home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Павленко поздоровался со здоровым майором морской пехоты. Его рука прямо-таки утонула в лапище этого медведя.

– Слушаю, господин майор? – спросил Павленко.

Склонившись над картой, майор очертил участок и, бросив карандаш сверху, сказал:

– Этот район мы зачистили. Тебе, лейтенант, с твоим взводом надо проверить его на «грязь» и химию. Очень быстро. Можете даже не особо стараться. Как закончите, ваши эмчеэсовцы будут там ставить лагерь для задержанных. Ну а мы двинем дальше, как прибудет охрана для лагеря. Понятно?

Павленко, ответив «так точно», достал свой планшет и перерисовал себе на карту участок. К его радости, при более пристальном изучении райончик оказался маленьким. Не придется ему с его взводом месяц торчать и делать замеры. Да и в лаборатории не будут материться, путая замеры и результаты разных проб.

– Лейтенант? – спросил майор, наливая себе кипятка в кружку. – Ты же сам лагеря прошел?

Павленко выпрямился и, не зная, к чему такой вопрос, только кивнул.

– Наверное, тебя с оружием поймали?

– Никак нет, господин майор. Самостоятельно добрались до лагеря и были размещены одними из первых, – четко сказал Павленко.

– А чего так? – хмыкнул майор. – Неужели погулять не хотелось. И бабы там, и золотишко халявное. Неужели не думал о таком…

– Никак нет, господин майор. По приказу старшего метеопоста Рухлова убыл вместе с коллегой. Пост спустя сутки должен был скрыться под водой.

– Ага. Рухлов, – сказал, присаживаясь, майор. – А вот твой Рухлов умнее тебя оказался. Он порезвился на славу. Сейчас он один из узурпаторов власти там… за большой водой.

– Не понял? – признался Павленко.

– Чего ты не понял, лейтенант? – сказал, отхлебывая чай, майор. – Твой Рухлов – один из главарей бандитов.

Замотав головой и борясь с наваждением, Павленко проговорил:

– Этого не может быть, господин майор. Это ошибка. Антон – честный человек… Даже чересчур. Это он оставался до последнего там… на посту.

– Ага, – кивнул майор. – Был честным… Был чересчур… а сегодня мне приказ поступил. Заканчивать с устройством лагерей, дожидаться охранений и, форсировав большую воду, навести конституционный порядок там, где орудует твой бывший начальничек. Точнее, он там даже не главный, но один из… Живыми, как сам понимаешь, таких обычно не получается брать.

Глаза у Павленко затуманились, он мотал головой и говорил, что этого не может быть. Майору надоело это, и он сказал:

– Слушай, лейтенант… ты срисовал? Ну и вали отсюда. Мне еще твоих соплей тут не хватало.

– Есть, – ответил Павленко и вышел из комнаты майора.

Пройдя по коридору школы, в которой размещался штаб морпехов, он зашел к штабистам и обратился к своему знакомому:

– Там, говорят, вас за большую воду перебрасывают?

– Ага. Ну, пошли покурим, потрещим, а то мы тут весь день балду гоняем, пока разведка вернется.

Стоя в курилке, штабист спросил закуривая, а чего Павленко-то понадобилось за большой водой. Павленко рассказал про Рухлова.

– Есть такой. У нас его подручный сидит. Бывший мичман. Может, ты и этого… Ханина… знаешь? Нам надо его бы портрет достоверный…

– Понятия не имею, кто это, – честно признался Павленко. – А с Антоном ошибка какая-то.

– Если ошибка, разберутся, – уверенно сказал приятель. – Но тут вопрос такой… политический. Суд же был. Заочно признали режим этого Ханина преступным. Его мичмана нам передали. Он согласился сотрудничать. Мы должны войти в город, арестовать всю их верхушку. И проследить, чтобы там на месте прошел нормальный суд над ними. Они мэра местного мочканули и город целый себе подчинили.

– Я не верю, – сказал Павленко, сбрасывая пепел.

Штабист затянулся и сказал:

– А хочешь сам с этим мичманом потрепаться? Он месяц назад эти районы со своими партизанами проходил. Скажем, что ты нуждаешься в его информации.

– А можно?

Засмеявшись, штабист сказал, что сейчас время такое, что все можно…


И наконец он оглянулся и оценил дела свои…

Мы – силы


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава