home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Ромку разбудили достаточно бесцеремонно и грубо. Испуганная шумом Юля вжалась в угол, поджимая к горлу одеяло, и посматривала на вошедших с откровенным страхом. Роман, сжимая ствол под подушкой, перевел его в боевое состояние и только тогда открыл глаза.

Над ним стояли нарочный от Улема и еще какой-то боец. Нарочный сказал в притворно сонное лицо Романа:

– Собирайся, парень. Бегом собирайся. Тебя к Улему. Срочно.

Они вышли, и только тогда Роман перевел дыхание. Резко сев на кровати, он оглянулся на Юлю и сказал той:

– Не бойся. Все о'кей… Скоро вернусь.

Они стали много ближе после тех событий. Вернувшийся домой Роман долго не мог прийти в себя от пережитого. Юля пыталась его утешить, ничего не спрашивая и только успокаивая и поглаживая его по склонившейся голове. Казалось, что она и так все знает без расспросов. Мнилось, что она нисколько не удивлена таким вот слезам отморозка-убийцы, каким она его знала по рассказам подруг Рината и Артиста.

Быстро одевшись, Роман вышел за нарочным и сопровождающим. Через несколько минут он ввалился к штаб к Улему.

– Немедленно выезжай… – Он вместо приветствия подозвал Романа к карте и указал место: – Там другая группа перехватила толпу непонятного народа. Есть мнение, что это поисковики, которых вы упустили такой ценой.

– Рината мне брать с собой? – спросил, не выдавая своих эмоций, Ромка.

Улем усмехнулся и сказал:

– Он уже выехал, соня… Это только тебя сейчас разбудили. Связи еще не было, но, похоже, он уже добрался. Я чувствую, что он там уже.

– О'кей. Кто там старший?

Улем махнул рукой и сказал:

– Неважно… по прибытии старший ты. В прошлый раз этот старик, будучи старшим, и вас чуть не подставил, и остальных положил. Если бы с тобой что-нибудь случилось, а он выжил… я не посмотрел бы, что он старик. Надеюсь, у тебя получится лучше… Так что им передадут…

Ромка заскочил домой к Юле и предупредил, что уехал до вечера, а может, и до утра. Она проводила его и поцеловала на прощание. Заскочил в арсенал, взял автомат. Один ведь поедет…

До места он добрался с маленьким приключением. Лиса, перебегающая дорогу, заставила Романа уйти в резкий маневр. Он даже чиркнул по асфальту защитной дугой своего мотоцикла, но выровнял машину и покатил дальше, смакуя запомнившийся образ перепуганной лисицы.

По прибытии он принял командование над взводом, но не сразу направился к пленным. Сначала он дождался Рината.

Только слепой не мог прочитать вопрос в глазах Романа. Ринат слепым не был:

– Не они…

Этих слов было достаточно, чтобы Роман преобразился, собрался и как бы закостенел. Ринат улыбнулся, видя это превращение и радуясь за друга, что тот не расклеился.

– Тогда… что ж… Веди меня.

Избитых, подранных и даже трех раненых поисковиков держали в сарае. Собственно, в котором их и взяли, как доложил командир группы. Он как-то странно смотрел на Романа, докладывая. Нет, приказ от Улема был четкий, но все же он не понимал, как его, сорокалетнего, загнали под командование сосунка, который ему в сыновья годился.

– Сколько их? – подходя к охранению, спросил у командира Роман.

– Семеро. Троих мы положили на месте, – сказал командир взвода разведки.

– Они сопротивлялись?

Презрительно ухмыльнувшись, командир сказал:

– Да ну… как бараны дали себя зарезать и повязать. Овцы. Зачем им оружие – непонятно. Только те трое и смогли выстрелить по разу. Но никого… тьфу-тьфу-тьфу… не задели.

– Давай посмотрим на них.

– Пошли, – обращаясь к охране, командир взвода приказал, чтобы отперли дверь.

В сарае, наполненном запахом сгнившего сена и стонами раненых, они долго привыкали к сумраку. Охрана, вошедшая с ними, заставила подняться даже раненых.

Семеро. И ни одного из знакомых Романа. От сердца у него отлегло окончательно.

Он прошелся перед покачивающимися поисковиками и сказал:

– Сейчас каждого из вас допросят отдельно. От того, какие сведения вы предоставите, будет зависеть ваша дальнейшая участь. – Он ухмыльнулся не по-доброму. – Хотя хорошей участи ни у кого не будет. Так что можете молчать. Вот он, – Роман указал на Рината, – с удовольствием поработает над вашей разговорчивостью. А чтобы вы не думали о нас, как о каких-то…

Роман выбрал из раненых того, которого поддерживали двое его товарищей, и подошел к нему. Всмотрелся в лицо с закрытыми глазами, оглядел его полностью.

Увидел, что у того ранение в грудь и что он не протянет даже до ближайшего поста, не говоря уже о хирурге. Достав нож, он под ненавидящие взоры плененных и под брезгливое восклицание командира взвода спокойно, но быстро перерезал раненому горло. Тот повалился к его ногам, отпущенный своими товарищами. Казалось, он был еще до действий Романа мертв, ни конвульсий, ни вскрика…

– Ясно? – оглядев угрюмые лица, спросил он. Обращаясь к командиру взвода, он сказал: – Выводите их ко мне по одному. Посмотрим, что они знают.

Допрашивали в ближайшем доме. Из окон Роман видел, как к нему, заломив руку и пригибая к земле, погнали первого пленника. Ринат взял пленника за ворот и провел его к стулу перед Романом.

Парень лет двадцати пяти, скорчившись на стуле, растирал плечо и старался не глядеть на Романа.

– Имя, фамилия, звание, если таковое есть, дата рождения… – спросил Роман, склоняясь к блокноту.

Парень помялся и представился.

– Что вы делали здесь?

– Шли за провиантом, – ответил тот, поглядывая на флегматично замершего у окна Рината.

– Сколько вас было с самого начала?

– Десять. Одиннадцать с командиром.

Про себя Роман отметил, что одного таки взводный прохлопал.

– Кто командир?

– Роберт…

– Это кто?

Пленник пожал плечами, не зная, как объяснить:

– Ну, в очках, высокий…

– Ладно, неважно… – оборвал попытки объяснить Роман. – Где ваша база?

Тот снова пожал плечами и ничего не сказал. Роман повторил вопрос и предложил пленнику карту.

Тот долго ее изучал и наконец указал на городок восточнее и южнее их местонахождения.

– Численность населенного пункта? – спросил Роман, делая отметки в блокноте.

– Тысяч сорок, – пожав плечами, сказал паренек.

– Вооруженные силы есть?

– Да, – кивнул он.

– Какие и сколько? – не отрываясь от блокнота, спросил Роман.

– Тысячи три… может, больше… не знаю…

Отметив в блокноте данные, Роман задал еще несколько вопросов.

Допросы продолжались до ужина. Закончив, Роман позвал взводного и приказал расстрелять первого и третьего допрашиваемых за откровенную ложь. Приказал расстрелять и двух раненых, которые хоть сказали правду, но были обузой для отряда. Остальных приказал собрать и отправить на базу для подробного допроса, выделив для них охранение. К ночи Роман и Ринат, доложившись Улему, убыли по домам, где первого ждала так и не уснувшая Юлька, а второго – Артист, вернувшийся из похода и травящий байки Юте и Лене.

Рабочий день окончился.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава