home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Ханин отдал приказ высаживаться возле обнаруженной лодки. Довольно быстро выяснили, что это именно та, украденная сбежавшими курсантами. Отправив в стороны группы по три человека с наказом искать следы беглецов, сам Ханин вместе с несколькими старшинами поднялся на холм. Оглядев окрестности, он спустился и выработал направление движения. Еще часа три ожидали посланные группы. Уставшие курсанты доложили, что следов дезертиров не нашли, и Ханин поднял курсантов. Оставив на охране плотов и лодки трех человек, он повел остальных по заранее выбранному им с высоты маршруту.

Дневной зной делал невыносимыми любые передвижения, и спустя часа три старший лейтенант объявил привал и велел раздать остатки провианта. Понимал он, что это все… Последние крохи. Если к вечеру они ничего не найдут, придется голодать. Но и экономить уже не было смысла. Курсантам досталось так мало, что многие даже не скрывали своего отношения к этим кошачьим слезам. Что ели, что нет. После получасового привала Ханин с трудом поднялся и скомандовал подъем всем остальным. Курсанты, слабо ругаясь, поднялись и построились по отделениям.

Пошли… Тяжело переступая гудящими с непривычки ногами. Кто-то самовольно снимал обувь и шел босиком. Ханин на них прикрикивал. Не хватало еще, чтобы они напоролись на стекла или что-нибудь ржавое. Курсанты тихо огрызались, мол, ноги стерлись в гадах. Мол, сам Ханин-то в хромовых ботинках. Ханин велел старшинам следить за подчиненными, а сам пошел во главу колонны, чтобы не видеть и не слышать все возрастающий ропот бойцов.

Вскоре показалась полоска дороги, ведущая на холм с разбросанными по нему домиками. Объявив курсантам, что в деревне будет большой привал и пища, Ханин приободрил их, и курсанты, даже самые измученные, замолчали. Стиснув зубы, они пошли быстрее в надежде на скорый отдых.

Деревня встретила походный строй курсантов полным молчанием пыльных окон и закрытых калиток. Ни лая собак, никакого другого движения. Правда, вездесущие крысы и мыши как-то уж очень подозрительно нагло перебегали перед строем.

Они почти прошли всю деревню, и Ханин уже собирался отдать приказ разойтись в поисках пищи, но слишком ужасная картина открылась ему, и он благоразумно остановил колонну. Сам же пошел дальше, приближаясь к чему-то уж очень невероятному и страшному. Чем ближе подходил Ханин к груде человеческих тел, тем сильнее рвотные позывы рвали его нутро. Запах. Самый непереносимый человеком запах. Мухи. Вечные спутницы тлена и разложения. Гниющие останки людей. Вся эта картина не могла не вызвать у Ханина чувство страха и отвращения. Испуганно оглядевшись на дома вокруг, он, стараясь не паниковать, пошел к переминающимся в испуге курсантам.

Держа голос, Ханин скомандовал:

– Взвод! Крууугом! Марш!

Повторять не пришлось. Вернулись на окраину деревни. Приказав обыскать ближайшие дома на предмет провизии, Ханин в то же время собрал вокруг себя курсантов, выглядевших покрепче иных.

Объяснив задачу, старший лейтенант с ужасом представил, что происходит в душе у этих вчерашних маменькиных сынков. Однако вопросов или возмущений он не встретил. Сделав себе из найденных в домах тряпок повязки, пропитав их слегка одеколоном, вооружившись лопатами и простынями для переноса тел, похоронная команда отправилась к трупам.

Братскую могилу закопали спустя полтора часа. Вырвало многих. Даже Ханин с трудом сдерживался. Почти у всех заболела до помрачения голова. И хотя все трупы были убраны, запах еще долго стоял над тем местом, где многим мальчикам впервые пришлось увидеть все безобразие смерти.

Ханин заставил себя съесть немного сваренной картошки и сел обдумывать дальнейшее положение. Осмотр деревни привел его к выводу, что она подверглась нападению вооруженных бандитов, которые, набрав провизии и, скорее всего, ограбив погибших местных жителей, ушли из нее или уехали. На другой стороне деревни на спуске с холма Ханин обнаружил не старые следы шин. И свежую могилу… Наверное, кого-то из бандитов все-таки подстрелили. А о том, что здесь была именно перестрелка, говорило многое: и выбоины на стенах, и разбитые окна, и найденные им гильзы от калаша, пистолета и охотничьих ружей. Только вот как далеко ушли бандиты? Может, Ханин сильно себя подставляет, оставаясь в деревне со взводом. Но выбора особого не было. Остаться придется. Отделение, отправленное назад и нагруженное так и не посеянной в этом году картошкой и соленьями, получило четкое приказание привести сюда остальную роту. А в ситуации, когда вокруг рыщут вооруженные бандиты, разделяться или оставлять связных в деревне – это более чем странно. Приняв решение оставаться в деревне, где есть остатки провианта, не вывезенного бандитами, Ханин тоже рисковал. Мало ли, если они ушли недалеко. Могут ли они вернуться?

Ханин назначил дежурных на дорогу, а остальным приказал расквартировываться по отделениям. Сам он остался у невероятно глубокого колодца, глядя вдаль на потемневший горизонт.

Почти ночью прибежали старшины всех трех отделений и доложили, что все отделения устроились, дневальные в домах назначены. Дозорные на дорогу будут разбужены в срок. Ханин назначил подъем на восемь. Это была, конечно, роскошь, но уставшие за переход курсанты должны были восстановить силы. Оставив рядом с собой командира второго отделения, Ханин отпустил остальных.

– Что твои говорят? – спросил он у комода.

Тот помялся и переспросил:

– Тащ командир, я не понимаю…

– Я спрашиваю, каково состояние твоих бойцов.

Комод посмотрел назад, будто мог увидеть свое отделение, а повернувшись, сказал:

– Устали. Все устали. Даже по вам, виноват, видно… Особенно сегодня после захоронения. И страшно. Никто не показывает, но многих просто трясет от страха.

– Как зовут?

– Полейщук.

– А имя?

– Александр.

– Саня, значит…

– Так точно.

– Чего они боятся?

– Да всего… И что бандиты могут всех перерезать, а у нас даже оружия нет. Да и куда идем – непонятно. Вон, трупы валяются… А дальше-то, наверное, еще хуже будет. Нет, чтобы, там, сбежать, как эти двое, никто, конечно, не говорит, но и дальше идти не хотят. Мало ли на кого напорются. Хочется уже к своим прибиться.

Ханин посмотрел на него, а потом снова устремил взгляд во тьму ночи.

– Ой, смотрите, тащ командир, вон туда.

Старший лейтенант посмотрел, куда показывал взволнованный курсант, и заметил чуть видимую в темноте искорку. Как ни приглядывался Ханин, не смог определить, что это такое и какое до него расстояние.

– Что это?

Ханин пожал плечами:

– Может, деревня. Может, еще что… Запомни направление. Завтра ты со своим отделением и со мной пойдете на разведку. Все ясно?

– Так точно.

– Все… Спать.

Курсант ушел, а Ханин еще постоял, послушав, как тихонько переговариваются часовые. Сделав им замечание, он направился в дом, где расположилось первое отделение.

Утро получилось слегка суматошное. Пока оголодавшие курсанты готовили и завтракали, Ханин умылся и почистил зубы найденной щеткой и почти высохшей пастой. Побрился. Посмотрев на себя в зеркало, он нашел, что достаточно сильно осунулся за последний месяц. Решив себя взбодрить, он разделся догола и вылил на себя полведра холодной колодезной воды, натасканной курсантами. Весь намылившись, он со скрежетом зубов и замиранием вдоха ополоснулся остатками из ведра. Долго растирался и, чертыхаясь, влез в грязную форму. Драные носки он надевать не стал, а просто выкинул их в траву рядом с забором, у которого ополаскивался. Зашел в дом и, собственно без стеснения обыскав шкафы, присвоил себе чистые носки и нижнее белье.

Появившись на завтраке курсантов во дворе соседнего дома, он застал взвод дико потрепанным и спустя несколько минут выяснил, что произошла банальная драка. Выделив четырех зачинщиков, сильно помятых, с разбитыми губами и видом несправедливо обиженных, он допросил их. Выяснилось, что кто-то из второго отделения, они так и не сказали кто, поутру стырил из запасов взвода три банки тушенки и тихо «заточил» их. Судя по тому, что четверо были достаточно сильно разгневанными и раздосадованными, Ханин решил, что драться этим четверым пришлось с целым отделением.

Не поясняя своих указаний, Ханин приказал этим четверым получить у комода провиант на двое суток, а им самим озаботиться поиском ножей в домах.

Даже не зная, что предположить, курсанты ушли выполнять приказ.

Сам Ханин успел и позавтракать, и покурить, прежде чем провинившиеся появились. Не соблюдая никаких условностей, один из курсантов спросил:

– Вы, что, нас изгнать хотите?

Ханин, ухмыльнувшись и потушив окурок, ответил:

– Нет.

– А тогда зачем же… – курсант осекся под взглядом старшего лейтенанта. – Виноват!

Ханин отвернулся от него и крикнул Полейщука. Комод второго отделения будто и не уходил никуда, появился сразу и доложил, что его отделение готово к выходу.

– Отставить. Они остаются здесь. А ты, Саня, берешь вот этих орлов, – Ханин указал на ничего не понимающих курсантов с поставленными у их ног сумками и пакетами, – и через полчаса на дозорном посту ждете меня. Да… и это… найди себе тесак какой. Мало ли, пригодится.

– Есть, – ответил Полейщук. Оглядев «комнатных орлов», он сказал: – Пошли, пацаны, на пост.

– А ножи? – услышал вопрос Ханин, уже отходя.

– Эх вы, господин старший лейтенант, все умные уже давно обзавелись.

Ханин, не оборачиваясь, только головой покачал. Он, значит, не умный. Будем исправляться.

Спустя минут пятнадцать он подошел к дозорным, возле которых уселись в теньке пятеро курсантов, и сказал:

– Старшим остался командир первого отделения. Он все знает, что надо делать. Если что, на доклад к нему. Все ясно?

– Так точно, – ответили дозорные и еще долго провожали взглядом удаляющуюся группу.

Ханин сделал привал спустя только два часа перехода. Изнуренные жарой курсанты нашли тень в сиреневых кустах на обочине и залегли там. Ханин тоже с удовольствием растянулся в теньке и стал слушать неторопливый разговор курсантов.

– Да ты скажи ему… – негромко проговорил один из провинившихся.

– Да пошел ты… – незлобиво ответил ему другой и стал с шипением снимать обувь. – Во, смотри. Лопнула…

– Ну, теперь точно до крови разотрешь…

Полейщук, лениво повернувшись, сказал:

– Задник отрежь. Или вот что… Ты это… обрежь верх гадов, а задник подогни. Ну, чтобы типа тапок что-то получилось. Только шнурки-то не режь, идиот. Да так, примерно. Когда стоишь, то не видно, что они обрезаны. Вот, подгибай теперь. Попробуй пройдись.

Курсант поднялся и сделал пару шагов. Подпрыгнул на месте и снова завалился в тень. Первый спросил, мол, как.

– Нормально, – довольно отозвался второй.

Пятнадцати минут хватило всем четверым, чтобы изуродовать обувь под молчаливое невмешательство Ханина. Сам Полейщук, похоже, сделал это раньше, так как только советовал, но свою обувь не снимал.

– Санек, – позвал Ханин комода спустя пять минут.

Тот поднялся и встал над лежащим Ханиным:

– Я здесь, товарищ старший лейтенант!

Ханин сел и, прищуриваясь, сказал:

– Если эти орлы в твоих тапках не смогут бегать, я тебе пятки вырежу. Понятно, модельер?

– Так точно! – ответил, нисколько не испугавшись, Полейщук, видя, что Ханин совершенно на него не сердится.

– Все… Встали, – сказал Ханин, подавая пример.

Он уже хотел было скомандовать идти за ним, но в это время раздались выстрелы, и команда замерла в его горле. Он настороженно прислушался, пытаясь определить, откуда были выстрелы и как до них далеко. Курсанты, уже давно распластавшиеся на земле, не спешили подниматься, слыша такое. Снова выстрелы, на этот раз очередь из автомата. Ханин, поняв, что стреляют не по ним, не стал пригибаться. Направление он определил точно. Оно совпадало с их маршрутом движения. А вот расстояние… С этим было сложнее.

Оглядевшись, он решил уводить своих в лес, тянущийся вдоль дороги на небольшом отдалении. Пригибаясь, они достигли леса и, только углубившись в чащу, перевели дух.

А выстрелы теперь звучали все чаще и чаще. Новые голоса вплетались в рявкающую музыку перестрелки. Пистолеты, ружья, автоматы – что только ни звучало в этом хаосе. Опасаясь шальных пуль, Ханин приказал своим залечь за стволами, а сам стал смотреть на дорогу.

Спустя минут десять все разом стихло, и Ханин, подняв курсантов, повел их лесом, предупредив, чтобы те были готовы бежать. А про себя подумал, что, наверное, он не совсем пошутил насчет пяток Полейщука.

Но и спустя полчаса они ничего и никого не обнаружили. Сколько ни внюхивался Ханин, но даже запаха пороха он не почувствовал. Не спеша и осторожничая, они шли по лесу, всматриваясь и вслушиваясь. Солнце, пробивающее лесной покров насквозь до самого подлеска, пятнистым узором скользило по напряженным спинам курсантов и их командира.

Так осторожно они продвигались еще полчаса.

Ханин уже подумал, что кто бы здесь ни стрелял, они уже испарились, но в этот момент сквозь заросли мелькнули какие-то постройки, и командир, жестом остановив своих курсантов, сам в полном молчании, пригнувшись еще сильнее к земле, двинулся вперед. Подобравшись к опушке, он увидел поселок и перегороженную завалом дорогу, вливающуюся в него. Возле завала суетились неизвестные люди. Все при оружии. Кто с карабинами, кто с Калашниковыми, один из них слишком взволнованно махал рукой с зажатым в ней пистолетом. Он, без сомнения, руководил всеми теми, кто работал около завала. Сначала Ханин подумал, что люди растаскивают завал, но потом понял, что они занимаются несколько иным делом. Растаскивают трупы.

Убитые были одеты по-разному, но нескольких, в униформе, можно было принять только за милиционеров. На одном из них Ханин смог различить звездочки капитана, тоскливо сверкнувшие на прощание, когда тело подняли и потащили через завал куда-то внутрь поселка.

До Ханина доносились крики командира стрелков и чей-то не особо громкий вой боли. Присмотревшись, он увидел корчащегося около завала мужика с бородой и длиннющей седеющей шевелюрой. Он-то и подвывал, раздражая человека с пистолетом. Наконец, видно, вопли достали командира, и тот, подойдя к раненому, наорал на него. Что именно он кричал, Ханин не понял, но зато увидел, что стрелок, убедившись, что его крик не помогает, нацелил на раненого пистолет и нажал на курок. Три выстрела подряд раскололи голову бородатого мужика и забрызгали кровью и мозгами стоящего над ним человека с пистолетом. На мгновение работы остановились. Но, заметив это, стрелок наорал на замерших вокруг, и те поспешили продолжить свое дело. Посчитав, что тот добил своего раненого, Ханин пришел к неутешительному выводу – перед ним бандиты. Да и милицейская форма на убитых была лишним тому подтверждением. Скоро все трупы исчезли за завалом. А из-за завала появились кто-то с ведрами и начали поливать асфальт, смывая на обочину кровь и мусор. Несколько раз бегали взад вперед с ведрами, прежде чем в этих бегающих Ханин узнал одного из сбежавших своих курсантов. Как там его? Роман?

На лице у курсанта виднелись следы побоев, и каждый раз, пробегая мимо одного из вооруженных бандитов, он непроизвольно втягивал голову в плечи. Вскоре к двум уже работающим молодым избитым парням пригнали еще одного, в котором Ханин узнал своего второго беглеца. Чертыхнувшись, старший лейтенант стал отползать назад к ожидавшим его курсантам.

Он зря думал, что они ничего не видели. Только он подполз, как с сосны спустились двое его бойцов.

– Кретины! – выругался Ханин. – Они же по колебаниям веток могли вас заметить!

– Виноваты, господин старший лейтенант. Более не повторится. Там Ромка и Мишка… Они в плену у этих…

Не видевшие своими глазами стали расспрашивать, и непонятно, насколько бы затянулась эта болтовня, если бы Ханин не приказал отходить и не трепать языком.

Довольно быстро они выбрались из леса там, где и вошли, и скорым шагом направились обратно. Ханин холодел при одной только мысли, что если сейчас сзади раздастся шум двигателя, сумеют ли они спрятаться. Успеют ли?

Так или иначе, уже к ужину они добрались до деревни и немедленно принялись за еду. Причем Ханин принудительно изолировал свою группу в другом доме. Он боялся огласки того, что они видели, и объяснил свои действия бойцам просто. Мол, завтра снова выходить на разведку, и пойдут именно они. Так что никуда не выходить, отдыхать здесь. Гадить выходить по одному. «Узнаю, что вы бродите по деревне, ноги выдерну…» Но Полейщук, кажется, догадался об истинной причине изоляции. Ханину было на это плевать.

Собрав оставшихся комодов, он приказал, чтобы немедленно вырыли яму на дороге недалеко от дозорного поста. Во всю ширину дороги и на глубину метра полтора. Землю на простынях перетащить в другое место и там ссыпать. Приказал каждому бойцу вооружиться ножом. Обязал к утру, чтобы все, кто обзаведется оружием, уже имели для него чехлы или ножны. Работы он навалил всем. А вот на вопросы не отвечал никому. Это будило в курсантах страх и непонимание. Особенно: почему под караулом те, кто ходил сегодня на разведку с командиром? К ночи Ханин сам проинструктировал дозор и отправился спать. Только вот сон никак не шел в его тело. Вставали перед глазами и избитые лица его бойцов, попавших в лапы бандитам, и прощальный, тусклый отблеск с капитанских погон. Мысли, одна дурнее другой, лезли в голову. Предположения сидели на предположении. Все, что было известно о тех людях, так это то, что они бандиты. А все остальное, включая то, что делать дальше, было совершенно непонятно. Сон таки сморил уставшего Ханина, но он не принес к утру ни решения проблем, ни отдыха телу и голове…

– Становись… – сказал Ханин, проводя рукой по глазам. Недовольно оглядев свою команду, он сказал: – Слушайте меня. Мы сейчас не в деревне. Нас здесь только шестеро. А задача у нас, как у взвода разведки. Сейчас мы направимся туда… и каждый из нас займет позицию недалеко от того поселка. Задача проста и сложна. Сидеть, лежать и смотреть… Видеть все, но чтобы вас не видел никто. Даже когда вы захотите по делам, вы будете лежать, терпеть и смотреть. До темноты. Запоминайте лица, фигуры. Количество людей. Запоминайте оружие в их руках. Все это потом поможет нам понять, сколько же их там и есть ли возможность вытащить наших. И помните самое главное – что бы ни происходило на ваших глазах, вы не должны себя выдать. Там, – Ханин показал за спину, – остались еще наши. Целая рота. И я не хочу потом считать трупы и уцелевших. Не думайте, что в случае чего вы выдержите пытки. Потому вас и одели в гражданку. Вы местные из деревни Троицкое. Где такая, а вон там, суток трое пешком. В деревне никого не осталось. Даже жратвы, вот вы и пустились в путь в поисках людей. Ясно?

– Так точно… – нестройно ответили курсанты, одетые в разное тряпье, найденное в деревне.

– Я лично каждому покажу место, где ему залечь. Если вас засекли, бегите. Бегите куда угодно, только не в деревню, где сейчас стоят наши. Понятно? Ну и отлично… И еще. Если раздался выстрел… Падайте на землю и не геройствуйте. Мы постараемся вас вытащить.

– Мы не герои, – уверенно заявила хором команда.

– Я надеюсь.

Последнего на точку Ханин проводил взглядом и убедившись, что тот благополучно добрался до места, сам отполз и гуськом двинулся на выбранный для себя пост.

Себе он взял самое сложное направление – подход к поселку с юга. Даже не сильно напрягая зрение, было видно, что это направление укреплено не на шутку. Ствол пулемета торчал из слухового окна одного из домов. Баррикада была значительно внушительней. Да и люди здесь передвигались чаще. Всего Ханин насчитал человек десять. Прибавив к ним невидимого пулеметчика, периодически водившего стволом, старлей прикинул, сколько у них людей вообще. Не могут же они только тем и заниматься, что одно направление стеречь. Да и смена наверняка у них имеется ночная. А может, и не только ночная. Когда солнце уже коснулось горизонта и детали стали хуже различимы, Ханин засобирался обратно. До места сбора было еще почти час добираться, если соблюдать осторожность. Переломать себе ноги во тьме старлей совсем не желал. Однако раздавшиеся выстрелы заставили его замереть, вжавшись в траву. Только бы не его пацанов. Только бы не его… Только бы все вернулись… Господи, помоги и помилуй… Он приподнялся на локтях и пополз в сторону овражка, по которому он сюда так близко подобрался.

До места он добрался ровно за час. Прежде чем спуститься во впадинку с прудом, он огляделся и заметил плохо прячущегося Полейщука. Негромко хлопнув в ладоши, он привлек его внимание и показал головой, мол, вниз.

Около кромки воды он выяснил, что видел комод, и они вместе стали ждать остальных. Напряжение и страх за своих не отпускали Ханина. Он уже что только не передумал: и что зря они собрались в месте встречи, и что зря вообще таковую назначили. Надо было дать указание каждому двигаться к деревне. А кто попался, тот попался.

Скоро лежащие на краю Ханин и Полейщук заметили в сумерках движущуюся к ним тень. Тень не могла принадлежать взрослому мужчине, но на всякий случай Ханин достал нож.

Это был Петр, один из штрафников.

– Что видел? – сразу спросил Ханин, не отрывая взгляда от пространства перед ним, мало ли, кто идет следом.

Завалившись рядом с ними, Петр сказал:

– Человек восемь видел. Все с оружием. Только два автомата. Остальные карабины. Одно, правда, ружье. Я не понял, что это.

– Что они делали? – спросил Ханин.

– Ходили там-сям, сидели, болтали. О чем, мне не слышно было. А где все остальные? Это кого-то из наших подстрелили? Да? Товарищ командир? Это они нашего?

– Да не знаю я, блин, – чуть резко ответил Ханин, вытирая глаз, от напряжения заслезившийся.

Саня пихнул Петра в бок и сказал, чтобы тот заткнулся.

Следующим появился Олег и сразу бросился в воду. Стараясь не шуметь, он стал умывать лицо и руки, стоя по самую грудь в воде.

– Ты чего? – спросил Полейщук недоумевая.

Олег не ответил, продолжая вытирать мокрое лицо рукавом мокрой рубашки.

– Говори, – сказал Ханин.

Олег влез на склон и, всхлипнув, сказал:

– Они там женщину расстреляли. А наши… А наши… Они смотрели… А потом они ее закапывали. Причем спокойно так.

– Говори спокойно. По порядку, – жестко сказал Ханин.

Олег вытер сопли рукавом и сказал:

– Сначала, я не понял, зачем вообще там лежу. Смотрю, смотрю, а никого. Хотел уже перебраться ближе. А тут вдруг смотрю, идет пацан, наверное, ровесник мне, с бадьей какой-то. А за ним долговязый такой с автоматом в руках. Ну, пацан из бадьи вылил помои какие-то в яму и пошел обратно, тот за ним. С автоматом… Так они еще несколько раз ходили. А потом наши пришли… Миха с Ромкой. Они с лопатами были. Их тот же дылда сопровождал, только чуть подальше держался. Они сели недалеко и закурили. А скоро… скоро. Другой урод женщину пожилую привел. С ней что-то не так было. Она все время головой мотала. Что-то мычала, а не разобрать. Тот, кто привел, в яму-то ее и скинул. А потом стал туда стрелять. В яму. В нее… А наши как сидели, так и сидели. А когда он ушел, они стали новую яму копать и землю из нее в соседнюю перекидывать. Засыпать, стало быть. Причем спокойные такие. Суки.

– А этот, с автоматом?

– Он там же был. Все командовал.

– Так почему они суки?

– Да если б у меня лопата была… Я бы его самого закопал. И того, кто стрелял.

– Хочешь попробовать? – спросил Ханин, искренне злясь, что пацан такой бестолковый.

Олег ничего не ответил, он только отвернулся к пруду и еще раз вытер нос. Смотреть на него, мокрого и жалкого, было неприятно, и Ханин снова выглянул из травы.

Почти час никто не шел. После появился Артем, весь дерганый и с испуганным взглядом. Он, оказывается, тоже видел расстрел женщины из своего укрытия. Он не многое мог добавить, кроме того, что несколько людей, среди которых были женщины, под конвоем из двух бандитов с карабинами строили из бревен что-то типа башни на окраине, прямо напротив него. Вкапывали столбы, скрепляли их, налаживали лестницу. Если кто-то слишком медленно работал, его подгоняли прикладом. Даже женщин.

Последним появился Назим. Он в полном молчании спустился к пруду, волоча за дуло автомат. Бросил его у воды и стал мыть руки и ожесточенно тереть лезвие ножа. Ханин догадался сразу, что пацану выпало.

– Как ты его… – спросил Ханин, кивая на автомат, когда перед ним встал пацаненок.

Мы – силы

Назим посмотрел на оружие и сказал:

– Сначала ножом в пах, чтобы не закричал, а потом, пока он в шоке, по горлу. Меня не заметили.

– Так зачем ты его?

– А вот он мог заметить. Он из сарая того вышел, ну, где всех рабов они держат. И пошел прямо на меня. Штаны расстегивал на ходу.

– Плохо, – сказал Ханин, однако радуясь, что все его вернулись обратно да еще с добычей. Состояние остальных можно было сравнить с немым изумлением и испугом. Стоит вот так перед всеми и рассказывает, как человека замочил.

– Плохо, – повторил Ханин. – Теперь они найдут его тело и будут знать, что не одни. И что за ними следят.

– Не найдут.

– Почему?

– Я дерн снял, урода этого закопал и дерн сверху положил. Да еще и ветками прикрыл. Подумают, что смылся. Или еще что.

Тут даже Ханин изумился. Но спрашивать, откуда у пацана такая смекалка, он не стал. Или это навыки?

Он скомандовал подъем, и группа вышла из укрытия и в полной темноте направилась обратно, к своим. Ханин нес в руке тяжелый автомат и благодарил ночь, что она не давала парням разглядеть его лицо.

Серов, прибывший спустя два дня, был изумлен всем, что ему рассказал Ханин, не меньше того самого. Однако вида он не показал и от души похвалил и Назима, и всех остальных. Оглядел автомат, посетовал, что только двадцать три патрона, но был рад. Итого у них теперь было два ствола на почти сотню голов. По приказу Ханина вновь прибывшие отъедались, отсыпались и делали себе оружие. Напильниками, ножовками по металлу делались из кос, полотен пил и вообще любого подходящего материала ножи, стилеты, палаши. Ханин прекрасно понимал, что такое оружие их вряд ли защитит, но, во-первых, эта работа была по душе бойцам, во-вторых, пусть мало-мальское, но оружие давало эффект мнимой защищенности. И пусть говорят, что этот эффект опасен. Пусть говорят, что он вреден. Только пусть сначала придумают, как придать хоть чуть уверенности почти сотне бойцов, оставшихся почти без провианта, без связи с землей и с бандитами, рыщущими в округе. Словам, со временем перестаешь верить, а главное, начинаешь бояться, когда тебя успокаивают или воодушевляют на очередной подвиг.

Ханин построил наутро личный состав и обошел строй, хмуря физиономию и делая замечания по форме. Постирались, и то слава богу, заметил ему мичман, но Ханин даже не ответил. На ремнях справа теперь почти у всех красовались самодельные ножны с рукоятками, в которых легко узнавалась кухонная утварь. У некоторых рукояти были из намотанных лоскутов, стянутых изолентой, скотчем или просто густо намотанной веревкой. Однако у отдохнувших и наевшихся бойцов вид был довольный и бравый. Они верили в своего командира. Пока еще верили. То ли из-за молодости, то ли из-за того, что в кого-то надо было верить. В кого-то, кто их выведет, спасет… Выдернет из дурного сна.

Ханин сам уже слабо в себя верил. А еще ему было страшно. И за себя, и за этих пацанят, которые могут быть убиты или просто умереть от сепсиса. Он вспоминал лица Михаила и Романа. Он видел их перед собой в каждом из курсантов. Любой может попасть в рабство, если отобьется от их группы. Но еще вернее они пропадут, если будут, как слоны, топтаться рядом с опасностью. С опасностью, против которой у них всего одно ружье и автомат с двадцатью тремя патронами.

– Курсанты. Бойцы, – обратился Ханин, остановившись на середине строя. – Как настроение? Не слышу? Отлично. Слушайте сюда. Итак, сейчас ваши командиры отделений назначат ответственных. Те, в свою очередь, начнут паковать провизию. Исходите из расчета на десять дней. Именно столько нам понадобится, чтобы добраться до цивилизации. Внимание особое к воде. Много ее не унести, но суточный запас должен быть в каждом отделении. Основная задача – это тара для всего этого. Я разрешаю вам обследовать все дома в деревне в поисках провизии, мешков, других полезностей, которые могут нам пригодиться. Но не мародерствовать. Увижу, кто балует, по прибытии отдам под суд. Все ясно? Командиры отделений, приступайте.

Уже более тихо он обратился к своей разведгруппе.

– Олег, Петр, Назим, Саня… Артем… Ко мне. Полейщук, куда!

– Так мне ж надо ответственного назначить.

– Нет, родной. Ты теперь сдаешь свое отделение. И в сводное. И так же Кирилл. Найди его – и сюда. Витька тоже. Серов, слышишь! Я у тебя воинов забираю. Назначь на их места командиров.

– О'кей.

– Я тебе дам о'кей.

– Так точно, командир, – сказал Серов, инстинктивно подкинув расслабленную руку к козырьку фуражки.

– Все остальные… Вы дожидаетесь Кира и Витька и дуете в… ну, Полейщук, ты знаешь куда. Там и поговорим. Чтобы не торчали здесь. И… поняли… язык отрежу. Мичман… тоже потом присоединяйся.

Спустя полчаса собрались в доме, где теперь отдельно проживали «комнатные орлы». По приказу Ханина Кира и Витька посвятили во все происходящее вокруг. Восприняли они это как-то странно. Ни холодно, ни жарко. Да, мол, наши в плену, но рисковать из-за этих овец своими шкурами неохота. Тем более что можно подставить всю роту.

– План такой… – подытожил все разговоры Ханин. – Рота под командованием Серова двигается с вечера на восток. В полном составе. Кроме меня и вас. Мы опять заляжем возле поселка. Будем смотреть и, может быть, сможем втихаря отбить Мишку и Романа. В штурмовой группе я и Назим. Вы смотрите по сторонам. И значительно на отдаленном расстоянии. Если все проходит тихо, мы все уходим на юг. Делаем крюк, выходим на след этого слоновьего стада и догоняем. Если же все проходит плохо…

Ханин посмотрел на Серова. Тот смотрел на свои сцепленные пальцы и, казалось, не слушал старлея.

– Если все плохо, то никто никого не ждет. Все врассыпную, а потом по ночам, отсыпаясь днем, крюками нагонять роту. Ясно? Отлично. Каждый снаряжает себя сам. Двухдневный запас пищи. Суточный запас воды. Лучше имейте по два ножа. Теперь карта местности. Кто хочет, зарисуйте, кто рассчитывает на свою память, то запоминайте населенные пункты основного направления. Коли найдете хоть одного живого местного, он вам подскажет, как идти. Вот здесь, – Ханин показал на городок на карте, – рота встанет. Если город пуст, то мичман разошлет поисковые отряды по сторонам в поисках пищи. Но рота оттуда если и уйдет, то не ранее чем через пятнадцать дней. С этого дня. Дней пять из них они туда идти будут. Это то место, где вас будут ждать. Если вы за это время не управитесь, тогда селя ви…

– То есть как? – спросил Полейщук.

– За пятнадцать дней до Москвы бегом добежать можно. А тут не более ста километров. И не надо крюки по сотне наворачивать. Понятно?! – Ханин оглядел всех. – Однако я хочу сказать… Если мы с Назимом увидим, что дело не выгорает, мы поворачиваемся и уходим. Ясно?

– Может, сразу? – спросил Кир.

– Что, сразу? – не понял Ханин.

– Ну, типа, пойдем с ротой. Эти уроды сами сбежали. Пусть теперь отдуваются. Они же еще и продукты стырили, и лодку. Что таких крыс вытаскивать? И еще и гибнуть из-за них.

Ханин сел, откинувшись на стул, и медленно проговорил:

– Слушайте все. Если вы не хотите, идите с ротой. Мы с Назимом пойдем одни. Он готов рискнуть. А мне не нужны там те, кто отступит в последний момент. Ну! Говорите! Кто?

– Зачем мы там нужны? – спросил Петр. – Просто в травке лежать?

Ханин посмотрел на него.

– Нет, не просто… – Ханин понимал, что никакого воодушевления эта афера и не могла вызвать, но чтобы так открыто выступать против… – Эти двое достаточно искалечены, судя по их физиономиям, скорее всего, их придется даже тащить.

– Да хоть бы они там совсем загнулись… – сказал, не сдержавшись, Кирилл.

Ханин начинал жалеть, что подключил его к делу.

– Короче. В десять вся рота выметается из деревни. Кто останется со мной, тот останется. Все. Я, может, многого не понимаю, господа курсанты, но бросить, даже без попытки освободить, своих – это более чем подло. Тем более что мы уже в этом случае не рискуем всем личным составом, которому мы дадим время уйти подальше. А может, и не представится возможности. Все, валите на фиг отсюда. Видеть вас не могу. Серов, у тебя водка есть?..

Вечером, провожая роту, на холме стояли Ханин, Назим, Саня Полейщук, Кирилл, зло поджавший губы, Витек, флегматично жующий соломинку, и Олег, который, несмотря на то что все взвесил, искренне жалел, что не пошел со всей ротой. Уходящие часто поворачивались и, прикрывая глаза от низкого солнца, махали на прощание. Никто, кроме взятых под контроль мичманом Артема и Петра, не знал, на что шли остающиеся в деревне.

Еще даже не рассвело, когда Кирилл разбудил Ханина и показал на часы. Надо было вставать. Хотелось, конечно, просто закрыть глаза и, открыв их, оказаться в своем кубрике в форте «Серая лошадь». Но это именно он решился на вылазку к бандитам. Это он убедил курсантов, что она необходима. А значит, негоже ему малодушничать. Встать. Подъем.

В четыре десять, не долго рассусоливая, его группа спустилась с холма и открыто по дороге начала свой путь. Яму, выкопанную по приказу Ханина, засыпать не стали. Ее просто аккуратно обошли и двинули дальше. Спустя полтора часа, когда начался лес вдоль дороги, Ханин приказал свернуть и, углубившись в чащу, двигаться дальше в том же направлении. Народ шел молча, только шалопай Полейщук все тихо что-то себе напевал, правда, нисколько не раздражая других. Ханин подумал, что бандиты, как и он, могли выставить дозоры, но, рассудив, что те вряд ли высовываются из своего поселка ночью, решил, что зря осторожничает.

Пора белых ночей еще не до конца прошла, и в половину шестого над лесом уже разливался вовсю солнечный свет, побуждая птиц надрываться своими трелями. Идиллия, да и только. Сырой воздух, запах подсыхающей земли, чуть слышный в кронах ветерок, ясное голубое небо, проступавшее, когда лес над Ханиным раздавался в стороны. И чувство, что природа, несмотря на страшный катаклизм, надвигающийся на нее, просто устала и отдыхает. А еще вернее, что она проснулась и еще как бы валяется в постели, не желая вставать, как недавно сам Ханин, и, потягиваясь, внушает себе, что пора просыпаться.

До поселка дошли уже знакомыми тропами. Расположение наблюдателей пришлось менять. Теперь уже Назим и Ханин залегли возле страшных ям. Пацанов Ханин предусмотрительно расположил так, чтобы они видели их тоже.

Назим грубо выругался, указывая на поставленную смотровую вышку, на которой в плетеном кресле развалился один из бандитов. И хоть бандит спал, да и повернуто кресло было в сторону от него и Ханина, Назим не на шутку переволновался, и его волнение невольно передалось и старлею. С вышки был довольно хороший обзор, и нечего и говорить о том, чтобы рисковать перед нею. Да и к тому же стрелять с нее наверняка было одно удовольствие. Назим растерянно посмотрел на Ханина, но тот успокоил его, сказав, что пока они не начали действовать, им ничего не угрожает – камень, за которым они залегли, и трава достаточно хорошо их скрывают. Об остальных он старался не думать. У каждого вроде бы было неплохое место для незаметного наблюдения.

Они провалялись почти до восьми, прежде чем увидели первого из тех, кого бандиты превратили в бесплатную прислугу. Пацан под конвоем высокого бандита тащил бак с помоями и, довольно быстро его перелив в яму и стараясь в нее не глядеть, пошел, подгоняемый прикладом, обратно. Ни Назим, ни Ханин даже не пошевелились. Этого пацана они не знали. Только Романа и Михаила ждали они.

В ожидании прошло еще три часа. В течение этого времени к ямам подходили разные люди. И женщины. Под конвоем они сбрасывали мешки с мусором и сразу же уходили. И молодые парни, которые подтаскивали тачки со строительным мусором и так же скоро покидали это страшное место. Видно, работа в поселке шла вовсю. Может, бандиты укрепляли его, а может, просто ремонтировали нужные им здания. Хотя мысль о ремонте показалась Ханину не актуальной, он ее не отбросил. Ну, хочется бандюгам жить поприличнее.

В обед к ямам подвели трех молодых парней, один из которых казался вообще пацаненком лет пятнадцати. У них в руках были лопаты, и почти сразу они приступили к выкапыванию следующего места захоронения. Среди этих троих Ханин и Назим без проблем узнали Михаила. Ничего не предпринимая, они смотрели, как дезертир объясняет спутникам по ходу дела, какой ширины и глубины должна быть яма. И полетела земля, засыпая предыдущую яму.

Ханин пригляделся к надзирателю, севшему на бревно недалеко от копающих, и увидел, что тот не намного старше его поднадзорных. Одет он был в ментовскую форму, правда, со споротыми знаками различия. Ханин решил, что форма снята с убитых недавно милиционеров. Конвоир достаточно расслабленно грелся на солнышке, зажав коленями длинный карабин. Закурив, он окутался дымком и, отгоняя его от лица, помахал свободной рукой. Что-то прикрикнул на копающих, на что немедленно отозвался Михаил. Надзиратель кивнул и снова расслабился, откровенно наплевав на все вокруг.

Через полчаса мужика с вышки позвали, и он проворно спустился вниз. Ханин не видел, чтобы кто-то желал занять его место на вышке, и был этому невероятно рад.

– Готовься, – шепнул он Назиму, – скоро.

Назим подтянул ближе к себе ружье и ответил:

– Понял.

Ханин, у которого уже давно взмокла ладонь, которой он держал автомат, подмяв его под себя, уже оценил шансы и тихо пополз к яме. Совершенно невидимый в траве он безопасно подполз почти к самой яме. Приподняв голову, он коротко цокнул языком, привлекая внимание работающих.

Это надо было видеть. Михаил, заметив командира, разве что не упал. А остальные так и замерли с невырвавшимся возгласом на губах. Прижав палец к губам, Ханин кивнул на лопаты, мол, продолжайте копать. Самый маленький паренек нетерпеливо толкнул обоих своих товарищей в бок, и те, спохватившись, замахали лопатами, еще усердней создавая так нужный Ханину шум.

Бандит не обратил внимания на энтузиазм, с которым ребята снова приступили к работе. Ханин же, убедившись, что надзиратель откровенно рассматривает природу в стороне, рискнул и пополз вперед. За считаные секунды он достиг ямы и, придерживая автомат, свалился в нее кулем с картошкой. Все-таки Михаил сплоховал. Он отскочил от Ханина к краю ямы и, смотря прямо на него, заговорил глухо:

– Господин командир, вытащите нас отсюда. Пожалуйста. Господин командир.

Ханин, холодея, прошипел:

– Работай, козел… Что я тут делаю, по-твоему.

Утирая слезы, Миша стал аккуратно зачерпывать на лопату глину и выкидывать ее на край ямы.

Ханин, перебравшись под самую стенку, сжался там и обратился к пацанам:

– Слушайте сюда… Там на вышке никого нет сейчас. Поэтому делаем все шустро. Вы вылезаете из ямы и зовете этого урода, что там на бревнышке отдыхает. Типа, пусть посмотрит, хватит глубины или нет. Когда подойдет, толкните его в яму. Понятно?

Все, не отвлекаясь от работы, кивнули и, еще чуть покидав земли и глины, стали выбираться из ямы наверх.

Ханин достал нож, взятый у Назима, и проверил, снят ли автомат с предохранителя. Перевел на стрельбу одиночными и стал ждать. Отряхнувшись, Михаил обратился срывающимся голосом к бандиту и попросил того подойти посмотреть.

Все пошло не так, как задумывал Ханин. Прежде чем подойти, бандит отогнал парней от ямы, и те послушно отошли с лопатами шагов на пять.

Весь напрягшись, Ханин, вжимаясь в стенку, слышал, как не торопясь подходит к краю охранник, и мысленно молился, чтобы Господь не оставил его в эту минуту испытания. За благое дело же он идет на грех.

– Вы че, охренели, козлы! В два раза глубже нужно. Ты че, придурок, первый раз копаешь? Я тебя сейчас так огрею! Будешь знать, как халявить…

Он еще что-то хотел сказать, но Ханин, определивший, где стоит надзиратель и в какую сторону говорит, резко вскочил, оставив автомат на сырой земле, и, схватив за штанину бандита, упал, потянув его за собой в яму. Ошеломленный такой неожиданностью, охранник только тихо и удивленно вскрикнул. Его карабин отлетел в угол ямы. Впрочем, нож тоже выскочил при падении из рук старлея. Вскочив, Ханин бросился на бандита и захватил его шею локтем. Он многого не рассчитал. И того, что бандит был молод и ловок. И того, что силы в нем было уж очень подозрительно много. Да и еще вдобавок он был не из пугливых. Не растерявшись, он вывернулся из захвата и больно ударил Ханина в живот. Его нога вылетела и прямиком вошла Ханину в пах. Только вовремя повернувшись, Ханин спас себя от неминуемого поражения. Опять схватив бандита, на этот раз руками за горло, он повалился на спину, увлекая его на себя. Охранник хрипел, но, не теряясь, тоже душил старлея. Неизвестно, чья шея была крепче, но старлей почти потерял сознание, когда вдруг почувствовал, что ему на грудь навалилась тяжесть, а шея под его сведенными судорогой пальцами вдруг расслабилась и прожалась до самого позвоночника. Приходя в себя, он выполз из-под обмякшего тела и, не в силах ничего сказать, только захрипел, увидев, что самый младший пацаненок стоит в яме и еще держится за лопату, торчащую из спины бандита. Старлей, видя, на сколько вошла в спину лопата, перебившая позвоночник, только еще больше захрипел. Пацан начал расшатывать лопату, стараясь ее вытащить из тела противника. И она по чуть-чуть выходила, вытягивая за собой из раны затянувшую туда одежду. Наконец лопата рывком освободилась, и Ханин, видя ее окровавленный штык, преодолевая дурноту, зажмурился и махнул рукой, мол, Уходите. Пацан отбросил лопату и, схватив карабин, не долго думая, дал стрекоча в ту сторону, откуда приполз Ханин. А оставшиеся на краю ямы, пораженные Михаил и его напарник только стояли, раскрыв рот. Через дурноту и адскую головную боль Ханин поднялся и, подхватив автомат, выкарабкался на край. Не обращая внимания на замерших сзади, он, пошатываясь и пригибаясь, побежал к Назиму. Наконец спохватились и Михаил с неизвестным парнем, отставшие сзади. Они не просто нагнали Ханина, но и вообще скоро скрылись из вида в недалеком леске. Назим, выскочивший из укрытия, схватил автомат из рук хрипящего командира и побежал за беглецами.

Ханин тоже в итоге смог добраться до леса никем не замеченный.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава