home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. Вода и энергия

– Просто сейчас слишком многие поставили у себя кондиционеры, – пояснила Корнелия. – И компьютеры. И стиральные машины. И миллионы других устройств, которые потребляют массу электричества.

– Еще не так жарко, чтобы все включали кондиционеры, – заметила Хай Лин. – Мне кажется, Вилл права. Тут что-то нечисто.

Мы сидели на заброшенной стройке в паре кварталов от торгового центра «Росинка». Это место нельзя было назвать туристической достопримечательностью Хитерфилда: большая яма в земле, несколько бетонных столбов без крыши, заросли бурьяна да лужи грязной, ржавой воды. Словом, не слишком подходящее место для гуляния. Но у стройки было одно преимущество: там почти никогда никто не появлялся, а значит, она как нельзя лучше годилась для наших тренировок. Вы думаете, чародейкам не надо тренироваться? Ошибаетесь.

– Хорошо, – подытожила Ирма. – Что будем делать? Спросим Оракула?

– Да брось ты, – отмахнулась Корнелия. – Как это будет выглядеть? Достопочтенный Оракул, у Хитерфилдской водопроводно-энергетической компании возникли трудности, не могли бы вы помочь справиться с ними? Конечно, если вы не слишком заняты судьбами Вселенной.

С этой точки зрения наша проблема и вправду выглядела слишком мелкой, чтобы беспокоить ею Оракула.

– В любом случае, – продолжила Корнелия, – он все равно велит нам разбираться самим. Он всегда так говорит.

В ее голосе прозвучала гордость, и я невольно улыбнулась. Оракул в самом деле редко вмешивался в наши дела, чаще всего он давал нам понять, что если мы очень постараемся, то сможем решить даже самую немыслимую на первый взгляд задачу.

– По крайней мере, после разговора с ним мы обычно знаем, с чем именно нам предстоит иметь дело, – заявила Тарани. – Допустим, эти отключения энергии неестественны, но с чем они связаны и почему происходят? Вот вопрос.

– Вилл… Ты не могла бы узнать об этом? – сказала Ирма.

Я нахмурилась.

– У кого? У электричества? У чистой энергии? Попробовать можно, но… у электричества нет памяти. Оно то здесь, то там, то оно есть, то его нет. Включилось – выключилось. Я бы лучше спросила… ну, даже не знаю, может, один из трансформаторов на электростанции… – Если такая большая штуковина захочет говорить со мной. – Только не знаю, как туда попасть.

– Может, туда организуют экскурсии? – предположила Хай Лин.

– Постараюсь выяснить, – пообещала Тарани. – Так мы будем сегодня тренироваться или нет? А то уже поздно.

Мы немного позанимались. Делаем мы это по-разному. Иногда стараемся, чтобы подвластные нам стихии работали вместе над сложными вещами, например, делаем астральные копии. Это очень трудный и довольно пугающий фокус, когда мы создаем нечто вроде двойников кого-нибудь из нас или всех сразу. Смотреть на своего астрального двойника – все равно что смотреть на вторую себя: страшновато. Он движется как ты, говорит как ты – то есть должен, если все сделано правильно. Я однажды сотворила двойника, который делал все наоборот, но это совсем другая история.

А иногда мы разыгрываем боевые ситуации. Если тебя атаковали волшебными средствами, реагировать нужно быстро, точно так же, как на физическую атаку. И, поверьте, на нас нападали достаточно часто, чтобы мы поняли: тренировки нужны. Вот мы и устраиваем спарринг-бои, как боксеры.

Поэтому-то я часом позже неожиданно взлетела в воздух на огромной водяной струе и осталась там болтаться, как шарик для пинг-понга в фонтане.

– Хорошо, Ирма, – проговорила я. – Ты победила. А теперь опусти меня на землю.

Но Ирма не послушалась. Она каталась по земле, изнемогая от хохота.

– Я промокла! – возмутилась я. Я и вправду вымокла до костей. А на улице было довольно холодно. К тому же я терпеть не могу высоты.

Ирма все еще хохотала как сумасшедшая и не думала уменьшать свою водяную КОЛОННУ. Ну, с меня хватит. Я призвала к себе в руку Сердце Кондракара.

Оно все время во мне или на мне. Но когда я хочу увидеть его, оно похоже на хрустальный кулон, сияющий чистым светом. Именно Сердце объединяет нас. В нем сливаются воедино все силы природы – Вода, Огонь, Воздух, Земля. В нем они превращаются в чистую энергию. Видимо, эта способность соединять, сплавлять, сочетать делает меня лидером нашей команды. И я собиралась напомнить Ирме об этом.

Я не могла напасть на нее с помощью Сердца. И не собиралась этого делать. Но я могла запретить ей использовать силу, которую она черпала из Сердца. Без нее Ирма сохранила бы часть своих магических способностей, присущую ей от рождения, но стала бы гораздо слабее.

Сердце засияло голубовато-зеленым блеском, и водяная струя сразу уменьшилась. Она опустила меня на землю и превратилась в небольшой ручеек. А я, мокрая и замерзшая, сидела на раскисшей земле.

Ирма наконец перестала смеяться.

– Прости, – сказала она. – Я слегка переборщила. Но у тебя был такой вид…

– Ха-ха, – отрезала я. – Очень смешно. – Меня пробрала дрожь.

Тарани тронула мой мокрый рукав.

– Погоди немного, – сказала она и сосредоточенно сдвинула брови. От моей одежды повалил пар. Через минуту она высохла. Правда, запах все равно остался такой, будто вещи очень долго провалялись в спортивной сумке, но стало гораздо теплее. Все-таки неплохо иметь в подругах огненную волшебницу.

Ирма обняла меня.

– Прости. Извини, пожалуйста. Давай снова будем друзьями. Ну, пожалуйста! Давай-давай-давай-давай?

Я не могу долго сердиться на Ирму. Вот и сейчас я улыбнулась.

– Ну, ладно. Уговорила, ты моя водяная ведьмочка.

Я снова открыла ей Сердце. Ирма удовлетворенно вздохнула, почувствовав, что природная сила Воды вернулась к ней.

– Так-то лучше, – сказала она. – Теперь я стала самой собой.

Небо начало темнеть. На улицах зажглись фонари.

– Пора домой, – забеспокоилась Хай Лин. – Вилл, ты лучше спрячь Сердце подальше.

Вдруг в сумерках мимо нас проскользнула какая-то черная тень. Тарани испуганно ахнула.

– Ух ты! Ну и котище! Никогда не видела таких огромных!

Кот уже скрылся, черный как ночь и быстрый как молния. Я сделала знак, и Сердце снова исчезло. Хорошо, что наш неожиданный гость – всего лишь животное!

– Прямо не кот, а настоящая пантера, – заметила Корнелия. – Только посмотрите, какие у него следы!

– А ты представь себе, сколько банок кошачьего корма приходится каждую неделю таскать домой его хозяину, – хихикнула Ирма. – Бедняга, наверно, грыжу себе заработал!

Тут до меня дошло, что в коте, кроме его размеров, было еще кое-что странное.

– Вы когда-нибудь видели у кошек такие глаза? – спросила я. – Ярко-синие? Ирма пожала плечами.

– Сиамец, наверно, – предположила она. – Да ну его, этого кота. Есть хочется! Давайте по дороге домой купим пиццу?


На следующий день, как только я вернулась домой из школы, раздался громкий стук в дверь. Это был Дэнни.

– Пойдем, – заявил он, сверкая глазами. – Я тебе покажу, что у меня есть!

Это оказался новенький музыкальный центр и длинный ряд компакт-дисков.

– Купил, да? – сказала я. – Здорово. А что сказали родители?

– Они не… Они еще за границей. Приедут не раньше чем через пару недель.

– Значит, ты сейчас живешь один? – спросила я с легким удивлением. Не то чтобы я сомневалась, может ли он позаботиться о себе. Он не казался беспомощным, но… было в этом что-то непривычное.

И его квартира тоже показалась мне необычной. Я знала, что он только что переехал, но все-таки здесь было чересчур пусто. А проще говоря – совсем голо. Если не считать музыкального центра и компакт-дисков, в комнате имелась лишь небольшая магнитола, стул, по-видимому, оставшийся от предыдущих жильцов, да стопка газет и журналов. На обложке одного из них я заметила фотографию Джо-Джо.

Дэнни вставил диск в проигрыватель и нажал кнопку. В пустой комнате гулко зазвучал голос Джо-Джо.

«У меня есть сила, у меня есть власть, у меня есть музыка, у меня есть страсть…»

Дэнни начал танцевать.

– Присоединяйся. – Он поманил меня пальцем. – Правда, классная музыка?

– Да, но… – Я стояла, чувствуя себя неуклюжим бревном. – Я… не умею танцевать брейк.

– Ну и что? Попробуй. Я тебе покажу парочку движений.

Он улыбнулся. Улыбка у него была очень красивая. Он будто говорил: «Ну давай, не бойся, у тебя получится».

– Ну давай же, девочка-молния, – позвал он. И вдруг меня перестало волновать, что я не никогда не занималась брейком. Дэнни танцевал очень весело и зажигательно, явно получая массу удовольствия. Я попыталась подражать ему. Получалось не очень. Я засмеялась. Попробовала еще раз. И вдруг, когда песня уже кончалась, у меня начали выходить настоящие брейкерские движения. Ну, или нечто вроде того.

– Давай еще? – предложил он, в его глазах плясали искорки.

Почему бы и нет?

Мы танцевали почти два часа. Под конец я едва переводила дыхание от смеха и потирала пару чувствительных синяков, полученных при попытках выполнить особенно рискованные движения.

– Пожалуй, я могла бы научиться, – проговорила я.

– Конечно, могла бы. У тебя неплохо получается. – Он не добавил «для девчонки», что не преминули бы сделать другие мои одноклассники.

Я с сожалением посмотрела на часы.

– Мне пора идти. Мама вернется с минуты на минуту, а я обещала, что сегодня мы поужинаем вместе. – Я подхватила джемпер, который скинула, разогревшись в танце.

– Погоди, – остановил меня он. – Ты завтра свободна?

Я замешкалась, не выпуская дверной ручки.

– Э-э… – Проклятье! Опять я краснею! – Когда?

– Например, вечером? Я очень благодарен тебе за то, что ты мне показала город. Может, мы завтра сходим куда-нибудь? В Карнавальную бухту? Хочешь?

«Ух ты! – подумала я. – Да он назначает мне свидание! Самое настоящее свидание! С Дэнни! Не могу же я отказаться!»

– Спасибо, – пролепетала я. – Да, я… была бы очень рада.

На его лице снова зажглась та же неотразимая улыбка, бурлящая весельем и энергией.

– Отлично!


Но на следующий день в школе за обедом ко мне подошел Мэтт и, естественно, смутил меня окончательно.

– Дедушка вчера притащил целый выводок щенков, – сообщил он.

– Э-э… ого, – пролепетала я. Очень умно.

– Спаниели, – продолжил он. – Шубка такая мягкая, как шелк! Так вот, я пришел спросить… ты не хочешь посмотреть на них?

– Э-э… когда?

– Сегодня вечером. Ты свободна?

Ох, только не это!

– Э-э… Я не могу, – выдавила я. – У меня… то есть, мне надо… В общем, извини. Очень жаль…

– Ладно, – бросил он. – Неважно. Я только подумал, что тебе, наверно, хотелось бы взглянуть на них.

«Конечно, хотелось бы, – подумала я. – Ну предложи мне другой день. Я приду. Хоть завтра вечером, хоть послезавтра. Только не сегодня. Ну пожалуйста!»

Но он уже ушел. Я посмотрела ему вслед – он, смеясь, подсел к другим девчонкам, из своего класса.

«Мэтт всего лишь проявил любезность, – сказала я себе. – Если бы он действительно хотел встретиться со мной, то не сдался бы так сразу. Предложил бы прийти в другой вечер. Правда?»


2.  Брейк-данс | Сердце саламандры | 4.  Поезд-призрак