home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Но если бы у нас была настоящая аристократия, чем она располагала для околоземных сражений? Давайте предположим, что американцам все-таки удалось, оставив свой народ без штанов, развернуть орбитальные группировки СОИ.

С противоспутниковым оружием у американцев дела шли неважно. Как сообщает Анатолий Докучаев («Техника и оружие», №7, 1996 г.), первые противоспутниковые системы стали разрабатываться еще до запуска самих спутников, в 1957 году. В 1959-м ракета «Болд Орион» была выпущена по аппарату-мишени с борта бомбардировщика Б-47. В 1962 году как носитель противокосмического оружия испытывали истребитель-бомбардировщик Ф-4. Но Пентагон не смог вытянуть программу «Болд Орион».

В 1963 и 1964 годах звездно-полосатые развертывают две антиспутниковые системы. На тихоокеанском атолле Кваджелейн по программе «505» устанавливают модифицированные ракеты «Найк Зевс», а потом на атолле Джонстон — комплекс на базе ракет средней дальности «Тор» (программа «437»). Но обе программы к концу 60-х были свернуты из-за крайнего технического несовершенства. Точность наведения «Тора» была настолько низка, что она могла нести только ядерную боеголовку. А взрывы атомных боеприпасов в космосе были уже запрещены договором 1963 года — испытания не проведешь.

В 1975 году американская печать завопила об ослеплении их спутника лазером с территории Сибири. Потом выяснилось, что ничего подобного не было. Но в 1976 году США начинают разрабатывать ракеты АСАТ «воздух-космос» для поражения орбитальных систем с высоколетящих истребителей. В 1984 году они дважды испытывают систему.

Но первое боевое испытание АСАТ случилось 13 сентября 1985-го, когда в Калифорнии взлетел F-15 с ракетой «СРЭМ-Альтаир» под фюзеляжем. Оснащенная самонаводкой, она разнесла в клочки отслуживший свое спутник «Солуинд» на высоте 450 километров. Система тогда предназначалась для сбивания низкоорбитальных (до 1 тысячи верст) систем. Двухступенчатая ракета несла миниатюрный снаряд-перехватчик с несколькими десятками маневровых двигателей, инфракрасной системой наведения и лазерно-гироскопической установкой ориентации, скрещенной с мини-компьютером. Планы Пентагона предполагали развернуть 56 самолетов-носителей и 112 ракет на базах Лэнгли (штат Вирджиния) и Мак-Корд (штат Вашингтон). Были проекты создания баз на Фолклендских островах, на атолле Диего-Гарсия, на острове Вознесения и в Австралии. Плюс — оснащение АСАТ палубных штурмовиков-авианосцев F-14. Параллельно стали работать над боевыми космическими платформами с лазерным оружием, собираясь вывести на орбиту 14 штук. Но американцы лишь прикрывали тем самым свой проигрыш.

В начале 60-х КБ-1, у истоков которого стоял Сергей Берия (об этом — несколько позже), имел три направления работы. Системы противоракетной обороны и ракетные стрельбовые комплексы готовил выдающийся конструктор Григорий Кисунько. Зенитные системы создавались под руководством академика Александра Расплетина. А авиационные и разведывательно-информационные системы творил Анатолий Савин. Потом, правда, Савин отделился от КБ-1 и основал ЦНИИ «Комета», принявшись работать вместе с коллективом академика Челомея — разработчиком ракет. А в НПО Лавочкина собирали противоспутник. Все это — достаточно сложная история, и вместе с заслугами за Челомеем тянется тьма грехов да интриг (он был близок к Хрущеву). Но тем не менее, первый спутник мы поразили на ПЯТНАДЦАТЬ лет раньше американцев, в августе 1970 года.

«Был создан уникальный и эффективный автоматизированный комплекс, — пишет А.Докучаев. — По крайней мере, американская АСАТ ни в какое сравнение с ним не идет. Его составляющие — наземный командно-вычислительный и измерительный пункт в Подмосковье, специальная стартовая площадка на Байконуре, ракета-носитель и космический перехватчик. Эти системы к концу 70-х были в полной готовности.

Военным руководством был определен спутник, обреченный на гибель. Боевому расчету поставили задачу: уничтожить цель за 45 минут. Первоначально в дело вступил Центр контроля космического пространства, определив координаты мишени. По ним на командно-вычислительном пункте рассчитали алгоритм наведения перехватчика. После чего с КП автоматически ушла команда на подъем „охотника“…

Компактная радиолокационная станция на земле продолжала давать координаты спутника-охотника и цели. На спутник-перехватчик ушло несколько команд по коррекции курса, и он, фигурально выражаясь, подтянулся к своей жертве. На последнем этапе включилась головка самонаведения. Взрыв! Осколочно-боевая часть разнесла на куски мишень. Полный успех. Космическая дуэль дала прекрасный результат. На КП Анатолий Савин по телефону доложил секретарю ЦК КПСС Дмитрию Устинову и министру обороны СССР маршалу Андрею Гречко. Последний сообщил Брежневу…

Затем были новые поражения спутников. Наши специалисты могли захватывать любой аппарат, что пролетал над СССР, могли работать по маневрирующим целям. В 1979 году комплекс противоракетной обороны был поставлен на боевое дежурство. Войска ракетно-космической обороны (РКО) официально были созданы и введены в состав войск ПВО страны со статусом войск особого назначения Директивой Генштаба Вооруженных сил СССР 30 марта 1967 года…»

Иными словами, мы задолго до американцев развернули базы для космической войны. Войска РКО включали в себя систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), систему противоракетной обороны (ПРО), систему контроля космического пространства (СККП) и комплекс противокосмической обороны (ПКО). Их задачей было обеспечить имперскую верхушку сведениями о ракетно-космической обстановке, предупредить об угрозе нападения, в некоторой степени защитить от удара и дать возможность Главковерху принять решение на ответный удар.

Как говорил Савин в беседе с Докучаевым, система не уничтожала разведывательные спутники США типа «Феррет-Д», хотя могла свободно это делать. Даже тяжелые пилотируемые корабли типа «Шаттл», выводившиеся в космос с чисто военными целями, не могли бы устоять перед взрывом мощнейших зарядов челомеевских спутников-перехватчиков.

Мы теперь знаем контуры возможных орбитальных боев. 13 апреля 1976 года Империя испытала новую технологию перехвата. Аппарат «Космос-814», двигаясь по более низкой орбите, быстро нагнал спутник-мишень. Включились двигатели охотника, он совершил «подскок» и прошел менее, чем в километре от цели.

«Такой перехват, прозванный „выпрыгиванием“, укладывался в менее чем виток с момента старта и упрощал сближение», — писал в «Технике — молодежи» А.Кузнецов, составляя подборку по материалам иностранной (!) печати. «Теперь американским спутникам грозило уничтожение вне видимости своих наземных станций слежения. Если раньше они засекали маневры перехватчика, что служило предупреждением о готовящейся атаке, и разведывательные спутники „Big Bird“ („Большая птица“), которые и были основными мишенями, могли включить бортовой двигатель и избежать нежелательной встречи, то против „выпрыгивания“ эти маневры бесполезны».

База перехватчиков была в Тюратаме, на Байконуре — пять стартовых площадок. Американцы подсчитали, что русская полномасштабная атака на их околоземные системы займет не менее дня. (Тут они сильно преуменьшили наши возможности). При этом наши орбитальные спутники-убийцы не могли достать чужие аппараты на геостационарных орбитах на высоте в 36 тысяч километров. А там «висели» вражеские системы раннего обнаружения. Но мы совершенствовались. Появились наши противоспутниковые ракеты, запускаемые с отличных истребителей МиГ-31. Были у нас и технологии воздушно-космических ракетопланов, и мы о том еще расскажем. Наконец, США были встревожены появлением у нас самонаводящегося спутникового оружия, способного оперировать на геостационарных орбитах. И это обрекало их программу «звездных войн» на полный крах… Американцы развернули ее в 1983 году, и, как пишет А.Докучаев, до сих пор непонятно, какую цель они при этом преследовали: «Создать непроницаемую противоракетную оборону или втянуть СССР в изнурительную гонку вооружений? Наверняка — второе. На сегодня российские специалисты располагают проверенной информацией — американцы сами не верили в то, что можно обезопасить себя с помощью СОИ… Вершина их практической работы — поражение в июне 1984 года боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты „Минитмен“ ракетой-перехватчиком, оказывается, достигнута не без подлога. Ракету-то они поразили, но на ней, сообщается в американской печати, был установлен радиомаяк. Понятно, с ним перехватить ракету не очень сложно. Обманутый Конгресс заглотил наживку, отпустив миллиарды долларов…

Была еще и третья причина. Программа типа американской СОИ на теоретическом уровне была разработана у нас намного ранее. Суть ее в том, чтобы создать систему, позволяющую держать на прицеле все ядерные боеголовки американцев, включая даже те, что базировались на подлодках и бомбардировщиках. Система должна была базироваться в космосе и поражать ядерные ракеты американцев до старта. По указанию маршала Устинова объединение „Комета“ работало над техническим проектом. К какому выводу там пришли?

Уничтожить весь ядерный потенциал американцев на всех видах носителей (10 тысяч зарядов) за 20-25 минут подлетного времени невозможно… Этот вывод был сделан на „Комете“ к концу 70-х годов. А потому, когда в апреле 1983 года Рейган огласил намерение США приступить к программе СОИ, в Москве твердо знали — это им не удастся. Анатолий Савин доложил правительству: американцы блефуют… Были выданы предложения не тратить на свою СОИ миллиарды рублей (по этому пути пошел Вашингтон), а направить свои усилия на создание анти-СОИ — системы перехвата и уничтожения космических систем противника. В чем выигрыш? Достаточно вывести из строя один-два узловых элемента СОИ, пояснили мне в ЦНИИ „Комета“ — и вся космическая система ПРО рассыпается, сотни выведенных на орбиту спутников становятся бесполезными. Создавать же эффективное противоспутниковое оружие намного дешевле. Впрочем, в СССР оно к тому моменту практически было. Подобные предложения были поддержаны руководством страны — Советскому Союзу не пришлось давать симметричный ответ и тратить миллиарды рублей…»

Иными словами, нам было страшно выгодно втягивание США в разорительную и бессмысленную программу «звездных войн». Большой военно-промышленный бизнес Америки думает только о прибылях, и его подчас очень мало заботит судьба американского народа. Он охотно выкачивает бюджетные денежки под амбициозные программы. Тем паче, что сердце аэрокосмического комплекса США располагается в Калифорнии и Техасе, издавна славящихся коррупцией и связями воротил экономики с мафиозными кругами. Нам надо было сделать все, чтобы эта группировка заокеанского бизнеса начала самоубийственную для США гонку околоземных вооружений. Надо было давать взятки продажным американским конгрессменам, использовать наши связи в наркоторговле, сулить выгодные поставки редкого сырья, подкупать газетчиков и шантажировать нечистых в личной жизни политиков — только бы США грохали миллиарды долларов в эту прорву бездонную!

Уже после распада страны группа наших оборонщиков побывала на аэрокосмической фирме «Хьюз» в Калифорнии. После пары рюмок чая американцы разоткровенничались. Чего это вы, русские, миролюбивой ерундой занялись? И себе плохо сделали, и нам. У вас ВПК погиб, и мы своих оборонных заказов лишились. Наши опешили: у вас же в Америке богатой — конверсия будь здоров, нам же говорили, что вы двери от «Спейс шаттла» для обычных домов приспособить можете и тем на рынке прибыли получите! На что в «Хьюзе» ответили: такие двери выйдут дороже самого дома. И вообще, не слушайте всю эту ерунду. Мы ведь работали точно так же, как и вы. Дает Конгресс нам одну сумму на один заказ — а мы ее истратим и едва треть сделаем. Конгресс шумит, возмущается: где денежки налогоплательщика? Пора приструнить молоха вооружений! А мы им спокойненько заявляем — не хотите платить, так не платите. Идите в другую фирму, давайте ей тот же заказ и пусть она начинает все сызнова — на народные же средства. После такого ультиматума нам, мол, тут же дают столько, сколько мы напишем. Вот и жили хорошо. Можно ли было Империи использовать такой американский бизнес? Можно, да еще как!

Но для того было нужно, чтобы у власти в Империи-85 стояли не горби-шеви-яковлевы, а люди вроде генерала Ермолова или адмирала Укаги. Победа была у нас почти в кармане. И нет оправдания советской верхушке, бездарно отдавшей ее в руки врага. Произошло гигантское предательство. Просто советские высокопоставленные крысы подсчитали: они лично на распаде и сдаче Империи получат денег много и сразу. Они подсчитали: в каждой торпеде — двадцать кило серебра, в Тюмени — столько-то миллионов тонн нефти, а за капитуляцию американцы дадут нам лично столько-то. Вот в 1991 году горбачевец Бакатин, став главой КГБ, сдал Штатам всю систему прослушивающих устройств в американском посольстве. В это время разваливаются наши агентурные сети на Западе, масса агентов вылавливается американцами. А сынок Бакатина почему-то в 25 лет становится руководителем крупной американской фирмы. Ведь провал разведывательной сети экономил американцам многомиллиардные средства. А что фирма — каких-то несколько миллионов. Интересно узнать бы судьбу детишек тех, кто развалил наш военно-космический флот!

Первый гвоздь в гроб почти завоеванной нами победы вбил преемник Брежнева на посту генсека КПСС, бывший глава КГБ Юрий Андропов — высокопоставленный коммунистический иерарх еврейского происхождения. Вместо того, чтобы втягивать США в смертельную для них программу СОИ, он в августе 1983 года объявил об одностороннем прекращении нами испытаний противоспутникового комплекса в космосе! Правда, он не развалил саму систему подготовки наших орбитальных сражений. Это окончательно сделает Ельцин, который приведет к физическому уничтожению самые передовые отрасли русской индустрии, выбросив на улицу лучших в мире инженеров и ученых, по году оставляя их без денег. Андропов принял это идиотское на первый взгляд решение вопреки мнению командующего войсками РКО генерал-полковника Юрия Вотинцева.

Нет, мы не проигрывали американцам. Нам просто всадили кинжал в спину свои же партийные бонзы. Нам не хватило для победы в полувековой холодной войне одной лишь «малости» — суровой, закаленной элиты. Нас убили номенклатурно-комсомольские черви.


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | cледующая глава