home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Артур стрелял с колена. Одиночными – экономил патроны. Те, кто на них напал, уже давно разбежались, но иногда они показывались в окнах, и Артур стрелял и стрелял. Как в тире. И небезуспешно. Из двух рожков он уже истратил полтора, но должен был продолжать стрелять, пока Ринат с пистолетом в руках не доползет до дома, в котором засел какой-то придурок с охотничьим ружьем. Вот Ринат уже под окном сидит на корточках, прижавшись спиной к побеленной стене. Можно было откатываться, и Артур поспешно перебрался за кусок бетонной плиты, где, сжавшись, сидела и дрожала Юта. Здесь пули и дробь не страшны.

Юта, всхлипывая, посмотрела на Артура и спросила:

– Ну, что мы им сделали?! Мы же только еды у них попросили! Мы бы взяли и ушли! За что они нас так?!

Артур усмехнулся про себя и сказал, зажимая коленями автомат и садясь поудобнее:

– Знаешь… Они просто жадные. Они не хотели нам давать еды, хотя у самих подвалы ломятся от жрачки. Ну, а когда эти, с ружьем, вышли и начали нас пугать… сама понимаешь…

– Но ты-то зачем в него стрелял?!

– Но он тоже в нас стрелял! – возмутился Артур.

– Но он же в ноги! А ты в него!

– Но ведь стрелял! Он первым напал на нас! – повысил он голос.

– Господи!!! За что?! – она почти выла. – Что нам теперь делать?!

Артур пожал плечами и сказал:

– Сейчас Ринат второго стрелка завалит, и тогда будет все нормально. Возьмем еды и пойдем дальше.

Юта посмотрела на него и заплакала. Слезы катились по щекам, и плечи, до этого просто подрагивающие, теперь затряслись так, славно девушка давила в себе рыдания и крик. Наконец она произнесла, прерывая всхлипы:

– А Павел?

– Здесь закопаем… – сказал Артур и посмотрел туда, где с разорванным пучком дроби животом лежал Павел. Было непонятно, то ли он еще жив, то ли это такие конвульсии – ноги Павла одновременно подергивались, врываясь носками ботинок в песок на дороге. «Какая разница, даже если еще жив… – думал про себя Артур. – С такими ранами не живут».

– А Марго как?

– Что, Марго как? – удивленно спросил Артур и взорвался бранью, пугая, девушку: – Мне что, еще о ее п…е думать? Перебьется. Вон, пусть тут остается. Она тут без мужика не пропадет. Сделаем, как будто мы ее прогнали… Или пусть с нами дальше тащится. Мне все равно!

В это время раздались пистолетные хлопки, и Артур вскочил и, перехватив автомат, направил его на выстрелы. Рядом с наличником стоял Ринат и спокойно, опустив пистолет, смотрел сквозь разбитое окно внутрь дома. Заметив Артура, он поднял руку, говоря, что все нормально. Но вдруг он поднял пистолет и еще два раза выстрелил сквозь окно куда-то в пол.

Артур подошел и посмотрел внутрь. На полу лежал старик с запачканной кровью бородищей. Вся его грудь была изуродована попаданием пистолетных пуль. Но с двустволкой он так и не расстался.

– Что там с Павлом? – спросил Ринат, пряча пистолет за пояс.

– Подох. Все кишки ему перемолотило, – без сочувствия в голосе сказал Артур.

– Ну и хрен с ним, – заявил Ринат, поворачиваясь и отходя от дома. Он спешил к машине, где сидели, спрятавшись, его Ленка и подруга погибшего Павла. Только они увидели его, как Маргарита выскочила из машины и с испуганными глазами бросилась к месту стычки. Она упала на колени и пыталась перевернуть обмякшее тело Павла. Наконец ей это удалось, и она, увидев раскуроченный живот Павла и его остекленевшие глаза, только и смогла закусить до крови запястье. Слезы полились из ее глаз неудержимым потоком. Скоро и боль в запястье не помогла ей справиться с тем, чтобы не зареветь в голос.

Артур, стоя с автоматом наперевес, посматривал одновременно и на улицу, чтобы кто не вышел, и на девушку, которая потеряла друга. Про себя он отметил, что довольно неплохой счет поединка образовался. На улице и в домах лежало где-то восемь или девять тел. Они же потеряли только одного. И это при том, что и с той и с другой стороны было по два ствола. Правда, поселяне потеряли одного стрелка сразу, но это не меняло ровным счетом ничего для Артура. Он бесстрашно пошел по улице, крича, чтобы никто и не думал выходить из домов, иначе он будет стрелять сразу. Появились Ринат и Ленка. Встала из-за укрытия и зареванная Юта. Все они подошли к телу Павла и плачущей над ним Риткой.

Артур подошел к ним и сказал:

– Сначала соберем провизию, воду, бензин, если найдем, оружие… а потом уже будем хоронить. Понятно?

Ринат только кивнул, а остальные словно и не услышали его. Однако уже скоро они, справившись с собой, начали прочесывать дома. Собрали немного консервов, солений, нашли вяленой рыбы целый мешок. Но вот бензина не было вовсе. К двум винтовкам добавилось около сотни патронов с разнокалиберной дробью. При прочесывании первым в дом входил или Ринат, или Артур, но один из них обязательно оставался на улице – прикрыть в случае чего. Потом заходили девушки и вместе с тем, кто вошел первым, начинали набивать сумки и мешки тем, что считали съедобным или полезным. Всего трупов оказалось десять. Артур и Ринат вытащили их всех на улицу и сложили аккуратным штабелем. Девушки на это смотреть не могли и ушли к машине, оставленной чуть ниже. Вскоре все награбленное перетащили к ним, а следом Артур и Ринат перенесли тело Павла. Через час, зарыв товарища, группа отправилась обратно вниз, так и не став выяснять, выжил ли кто-нибудь в этой деревне, или нет.

Рита не захотела покидать компанию и теперь сидела сзади среди двух других девушек, которые ее, как могли, утешали. Раньше там сидел еще и Павел, но теперь места стало больше. Тоже хорошо…

Джип, тяжело переваливаясь, развернулся в три приема и начал скатываться вниз.

Вторую машину пришлось бросить еще раньше. Значительно раньше. Когда преодолевали вброд одну из этих новых речушек, что заставила их отклониться сильно на запад. Что могли, то из «Нивы» забрали. Бензин высосали досуха. Но все-таки многое, что они награбили в Питере, было брошено в той второй машине. Они так и не смогли никуда далеко уехать. Им все время приходилось забирать то вправо, то влево, а потом вообще колесить по полям, не вникая в направление. Из них только Артур теоретически знал, где они приблизительно находятся. Однако, если бы ему кто-то показал на карте его настоящее местоположение, он очень удивился бы тому, что его представление разнится с истиной не меньше чем на полторы сотни километров. Все эти недели они только и делали, что колесили в поисках прохода на юг или на юго-восток. Но везде вода была для них препятствием. Это были и новообразовавшиеся болота и непонятные, ни на одной карте не отмеченные речки и ручьи. Уже неоднократно поступала идея пойти пешком. На что Артур неизменно огрызался, что он все не бросит. И если в баке этого джипа будет хоть капля, он продолжит ехать. Бензин, правда, несколько раз заканчивался, и тогда вся команда разбредалась в его поисках в стороны. Находили. Доливали. Ехали дальше.

Пока вот не приехали в эту знатную деревушку, которая заняла круговую оборону от всех пришлых, и выставила двух коммандос – дедков-пенсионеров. Нет, ну могли же они и правда смириться и дать им провиант. Так нет… устроили непонятно что. То ли битва, то ли бойня.

А теперь куда? Устали уже трястись по бездорожью. Сколько можно, правда? Или это черт водит? Какой черт! В этих болотах даже он бы безнадежно заблудился…

Да где это, черт побери, место на карте. Да и холмов этих нет.

– Так, стоп. Вот очень похожие возвышенности. Они или нет? Черт, весь ландшафт поменялся. – Артур уже сам себе не верил.

Ринат забрал карту из рук Артура и стал озабоченно ее изучать. Через минут пять он констатировал факт:

– Мы заблудились. И пока не найдем хоть одной деревни, отмеченной на этой карте, нам и думать нечего, чтобы определить наше местоположение. А уже потом мы сможем и решить куда дальше ехать.

Дорога, забирая вправо, вела, несомненно, к какому-то более серьезному поселку. Спустя полчаса они обнаружили то, что искали. Однако в поселок было не так-то просто въехать. Дорогу преграждала баррикада из поваленных телефонных столбов, бочек, перевернутого «запорожца» и других не менее тяжелых предметов. Пришлось остановиться. Артур посидел немного, перед тем как выйти, как бы решаясь, потом посмотрел на нервно матерящегося Рината и все-таки вылез из машины. Ринат тоже вышел, и они вдвоем подошли к завалу.

– Только бы не начали стрелять, – вполголоса проговорил Ринат. – Мы тут как на ладони.

Артур поправил автомат на плече и крикнул в сторону домов, стоящих вдоль дороги сразу за баррикадой:

– Эй, есть кто живой?

В ответ он услышал свист и сразу после этого раздался выстрел, от которого Артур и Ринат невольно пригнулись. Затем они услышали чей-то голос из окна ближайшего дома:

– Оружие на землю!

– Кто это?

– Считаю до трех. После этого – вас изрешетят.

– Слушайте… ну хоть покажитесь.

– Давай клади на землю стволы. А потом поговорим.

Артур, так и не разгибаясь, осторожно стянул ремень акаэса с плеча и медленно опустил автомат на землю.

– Отойдите на пять шагов назад, – скомандовал голос.

Они послушно отступили почти к самой машине.

Из домов справа и слева от дороги стали не торопясь выходить люди и приближаться к баррикаде. Это были сплошь мужчины, и почти каждый был вооружен. О сопротивлении нечего было и думать. Артур с товарищем терпеливо ждали, пока один из людей перелез через завал и приблизился к ним.

– Ну, здорово, Артурчик.

Лицо Артура перекосилось от страха и недоверия своим ушам.

– Вижу, узнал меня…

Такого не узнаешь… Все, кто хоть раз в жизни встречался за беседой или тем паче по делу с обладателем этого низкого голоса, запоминали его на всю жизнь.

– Улем? Откуда? – постарался изобразить радостное изумление Артур.

Вставший перед джипом высокий, средних лет мужчина с обрезом охотничьего ружья сказал насмешливо:

– Не ссы, Артист. Что было, то прошло. Не буду я тебя наказывать за дела твои. Идите за мной. Да баб своих не забудьте.

– Улем? – все еще не веря себе, повторил Артур.

– Да. Не Санта-Клаус. Не Дед Мороз, – усмехнулся высокий мужчина.

– Ты же…

– Таким, как я, крылья не подрезать… Сбежал, сбежал. Да вот и братию собрал. Так что пошли покалякаем.

Мужчина, подобрав автомат, перелез обратно через препятствие и уже оттуда снова позвал:

– Ну, давайте, давайте… А то я попрошу вам помочь, – он заржал, и, вторя ему, мужики, что пристально смотрели за ними все это время, загоготали.

Артур сказал, чтобы девушки выходили, и все вместе они направились к завалу. Пока помогали перебираться подругам, Ринат спросил:

– Кто это?

Артист посмотрел на недалеких мужиков и сказал вполголоса:

– Бандит один. Мы ему в свое время отстегивали с наших делишек. А потом я откололся от него, а он вскоре на кичу пошел. Он все хотел меня примерно наказать, но не успел.

– Сейчас успеет.

Артист аж побледнел.

– Заткнись. Может, и обойдется…

Их проводили в третий от завала дом и, заведя в комнату, сказали, чтобы они сидели и ждали, пока их Улем позовет. Но Улем не позвал, он сам пришел в сопровождении двух крепких молодых ребят, явно своих помощников или просто охраны. Он сел в кресло напротив дивана, на котором разместились все, кроме Артура, вставшего возле окна, и сказал, обращаясь ко всем:

– Ну, что могу сказать… Я вам рад…


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава