home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Нам надо было отказаться от марсксистско-ленинской идеологии. И даже на словах прекратить проповедь равенства людей. Записав на каменных скрижалях совершено иное:

«Люди не равны между собой. Нельзя поставить на одну доску пьянь у пивного ларька, бухгалтера, манекенщицу — и человека, который сжигает себя, создавая чудеса техники, сверхоружие Империи. Рубщик мяса в магазине и таксист — не ровня тому, кто ведет бронеколонны сквозь кишащие врагом ущелья иди добровольно бросается в огонь боев за Грозный.

Люди делятся на ранги. И вверх должны идти лишь те, кто жизнью своей служит укреплению Империи. Ибо разделить людей по количеству денег у них — это привести к власти тварей без чести и совести».

Править Империей могут лишь хранители высокой духовности, Великой цели — священники, монахи-аскеты по складу своему. Опираясь на аристократию из воинов. И каждый, кто хочет подняться по ступеням иерархии вверх, должен заслужить на то право. Учением, подвигами на поле боя, научным подвижничеством, изобретениями.

Мы должны записать на своих скрижалях:

«Пусть на Западе голос наркомана и проститутки приравнивается к голосу героя войны или выдающегося конструктора. Бог отнял у них разум.

В нашей Империи человек, поднимаясь по ступеням иерархии, будет получать больше голосов».

Надо покончить с обожествлением «мнения народа». Ибо его нет — миллионы людей не способны мыслить логически, живя тем, что вкладывается им в голову из телевизора или бульварной газеты.

Народ — часто неразумное дитя. Ведь мы же не даем детям порнографические журналы и взрослые книги, не ставим детей на посты директоров или президентов.

Почему же мы спрашиваем мнение масс на референдумах, когда решаются тысячелетние проблемы, судьбы держав, сложнейшие вопросы геополитики и стратегии?

Наука до сих пор не знает, почему и как образовались нынешние государства. Почему Савойя вошла в состав Франции, а не Италии, например. Или почему Русская держава не развалилась еще в шестнадцатом веке — ведь экономически мы не должны были быть тогда единым целым. Государства — организмы куда более сложные, нежели человеческий. И если мы не делаем неразумных детей врачами, если мы не лечим болезни, спрашивая мнение большинства встреченных на улице, а доверяем все одному знающему врачу, то почему судьбу державы должна решать масса? Масса, в которой теряются голоса героев и знающих?

Ведь толпа — это неразумное дитя. Целые народы сначала голосовали за свой выход из СССР, не думая о том, что они лишатся нефти и угля, хлеба и мира. Эти же народы потом, как в Армении, будут плакать по разрушенной Империи.

Нерасчлененная, не выстроенная в иерархию масса со всеобщим избирательным правом и «равноправием» — это гибель всего вечного, державного, священного. Это — засилье балаганов и мошенников. Но именно к такой толпе, вместе со своим врагом — демократией, апеллировал и коммунизм.

Как создать иерархию — вопрос вполне разрешимый. Сократив число расплодившихся вузов и разогнав «университеты» с уровнем техникумов, можно ввести принцип: человек со средним образованием — один голос, с высшим техническим — два, с университетским — три. Ученая степень? Получи еще голоса. Изобретение имеешь — еще. Отслужил в армии — еще голос получи. На войне был — еще плюс. Добровольно? Еще три голоса. Орден заслужил? К каждой награде по статуту полагается увеличение числа голосов для награжденного.

Система, конечно, не идеальна. Но она автоматически обеспечит преобладание тех, кто хранит, строит и укрепляет мощь Державы. Кастовое устройство? Пусть так. Но перегородки между кастами проницаемы. Работящ, энергичен, отважен или талантлив — выдвигайся наверх.

В такой системе подзаборная пьянь, людские отбросы и субпассионарные «особи с телевизором» (пусть даже с большими деньгами) займут подобающее место, и голос одного Высшего, человека Меча и Молота, перевесит сотню их голосов.

Это система — стабильность Империи, она — защита против политиканов-демагогов. Ибо людей Меча и Молота куда труднее провести на мякине цветистых посулов и телевизионной лжи. Люди, прошедшие огонь войн за Империю и знающие ее силу, будут судить вождей не по словам, а по делам. Их не обманет еврейский диск-жокей Минаев, надевший на курчавенькую шевелюру каску монтажника и спевший «за Ельцина».

Потребует такая система экзаменов на образовательный уровень — введем их, как в древнем Китае. Необходимо ликвидировать набор в институты и университеты мимо экзаменов, по «нацброням» и по «линии национальных кадров» — отменим. Заодно уничтожим массу расплодившихся в СССР среднеазиатско-кавказских «специалистов» с липовым высшим образованием. Нужно, чтобы чиновники и администраторы знали историю Империи? Введем и это. Надо создавать особые центры для воспитания элиты? Надо. И неважно как их назовут — кадетскими корпусами или высшими училищами.

При СССР у нас были миллионы сирот и детей родителей, потерявших человеческий облик. Военный писатель Карем Раш тогда предложил забирать их в особые кадетские корпуса, делая из них стражей Империи, ее опору. Вся либеральная пресса обрушилась тогда на Раша. Но не это ли разумный путь? Или получать миллионы преступников, бродяг и «новых варваров» — это в духе демократии?


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава