовало. Все чаще звучало: «Эй, слушай…» и т. д.

Кондрат с кряхтением поднялся с лавки и прошелся по комнате.

Старик стоял перед окном и пожевывал сигарету в плотно сжатых губах. Остальные – кто где. Всего в доме было семь человек, причем настоящих бандитов было трое, остальные так, шушера. Один комерс, залетевший на даче взятки, один дилер наркоты из Екатеринбурга, «мужик», севший за нечаянное убийство. И собственно, парень, неизвестно за что сидевший, в неизвестно какой колонии. С ним никто, кроме Старого, не разговаривал. Он и сам не стремился к общению, и среди бежавших заключенных о нем сложилось нелестное мнение как о неправильном человечке. Сам Старый был вором-рецидивистом. Он уже ходку шестую делал, когда подфартило утереть нос конвою, сопровождавшему колонию на новое место из затопленного нынче карельского поселка. Короб был убийцей, только по идиотскому стечению обстоятельств и милости присяжных не получившим пожизненное. Сам Кондрат слыл вором, хотя душа его тянула чаще к разбойным нападениям со стрельбой, шумом и понтами. Только общение со Старым делало его более уравновешенным. Кто знает, что он бы уже натворил, следуй один в бега. То, что он услуживал Старому, не было показателем его низкости. Просто Старому старались угодить все, и он в том числе. Старый тоже меру знал. На глупые задачи Наркотиллу запускал, все остальное поручал Мужику и Комерсу. А вот где надо было посмотреть опытным глазом, оценить место и состояние, он поручал Кондрату. Для каких целей был Короб – понятно без слов.

– Ну что? Пойдем покалякаем с хозяевами? А может, и так все отдадут, не будут голодом морить честных гостей?

Сказанное Старым вызвало смех среди уголовников. Но все поднялись и подтянулись. Даже Наркотилла заправил свою рубашку в штаны.

Вышли в моросящий дождь и не спеша пошли через всю деревню, не таясь и не скрываясь от немногих любопытных глаз. И до них очередь дойдет.

К дому подошли с заднего крыльца и без стука завалились внутрь.

Оставляя Старого на пороге, вся банда ломанулась по комнатам, выискивая хозяев. Поднялся шум, крики, ругань и девичий визг. Старый вошел в помещение и замер на пороге, наконец закурив сигарету с совсем сжеванным фильтром. Он еще не успел сделать и трех затяжек, как его ребята повязали хозяина и притащили в большую светлую комнату, служившую явно залом для семейных обедов. Раз так, то и всю семью привели туда же.

Запуганная Алена жалась к не менее запуганной матери. Под их ногами лежал со связанными руками их отец и муж. Двое братьев бились в руках Короба и Мужика.

– Здравствуй, хозяин, – сказал Старый, входя в зал и выпуская струю дыма. Он, как обычно, улыбался, и не было в этой улыбке ничего страшного. Были только располагающая доброта и ласковость.

– Мы что заглянули-то… – продолжил он от порога. – Тут люди голодны, а в твоих погребах полно еды. Нехорошо быть таким жадным. Ты бы уж поделился с нами.

Отец Алены понял все быстро и дословно.

– Бери, что хочешь, только не калечь ни меня, ни моих… Я еще наращу. А вам, видно, и правда нужно, раз на такое пошли.

Сигарета упала на пол и была затушена черным хромовым.

– Молодец, все понимаешь. Только нам вот еще и хата твоя нужна. Ну, не понесем же мы все твое барахло через деревню. А так мы у тебя поживем, постолуемся. Как ты?

Хозяин ничего не ответил. Слегка подпихнув того под ребра, Кондрат заставил его заговорить.

– Живи. Столуйся.

– Тоже хорошо. Дом у тебя большой… Всем места хватит…

Бессильно отец кивнул.

– Вот замечательно. А чтобы ты не глупил, посидишь взаперти. Согласен? Умница. Вот как мы быстро все решили. Твоих отпрысков, наверное, тоже надо запереть…


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава