home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

«…Великая Россия! Сограждане! Мы долго терпели власть Центра и Москвы! Но теперь баста! Мы, здесь, на Урале, объявляем рождение нового государства. Сибирское государство! Сибиряки, кто, как не мы, владеет всеми богатствами страны. И кого, как не нас, с таким постоянством обирала эта пиявка – Москва. Мы больше не хотим быть сырьевым придатком ее. Мы хотим честно работать и получать то, что нам положено. А Москва? Москва загнется не сегодня-завтра. И так уже сейчас там вымирает население, у которого эти пиявки – власть имущие отбирают последнее. Стратегический запас этого города не достается даже детям. Его пожирает огромная армия чиновников и их приживал. Там умирают люди. Но мы и сами умрем, если позволим тем выскочкам распоряжаться нашими запасами. Так пусть наше – останется нашим, а их – пусть останется им. Слушайте, сибиряки! Отныне мы независимы от московских кровососов. У нас теперь своя столица! Екатеринбург! Город Великой Екатерины. И наше новое государство непременно станет великим. И опорой в этом нам служит армия во главе с нашим вождем – Погодиным. Да здравствует Сибирь! Да здравствует Свобода! Да здравствует Вождь!..»

Ухмыляясь, Короб повернул колесико на мощном приемнике в поиске другой волны и сказал:

– Да, Старый, ты прав. Не скоро у ментов руки до нас дойдут. Проблемы у них не шуточные.

Старик, лежавший на диване, на котором раньше спали родители Алены, приоткрыл глаза и сказал:

– Скоро, не скоро… не важно это.

– Ты чего это, Старый? Как это, неважно?

Старик прикрыл глаза и продолжил:

– Вот что я думаю. Надо бы нам паспорта новые, да где их теперь сыщешь в этом мире утонувшем? Легальность нам нужна, вот что.

– Да на кой хрен она тебе, Старый, понадобилась? Будто у тебя паспорт кто спросит.

– Спросят. Коли сделаем мы то, что я задумываю.

– Ну-ка, ну-ка… Старый, расскажи, – оживился Короб.

Старик перевернулся на бок, отвернувшись от Короба, и сказал:

– Позже… поставь там… послушать что.

Короб повернул колесико, и комната наполнилась звуком голоса нового диктора:

«…На всей территории России продолжает действовать чрезвычайное положение. Недоступность некоторых участков из-за повальных наводнений делает эти места раем для бандитов и авантюристов. Зарегистрировано более ста случаев насильственного свержения власти в тех или иных городах и районах. Самопровозглашенные государства теперь являются настоящей головной болью для Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Но, конечно, как вы уже знаете, самыми проблемными регионами для нас являются так называемая Сибирская и Дальневосточная республики. Там к власти пришли военные диктатуры. Поддержка армией этих режимов делает проблематичным восстановление конституционного порядка в данных округах. Уже сейчас Китай и Япония готовы признать независимость Дальневосточной республики. Цели этих предателей предельно ясны. Япония получит обратно в свои владения Курильскую гряду и Сахалин, а Китай, скорее всего, просто открыто нападет на им же признанную независимой республику для увеличения своей территории. Уже сейчас главный штаб решает: а не активировать ли ядерные фугасы, заложенные на границе с Китаем, чтобы тем самым создать полосу, не преодолимую для армии КНР? Япония предупреждена, что в случае оккупации ею хоть метра нашей территории по японским водам будет нанесен ядерный удар. Это послужит охлаждением их разгоряченных мозгов. И ведь подумать только, у самих такие беды и разрушения, а хотят еще и против нас воевать…»

– Хрена себе. Войной попахивает, Старый.

– Ею всегда пахнет. Давай скажи, чтобы на стол накрывали.

– Хорошо. – Короб вышел из комнаты и крикнул: – Эй, ты, давай на стол тащи. И пусть тебе не твоя долбанная дочка помогает – в прошлый раз она мне на ногу кипяток пролила. И если бы не Старый, я ее об угол головой точно бы приложил. Давай шустрее. А не то мы твоему муженьку глазки-то повыковыриваем. Или петухом заделаем, а то вы бабы нас притомили: все визжите да визжите.

С ухмылкой Короб вернулся к радио и сел настраивать следующую волну:

«…трагедия на Балтийском флоте. Вчера сошедший с ума командир сторожевого корабля сделал попытку выйти в море без разрешения командования. На все запросы он отвечал, что хочет только блага своим близким, которые, кстати, находились на борту судна. Почти весь экипаж, а точнее его офицерский состав, имел на борту жен, родителей, детей. На требования прекратить движение и лечь в дрейф сторожевой корабль, название которого сейчас уточняется, не отреагировал. После серии предупредительных выстрелов, на которые командир также ответил огнем палубных систем, по нему был дан ракетный залп с трех кораблей Балтийского флота. Выживших, к сожалению, нет».

– Тоже круто. – Короб в изумлении покачал головой.

Старый ничего не ответил и даже не повернулся, чтобы прокомментировать. Короб покрутил дальше.

«Латвийский сейм принял решение в случае продолжения затоплений территорий производить эвакуацию в соседние республики. Предварительная договоренность с Эстонией и Литвой по данному вопросу достигнута. В Скандинавских странах не столько озабочены наводнением, сколько нескончаемым потоком беженцев из России. Преодолевая границу, десятки тысяч граждан России наводняют Финляндию и Норвегию. Правительство этих стран обеспокоено ухудшением криминогенной обстановки и грозит создать концентрационные лагеря за колючей проволокой в случае увеличения числа жертв ограблений и насилия. Российские пограничники не имеют ни средств, ни желания препятствовать потоку уходящих людей. Правда, несколько печальных инцидентов все-таки произошло. Так, например, пограничники Н-ской заставы открыли огонь на поражение при приближении нескольких десятков беженцев. Десятки погибших, десятки раненых. Командир этой заставы, оправдывая действия своих подчиненных, сказал, что те действовали согласно закону и уставу. Интересно, что оставалось делать тем людям? Наверное, сидеть на месте и ожидать, пока море их поглотит, как оно поглотило пограничный Выборг. С вами был ведущий программы «В мире» на волнах радио «Свобода»…»

Следующая волна:

«…Антисанитарная обстановка в затопленных городах Европы приводит к заболеваниям многих из тех, кто там остался, несмотря на предупреждения Совета Европы. Немецкий город Росток и его побережье Варнемунде, затопленные еще несколько месяцев назад, оказались не такими уж покинутыми, как об этом рапортовали спасательные службы Германии. За несколько последних дней спасательных работ там эвакуировано более трехсот жителей. Все они в крайней степени истощения и поражены болезнями. Все спасенные сейчас уже находятся на лечении в Швейцарии, которая открыла свои границы для всех пострадавших здоровьем в это ужасное время».

– Хочу в Швейцарию, – заявил Короб. – Старый, а ты хочешь в Швейцарию?

– Нет, – глухо ответил старик.

Короб выключил радио и пошел поинтересоваться, где, собственно, обед. Но навстречу ему уже вышла мать Алены, неся в руках кастрюлю с супом. Поставив ее на стол, она снова скрылась, но Короб увидел, что отметин на ее шее и царапин стало на несколько больше. Он ухмыльнулся и сел за стол, никого не дожидаясь, ведь ему еще менять Кондрата. Кто-то же должен охранять папашу. Хотя Короб и считал, что того стоит убить, но ослушаться Старого не смел.

Поев, он оставил на столе посуду и пошел за Кондратом. Остальная банда сейчас рыскала по всем домам в поисках чего полезного. Вернутся – тоже похавают. Только б они не тронули этой старой в дальнем доме, что с молодухой и двумя детьми живет. Уж очень молодая приглянулась Коробу. Вот бы лаской взять. А то опять эти визги, слезы. Не удовольствие, а расстройство одно. Хотя и удовольствие тоже… да…


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава