home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Алина потеряла сознание сразу после начала бомбежки. Она так и не испытала всего того ужаса, что валился с небес на Антона. Он был рад за нее. Земля содрогалась и словно подкидывала его. Он весь был покрыт глиной и трухой с деревьев. Несколько раз он видел валящиеся сосны. Благо не в его сторону. Скоро он вообще перестал что-либо видеть в этом аду. Горы пыли, песка, щепок заслоняли в своем полете даже на мгновение приоткрывшееся солнце.

Его не задело даже взорвавшимся в нескольких метрах от него снарядом. Только ссадины добавились на лице от деревянных заноз.

Перебравшись по окончании обстрела в одну из воронок, он, оглохший и ослепший, перетащил и хрупкое тельце Алины.

Наконец продрал глаза. От звона в ушах так и не избавившись, он залег, высунувшись за край воронки, и с особой терпеливостью и старанием стал отстреливать приближающуюся цепь противника. Где-то недалеко заработал еще один автомат. Вот раздалась очередь, и Рухлов уже хотел крикнуть, чтобы берегли патроны, но, кажется, лихой стрелок и сам догадался. Скоро весь холм бодро стрекотал автоматами. Сколько у него осталось народа, Рухлов не мог понять по звуку выстрелов, но что не меньше десяти, это он знал точно.

Когда последний из цепи рухнул в траву, автоматы смолкли. Раздался голос Кира:

– Я живой… Кто еще? Командир?

– Живой я… – крикнул Рухлов. – Живой.

Какой-то остряк крикнул:

– Скоро мы будем завидовать мертвым…

– Это, мля, кто там такой умный? – спросил кто-то, по голосу похожий на инструктора по стрельбе Артема Наумовича.

– Внимание, – призвал Антон. – Зачитываю список. По памяти… Кто себя услышит – отзывайтесь… Кто не услышит – сами отзывайтесь… Кирилл?

– Нет меня… Можно я домой пойду? – раздалось в ответ, и кто-то нервно хихикнул… Ну, так дальше и пошло. Это я, но я вышел. Я в раю – не беспокоить. Я частично здесь и т. д.

Не ответило пятеро…

– Как там раненые?

За них отвечал Деня, и он по-доброму так заметил:

– Еще пока раненые, а не трупы… А как там Алина?

Усмехнувшись, Антон крикнул:

– В обмороке. – Завистливые крики группы, кажется, услышали и враги.

– Вот, блин, халявщица! – Это точно инструктор по стрельбе. – Вот когда нужна именно ее меткость, она халявит…

Странное настроение было на холме. Казалось, сейчас все расплачутся и будет непонятно от чего, то ли от пережитого стресса и глухоты, то ли от радости, что еще живы.

– Оглядитесь по сторонам. Может, прореху увидите?

– Не-а… – отвечали бойцы. А Кир подвел итог: – В анусе мы, командир. Обложили нас. Пора молитвы читать… А наш капеллан, прошу прощения, без задних ног в вашем окопе…

Снова нервный смех.

Час спустя, видя, что более их пока не тревожат, они договорились спать по очереди. Все прекрасно понимали, что ночью бандюганы начнут штурм со всех сторон. Пришедшая в себя Алина вылезла из их неглубокой воронки и прошлась до трупов и раненых. Вернулась она вся бледная и дрожащая.

– В Игоря прямое попадание… – сказала она, всхлипывая. – Голову оторвало, и все вокруг… в крови…

Она тихонько, чтобы не слышали еще не отошедшие уши бойцов, заплакала.

Сам Антон не стал ее успокаивать… Ну что он ей скажет? Дома надо было сидеть? Или что так бывает?

Она сама как-то успокоилась и только чуть всхлипывала, глядя в низкие грозовые облака.

– Когда мы умрем… мы просто исчезнем, да? – спросила она неожиданно.

Антон, который с трудом совмещал раньше веру в Бога и работу синоптиком, ответил:

– Ну, говорят, что есть еще рай. И ад, говорят, есть…

– Нет их… – уверенно сказала Алина.

– Почему…

– Потому что Бога нет…

– Ну, это как тебе сказать… Когда столько народу верит в то, что он есть, то, наверное, и вправду что-то существует.

– Нет Бога… Он бы не допустил такого… Или, значит, он и дьявол в одном лице. Только дьявол мог придумать и этот потоп, и эти послепотопные ужасы.

Антон не ответил. Что тут ответишь?..

– Знаешь, там ребята, наоборот, хотели тебе в жилетку поплакаться, исповедаться, а ты тут такие речи заводишь…

Алина посмотрела на мужа и сказала:

– Исповедаться? Надо, наверное, и вправду помолиться сначала…

– Ага, – согласился Антон, улыбаясь ей, – на всякий случай. Может, он все-таки есть…

Она стала громко нараспев читать молитву. Слышанная десятки раз, она была в радость бойцам. Они подхватывали эхом ее слова, и скоро великое чувство близости к Богу охватило ребят. Когда молитва кончилась, Антон не решился напомнить ребятам, что надо спать, что ночь будет просто ужасной. Не хотел губить это великое ощущение.

Странно, но молитва принесла кроме сил еще и вселенский покой. Незаметно для себя уснули, и Деня между носилками с Серегой и Егором, уснул и Кир, так и не разжав руку на цевье…

Антон и сам скоро провалился в сон, и снилось ему, что он уже подводит группу, усталую и измотанную, но счастливую к лесной обители, что они входят под сосновые кроны поляны и остальные приветствуют их. Среди приветствующих он узнал Сережку и Виктора, погибших в том походе, в котором ранили Ханина. И Роберт со своей группой встречают их, воздев кулаки к небу, и открыто улыбаются. И радовался Антон, что все они живы и что наконец-то кончился этот кошмарный сон…

Сон прервался внезапным криком инструктора по стрельбе:

– Проснись, командир! Они начали.

Раскрыв глаза и увидев перед собой так же ничего не понимающую Алину, он развернулся к склону и обомлел. По целине, неуклюже переваливаясь, ползли грузовики, а за ними, прячась, бежала пехота…

– Мать их… тоже мне мотопехота за бэтээрами…

«Заработал» карабин. Вот «включился» чей-то автомат. Антон и сам несколько раз выстрелил по кабине грузовика. Без толку. Промахнулся.

– Алина… – позвал он. – Бегом к ящику и раздай все патроны.

Он с ужасом оглядел свой участок и навскидку посчитал наступающих… Только на него ползло около сотни.

Алина, плюнув на опасность, ринулась к боеприпасам и, ухватившись за одну ручку, потащила ящик за собой к ближайшему стрелку. Она успела всем раздать патроны и вернуться в воронку, когда грузовики подошли к подножию высокого холма, занятого поисковиками.

– Ну что, господа! – крикнул инструктор, заграбаставший себе больше всех патронов. – Поработаем ради шкурки?!

Его бесшабашный крик остался без ответа. Алена подтянула к себе автомат и легла, прижавшись плечом к плечу Антона. Антон испытал прилив нежности, но посмотреть на нее не посмел.

Начало штурма отметилось ревом выстрелов с обеих сторон. Казалось, воздух состоит из свинца… Антону даже в какой-то момент показалось, что он заметил краем глаза пулю, что впилась в песок недалеко от него и Алины. Инстинктивно он жмурился и вжимался в грунт.

А бандиты саранчой катились наверх.

Теперь было поздно молиться. Расстреливая магазин, Антон менял его со всей возможной скоростью и снова высовывался за край воронки. Казалось, он косой косил этих людей, что так бездумно, не останавливаясь, перли на него. Кто-то из них приседал, кто-то тщетно пытался маневрировать. Антон, почти не целясь, поливал склон, поражая и тех и других. Руки деревенели на цевье и курке. Отдача настолько перетрепала их, что они потеряли чувствительность, и Антон уже с трудом держал прицел, упершись левым локтем в землю.

Раздался взрыв, близкий взрыв. Антон, не отпуская пальца с крюка, еще не понял, что у него закончился рожок, он все жал и жал, ожидая дальнейшей отдачи, зато сразу понял, что Кирилл метнул вторую из шести гранат.

Сколько опытному человеку надо, чтобы отстегнуть рожок и пристегнуть новый, уложенный перед ним? Мало, да? Однако Антону показалось это вечностью. Он только оттягивал затворную раму, когда над ними появился первый из бандитов.

Мы – силы

Алина нашпиговала его с перепугу не меньше чем десятью пулями. За ним появился второй, и Антон снял его тремя. Он поставил автомат на очередь с отсечкой через три патрона. Высунувшись, он снял еще пятерых и снова отстегнул рожок. Пристегнул новый и чуть не схлопотал пулю в голову, высунувшись для прицела. Пуля прошла сквозь потные волосы, не причинив ему ничего, кроме холода ужаса в грудной клетке. Алина тоже отстреляла рожок и меняла его. Неуклюже, медленно, но он смог отстреливаться, пока она его не сменила.

Сзади слишком близко раздался крик, и Антон, перевернувшись на спину, увидел, что на участке Кирилла бандиты смогли подняться.

Он стрелял по согбенным фигурам, несущимся к нему. Свалив троих, Антон увидел поднявшегося из воронки Кирилла. С его черепа, заливая ему глаза, текла невиданным потоком кровь. Странно изогнувшись, он метнул вниз гранату и снова упал в воронку. Насколько понял Антон, Кирилл был обречен.

– Артем! – закричал он, надеясь, что его услышат и поймут. – Кирилл!

Его то ли не услышали, то ли не поняли… А может, и не было больше Артема Наумовича – инструктора по стрельбе.

Алина снова меняла рожок, и Антон перевернулся, чтобы самим не попасть на тот свет, проморгав врага. Снял двоих и понял, что на его участке больше никого нет. Без комментариев он оставил Алину в воронке, а сам бросился к Кириллу. Тот был не просто жив. Он еще и метнул гранату в момент, когда Антон свалился к нему в воронку.

Он что-то прохрипел командиру, бешено глядя одним глазом, второй был закрыт и залит кровью.

– Жив?! – обрадовался Антон и перевернулся к врагу. Пока Кир пытался ухватить скользкими от крови пальцами кольцо следующей гранаты, Антон успел снять троих. И тут понял, что патроны он оставил уложенными в воронке у Алины. Он прямо заморозился, глядя на заглохший автомат. Но в поле его зрения попали рожки, уложенные перед Киром. Он уже хотел схватить один, но Кир прохрипел:

– Пустые!

То, что это все… конец… Антон понял сразу. Он даже хотел расстроиться. Не успел… Артем Наумович свалился к ним как манна небесная. Он сразу залил склон из своего калаша, а Антон смог перевести дух и перебежать к Алине.

Та смотрела на него, словно он вернулся с того света…

Хватая рожок и вставляя его на место, он пояснил:

– Патроны забыл…

Будь это кино, зрители бы засмеялись от выражения его лица. Извиняющееся – невинное…

Схватив еще три рожка, именно столько смогло поместиться в ладонь, он снова рванул к Киру. Упав к ним, он отдал два запаса парню, а сам побежал дальше. Следующим пунктом было поваленное дерево, возле которого лежал мертвый боец из его группы. Привалившись рядом с ним, он огляделся и успел снять целящегося в непонятно кого бандита. Следующим, кого из живых встретил Антон, был ползущий со своей точки Илья.

– Ты куда? – спросил Антон, хватая того за плечо и подтягивая к себе.

Перепуганный Илья только и сказал:

– За патронами.

– На… – Последний рожок из тех, что был с собой у Антона, перекочевал к бойцу.

Раздался взрыв гранаты. Осколки добили даже до сосен над головой Антона и Ильи.

– Ползи обратно… – сказал Антон.

И тот, не соображая, что ему и на две минуты не хватит рожка, пополз в свое укрытие. Антон гуськом добрался до Дениса.

Малыш лежал в собственной крови, и рядом с ним лежали погибшие от пуль в упор Егор и Сергей. Антон упал прямо на них, споткнувшись о корневище.

Открыв глаза, Деня прошептал:

– Больно…

Антон скорее прочитал по губам, чем услышал в грохоте его жалобу.

Он выполз на склон, и вовремя… Поднимавшиеся пять бойцов полегли от его пуль и, кажется, даже не вскрикнули. А может, Рухлов просто не услышал…

Они откатились… Антон, прячась за сосной, возле которой лежал мертвый его боец, плакал от счастья, видя, как более сотни бандитов удирают через поле, бросив у подножия свою технику…

Подползшая Алина, тоже плача, ухватилась за его руку и, склонившись к земле, только содроганиями выдавала в себе жизнь… Кирилл не встал, даже когда все закончилось… Он просто уснул на месте. Залитый кровью своей и, кажется, чужой, он спал с улыбкой и маленькими слезинками, застывшими на ресницах. Артем Наумович выдавал себя дымом сигареты, поднимавшимся от безветрия вертикально вверх. Подползли еще двое бойцов Антона и тихо легли рядом: один на спину, смотря в небо и вытирая слезы перенапряжения, второй на живот, пряча лицо в кулаках. У него, заметил Антон, была пробита левая рука, и непонятно, как парень еще ею владел. Илья не вернулся…

Час спустя, когда наконец солнце коснулось горизонта, Антон и Артем Наумович осторожно спустились к грузовикам. Выглянув из-за них, они заметили в отдалении ползущего раненого бандита. Но у них даже мысли не возникло помочь тому или добить его. Они осмотрели три грузовика и выбрали один из них. Нашли в кузовах других канистры с топливом и, закинув их в кузов выбранного грузовика, крикнули, чтобы к ним спустились еще двое. Обойдя холм, они расстреляли шины оставшихся машин и, наконец, собрались внизу.

– Поднимайтесь наверх и сносите наших к той воронке, в которой я был… – сказал Антон. – Надо похоронить ребят, прежде чем удирать.

Они уползли наверх, он и сам медленно стал подниматься, осторожно оглядываясь по сторонам. Он видел вдалеке бандитов, но уже не обращал на них внимания. Сейчас, после такого, они не сунутся. А потом… А потом их еще надо будет догнать.

Хоронили быстро. Однако это не остановило слез оставшихся в живых. Шестеро их осталось да еще Малыш с сомнительными шансами на выживание… С перебинтованным голым торсом он лежал без чувств на носилках, на которых раньше несли Серегу. Бинты пропитались кровью, и Антон уже мысленно прощался с мальчиком.

Прощание с погибшими закончилось, и бойцы, подхватив Малыша, стали спускаться к машине. В кабину залезли втроем – Антон за рулем, Алина и «одноглазый» Кирилл справа. Все остальные забрались в кузов.

Посмотрев на прощание на упорно ползущего к своим боевика, Антон завел машину и задним ходом скатился с подножия холма. Врубив первую передачу, он аккуратно, чтобы не растрясти раненого в кузове, покатил по целине на восток. В зеркальце заднего вида он видел багровый закат над боевиками…


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава