home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

«Внимание! „Убийцы авианосцев“!» — тревожно гудит в американском эфире. Империя с 1979 года строит шесть крейсеров проекта 1164. Штатам есть чего бояться: эти корабли вооружены сильнейшим зенитным, противолодочным и противокорабельным оружием и могут прорвать самые мощные рубежи защиты.

Американские капитаны назубок знают их мощь. Шестнадцать пусковых установок крылатых «Базальтов». Восемь зенитно-ракетных установок «Форт», не уступающих «Тунгуске». Четыре зенитных аппарата «Оса-М». А вдобавок ко всему этому — шесть 30-миллиметровых шестистволок, спаренное 130-миллиметровое орудие, реактивные бомбометы и торпеды! Скорость — тридцать два с половиной узла. Корабль — что ощетинившийся сталью боевой драккар викингов. Этот крейсер может сжечь в воздухе целую эскадрилью атакующих его Ф-14 или Ф-16. Плотнейшим огнем «Фортов» сбивать выпущенные в него «Гарпуны» и «Томагавки». Топить субмарины и взрывать идущие на него торпеды.

Но он не один. Вместе с собратом корабль идет впереди русского авианосца. И командир американского соединения лихорадочно соображает. Так, с воздуха его атакуют Миги и Су, взлетевшие с «Варяга». Волна его самолетов наткнется на плотный заградительный огонь двух «1164-х», эсминцев типа «Современный» и «Удалой», на ракеты русского воздушного прикрытия. А где-то западнее акустики ловят шумы «волчьей стаи» проклятых русских субмарин! Напряженно мигают дисплеи компьютеров. Даже если потопить всех русских, от соединения останутся рожки да ножки.

Впрочем, давайте снова обратимся к Тому Клэнси, который описывает гипотетический бой русских с натовской эскадрой в Северной Атлантике. «Их» силы — три авианосца, крейсера «Тикондерога», «Вирджиния» и «Калифорния», 9 эскортных кораблей (с зенитными ракетами) и шесть противолодочных. Их атакует 70 русских бомбардировщиков Ту-22МЗ, выпуская по цели сто сорок крылатых ракет Х-22. Которые, напомним, направленным взрывом проникают в чрева кораблей на 12 метров.

Из ста сорока Х-22 зенитные установки «Тикондерога», расстреляв все свои погреба, 92 ракетами сбивают пятьдесят восемь. В бой вступают другие корабли с зенитными системами, уничтожая еще 15 Х-22. На авианосец «Нимитц» идут пять роботов-камикадзе, и он успевает расстрелять в воздухе огнем скорострелок две Х-22, обманув третью выбросом ложной цели. Поражены авианосец «Саратога», крейсер. Тонет авианосец «Фош», сраженный тремя русскими ракетами. Уничтожены два фрегата и эсминец.

Но это — только атака с воздуха! Теперь же добавим сюда нападение сорока палубных самолетов с «Варяга», а это — еще сорок противокорабельных ракет. Плюс к тому — пуски крылатых «смертей» с одного крейсера типа «Орлан» (35-40 ракет «Гранит») и минимум двадцать «Базальтов» с крейсеров типа «1164». (Да и сам «Варяг» может дать жару двенадцатью «Гранитами»). Допустим, у нас есть четыре эсминца типа «Современный». Они выстрелят 24 ракетами страшного для американцев, неотражаемого типа «Москит». А если бой совмещен с атакой русских из-под воды — противокорабельными ракетами! — то поражение натовской эскадры получается просто сокрушительным. Ведь мы еще не считали выпущенных лодками торпед, ракет наших сторожевиков и противолодочных кораблей.

А это что там несется над волками? Едва ни стрижет их гребни, несясь на скорости в четыреста верст в час на высоте всего в четыре метра? Да это же «Каспийский монстр», боевой экраноплан-ракетоносец «Лунь»! Детище покойного Ростислава Алексеева.

Семейство скользящих над волнами в имперском флоте растет. Вот «Орленок» — стремительная амфибия с мощным турбовинтовым двигателем вверху самолетного хвоста, несущая сорок тонн груза со скоростью в 375 километров час на дальность две тысячи верст. Над кабиной поводит двумя стволами стрелковая башенка. Нос, похожий на стерляжий.

Вот она выскочила на прибрежный пляж, села. Кабина-голова откинулась в сторону, как массивная крышка старинной чернильницы, и из открытого чрева выкатились три бронетранспортера с морской пехотой.

Впрочем, есть уже и туристские «Орлята», возящие пассажиров в круизы, дающие стране валютные доходы. Есть, и компания «Экранофлот» — в дополнение к «Аэрофлоту».

Но главное — изящные «монстры» стали сверхоружием имперских военно-морских сил. Одним из компонентов атаки — вместе с авианосцами, самолетами и подлодками. Запад смертельно их боится, поскольку не имеет ничего подобного. Еще в 1960-е Алексеев заложил в свои детища такие «ноу-хау», что США со своими хвалеными компьютерами до сих пор их не разгадали. Экранопланы — это еще одни грозные «триремы» Империи, орудия господства на океанских просторах. Им не страшны торпеды и мины врага. Они способны догнать любой корабль Америки и расправиться с ним.

А на стапелях СССР 2000 года уже стоят их старшие братья — наземно-воздушные амфибии-экранопланы массой в тысячи тонн. Скоро они появятся над волнами Атлантики и Тихоокеанья, у пальм Карибского моря и у живописных атоллов Полинезии. Тысячи глаз будут уважительно следить за ними, преклоняясь перед планетарной мощью Третьего Рима.

На их бортах — белые андреевские флаги с косым синим крестом. Старинные стяги петровского флота. А рядом — большими красными буквами — «СССР»!


…Если смотреть нынешнее телевидение, то ум за разум зайдет. На нем нет творцов экранопланов. Мне жалко тех, кто родился в году эдак 1980-м. Они вырастут в твердом убеждении, что мир зиждется на манекенщицах, фотомоделях, эстрадных болванчиках и модельерах одежды. Убогий, как театральная бутафория, мир. Господи, как же должно перевернуться сознание у людей, если превыше всего они ставят шутов — всяких хазановых, аркановых, петросянов. Не зная и малой толики об истинных русских гениях…


Впрочем, вслед за экранопланами имперский флот пополняется другими скоростными охотниками на авианосные группировки США. Кораблями на воздушной подушке скегового типа «Сивуч» (проект 1239), аналогов коим в мире просто нет. Боевые катамараны, созданные гением Валерьяна Королькова. Первый «Сивуч» заложили в 1984 году на заводе в Зеленодольске, под Казанью.

«Техника-молодежи» (№10, 1996 г.) писала, что уникальный алюминиево-магниевый сплав для корпуса поставили самарцы, газотурбинные моторы шли из украинского Николаева, дизели — из Питера. Радиолокаторы — из Киева, эхолоты — из Кишинева. А главной ударной силой скегового быстрохода стали «Москиты». Артиллерией — тульские шестиствольные суперскорострелки АК-630М и АК-176. Защитой от атак с воздуха — ракетный комплекс «Оса-МА». В 1989-м первый корабль проекта 1239, «Бора», вошел в состав Черноморского флота.

Два узких корпуса, перекрытых общей платформой, 64 метра длины и 18 м — ширины. Впереди — эластичный экран-«фартук». Когда он опускается, вентиляторы создают под днищем давление, и оно приподнимает корабль. Осадка уменьшается с 3,3 до одного метра. Две газовые турбины по 60 тысяч «лошадей» сообщают скорость в 55 узлов. Даже на волнах в два метра высотой. (Для экономичного, крадущегося хода есть два дизеля). Благодаря разгрузке корабль не раскачивается даже в четырехбалльный шторм. Посему «Москит», выпущенный с него в 120 километрах от цели, поражает ее в ста случаях из ста. Нет качки — точнее бьют «Оса» и бортовые пушки.

Увы, развал Союза не дол возможности создать флот таких охотников за авианосцами. Лишь в 1993-м на Черное море пришел второй корабль этого типа — «Самум». Сам Корольков говорил: задача боевых катамаранов — не ввязываться в боевые действия, а дежурить на рубеже атаки, вне радиуса действия огневых и радиолокационных средств врага. Чтобы вдруг внезапно, как жаркий аравийский ураган-самум, подлететь к ударной группировке противника на расстояние ракетного залпа. Ведь каждый «Сивуч» несет восемь «Москитов»!

При этом система радиоэлектронной борьбы катамарана способна сбивать прицелы выпущенных по нему вражеских ракет «Гарпун» или «Экзосет». А ведь их скорость вчетверо ниже, чем у «Москита», их легче засечь и разнести в куски огнем бортовых шестистволок из Тулы. Стая таких катамаранов, выйдя с еще недавно нашей базы на острове Сокотра у южных берегов Аравии, могла держать в страшном напряжении весь флот США в Персидском заливе. Лениво подрабатывая дизелями, «Сивучи» вынуждали американцев постоянно держать в воздухе над ними эскадрильи самолетов, зазря сжигающих тонны драгоценного топлива и изнашивающих дорогие двигатели. В решающий час одни «Сивучи» могли пустить ко дну большую часть чужого флота. А ведь там были и наши крейсера, эсминцы, подлодки. Чего же боялся Горбачев? Мне не довелось ходить на русском скеге. Потому передаю слово журналисту Николаю Черкашину:

«И я отправился на тот берег Северной бухты — туда, где стояло морское чудо-юдо, похожее скорее на угловатый кусок пятнисто раскрашенной скалы, чем на привычный корабль. О „Боре“ я уже был немало наслышан — полуторатысячетонный ракетодром летит по волнам со скоростью в 55 узлов (почти сто километров в час). Гордость флота. Приоритет России…

— …И жертва перестройки, — подытожил командир крылатого уникума, капитан 2 ранга Николай Гончаров — офицер лихой, остроязыкий и стремительный — под стать своему кораблю.

— Почему жертва перестройки? Судите сами: когда ВПК перевели на режим „голодного пайка“, уникальный боевой корабль с отработанным экипажем, выполнившим 13 ракетных стрельб, несколько лет простоял в бухте, пока не потек разъеденный коррозией корпус. Спасибо Кравченко — велел поставить „Бору“ в док и перевести ее в действующую бригаду ракетных кораблей. Взял нас под свой личный контроль. Даже задачу К-1 сам принимал. Такого никто не помнит, чтоб комфлота проверял организацию службы на каком-либо корабле!

Конечно, „Бора“ — корабль не „какой-либо“: по новизне и необычности технических разработок — прорыв в XXI век. Из десяти заложенных ракетных водолетов типа „Сивуч“ лишь двум удалось сойти со стапелей и только одному — „Боре“ — пройти весь цикл государственных испытаний…

Вой прогреваемых турбин пронизывает весь корабль. Вибрирует палуба, дрожат переборки. Три кота-крысолова с расширенными от ужаса глазами нервно бьют хвостами.

— Осторожнее! — предупреждает капитан 3 ранга Владимир Ермолаев. — Не берите на руки — вцепятся. Они на выходе дуреют.

Я обхожу котов-мореманов стороной. Зато корабельный пес Граф лежит как ни в чем не бывало на юте и караулит сходню.

Затея осмотреть „Бору“ сверху донизу не увенчалась успехом. Несмотря на компактные размеры — 64 метра в длину, 17 — в ширину — на корабле 197 различных помещений, выгородок, отсеков, кают, рубок, кубриков. Успели только заглянуть с заместителем командира Ермолаевым в машинное отделение да в ПЭЖ — пост энергетики и живучести, где за многопанельным пультом — в обиходе „пианино“ — восседал инженер-механик старший лейтенант С. Голубков. Ему мало восхищения гостя, слегка ошалевшего от всего увиденного и услышанного на корабле XXI века, и он добивает его, то есть меня, замечанием профессионала:

— По энерговооруженности на тонну водоизмещения „Бора“ — самый мощный корабль в мире. У турков таких нет. Да и у американцев тоже.

Еще остается немного времени, чтобы спуститься в грохочущую преисподнюю эскадренного ракетоносца.

— Может, не стоит, а? — морщится мой гид.

— Стоит.

По вертикальному трапу спускаемся в стальную прорубь энергоотсека. Воздух, спрессованный чудовищным грохотом, больно бьет в уши. Чашки шумофонов не спасают, и матросы прибегают к старому испытанному методу — вставляют в уши мини-лампочки от фонариков. Это им, машинной вахте, приходится расплачиваться за рекордную скорость здоровьем.

Находиться здесь во время движения, среди бушующих в цилиндрах и трубопроводах энергий, давлений, напряжений — жутковато. Техника до конца не объезжена, не зря „Бору“ между собой моряки зовут „корабль трехсот неожиданностей“, в любой момент можно ожидать прорыва, взрыва, пожара. В каждом выходе — риск боевого похода. Для этих парней — турбинистов, мотористов, электриков — что мир, что война. Смерть от выброса раскаленного масла или ударом тока для них более вероятна, чем гибель от ударившей ракеты. Я бы всем им выдал удостоверения льготников, как „афганцам“…

Поднимаемся в ходовую рубку. Командир в ожидании последней команды ходит из угла в угол, как рысь по клетке. Тоскует и рулевой в кресле перед самолетного вида штурвалом. Возьмут да и отменят выход, чего ради любимым детищем комфлота рисковать?

— Добро на выход за боновые ворота!

Ну наконец-то!

Взвывают маршевые двигатели, и „Бора“ ощутимо приподнимается из воды. В стеклянном полудужье лобовых иллюминаторов медленно поплыла холмистая панорама Севастополя, увенчанная мономашьей шапкой Князь-Владимирского собора.

Даже на малом ходу берега по оба борта проплывают непривычно быстро. Но вот сети боновых ворот остались позади, и взмятое „Борой“ море понеслось за кормой пенной лентой.

Это не плавание — бешеный лет. Не килевая, не бортовая — вертикальная качка швыряет корабль вверх-вниз, выматывая душу, бия по ногам мелкой тряской, напоминающей удары тока в старом морском троллейбусе. Но — летим, а не идем! И в этом стремительном полуполете — военное счастье „Боры“. На такой скорости она не успевает попасть в захват самонаводящихся ракет, ее не догонит торпеда, и даже взрыв потревоженной мины останется далеко за кормой. Зато восемь крылатых ракет, которые несет водолет, — оружие весьма внушительное. И от врага есть чем отбиться — на баке стоит 76-миллиметровая скорострельная противоракетная пушка, а пара 30-миллиметровых зенитных автоматов вкупе с ракетой ПВО „Оса-М“ позволяют вести поединок с воздушным противником.

— Одно плохо, — сетует командир, — не шибко грамотные после нынешней школы матросы не успевают за два года изучить нашу технику. Так что боеспособность корабля почти целиком лежит на плечах офицеров.

Грех не назвать здесь имен старожила — с постройки — командира ракетно-артиллерийской боевой части капитана 3 ранга А. Исакова или командира батареи крылатых ракет старшего лейтенанта Р. Ибрагимова. Да и мичманы по энтузиазму под стать им: что старшина команды мотористов, дизельный бог В. Леонидов, что старшина команды управления старший мичман М.Шведов.

„Боре“, как кораблю 2 ранга, — положен отдельный офицерский камбуз. Но весь экипаж питается из одного котла. Не ахти как густ этот котел: сам искал ложкой мясо в супчике, заправленном гречкой да картошкой, а на закуску — салатик из капусты, а на второе — пюре с мясной крошкой да компот — штормовой — почти без сахара. Правда, на поход выдают шоколадку, просроченную, из немецкой гумпомощи.

А корабль летит! Гребни волн уносятся, даже не успев поникнуть, будто кобры, застывшие, завороженные иерихонскими флейтами ревущих турбин.

— Еще три часа такого хода, и мы Черное море проскочим от берега до берега, — с плохо скрытой гордостью замечает командир.

Вот уж воистину, какой же русский не любит быстрой езды! Эх, Гоголя бы в ходовую рубку!..»


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава