home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Чувства Михаила было не передать словами. И ладно бы он просто плакал… В конце концов, вон, Деня, тоже ревет навзрыд. Но он полностью взял вину на себя. Это пуля Ромки, а он его «крестник». И не было бы той дурацкой ночи. Не потащил бы в побег он Ромку, и не бежала бы группа галопом с двумя носилками к городу. Не заливались бы они на пару с Деней слезами…

Витька похоронили. Возле болота, недалеко от того места, где они делали последний привал, за полчаса вырыли могилу и похоронили. Плакал даже Кир. Он стал за старшего. Отчего-то его сразу признали старшим после беспомощного командира. Именно он дрожащей рукой вывел крест на карте. Могила Витька. Он не дотянул. Даже уже кровь остановилась, но, видно, внутреннее кровотечение еще было. Кир сам перевязывал раненых. Только у него был опыт. Он часто при матери в больнице ошивался, видел, как и что делают, да и крови не боялся. Михаил посматривал на него с опаской и надеждой. Если кто и мог из группы четко довести ее до города и спасти раненых, так это он. И плевать, что тот наверняка решит, как и сам Михаил, что в ранении командира и смерти Витька виноваты обстоятельства, начатые им, Михаилом. Пусть. Пусть даже сдержит обещание и пустит ему пулю в лоб. Лишь бы группа дошла. Только бы спасли Ханина.

Командир бледной куклой мотался на носилках, сделанных из брезента и срубленных деревьев. Сережку несли сзади на таких же. Но тот мог не то что говорить, а, в принципе, и ходить, и если бы только они не спешили, он шел бы сам. А так его погрузили и потащили. Хорошо хоть рук хватило. Ввосьмером несли двоих.

Командир в тот же день потерял сознание и больше в себя не приходил. Михаил откровенно паниковал, и, наверное, если бы не строгие подгоны Кира, тоже несшего носилки командира, он бы упал и забился в истерике.

Они упали, когда до города оставалось чуть более десяти километров. Неизвестно каким чутьем группа Полейщука в первый раз в жизни СЛУЧАЙНО набрела на них.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава