home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Алена и Тим шли, уже неделю они старались держаться на юго-западного направления. Собственно, они и не очень старались, просто вода и болота, разлившиеся огромными полями, неудержимо направляли детей именно туда. Они очень мало ели, но зато пили огромное количество воды. Ни одного колодца, можно сказать, не пропускали. От ледяной воды в горле у детей першило, но других способов бороться с жаждой они не знали.

Поселок людоедов все еще стоял у них перед глазами. Они помнили и камеру с обрубками человеческих тел, и ночную охоту на них. С факелами и фонарями бродили по улицам люди и звали их: «Деееетиии», «Выходииииитееее». Им предлагали и поесть, и теплую постель. Они уже было подумали, что это нормальные люди их ищут по просьбе мужчин, спасших их. Но выбравшийся наружу Тим подслушал разговор нескольких веселящихся людей с факелами, обсуждавших, а не съесть ли детишек живыми. Или вымочить их мясо в маринаде и потом съесть под пиво с водочкой. Мальчик, еще дрожащий от стресса, забрался обратно в ледник и удержал желающую попасть к людям Алену.

Из города они выбрались пешком только на следующую ночь. Без всего. Все осталось в милицейском пункте. Голодные и запуганные дети смогли добраться до недалекой деревушки и там ели сырую картошку, чтобы хоть как-то унять резь в желудке и головокружение. Наполнив этой гадостью желудки, мальчик и девочка немедленно уснули. А на следующую ночь, найдя себе сумки и набрав провизии, снова отправились в путь. Уходя все дальше и дальше от отринувших мораль людей, превративших себя в каннибалов.

На месте отцовского ножа у Тима теперь висело какое-то кухонное чудовище, тупое и некрасивое. Алена тоже обзавелась ножичком. Спрятав его в рукав джинсовой сорочки, она почувствовала себя немного спокойнее.

На седьмой день им повстречался безумный пожилой, весь какой-то иссушенный мужик, непонятно что просящий и хватающий Алену за руку:

– Девочка, пошли со мной, ты мне так поможешь. Пойдем со мной… Ну, пошли… Я тебя очень прошу. Только ты мне сможешь помочь…

Алена уже хотела спросить, в чем нужна ее помощь, но Тимур вытащил свой полутопор-полунож, и сушеный отскочил, визгливо выкрикивая ругательство и грозя маленьким кулачком. Потом он под тяжелым взглядом решительного Тимура развернулся и побрел к недалеким домам деревушки, в которую, по понятным причинам, ни Тим, ни Алена не захотели заходить.

К вечеру они дошли до следующего поселения. В нем чувствовалась жизнь, и дети совсем уже собирались пройти мимо, но Алена неудачно подвернула ногу и безнадежно боролась со слезами при каждом шаге. Тим, пожалев ее, решил остаться в деревне, но не спать всю ночь, чтобы, не дай бог, не попасть в лапы каким-нибудь извращенцам или людоедам.

На ночь устроились в пустом доме на самой окраине. В доме пахло разложением, но искать другое помещение Тим не решился. Скоро он обнаружил и источник запаха. В подвале вповалку лежали люди. Наверняка семья, раньше жившая здесь. Он закрыл плотнее люк в подвал и открыл все окна нараспашку. Запах выветрился достаточно быстро, и Алена благодарно посмотрела на своего защитника. На ужин Тим приготовил своеобразный салат – мелко нарезанные сырые картошка, редька, кабачки, лук, нашедшиеся в доме, и залил это уксусом, разбавленным с водой. Странные вкусы у детей… Они съели все, а Тим, как-то совсем по-дурацки, еще и вылизал тарелку.

Поутру Тим и ковыляющая Аленка вышли в дальнейший путь. К обеду под проливным дождем они набрели на старые развалины и устроились в них переждать грозу. Среди битого кирпича и другого мусора Тимур случайно обнаружил электронные часики, неизвестно кем и когда утерянные. Самое смешное, что дешевые часики в поцарапанном пластиковом корпусе продолжали идти. Они показывали и время, и дату. Жаль только, что ремешок у них был сломан на замке. А так бы Тим непременно напялил бы их на себя. Алена искренне радовалась вместе с ним его находке.

– Представляешь, сегодня восьмое октября! – тихо проговорил Тим и, отвечая на вопрос Алены, пояснил: – У меня сегодня день рождения…

Она подарила ему свою серебряную цепочку. Подарила и поцеловала в щеку, краснея и радуясь за него. Крестик с цепочки занял нагрудный кармашек рубашки. Тим долго не хотел принимать подарка, говоря, что все эти дни рождения сплошная глупость и что праздновать свое старение может только дурак… Однако они все-таки отпраздновали его. К вечеру добравшись до заброшенного хутора с мертвой собакой на цепи, они забрались в него и там долго пировали, поглощая варенье из запасов дома. Потом они еще и соленые огурцы заточили. И самое смешное, что им даже не стало плохо – желудки их закалились в этих походах и теперь не переваривали разве что гвозди. Заморившись к ночи, они счастливо, впервые за несколько месяцев, уснули. И впервые за очень долгий срок им снилось что-то хорошее, от чего не плачешь по утрам и не вскрикиваешь во сне.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава