home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

Хищные судороги мрака, внезапно поглотившего сознание человека, вызвали у К'ирсана совершенно неожиданную реакцию: вместо страха, испуганной оторопи или даже легкой паники, присущей любому нормальному разумному существу, его охватило сильнейшее раздражение, бывшее сродни злости на какого-нибудь шалуна, обожающего глупые шутки. Эти бесконечные провалы в омуты серых теней стали неотделимой частью невозможного, постоянно окружающего человека, и они уже порядком набили ему оскомину.

Кайфат прекрасно помнил, как отправил Рвача и Терна в неизведанность пещеры, как ударил врагов простейшим известным ему боевым заклятием, а ощущение удара мощного кулака потревоженного воздуха все еще беспокоило его спину, но вот почему он провалился в этот сумрачный мир? Мир, в котором его уже находили воля мертвого дракона и страстное внимание ядовитых теней, мир, который жил по своим законам и сулил беды всякому олуху, осмелившемуся с ним играть. О последнем просто били набатом все чувства воина.

Словно в ответ на его недоумение полог тьмы раскрылся, явив К'ирсану серый клочок безжизненного леса. Десять на десять саженей, он походил на окруженный половодьем ночи упрямый взгорок, где еще цеплялись за остатки жизни последние деревья. Кайфат осторожно ступил на покрытую робкими кустиками травы землю и чуть притопнул ногой. В мире магии это движение смотрелось настолько по-человечески глупо, что напрочь отметало все сомнения в реальности окружающего.

- Что б тебе козлом-кастратом переродиться, Шипящий! - Устало выдохнул воин и угрюмо прошагал к середине островка. Там он тяжело рухнул на траву, повернувшись спиной к густому переплетению древесных стволов. - Ведь если бы не ты, ничего этого не было! Если бы не твоя проклятая наука! - Чувство справедливости подсказывало, что тогда наверняка не было бы и самого К'ирсана, но разве мы прислушиваемся к голосу рассудка в гневе? - И что мне теперь делать?! - с яростью и болью в голосе воскликнул человек и, прищурившись, посмотрел на опасно приблизившиеся тени.

Ночь всегда пугает, и лишь пламя костра способно отогнать извечный страх перед сумраком, подарив чувство тепла и защищенности - так устроен человек, поэтому идея, пришедшая Кайфату в голову, не показалась такой уж глупой. Вскочив на ноги, он споро собрал кучу сухих веток, чуточку напрягся, и вот уже от искры его магии занялся мелкий костер. Серая муть теней подалась в страхе назад, а сам островок, казалось, вздрогнул и налился красками.

Теперь Кайфату оставалось лишь сидеть и подбрасывать ветки в огонь да настороженно шарить взглядом по стене взявшей его в осаду ночи. Нечто странное заставило его перевести взор на себя, и только тогда он обратил внимание на собственный внешний вид. Мягкая серая рубаха с длинными рукавами и поверх крепкая, травяного цвета куртка лесника, серо-зеленые штаны, заправленные, кажется, в эльфийские полусапожки со шнуровкой, тончайшие чешуйчатые перчатки из странной кожи все того же оттенка и нечто обволакивающе-нежное на лице. К'ирсан ощупал свою многострадальную физиономию, потянул за странный инородный предмет и с удивлением снял бархатистую маску, прикрывающую глаза, нос, скулы и оставляющую открытыми нижнюю губу и подбородок. Черный цвет и хищный разрез отверстий для глаз придавал ей сходство с чем-то опасно-высокомерным. Странный предмет, но К'ирсану он пришелся по душе. Да и вообще новый облик чертовски нравился воину. Кстати, а где же меч?

Рука скользнула по поясу и натолкнулась на шершавую рукоять. Повинуясь воле хозяина, клинок покинул временное пристанище ножен и замерцал зеленой яростью овеществленной Силы. Это был тот самый меч, сотворенный совсем недавно в точно таком же сне и защитивший хозяина и творца от порождений мрака. Уже доказавшее свою надежность оружие оказалось хорошим добавлением к новому обличью. Вот только откуда это все взялось?!

К'ирсан попытался мыслить логически, выискивая знакомые элементы в окружавшем его мире.

- Пусть этот хфургов островок есть деталь пейзажа, пусть. Допустим, я тут ни при чем. Такие же сапожки были на длинноухих уродах, куртка и брюки похожи на форму егерей, которые меня в Гарташе гнали… С мечом все ясно, значит, остались перчатки и маска. - Кайфат задумчиво поворошил прутиком горящие ветки, чем вызвал водопад мельчайших искр. - Этого я нигде не видел… Неужто игры подсознания? На привычку скрывать изуродованное тело наложилось желание сотворить нечто более приятное для глаз, чем просто белые тряпки?!

К'ирсан попробовал углубиться внутренним зрением в структуру маски, которую он все еще вертел в руках. Через мгновение окружающий мир окончательно исчез, уступив место переплетению магических линий и токов Силы. Маска превратилась в простейший энергетический каркас, который держался на собственной магии человека. Хмыкнув, Кайфат легким касанием развеял конструкцию, а потом играючи ее восстановил. Действительно просто! Переведя взгляд на меч, он быстро заметил сходство структур. Судя по всему, в этом мире можно интуитивно сотворить самые разнообразные, невозможные в реальности вещи.

Наконец воин посмотрел на землю под ногами, но здесь его ждал сюрприз - никаких метаморфоз она не претерпела. Словно это была естественная часть окружающего мира, разве что немного бедноватая энергией, но все-таки не сотворенная неким существом…

Совершенно неожиданно, без каких-либо знаков и предупреждений, прямо напротив костра тени вспучились горбом и вперед шагнула человеческая фигура. На мгновение остановившись, вошедший в тесный мирок чужак стремительно огляделся, но, заметив К'ирсана, расслабился. Сделав несколько шагов к огню, он сдержанно поклонился и заговорил.

- Здравствуй, незнакомец! - Уверенный голос пришельца настораживал. - Ты позволишь присесть у твоего костра? - Улыбка пробежала по открытому лицу и тут же пропала, будто ее и не было.

- Почему же не позволю? - делано удивился К'ирсан, насторожившийся словно дикий зверь. Чувство опасности предупреждающе зудело, но непосредственной угрозы пока не было. - Буду рад разделить тепло очага с усталым путником.

- Вы знаете, так говорят только кочевники Лихоземья! - широко улыбнувшись, сел прямо на траву незнакомец. - Меня зовут Маркус, а вас?

Русоволосый, внешне простодушный пришелец жутко не нравился К'ирсану. Чувствовалась в нем какая-то фальшь и неестественность, он походил на разбойника с добрым лицом, предлагающего малышу конфету: вроде и от души делает, да вот только ребенок не верит, потому как глаза злые. Глаза у Маркуса были открытые и совсем не злые, но подозрения от этого только усиливались.

- Трист Шестилап к вашим услугам, - сверкнув глазам объявил К'ирсан. Называть новое имя первому встречном магу не следовало, просто чтобы потом не пришлось это само имя срочно менять. Вообще-то можно было взять себе прозвище и из более цивилизованных районов, но раз уж он прокололся с приветствием, то следовало играть роль до конца. - И какими же судьбами вы набрели на огонек?

Кайфат принялся незаметно изучать ауру Маркуса, также чувствуя изучающие касания чужой магии.

- Знаете, мир Астрала велик и используется чародеями для различных нужд. Когда же я увидел незнакомый лес теней, то не смог сдержать любопытства и пришел посмотреть, что же он скрывает…

Кайфат осуждающе покачал головой:

- Уважаемый, ну зачем же обманывать?! Вы правильно сказали, что Астрал не так уж мал, ну так зачем же лукавить, что по нему просто шли и просто натолкнулись?

Слабо представляя себе природу окружающего мира, К'ирсан блефовал с каменным лицом заядлого преферансиста. Странная встреча в непонятном месте требовала осторожности, но и давала шанс ознакомиться с еще одной гранью мира, а может, и возможность благополучно вернуться назад.

Маркус весело фыркнул, напомнив легионеру Руала.

- Вы правы, уважаемый Трист, появился я здесь не случайно. Меня выдернул сюда зов! - Слово «зов» маг особенно выделил и испытующе посмотрел в глаза К'ирсана. - Знаете, у некоторых магических предметов имеется своя особенность, некое потайное свойство… Например, сообщать хозяевам о чужаке, пытающемся их изучить!

По лицу Маркуса пробежала тень высокомерия и тут же пропала, уступив место вежливой, почти ласковой улыбке.

- Но в то же время найденный вами медальон пропал настолько давно, что и говорить о каких-то правах на него уже смешно. Мы же не гномы! Кто нашел утерянный артефакт, тот и хозяин… - На какое-то время Кайфат потерял нить разговора, пытаясь понять, о чем именно говорит пришелец. Он не только не пытался изучать какие-то там медальоны, но даже не находил их!

- Так вот, можете владеть им смело. Причина нашей встречи кроется в любопытстве: слишком меня заинтриговала личность мага, способного изучить магический медальон нашего сообщества, - не прекращая улыбаться, вещал маг.

- Простите, а какого именно сообщества? Разве ныне существуют некие ордены магов вне служб того или иного государства? - подавшись телом вперед, поинтересовался К'ирсан.

- О, какие ордены?! Всего лишь группа магов, объединившихся в своей тяге к запрещенным твердолобыми политиканами знаниям. И мы всегда рады дерзким одиночкам, рвущимся в даль неведомого! - Любезно улыбаясь, маг сделал короткий поклон головой.

- Как я понимаю, вы пытаетесь склонить меня нашей беседой к вступлению в ваше сообщество? - Кайфат вопросительно поднял брови.

- Нет, что вы! - аж привстал на месте пришелец. - Никто не пытается вас ни к чему склонять и уж тем более принуждать! Это всегда личный выбор каждого человека. Мы можем лишь предложить его. В знак мирных намерений предлагаю вам ключ, позволяющий беспрепятственно получить доступ к запертым в медальоне знаниям. Хотите? - заулыбался Маркус, подпустив при этом в голос звонкие переливы сдержанного смеха, а в глаза - лучистые звездочки веселья. - Это ни к чему вас не обяжет! Кроме того, расскажу, как меня вызвать через Астрал, и тогда сможете задать любые вопросы… Ну как?

- Маркус, понимаете ли, в чем дело… Мне все-таки не совсем понятны ваши мотивы. Зачем помогать неизвестному магу, начавшему изучать чужие секреты? - осторожно уточнил К'ирсан.

- Все просто… Со столь перспективными магами всегда сначала надо попробовать дружить и только в крайнем случае воевать, - спокойно, ничуть не смущаясь, пояснил Маркус. - Ну так как, подходит такое предложение?

Несколько ошеломленный происходящим, К'ирсан нашел в себе силы невозмутимо кивнуть и едва ли не процедить сквозь зубы:

- Ну что ж, вы умеете убеждать! Я согласен… подумать!

- Отлично! - воскликнул маг и начал правой рукой выписывать в воздухе извилистые линии магических знаков. Цепочка серых символов повисла в воздухе. - Это ключ к защитному заклятию медальона. Запомнили? - Дождавшись подтверждения, колдун развеял надпись и принялся короткими экономными движениями рисовать сложный иероглиф.

- А вот по этому знаку вы всегда можете вызвать меня! - Маг снял несуществующую шляпу и поклонился. Только теперь Кайфат понял, что не может разглядеть одеяние незнакомца. Его наряд незаметно глазу расплывался и менялся словно небо в облачную погоду.

В течение всего разговора К'ирсан стремительно искал способ покинуть этот странный мир и не менее странного незнакомца. Особые опасения вызывала возможная реакция колдуна на то, что некий Трист не в состоянии самостоятельно вернуться обратно в реальный мир. Сейчас маг вел себя очень осторожно: не имея возможности прочитать собеседника магически, Маркус лишь намекал на возможные проблемы во взаимоотношениях, подозревая довольно высокий уровень Силы собеседника, но ведь стоит ему в этом разувериться и…

Путешествия вне тела для Кайфата не были чем-то необычным, но тогда он делал это сознательно и не покидал пределов мира. Здесь же вокруг не было никаких ориентиров, поэтому К'ирсан почувствовал, что способ вернуться необходимо искать внутри себя. Маг еще говорил, а его молодой собеседник уже стремительно погружался в глубины собственного разума, изыскивая тропинку назад. Есть! Пульсирующий в такт ударам сердца огонь Дара оказался опутан тонкими нитями эфирных связей. Было даже странно, что он не заметил этого раньше!

- Спасибо, но, к сожалению, обстоятельства вынуждают меня прервать нашу весьма полезную беседу! - скороговоркой произнес Кайфат и потянул за одну из паутинок. Мир вокруг дрогнул, закрутился в хороводе красок и развернулся в тонкую зеленую тропу, по которой человека стремительно понесло вдаль…

… Маркус, или лорд Маркус, остался в задумчивом одиночестве. Он впервые видел, чтобы кто-то так покидал Астрал. Классическая наука знает два способа: уйти по связующей с телом нити, которую может разорвать любой сильный маг и тем самым захватить чужое сознание, либо раздвинуть пласты реальности и буквально провалиться в настоящий мир. Второй способ был доступен только сильным и очень опытным чародеям, коим этот незнакомец быть не мог. И только что Маркус увидел третий способ. Его собеседник внезапно взорвался облаком зеленых хрусталиков и просто растворился в течениях Астрала.

Раньше казалось, что могущественный маг уже разучился удивляться, но за сегодня это уже произошло трижды. Сначала, когда пришел сигнал от медальона, который считался потерянным вот уже больше тысячи лет, потом, когда не смог проникнуть в сознание невзрачного парня, и вот теперь в третий раз. Слишком много для одного дня!

Начиная столь доброжелательный разговор с этим самым Тристом, он не особенно рассчитывал на успех. Вообще маг не стал устраивать поединок лишь потому, что сейчас Астрал был беспокоен и запертого здесь пленника вполне могли убить сторонние силы. Поэтому, усыпляя внимание, он предложил незнакомцу интригующую возможность сотрудничества, а сам собрался проследить за его выходом из Астрала и найти тело. Дальше достаточно было бы просто послать агентов… но ничего не вышло. Трист исчез слишком стремительно, заставив усомниться в том, так ли уж ему были нужны знания из этого медальона. Теперь же приходилось рассчитывать лишь на те ростки интереса, зерна которых маг успел заронить в душу странного молодого человека с неуловимо знакомыми чертами лица.

Открыв глаза, К'ирсан испытал секундное замешательство и дезориентацию. Над головой нависал мрачный свод, на бока давила какая-то тяжесть, а вокруг метались одуревшие тени. Еще через какие-то мгновения он осознал, что его хлещут или, точнее, бьют по щекам, награждая различными сомнительными эпитетами.

- Командир, полюби тебя тролль!! Давай, давай, приходи в себя! Вставай, чтоб тебе твои родичи хфурги приснились!!! - Голос Терна то и дело прерывался кашлем. Ну конечно, а кто еще осмелился бы не только орать на грозного сержанта, но еще и бить?!

- Хватит! - прохрипел К'ирсан и попытался пошевелиться.

- Очнулся!!! Больше света сюда, мужики! - радостно заорал Согнар. В ответ послышался яростный вопль:

- Терн! Чтоб ты спьяну гнома за бороду дернул!!! Где тебе света возьмем?! Всего два фонаря, и те забрал!…

- Помоги встать! - прервал перепалку Кайфат и попробовал более энергично пошевелиться.

- Командир! Да мы же тебя из-под завала только вытащили. Куда тебе вставать?! - Рядом с Терном возникла встревоженная физиономия Рвача.

- Мне повторить? - сцепив зубы, процедил К'ирсан. Рвач отвернулся в сторону, и до слуха сержанта донеслись приглушенная ругань и звук плевка. Но, несмотря на несогласие с приказом, они все-таки подчинились. На помощь этой парочке сунулись было еще несколько человек, но Рвач с Терном правились и сами. Не прошло и минуты, как Кайфат ощутил себя стоящим на ногах и с живыми подпорками по бокам. Боль в теле ощущалась, но всего лишь как после хорошей кабацкой драки. В общем, ничего серьезного - тратить время на залечивание серьезных ран и переломов не придется. Единственно что беспокоило, так это страшное истощение. К неимоверной усталости организма добавилось множество ушибов да еще потеря сил от нахождения в Астрале, так что следовало удивляться, как он вообще пришел в себя.

- Терн, докладывай! - прикрыв глаза из-за головокружения, но все равно твердым голосом сказал сержант.

- Да чего тут докладывать? Как только мы нырнули в пещеру, вслед за нами в проходе появился и ты, командир. Тут же сзади громыхнуло, и вход завалило. Стало темно, как у тролля в зад…

- И?!

- У мужиков из второго взвода нашлись два малых фонаря. Потом подождали, пока хоть немного осядет пыль, и принялись искать тебя. - Терн замотал головой так, что дрожь передалась К'ирсану. - Все-таки тебе, командир, везет, как демону! Ну и нам заодно. Свод устоял, и обвалилась лишь часть стены у входа. Там какая-то кладка была…

- Сотник, этот балабол сейчас чушь городить начнет! - В разговор встрял солдат из второго взвода по имени Парамон. Насколько знал Кайфат, этот легионер до службы пять лет работал рудокопом в шахте рядом с Грумбалем. - На самом деле рядом был вход, который давным-давно завалило. Та щель, в которую мы влезли, образовалась рядом, и едва ли не во времена, когда запечатало старый вход. От взрыва же обломки породы рухнули и…

- И мы нашли тебя среди кучи камней со скелетом в обнимку, - опять встрял Терн. - А кое-какие мелкие особенности заставляют думать, что именно он, будучи еще живым, этот завал и устроил.

- Покажите! - мотнул головой, словно разгоняя муть, К'ирсан и, отмахнувшись от поддерживавших его бойцов, сделал несколько шагов. Слушая рассказ легионеров, он потянулся к обнаруженной рядом силовой линии Земли и жадно глотал энергию, восполняя опустевшие резервы. Сразу же быстрей побежала кровь, унялось головокружение и пропала боль в ушибах и ранах, полученных в недавних сражениях.

Останки неведомого бедолаги или же, наоборот, великого злодея сохранились на редкость хорошо и не рассыпались со временем. Присев на корточки рядом, К'ирсан протянул руку к древним костям и наконец-то понял, что он крепко сжимает некий загадочный предмет.

- Вот-вот, сотник. Именно с этой дрянью в кулаке мы тебя и нашли. Уж как ни пытались разжать пальцы, как ни старались, но так и не смогли ее отнять. - Рвач говорил, с трудом сдерживая любопытство. Чувствовалось, что ему жутко интересно посмотреть на таинственный предмет, найденный командиром.

К'ирсан медленно раскрыл кулак и обнаружил там костяной медальон с обрывками рассыпающейся под пальцами цепочки. С поверхности украшения мрачно глядела парочка мертвых глаз - словно кто-то позаимствовал провалы глазниц черепа и перенес их на гладкую кость. Судя по всему, именно про что украшение и говорил Маркус. Теперь окончательно становилась понятна суть произошедших с ним, К'ирсаном, событий: он потерял сознание от взрыва или обвала, его рука уцепилась за выпавший медальон, что и привело к переносу покинувшего тело сознания в Астрал…

Сунув медальон в поясной кошель, чудом уцелевший во всех перипетиях, сопутствовавших отступлению, он развернулся и двинулся в сторону вповалку лежащих на камнях легионеров. При виде подошедшего командира люди медленно поднялись на ноги и теперь устало смотрели на Кайфата.

- Что тут сказать: мы оказались на границе Дня и Ночи, и теперь лишь от нас зависит, скатимся ли во Тьму или вернемся в Свет. Позади вражеские маги и бойцы, которые уже пробиваются сквозь завалы. Чародеи берегут силы, благодаря этому мы получили передышку… - К'ирсан, покачиваясь на носках, обводил испытующим взглядом солдат, и мрак пещеры, с трудом разгоняемый светом двух фонарей, не был преградой его зрению. Это просто кожей ощущали все слушавшие командира легионеры. Напряженная, как перед схваткой, фигура сотника в окружении мятущихся теней и его мощный, уверенный голос привыкшего отдавать приказы боевого вождя завораживали людей своим демонизмом. Может, так просто легли мазки теней, может, сказывалась гнетущая атмосфера пещеры, но в солдатах просыпалась задремавшая было вера в командира.

- Нас осталось двадцать шесть, и многие ранены, но, если есть даже ничтожная надежда на спасение, следует бороться. Дорога назад перекрыта, и вот-вот начнется погоня, у нас один путь - в глубь пещер. Потому как не верю, что маги стали бы тратить время и силы на отнорок, который и хаффу впору. - С каждым словом Кайфат все больше укреплял в солдатах фундамент их уверенности. Наконец, когда чутье, присущее политикам и военачальникам, подсказало, что настроения в отряде перестали быть откровенно пораженческими, он начал отдавать приказы:

- Первым иду я, за мной, в паре саженей позади, Рвач с фонарем. Терн, ты возьмешь второй светильник и пойдешь в середине группы. Двигаемся в две шеренги, соблюдая тишину. Чуть что необычное, сразу передавать мне сообщение по цепочке. Кстати, в пещерах или штреках кто-нибудь раньше бывал?

Вперед вышли шестеро солдат с характерной походкой рудокопов. Их Кайфат равномерно распределил вдоль рядов - если им вдруг попадется что-то знакомое, то, возможно, смогут помочь и остальным. Во избежание путаницы он временно повысил их в званиях до капралов, а подумав - произвел в сержанты Терна и Рвача… Через несколько минут отряд начал движение в глубь пещер, оставив позади нарастающий шум разбираемого завала.

Шварк, шварк… Звук шагов мечется обезумевшей птицей под низкими сводами пещеры, скрипят камни, отсветы желтого света скачут двумя неровными пятнами по каменным стенам. Угрюмо шагают люди, ощущая сильную усталость и страх. Преследователи настигают их с каждой каплей воды в великой реке Времени, а впереди и вокруг - смертельная неизвестность.

К'ирсан всеми фибрами ощущал нарастающую в солдатах враждебность и тупое озлобление. Подземная жуть гораздо страшнее любого кошмара поверхности, ведь открытое небо не грозит рухнуть на голову, а незримые твари не выжидают удобного для нападения момента… Сержант, казалось, видел, какие мысли ворочаются в головах легионеров, но он ничего не мог поделать - что ждет их во мраке подгорного мира, не знал никто.

Поначалу широкий проход пещеры сужался с каждой пройденной саженью, пока не получился узкий тоннель, по которому свободно мог пройти невысокий человек. Он тянулся никак не меньше версты, то резко ныряя вниз, а то круто забирая в гору. Вытянувшийся цепочкой отряд сразу же стал особенно уязвим, ведь каждый его член из-за окружающей мглы только и мог даже не столько видеть, сколько ощущать спину впереди идущего. Именно тогда они и понесли первые потери.

Когда узкий рукав тоннеля резко раздался в стороны, образовав большую пещеру с высоченным сводом и ровным полом, Кайфат провел перекличку среди воинов. Недоброе ощушение возникло совершенно внезапно, и он спешил его развеять. К сожалению, сержант не ошибся - пропал замыкающий отряда боец с певучим именем Риалан. Его сосед ничего не успел заметить, лишь, подумав, сказал, что в какой-то момент пыхтящий за спиной легионер вдруг стал вести себя потише, перестал беспрестанно спотыкаться и только тихо сопел.

Услышав эту новость, люди быстро сделали соответствующие выводы и заняли круговую оборону. Человек, только теперь осознавший, что за его спиной долгое время шла подземная тварь, в это время изо всех сил пытался унять начавшее бешеный забег сердце, но, судя по побелевшему лицу, удавалось это плохо.

К'ирсан тогда вышел из строя с обнаженным мечом и медленно, тягуче заскользил вокруг, ровным голосом шепча:

- Терн, Рвач, Скелот и Фавас, вы сейчас осторожно, не делая резких движений, подготовьте к стрельбе луки и тут же стреляйте, куда скажу!

- Но ведь темно! - робко подал голос Скелот из второго десятка второго взвода.

- Ты, главное, выстрели. Видеть это место тебе не обязательно, - ровным голосом пояснил Кайфат, продолжая обшаривать пространство пещеры всеми чувствами: - Две ладони слева, шесть саженей вверх. Давай!

Стремительно вжикнули четыре стрелы, тут же раздался злой взвизг, и на камень пещеры с неприятным шорохом упало тело. Судя по звуку, ног у существа было больше двух! И тут же сержант молнией метнулся к месту падения подземного охотника, и сразу раздался короткий хруст.

- Ну и мерзость! - выразил общее мнение Рвач, когда бойцы в свете фонарей рассматривали тушу убитого монстра. Огромная пасть на длинной шее, двенадцать тонких лап с присосками на концах и раздувшийся полупрозрачный живот с едва виднеющимися останками человека и двумя оперенными стрелами, пробившими склизкую кожу. Троих от этого зрелища вырвало, да и многие другие сравнялись цветом с горным хрусталем.

Дальше они двигались с удвоенной осторожностью. Пещеры переходили одна в другую неровными бусинами в бесконечном ожерелье. Свет то и дело выхватывал затейливые рисунки природных стен или показывал опасные неровности изломанного пола. Два раза на отряд нападали товарки неизвестного монстра, но люди уже были начеку и вовремя пускали в ход мечи.

В подземном ручье, в котором оказалась чистая вода, вволю напились, а обладатели фляг даже набрали ее впрок. Сильный человек может пройти до двухсот верст за восемь суток, не съев при этом ни крошки пищи, но если ему не давать при этом пить то он свалится на третий день. С водой легионерам повезло.

Опасаясь угрозы от существ живых, солдаты забыли о прочих опасностях. Наступая на относительно ровный участок пещеры, К'ирсан ощущал смутное беспокойство, он распластался на земле за мгновение до того, как в него сбоку ударила молния. Только поэтому и остался цел. Остальные такой реакцией похвастаться не могли, и в течение часа в подземных глубинах от молний, черных стрел и голубых струй воды, разрезающих плоть не хуже ножей, погибло пять человек. Людям, шагающим по усеянным ловушками камням, срочно требовался отдых. Они вряд ли прошли подземными коридорами слишком уж много, но страх непомерно истощает волю и силы, поэтому, когда К'ирсан нашел подходящее место для ночлега, солдаты восприняли это с неимоверным облегчением. И то, что все ждали отдыха, спасло Кайфата от расспросов, как именно он нашел это самое место.

С каждым шагом в этих пропитанных смертью пещерах он все сильней вслушивался в окружающий мир, доводя чувства до немыслимой остроты. Вскоре воин ощущал магические ловушки за десяток саженей, и мастерство древних строителей не было для него помехой, он даже отличал природные неровности от едва заметных следов работы инструментов существ разумных. Если бы не он, то все солдаты уже давно бы полегли в зубьях хищных устройств неведомых обитателей глубин, чей разум словно бы только и мог что создавать смертельные механизмы. Смерть пятерых легионеров была той нелепой случайностью, которая сплошь и рядом соседствует с ленью и недисциплинированностью. Послушайся они тогда предостережения командира, их тела не служили бы теперь кормом для обитателей подземных глубин.

Но как же изматывала такая внимательность самого Кайфата. Через некоторое время ему стало казаться, что он не идет, а плывет в тумане. В последний час он уже несколько раз только чудом замечал следы смертельных ловушек, и такое везение не могло продолжаться вечно…

Скопление теней под потолком в паре саженей над головой он поначалу принял за неровности камня, но тут же понял ошибку - это был лаз, узкий рукотворный лаз в своде тоннеля, благодаря одному только мастерству сделанный невидимым.

И опасностью оттуда не веяло! Окрыленный идеей К'ирсан приказал двум бойцам подсадить его, после чего он довольно легко допрыгнул с их плеч до края прохода и исчез в вертикальном лазе или даже скорей колодце. Цепляясь за удобные выступы, сержант поднялся почти на три сажени вверх и вылез на следующий уровень с ровным полом, где воздух был не настолько затхл. Выглядел этот новый ярус как неширокий тоннель-спутник над пещерами внизу, неведомо зачем вырубленный в камне неизвестными строителями.

Спустившись обратно, он приказал солдатам снять пояса и связать веревку, с которой вновь забрался наверх. Привязать ее было не к чему, поэтому пришлось держать конец импровизированного каната все то время, пока бойцы карабкались вслед за командиром. Здесь же было решено устроить ночлег, не отходя далеко от колодца. У К'ирсана только и хватило сил, что распределить ночную стражу, после чего он провалился в исцеляющий сон…



ГЛАВА 14 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 16