home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Итак, у Империи было «быстрое оружие», равного коему Запад не имеет и до сих пор (1996-ой). С-300 и «Тунгуска» открыли новую эру в развитии оружия. Особенно — в морском деле.

В начале 80-х русскому флоту пришлось думать: как оборониться от нового врага — новейших крылатых ракет США. Американцы ставили их на свои корабли. Их подлодки теперь могли выстреливать «Гарпуны» из-под волн: через торпедные аппараты. Эти враги летели на сверхмалых высотах со сверхзвуковой скоростью, начиная противозенитные маневры на подходе к цели. Их многослойные боевые части прикрывались броней.

Приходилось создавать «ракето-непроницаемый колпак» над нашими кораблями. Но как? Только «быстрым оружием», только созданием пушек, дающих 5 тысяч выстрелов в минуту. Так, чтобы вбить как можно больше снарядов в расчетное окно подхода вражеской ракеты. И вот, в конце 70-х, КБ приборостроения под водительством все того же Аркадия Шипунова создало ракетно-артиллерийский комплекс ЗМ87 «Кортик», в котором развили философию, заложенную прежде в «Тунгуску». «Кортик» способен разить все летящее ракетами на рубеже от 8 до полутора километров, дальше достреливая цель из 30-миллиметровых автоматов (на дистанциях от 1500 до 500 метров).

Суммарная скорострельность двух шестистволок «Кортика» — 10 тысяч снарядов в минуту! Хваленый «охотник на крылатые ракеты» и гордость высокотехнологичных США, автомат «Вулкан-Фаланкс» дает лишь 2 тысячи выстрелов. Шипунов совместил «Кортик» с «Тунгуской»: они вооружены одними и теми же ракетами с осколочно-стержневой разрывной частью. Радиолокационная наводка «Кортика» дополнена телевизионно-оптическим прицелом. Комплекс бьет по шести целям в минуту, поражая их в коридоре шириной в 350 метров влево и вправо. Самолет он разносит в куски на расстоянии восьми километров, крылатую ракету — с пяти верст («Техника и оружие», №5, 1995 г.).

В 1983-м опытный образец «Кортика» поставили на ракетный катер типа «Молния». А на вооружение его приняли шестью годами спустя. Восемь установок разместили на авианосце «Адмирал Кузнецов», шесть — на атомном крейсере «Адмирал Нахимов». По два модуля ставили на сторожевики класса «Неустрашимый». «Кортиками» планировали пополнить арсенал двух строящихся имперских авианосцев, но…

В 1994-м их производство свернули. Почему? Спросите у Ельцина, Чубайса, Уринсона и других реформаторов.

Но не надо думать, что и раньше на флоте не было «быстрого оружия». Еще в 1963 году В.Грязев и А.Шипунов принялись за разработку «моторной» многоствольной 30-миллиметровки АК-630, вращаемой пороховыми газами. Достигнув уже тогда бешеного темпа огня — 5 тысяч выстрелов в минуту. В 1976 году эти орудия поступили на вооружение флота. Ими (с запасом в 2 тысячи снарядов) оснащали катера типа «Молния». Они оказались на орудийных палубах крейсера-ракетоносца «Варяг», на старых крейсерах «Жданов» и «Сенявин», на больших противолодочных кораблях типа 61М.

К осени 1994-го появились сообщения о создании в ЦНИИ «Точмаш» ракетно-артиллерийской установки «Палаш» — еще одного сверхоружия для русского флота.

Две его 6-ствольные «моторные пушки» дают 10 тысяч выстрелов в минуту! А восемь ракет, унифицированных с комплексом «Панцирь», имеют максимальную скорость в 1,1 километра в секунду. Они поражают цель на дистанциях от ста метров до 12 верст, на высотах от пяти до шести тысяч метров.

И если это чудо было создано в нищей ельцинской стране то что сделали бы в Империи?


Таблица 4. Характеристики батареи из 6-и С-ЗООПМУ-1 («Военный парад», №3-4, 1995 г.) | Сломанный меч Империи | cледующая глава