home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XVII

В походе. – Перед большим селением. – Осажденные. – Стратегические маневры. – Поражение атара. – Королевские «сети». – Предложение короны.

Воины мокиссы продолжали бежать в течение всего дня и большей половины ночи без отдыха и без устали, так как атара, зная, что мокиссы отправились вместе со своим королем в его резиденцию на берегу моря, решили воспользоваться этим обстоятельством, чтобы напасть на их селение раньше, чем те успеют возвратиться. Если мокиссы не подоспеют к рассвету, то все население города, довольно многочисленное, безвозвратно погибнет. При таких условиях чрезвычайной поспешности паланкины пришлись как нельзя более кстати, так как оба европейца никак не могли бы следовать за этими неутомимыми дикарями, привычными к самым дальним и трудным переходам.

Побуждаемые несомненной необходимостью, эти люди совершали подвиги быстроты и выносливости, чтобы достигнуть вовремя родного селения, куда они и прибежали среди ночи.

В селении никто не спал: старики, женщины и даже дети десятилетнего возраста – все вооружали свои жилища, решившись во что бы то ни стало отразить первые натиски врага, чтобы дать время своим воинам подоспеть на защиту родного селения. Туземцы никогда не нападают ночью из боязни вмешательства злых духов, но на этот раз, зная, что селение беззащитно, атара решили отступить от этого правила, освященного обычаем. Угадав их намерение, мокиссы засели в засаду: первая колонна, под началом Гроляра, расположилась в конце селения, противоположном тому, откуда предполагалось вторжение врагов, а вторая, под началом Ланжале, – как раз в том конце, где ожидался неприятель; таким образом, атара должны были оказаться как бы между двух огней.

Решено было дать им вторгнуться в селение и там их окружить, так чтобы ни один из них не мог бежать и разнести весть об их поражении. Дикари всех племен вообще не щадят врагов и уводят в плен только женщин и детей, в которых они воспитывают ненависть к родному племени.

Начало светать, а нападающие не подавали даже признаков своего присутствия. Вожди мокиссов стали даже высказывать предположение, что шпионы уведомили неприятеля об их прибытии, как вдруг с вершины ближайшей возвышенности, словно лавина, стали спускаться в долину, где расположено было селение, целые тучи врагов, оглашавших воздух своими дикими воинственными криками.

Никто не отозвался ни в селении, ни в засадах, где все воины были укрыты в зарослях и кустах, окаймлявших деревню. Это гробовое молчание смутило в первый момент нападающих, которые вдруг приостановились и стали внимательно осматривать всю местность, подозревая что-то неладное, так как их появление не вызвало ни малейшего трепета и переполоха в селении, что было бы совершенно невозможно, если бы жители в самом деле были застигнуты врасплох. Затем им пришло на ум, что, быть может, жители, узнав об их приближении, бежали в леса, унося с собой все, что у них было наиболее ценного, и решив так, они устремились вперед, не соблюдая уже ни малейшей осторожности. Они даже разбили строй и беспорядочной толпой устремились к домам, чтобы разграбить все, что в них найдется.

Те, что пришли первыми, были немало удивлены, увидев, что все дома были заняты женщинами, старцами и детьми, которые не только не молили о пощаде и не дрожали перед ними от страха, но и стали громко издеваться над ними, осыпая их градом ругательств и оскорблений из-за своих импровизированных баррикад.

– Идите же, идите, подлые трусы атара, ху! ху! – кричали они. – Смотрите, эти рослые воины дрожат от страха перед женщинами и грудными ребятами! Ваши вожди прислали сюда не воинов, а жалких рабов, сказав вам: «Идите, – и пусть вас побьют женщины мокиссов!»

При других обстоятельствах такого рода издевательства привели бы их в бешенство, но невероятная смелость женщин за их хрупкими баррикадами из бамбука заставила нападающих предположить, что они попались в ловушку. Но отступление было невозможно: воины рассыпались по всему селению в полном беспорядке.

Все, что оставалось вождям атара делать в данном положении, это собрать своих воинов на главной улице селения, оставив в покое отдельные хижины, которые, хотя имели и немудреные баррикады, все же могли задержать их на несколько минут и дать время воинам мокиссов собраться. Ланжале и Гроляру с величайшим трудом удалось удерживать своих людей, которые порывались кинуться навстречу неприятелю и схватиться с врагами один на один в переулках, разделявших хижины.

Но такого рода борьба, в сущности, не могла привести ни к чему, так как здесь только одинокие воины противостояли бы друг другу, и общего поражения врага при этих условиях не могло быть.

Вожди мокиссов, однако, прекрасно поняли намерение бледнолицых окружить врагов со всех сторон и сразить их своими громами и поспешили объяснить этот план своим людям.

Дав неприятелю сосредоточиться в одном месте и образовать собой плотное ядро, Ланжале свистком подал знак Гроляру приступить к действию, – и в ту же минуту оба отряда мокиссов вступили с обоих концов селения, преградив неприятелю все пути к отступлению, так как ряды хижин, окаймлявших с двух сторон главную улицу, были окружены высокими заборами, через которые пришлось бы перелезать, чтобы добраться до переулков и иметь возможность бежать из селения.

Не долго думая Гроляр и Ланжале выскочили шагов на пятнадцать вперед своих отрядов и выстрелили каждый в одного из неприятельских вождей; оба несчастных пали, точно сраженные громом.

Трудно описать панику, мгновенно охватившую всех атара, когда они увидели, что их вожди истекают кровью от ужаснейших ран, хотя никто не нанес им ни малейшего удара ни копьем, ни топором. Все они видели, как бледнолицые издали вытянули вперед свои руки – и в тот же момент раздался страшный грохот, и их вожди упали, сраженные какой-то невидимой силой.

Это произвело на них потрясающее впечатление, – все воины атара, обезумев от ужаса, побросали свое оружие и пустились бежать в разные стороны, но напрасно: куда бы они ни кидались, всюду их встречали копья мокиссов, которые тут же приканчивали их.

Ланжале и Гроляр пытались приостановить это избиение беззащитных и безоружных людей, но их знаки были приняты мокиссами за знаки одобрения, и избиение продолжалось до тех пор, пока уже некого стало разить. Под конец битвы женщины и дети приняли участие в добивании несчастных, сраженных их отцами и мужьями.

После этой битвы племя атара не оправилось вновь, так как победители, не удовольствовавшись поражением их воинов, пошли истреблять огнем и мечом их главное селение, избивать старцев и уводить в рабство женщин и детей, словом, заставили своих врагов испытать все то, что еще недавно грозило им самим от них.

А великий монарх Ка-Ха-Туа VII имел удовольствие угоститься за обедом превосходным филеем из короля вражеского племени, присланным ему с нарочным и тщательно завернутым в банановые листья.

С незапамятных времен короли этих двух племен из-за всяких пустяков вступали в войну. Впрочем, то, что мы называем пустяками, с точки зрения традиций мокиссов являлось очень важным. В далекие, легендарные времена один из первых королей мокиссов, победив повелителя атара, приказал своему лейб-повару приготовить себе на ужин филей из своего врага и признал его превосходным на вкус. Это внушило сыну побежденного монарха желание отомстить за отца и тоже отведать филей из его врага. И оказалось, что изобретатель этого гастрономического блюда, в свою очередь, попал на вертел по приказанию молодого короля атара. Это положило начало родовой вражде и ненависти этих двух племен, и из поколения в поколение монархи их не имели других усыпальниц, кроме желудков их царственных недругов.

Случалось даже, что то или другое из этих племен, желая избавиться от своего ненавистного или слишком престарелого монарха, покидало его на поле битвы на съедение врагам.

По возвращении из второй экспедиции, в которой Ланжале и его друг не сопровождали их, отказавшись от участия в разграблении и сожжении главного неприятельского селения, мокиссы узнали, что их престарелый король умер от несварения желудка; он не мог переварить, как видно, филея последнего короля атара и заболел, а после его смерти вожди и старшины племен, собравшись на совет, решили предложить корону тому из двух бледнолицых, который пожелает принять ее, так как при голосовании они путали их и не могли разобраться, который из двух им более по душе. Итак, одному из наших приятелей предстояло стать королем мокиссов.


предыдущая глава | Затерянные в океане | XVIII