home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Откуда у них было взяться имперскому чувству? Сокровища русской мысли, красота «Слова о полку Игореве», драматизм и величие нашей истории просто проходили мимо них. Дети вечно занятых отцов, у которых в голове зачастую не было ничего, кроме водки да «Краткого курса ВКП(б)», они находили идеал во всем заграничном. Привыкшие к тепличной жизни, к персональным «Победам» и «Волгам», они грезили о банальном западном «рае»: виллах с бассейнами, мерседесах и роскошных «телках». В их закрытом мирке расцветали самые гнусные пороки. А «тепленькие местечки», куда пристраивали их папаши: все эти загранкомандировки, загранпредставительства и внешторг, — лишь довершали формирование подлого племени паразитов.

Разве мог закалиться их характер, разве могли проснуться в их душах тени великих предков и древние русские типы? Их не сбивали с ног штормы, они не видели боев и дальних походов. Они не служили в армии, где учатся повиноваться и повелевать, нести ответственность за свои поступки и преодолевать самих себя в сверхнапряжении. Не ведали, что такое варить сталь или пахать землю. А уж тем паче — что такое рисковать жизнью.

Что они знали о мощи и величии Империи? Да ровным счетом ничего. Говорю как очевидец, ибо мой отец входил в номенклатуру ЦК КПСС. И вершиной человеческого гения для них был плюющий спермой «порноскоп»-видеомагнитофон. Дерзкие замыслы ученых, ночные броски истребителей в стратосферу и подледные плавания русских наутилусов — все это проходило так далеко от их «элитности». Воистину, у них насчитывалось всего три извилины в мозгах: одна залита водкой, другая — спермой, а третья — мыслишками о сладкой жизни. Инстинкты бессмысленной, жрущей протоплазмы!

Судьба Советского Союза учит нас тому, что научно-промышленная мощь — всего лишь полдела. Держава прежде всего обязана растить и воспитывать истинную элиту. Аристократию носителей национального духа, священников и воинов. Для коих власть — вовсе не дверь в растительную жизнь икорки да саун с податливыми красавицами, а бремя ответственности за судьбу страны. Воспитывать людей, для которых честь и доблесть — превыше всего. Лишь те могут быть элитой, кто не боится трудностей и опасностей, кто идет впереди народа, увлекая его за собой. В войне, этом высшем напряжении человеческого духа, или в тяжелом труде. Именно таких личностей не хватило Союзу в решающий час. И потому пала Империя, несмотря на циклопическую материальную мощь.

Жесткие и суровые законы, по которым творится элита, неизменны и вечны для всех времен и народов. Луки могут сменяться ружьями, доспехи и мечи — танками да истребителями, а каноны сии не прейдут во веки веков.

Элита, коли она хочет быть властной и сильной, не должна погрязать в неге и разврате. С юных лет аристократы обязаны привыкать к лишениям и самоограничению, презирать роскошь и любить бой, умея проходить испытания на грани человеческих возможностей. Ежедневно она должна закалять дух и тело, подтверждая свое звание лучшей части народа, его вожаков. Так растили свою элиту спартанцы, приучая детей переносить голод и боль, холод и изнурительные битвы, есть черствый хлеб и вообще пищу воина. Четыреста лет Спарта была непобедимой. Но стоило этой системе воспитания сломаться — и славное государство погибло.

Во времена расцвета Российской Империи так же растили и молодых дворян. Отрывая их сызмальства от домашнего уюта и родительских ласк ради кадетских и морских корпусов. В которых молодые аристократы познавали жесткую иерархию и дисциплину, солдатскую кашу и свист розог. Они привыкали к орудийному грому и запаху пороха, к кровавым мозолям на руках и к дыму походных костров, к бурям, жаре и к холоду. Они проникались сознанием того, что судьба дворянина — это служба Царю и Отечеству с юности и до гробовой доски. Вот почему Россия рождала богатырей, словно кованных из чистой стали. Суворова, Кутузова, Румянцева и Ушакова, не боявшихся вступать в бой с превосходящими силами врагов, державших в страхе всю Европу. Адмирал Ушаков сходился с противником на пистолетный выстрел, бросая свои деревянные корабли против каменных бастионов Корфу и сотен пушек с раскаленными ядрами.

С Петра Великого, постановившего: дворянину быть на службе пожизненно, в Империи родился невиданный тип людей. Тех, которые могли одновременно выступать и полководцами, и учеными, и дипломатами. Русского дворянина могли отправить в раскаленные пески Закаспия и во льды Арктики, на штурм кавказских твердынь и в альпийские походы. Навстречу пулям, цинге, голоду и тысячеверстным расстояниям. Потому в России были дворяне Лаптевы, Проничищев и Малыгин, исследователи полярных просторов. Или граф Воронцов, который под градом французской картечи лично вел в атаку гренадерскую дивизию при Бородине. А потом продавал свое имение, дабы раздать награды тем, кто остался в живых. Или генерал Ермолов, бросивший в лицо персидскому визирю перстень с огромным алмазом, когда его пытались умаслить на переговорах. При этом Ермолов вовсе не был богат. В России рождались люди вроде братьев Миклухо-Маклаев. Один рисковал жизнью, выполняя разведывательную миссию среди людоедов Тихого океана, а другой ушел на дно вместе со своим маленьким броненосцем, приняв неравный бой с двумя тяжелыми крейсерами японцев.

Рядом с такой аристократией нынешняя «элита» выглядит чем-то вроде грызунов или тараканов. Необходимость совершить настоящий поступок или взять на себя полную ответственность для них — что свет, зажженный на кухне для тараканьей стаи, копошащейся на грязной мойке.

Конечно, дворянство пало в 1917-м, оставив после себя лишь жалких потомков-вырожденцев, «тусующихся» в шоу ельцинской эпохи. Но его деградация начинается с Екатерины Второй, которая разрешила аристократам не служить державе пожизненно и уходить в отставку, замкнувшись в имениях. С той поры и развелись на Руси маниловы с обломовыми. А из ушаковых получились графья Юсуповы, которые безропотно смотрели, как пьяный Распутин лапает их жен.

Принцип «элита должна, быть тренированной и поджарой» незыблем. Что для горцев Кавказа, которые отправляли своих детей на суровое воспитание в чужие семьи, что для государства с ядерными боеголовками и космическим флотом. В Союзе это правило забыли.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава