home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 25

Каждый визит в Астрал дарил новые ощущения - эту особенность К'ирсан сразу же подметил. Изменчивый, предательски податливый, пугающий мир. То он подобен морю бушующего огня, стихийно прекрасному и такому же опасному, то обманчиво мягок, как тихое лесное озеро с ледяными ключами на дне. Прекрасный мир. Это мельтешение Сил, хаос энергий, содрогание самой реальности даруют ощущения, схожие разве что с чувством полета у дракона, мчащегося сквозь грозовой Фронт к чистому небу.

Лейтенант К'ирсан Кайфат появлялся в Астрале настолько часто, насколько это было возможно. Один раз, пусть и случайно найдя сюда дорогу, он теперь не забудет ее никогда. Для этого он больше не пользовался медальоном, вполне обходясь собственными силами…

Но главным, буквально переворачивающим всю жизнь открытием стало осознание незаметности его манипуляций с Астралом. Разумеется, некоторые изменения в окружающем мире оставались, но вот чтобы увидеть их, надо было постараться. Во всяком случае, сам К'ирсан в обычном мире мог обнаружить собственные следы только после серьезных поисков и до предела напрягая магическое зрение. Да и во время нахождения на этой изнанке реальности никто пока не приходил к его впавшему в транс телу и не требовал объяснений. Хотя, быть может, все дело в том, что ради экспериментов он по-прежнему уходил подальше от слишком внимательных чужих глаз.

Этот мир, подаренный магу-самоучке его величеством случаем, оказался хорош не только сам по себе, но и как идеальное место для освоения Искусства. Первые вдумчивые попытки познать природу магии, более полно применить те крохи знаний, что когда-то давно вложил в него Шипящий, конечно, отражались в Астрале, но заметить это можно было лишь здесь. Да и не настолько могущественные Силы призывал К'ирсан, чтобы потревожить мир чародейства.

Именно здесь забрезжили первые искорки понимания уже зачитанной до дыр книги убитого мага из Кридских отрядов и были открыты врата для Темных знаний костяного медальона. Давно тяготившие Кайфата проблемы - отсутствие необходимых книг и самой возможности учиться постепенно теряли свою остроту. Пусть этого мало, пусть, но теперь он хотя бы знает, не только как выглядит дорога познания, но и куда идти. Как шагать по стезе тайного Искусства, ученик неведомого Наставника знал и сам.

Единственное, что его беспокоило, так это некоторые особенности медальона. Первое падение сквозь пласты реальности в мир магии было случайным и напрямую зависело от артефакта-проводника. Притом древняя костяная безделица служила маяком для прежних хозяев, связываться с которыми следовало очень осторожно, назначая место и время для встречи, удобное лично тебе. Выданная же Маркусом фраза-ключ настораживала. Она, конечно, должна раскрывать настоящие возможности медальона, но ведь дал-то ее чужой. Пусть временный союзник, но чужой! Вдруг упомянутый зов остается. После длительных размышлений К'ирсан Кайфат воспользовался подаренной возможностью, решив, что в этом мире враждебного колдовства остающиеся после использования артефактa следы делали бы уязвимым и законного его владельца, а иметь несколько ключей для разных хозяев - с зовом и без него - попросту расточительно.

Темными хлынувшие в его разум знания К'ирсан стал считать почти сразу, как только осознал, какие именно ингредиенты требуются для проведения особенно могущественных заклятий. Гекатомбы жертв, умерщвленных особенно жестоким и безжалостным способом - вот неисчерпаемый источник Силы неведомых чародеев. Никакие отвлеченные размышления о выборе и принципах зла, большого и малого, не заставили бы К'ирсана учинить подобные безумства. Не видишь иного пути - ищи лучше, или же просто не влезай в ситуации, когда от тебя потребуется именно такой выбор. Во всяком случае, Кайфат очень надеялся, что ему никогда не придется по собственной глупости или каким иным причинам отдавать предпочтения путям, знания о которых он получал. Есть разные представления о жизни и морали, но после некоторых событий ты становишься просто другим, меняются жизненная мотивация, мышление, меняется сам смысл жизни.

Продолжал же К'ирсан изучение жутковатых граней магии не только ради абстрактной жажды познания, но и ради вещей вполне приземленных. Изучение оружия возможного противника иногда важнее занятий с собственным. Теория, пусть даже такая, всегда расширяет границы твоего видения мира. Да и некоторые аспекты чужого знания Кайфат счел вполне применимыми и для себя. В основном в этом медальоне описывалась структура Нижних и Верхних миров, особенности обрядов вызова могущественных существ с иных планов бытия, кое-какие заклятия Высшей некромантии. Часто К'ирсан вполне представлял, как объединить собственную магию, подчиняющуюся другим законам, с полученными знаниями. Он даже сделал некоторые наброски, испытание которых приходилось откладывать до лучших времен. Хотя покушением на короля Истинные маги Нолда поставили под вопрос всю устоявшуюся цепочку взаимоотношений между державами, но ведь еще оставались и «чистые», и Гильдия магов Зелода. И так на него косо поглядывают, пусть и списывая подчеркнуто скромные возможности на пробудившуюся дворянскую кровь. Рисковать не стоит, так что практика подождет. Пока!…

С каждым посещением этого мира К'ирсан ощущал все большее с ним родство и свободу, будто он находился не в мире других законов и правил, а на Торне или, скажем, Земле. Вновь, как и в обыденной реальности, магия приобрела для него различимые цвета, вот только в Астрале преобладал знакомый голубой, а действия самого К'ирсана вызывали к жизни привычно изумрудные переплетения линий Сил.

Но не все на этой иной стороне реальности было так благостно и спокойно. Бродили здесь и существа, встреча с которыми могла стоить не только жизни, но и души. Впервые о жителях Астрала К'ирсан узнал как раз из медальона, а потом и встретился лицом к лицу. Облюбовав очередной островок стабильности, защитившись от утомительной изменчивости окружающего пространства, Кайфат принялся за очередные опыты, проверяя на практике собственное понимание некоторых концепций. Глубоко погрузившись в размышления, он оказался буквально ошарашен диким трезвоном чувства опасности.

«Беда, беда! Враг, враг!» - билось в сознании.

Едва он успел укутать себя в искрящуюся разрядами сферу, как на островок вступило непонятное существо. Ну как назвать рыхлую бесформенную тушу без конечностей, покрытую многочисленными мелкими ресничками и непонятными мерцающими вкраплениями?! Аура у существа была столь же мерзкая, как и его вид: грязно-серая, кое-где серо-белая с голубыми пятнами и двумя пляшущими черными полосками, вызывающая чувство гадливости и острую ненависть.

Не дожидаясь, пока пришелец сделает хоть что-то враждебное лично К'ирсану, тот врезал по врагу маленьким смерчем из мелких брызг голубого света, сотворенным из витавших вокруг обрывков энергий. Там, где заклятие врезалось в тело создания Астрала, заклубился призрачный дымок медленно истлевающей плоти. Существу происходящее совсем не понравилось, и оно, приподняв переднюю часть туловища выше роста противника, выпустило из открывшегося на брюхе скопления хоботков или же породило как-то иначе короткую волну искажений. Кайфат успел уклониться в сторону от непонятного удара, но край его защитной сферы оказался задет. Огромный кусок мерцающего поля тут же исчез, будто поглощенный неведомым существом. С яркой вспышкой защита пропала.

- Пока тебя заклятие добьет, ты меня схарчить успеешь! - озабоченно пробормотал К'ирсан Кайфат.

Перед ним остро встал вопрос: бежать в обычный мир или принять бой? Бежать-то, конечно, всегда лучше, но так ведь и драться можно никогда не научиться. Да и кто сказал, что тварь даст ему уйти?!

- Ну, гадина, - чтоб тебе дно Бездны увидеть! - для собственного успокоения рявкнул К'ирсан и направил все еще вгрызающийся в тело монстра смерч поближе к центру. Это немного отвлекло чудовище, заставив отказаться от повторного выстрела и нелепо сгорбиться.

Именно этот момент К'ирсан выбрал, чтобы снять скрепы заклятия и освободить плененную магию в едином всплеске. Прямо из горба монстра ударил столб дыма, сопровождаемый визгом и скрежетом, но этого офицер армии короля Зелода уже с видел. Он творил новое, неизведанное пока заклинание, используя крохи знаний и умений, очень часто полагаясь только на интуицию. Похоже, тварь можно убить только одним способом - уничтожить то ядро, вокруг которого и наросла призрачная астральная плоть.

Нечто подобное было заложено в медальоне, только использоваться оно должно как оружие против сильнейших демонов. Чаша Мрака - так называлось заклятие. Оно укутывало порождение Бездны, перерубая все нити, связывающие его с Нижним миром, отсекая от льющейся в него широким потоком энергии, заставляя полагаться только на свои, совсем немаленькие силы.

Тьма не была стезей К'ирсана, да и мир вокруг несколько иной, но вот общие принципы все же схожи. Нити Сил свивались в чудный, головоломный узор, знаки изученного когда-то Древнего алфавита погружались в соответствующих местах Рисунка, крепя или наделяя нужными свойствами разные его части. Слово и Жест работали вместе, творя магию. И пусть получившаяся конструкция была громоздка и сложна, не давала радостного ощущения созерцания совершенства, но и ощущение неудачи не появлялось.

Чувство опасности вновь расставило все по местам. Ощутив угрозу, К'ирсан упал на спину и открыл глаза, выпуская свое творение на волю. Он увидел, как нависшую над ним тушу пронзило сорвавшееся с его руки копье зеленого света в руку толщиной. Удар оказался страшен. Под взглядом человека нечто едва заметное, почти неощутимое, трещало и рвалось, лишая существо энергии. Вовремя откатившись в сторону и вскочив на ноги, К'ирсан накинулся на рухнувшую на его место тушу с мечом. Толика магии, и вот уже ошметки плоти летят в стороны. Лишенный большей части Силы монстр был все еще опасен, и его обязательно следовало добить. Увы, но иного способа, кроме расчленения, Кайфат не видел. Сил осталось мало и их следовало поберечь на случай новых визитеров.

Работа мясника не вызывала особенного воодушевления, ощущалось лишь неприятное чувство гадливости. Через пять минут все было кончено, по островку с серой травой оказались разбросаны кусочки плоти, почему-то стремительно начавшей розоветь. К'ирсан заволновался было - вдруг из этих самых комков плоти у него перед глазами новые монстры расти начнут, но быстро успокоился. Никаких признаков жизни или ее подобия не наблюдалось.

- Вот ведь дерьмо-то! - Эти розовые бесформенные комки под ногами сильно нервировали, и сразу возникали мысли о чистой воде и мыле. И в этот момент пришла отличная идея, заставляющая, правда, с купанием подождать.

- Маркус, ты, кажется, предлагал мне встретиться? Если там проблемы какие возникнут или просто поговорить захочется. - С коротким смешком К'ирсан клинком вычертил требуемый узор и напитал его энергией. - Надеюсь, ты сможешь мне объяснить произошедшее.

Ждать пришлось минут пятнадцать, заставив Кайфата на задворках души прятать беспокойство. То ли этот маг просто не может быстро явиться по первому зову, то ли готовит какую-то пакость…

- Здравствуйте, уважаемый Трист. Я уже начал сомневаться, что вы захотите встретиться еще раз. С последнего разговора времени прошло немало, - со значением, выделяя слова, произнес вновь возникший из тьмы Маркус, не слишком естественно улыбаясь.

К'ирсану показалось, что загадочный маг очень опасается подвоха и готов к неприятностям.

- Да вот, в прошлый раз вы обещали помочь с ответами на некоторые вопросы… - протянул Кайфат.

- А просто поболтать вы уже не хотите? Жаль, жаль, - еше более натянуто засмеялся Маркус. - Ну да ладно, раз уж обещал, то задавайте ваши вопросы. Демон, что за мерзость! - выругался маг, наступив на излохмаченные остатки твари.

- Это, собственно, и есть вопрос. Что или кто это? И часто ли они нападают на… - будто вспомнив последний разговор с собеседником, лже-Трист хохотнул: - простых странников по просторам Астрала.

- Хм, интересно. - Чародей присел на корточки и, бормоча под нос заклинание, провел рукой над розовым студнем мертвой плоти. - Очень интересно. - На обычно лучащемся добродушием лице Маркуса появилась брезгливая гримаса.

- Вы не могли бы показать, как это выглядело при жизни? - деловым тоном мага-исследователя попросил предстатель неизвестного К'ирсану ордена.

Тот лишь кивнул и, пожалуй, не слишком ловко, но довольно быстро сплел каркас иллюзии.

- Впечатляет, уважаемый Трист! Впечатляет! - чуточку прищурившись, пробормотал, несомненно, более опытный колдун и задумался. Думал он красиво, сильно, одним видом вызывая уважение. Чуть помрачневшее лицо, немного расширившиеся ноздри, и глаза, отражающие ровный, нескончаемый поток мыслей, обкатывающих валуны проблемы и взламывающих заторы непонимания.

«Сильный противник», - почему-то подумал Кайфат и даже вздрогнул. Не к добру такие мысли, ой, не к добру!

Маркус по-прежнему задумчиво обошел вокруг неподвижной объемной иллюзии странного существа и, хмыкнув, обратился к К'ирсану:

- Честно говоря, уважаемый Трист, я нахожусь в сильном затруднении. Разум говорит мне одно, а глаза видят совершенно иное…

Кайфат изобразил на лице смесь удивления и живейшего внимания, внутренне напрягшись и незаметно подготавливая бегство.

- Уже год как в Астрале появились новые обитатели: довольно жутковатые бестии со скверной привычкой убивать странников и пожирать их души. Обычных жителей этого мира они не трогают и ищут только таких вот, как мы с вами, любопытных путешественников. - Изменчивый наряд собеседника К'ирсана на мгновение замер, приняв форму темной хламиды с капюшоном и широкими рукавами. - У них странная природа и непонятные цели, но больше всего опасны они своим могуществом. Мало заклинаний, способных причинить вред таким вот зверушкам. А уж порубить одну из них на куски…

- Ну, холодное оружие всегда было моей слабостью! - сыграл веселье чародей-самоучка и продолжил: - Жаль, что вы не можете утолить мое любопытство… Уж больно странные это твари, такие необычные и совершенно неизвестные!

Спокойно раздаривающий темные артефакты маг с готовностью шутливо пояснил:

- Зато могу дать совет. Хотите? От столь непонятных существ следует бежать без оглядки, надеясь на одну скорость, в следующий раз вам может не повезти. Ведь она могла быть и не одна, а с товарками, ведь так?!

Дождавшись кивка, маг уже другим тоном поинтересовался:

- Да ладно, что мы все об этом выкидыше Бездны говорим! Как у вас, Трист, дела с изучением медальона?

- О, довольно любопытная вещица. Правда, сведения, собранные в этом любопытном инструменте, слишком уж специфичны, но где еще такое можно найти? Спасибо, господин Маркус, вы мне сделали действительно неоценимый подарок! - К'ирсан Кайфат прижал руку к груди и немного склонил голову, блеснув при этом глазами. Дескать, вежливость вежливостью, но спину ломать не намерен.

Маркус оценил нюансы и широко ухмыльнулся, вернув себе облик рубахи-парня, затем сокрушенно помотал головой:

- Ох, да какие могут быть счеты?! Светлый Оррис учит нас помощи ближнему, и воздастся тогда в мире Верхнем. Правда, есть у нас еще дела и на Торне, так что о Высших сферах пока забудем. - Маг немного задумался. К'ирсан молчал, не мешая собеседнику и демонстрируя расслабленность и спокойствие.

- Вы не возражаете? - указав на все еще застывшую перед ним иллюзию, рассеянно поинтересовался Маркус. Не дожидаясь ответа, он движением руки развеял отвлекающее его изображение, после чего сообщил: - Знаете, Астрал становится все более неспокойным, и возможность наших последующих встреч представляется весьма сомнительной. Не знаю, как вам, но мне, уважаемый Трист, не хотелось бы обрывать наше, без сомнения, интересное знакомство…

- Взаимно, уважаемый Маркус. Даже столь непродолжительный период общения стал… хм, стал довольно плодотворным, - вернул любезность ученик Шипящего.

- Так вот, если вы вдруг окажетесь в Гамзаре… это в Джуге. Так вот, если вы вдруг окажетесь в этой столице торговцев, то у почтовых клерков на Южной пузырной переправе вас будет ждать письмо от Авраса Чисмара. Это мое доверенное лицо в стране, и он всегда подскажет, как можно организовать нашу новую встречу. Правда, мне кажется, что до Джуги вам еще придется добираться. - Маг к чему-то настороженно прислушался и немного поспешно добавил: - Знаете, Трист, что-то неспокойно стало вокруг. Придется нам с вами расстаться. Как бы кто похуже сраженной вами зверюги не нагрянул…

В этот раз первым ушел именно Маркус. К'ирсан ощутил, как сместились какие-то пласты пространства и его собеседник заскользил в неведомую даль. Кайфат удивленно покачал головой, искоса посмотрел на еще далекие, но стремительно надвигаюшиеся серые тени и потянулся вниз, к собственному телу. Безымянный островок Астрала опустел…

Возвращение в собственное тело прошло привычно стремительно: острое, ни на что не похожее мгновение прорыва сквозь вязкую, тягучую паутину кошмара, и вот уже вновь разум чист, ясен и бодр. Как обычно, К'ирсан, затаившись, вслушивался в мир, выискивая возможные угрозы.

- Ну жри же, гад, жри! Что морду кривишь?! И не шипи мне тут! Ай! Мархузова ты тварь и Кали твоя мама!!! Что б я тебе еще раз мяса принес, тварюка неблагодарная! - Голос Терна ни с чьим нельзя было спутать.

- Ты опять пытался насильно кормить Руала, - осуждающе заметил К'ирсан. - Вот представь, что тебе в рот силком запихивают кусок мяса. Что ты сделаешь?

- Ну, то я! - фыркнул Терн и уже другим голосом заметил: - Ты сегодня что-то долго… спал! - Последнее слово старый товарищ выделил особо. - Мы уже начали волноваться.

- Было бы из-за чего… - отмахнулся К'ирсан и сел.

Уже смеркалось, сочная летняя трава, еще помнящая весеннюю сырость, мягко щекотала руки. Одуряющий запах кружил голову и навевал странное, отрешенное настроение.

Рядом с сидящим на поваленном бревне Терном зашевелилась трава, раздался приветственный и довольно требовательный свист.

- Мохнатый негодяй! Чему тут радоваться?! - возмутился Согнар. - Такой кусок мяса ему пожертвовал, а он… Неблагодарное животное!

Рассеянно улыбаясь, К'ирсан подхватил четвероногого друга на руки и посадил на колени. Прыгун ласково заурчал, и до хозяина дотянулись мысли довольного зверя.

После того страшного ранения Руал поправлялся очень медленно, возвращаясь к нормальной жизни крохотными шажками. Боевое заклятие убийцы с Нолда оказалось эффективным даже против обитателя Мертвого Леса. Выпавшая клоками шерсть, многочисленные ожоги, гнойные язвы изуродовали тело, были затронуты и гораздо более тонкие структуры. Мир внутренних энергий Сат'иир оказался безжалостно искорежен. И если бы не умения К'ирсана, то бедный зверек не прожил бы и часа.

День за днем хозяин находил время для Прыгуна, залечивая и щедро одаривая его энергией. Не скупился он и на простую ласку, которой, правда, маленький хищник и так не был обделен. Старые бойцы четвертой роты, прошедшие с командиром весь путь от новобранцев до ветеранов, восприняли ранение пушистого спутника лейтенанта как трагедию. Солдатский люд очень суеверен и любые успехи склонен приписывать как различным талисманам, так и такому эфемерному качеству командира, как удачливость. Ну про удачливость К'ирсана Кайфата уже давно ходили легенды, а вот участь Руала - быть талисманом.

Любые мази или смеси, которые требовал доставить лейтенант, теперь разыскивались со всем тщанием и пылом. Не забывались и всевозможные лакомства. Он даже вынужден был ограничивать своих бойцов, боясь, что зверя попросту перекормят. Не привыкший к столь повышенному вниманию Прыгун теперь иногда даже позволял себе капризничать, выбирая только самые лучшие куски, не забывая, впрочем, проявлять скверный характер. Он рычал, шипел, иногда кусал своих поклонников, но все же делал это не слишком уж сильно, не с озлоблением, так, пугал для сохранения собственных прежних позиций в человеческой стае.

К'ирсан провел пальцем по влажному носу Ночного Прыгуна и с удовольствием оглядел зверя. Повязки сняли еще в прошлую седмицу, шерсть уже вовсю начала отрастать. Прежнего хищного стального отлива пока нет, но уже пропал и пугающе тусклый блеск.

- Выздоравливаешь, малыш! Скоро будешь как молодой! В ответ Руал гневно запищал возмущаясь. Мол, не молодой он уже, а охотник в самом расцвете сил, матерый боец!

- Пока меня… пока я спал, ничего серьезного не произошло? - спокойно поинтересовался лейтенант, прижав сопяшего зверя к груди и осторожно вставая. Теперь одернуть сбившуюся куртку, сдвинуть на место рукоять меча, неловко нацепить соскочившую маску…

- Приехал с письмом гонец из штаба. С ним еще кое-кто. Когда увидишь, то просто обалдеешь! - приятельски сообщил Согнар и заговорщицки ухмыльнулся. - Это Рвач пришел, рассказал. Сам, главное, стоит, а глаза аж на лоб вылезают. Умора!

- Ну давай, рассказывай, не томи! - Кайфат не спеша двинулся в сторону лагеря. - Надеюсь, гонец ничего срочного не привез?

- Нет, сам увидишь. Я-то их в детстве несколько раз уже видел, а вот тебе… - перехватив свирепый взгляд друга, Терн спохватился и пояснил: - Ах да, вроде как ничего серьезного. Письмо привез мужик с понятием. Как узнал, что командир отсутствует, так сразу к костру подсел и за кашу принялся. Чувствуется, знает человек в жизни толк: когда надо бегать сломя голову, а когда можно и простым радостям жизни предаться.

К'ирсан ничего не ответил, лишь хмуро дернул щекой под маской. Постоянная мрачность давно стала для него привычной. Привычной как для него самого, так и для бойцов отряда. Другим они командира не видели.

Уже почти пять седмиц прошло как рота, разросшаяся до двух сотен человек, стояла лагерем верстах в ста южнее Равеста. Почти что самая граница противостояния с мятежным герцогом. Теперь под руководством К'ирсана и его опытных сержантов и капралов именно отсюда проводились вылазки в тыл врага, начиналась охота на вражеских лазутчиков и именно здесь натаскивались новые Львы. И вновь опорой лейтенанту были преданные ему товарищи, уже давно переросшие капральские нашивки, сменив их на сержантские. Особенности поставленных перед ротой задач заставили короля на многое изменить взгляды. И, не обрати К'ирсан на себя внимание Его Величества, да тем более при столь суровых обстоятельствах, все могло бы быть иначе.

О продолжительных отлучках в лес непризнанного бастарда какого-то древнего рода, опаснейшего бойца и любимца короля, выскочки К'ирсана Кайфата знали все солдаты. Знал об этом офицер «чистых», прикомандированный теперь к роте, знал и ротный маг - личность вообще немыслимая в формированиях меньше полка. Не возражал никто - командиру роты благоволил сам король, но вот шептались об этом многие. Шептались, но не более. Не предпринималось и попыток слежки, потому как дикие представления лейтенанта о дисциплине, а также методы ее наведения всем были знакомы. Заметит он или один из его преданных сержантов или капралов - наверняка жди лютой смерти. Именно так говорили более опытные ветераны новичкам, и те верили, вспоминая сверхъестественную чуткость лэра Кайфата…

В лагерь лейтенант с бывшим капралом, а теперь сержант Терном Согнаром вошли особенно не скрываясь, давая засевшим в дозоре стрелкам узнать командиров. К'ирсан изредка хмыкал, замечая промахи в маскировке какого-нибудь из солдат и указывал на них Терну. Можно было не сомневаться, что в следующий раз проштрафившийся бедолага из кожи вон вылезет, чтобы не допустить ни малейшей ошибки. Правда, это не значит, что он не сделает новых!

- В этот раз уже лучше, хоть никто не пытался чесаться! - нейтральным тоном бросил лейтенант Кайфат, осторожно держа усыпленного им Руала. Тот дремал, смешно шевеля носом.

- Лэр, вы несправедливы, лэр! Да никто не сможет просидеть, как вы, столько часов, чтобы ни разу мускулом не дернуть. Как вспомню муху, что по лицу у вас, лэр, ползала… Бр-рр-р! - Терн с содроганием вспомнил демонстрацию, учиненную лейтенантом, обучавшим бойцов неподвижности.

Сам К'ирсан сохранил каменное спокойствие, лишь где-то глубоко внутри болезненно скривился: с мухами его связывали другие, гораздо более страшные воспоминания.

- Где гонец? - глухо спросил он, и сам тут же заметил две фигуры, сидящие у мелкого, скрытого в ямке костра. - Он?

- Да, а с ним офицер от короля. Наш новый офицер! - с непонятным весельем сообщил Терн.

К'ирсан подошел к посланникам и коротко представился. Один, усталый лысый мужик, быстро вскочил и бойко отчеканил:

- Гонец по особым поручениям при штабе Его Величества короля…

- Спокойней, солдат! Ты не на плацу и не в штабе… У тебя только устное сообщение или имеется пакет? - прервал речь солдата Кайфат.

- Пакет, лэр! Но на словах велено передать, что у Зелода новые союзники. И к вашей роте Львов теперь прикомандирован новый советник! - отчеканил гонец и протянул пакет.

- Речь идет, как уже, наверное, понял уважаемый командир, обо мне! - Наконец-то поднялся сосед гонца, сидевший у костра, и откинул назад глубокий капюшон плаща, цвета многочисленных оттенков зеленого.

И К'ирсан Кайфат внезапно узнал в нем эльфа. Этот нечеловеческий запах, иная аура, фигура, волосы, уши, в конце концов, уже знакомый плащ… Эльф, мерзкий, ненавистный эльф! Древняя безжалостная тварь! Скулы свело от запредельной злости, сжатые зубы готовы были рассыпаться в песок, а в глазах разом полопались мелкие сосуды. Ненависть, слепая ненависть сковала разум, сердце требовало отмщения. Смерти! Немедленной и неотвратимой! Пальцы до хруста, до синевы сжали рукоять меча…



ГЛАВА 24 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 26