home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Вторая половина 1980-х ознаменовалась ярким, словно магниевая вспышка, и таким же мгновенным триумфом имперского флота ядерных субмарин. Весной 1986-го из Западной Лицы ушла в поход лодка К-524. Ее командир, каперанг Владимир Протопопов, только в море вскрыл пакет, получив задание, которое готовили в глубочайшей тайне — найти новый маршрут для прорыва в Северную Атлантику, минуя западный противолодочный рубеж ГИШ («Гренландия-Исландия-Шотландия»). Вместе с осмотрительным и осторожным Протопоповым в плавание ушел молодой и энергичный контр-адмирал Анатолий Шевченко.

Для труднейшего похода выбрали лодку типа 671-РТМ «Щука», а по классификации НАТО — «Виктор-III». Двухреакторная скоростная лодка (30 узлов) должна была идти подо льдами по совершенно незнакомому маршруту — словно звездолет в незнакомой галактике. В случае чего никто бы не смог спасти сотню человек ее экипажа.

К-524, не всплывая, пошла на север, к закованному во льды архипелагу Земли Франца-Иосифа, впервые в мире пройдя ее мелководными проливами в подводном положении. А дальше курс пролег к северным берегам Гренландии. Под килем субмарины остались глубоководная котловина Нансена, котловина Амундсена…

Замысел был дерзновенным: обогнуть Гренландию с севера, протиснувшись в узкие проливы Робсон, Кейн-Бесин и Смит, разделяющие закованный в ледяной панцирь остров от архипелага Королевы Елизаветы и выйти в море Баффина. (Это море — огромный пролив между западным побережьем Гренландии и канадской Баффиновой землей). А дальше, через Девисов пролив, выскользнуть в море Лабрадор, которое переходит в Северную Атлантику. А дальше — идти на юго-восток, оставляя по правому борту полуостров Лабрадор и остров Ньюфаундленд, мимо устья реки Святого Лаврентия, минуя Большую Ньюфаундлендскую отмель. А затем — идти в Саргассово море, в паутину судоходных путей, на позиции стрельбы «в упор» по Нью-Йорку. Огибая Гренландию с севера, К-524 обходила рубеж противолодочной обороны ГИШ с правого фланга. (Николай Черкашин. Мы атаковали «Америку» скрытно… — «Российская газета», 17.12.96 г. Воспоминания участников цитируются по его работе.)

Но это был очень опасный путь. Дно у северных берегов Гренландии мало исследовано. Оно изобилует мелями и подводными скалами. А сам гигантский остров почти целиком покрыт ледником толщиною в сотни метров, который медленно стекает в океан. Языки ледника обрываются и уходят прочь опасными плавучими островами-айсбергами. Столкновение с такой ледяной горой смертельно опасно для надводного корабля. Пропоров об айсберг стальной борт, затонул в 1912 году огромный «Титаник». Но вдвойне опасен айсберг для субмарины, идущей в полной темноте глубин. Ибо плавучие горы на две трети уходят под воду, грозя лодкам острыми выступами. А еще опаснее было то, что в неглубоких водах у берегов Гренландии между дном моря и нижней кромкой многолетних льдов остается лишь узкая «прослойка» воды. А иные айсберги просто сидят на мели.

Анатолий Шевченко годом раньше ходил на военно-гидрографическом корабле «Колгуев» — изучить условия выхода из-подо льда: «Глянул на экран радара — мать моя бабушка! — все в засветках: айсбергов — как пшена на лопате! А у „Колгуева“ борт в три миллиметра, и оба локатора скисли по закону подлости…»

Капитан Протопопов вспоминает, как они обошли под ледяным панцирем передовую зону обороны НАТО и двинулись в узкий проливчик Робсон, покрытый мощным паковым льдом:

— Точных промеров карта не давала — здесь никто никогда не ходил. Шли, как говорят штурмана в таких случаях, по газете, а не по карте. Просвет между грунтом и нижней кромкой льда все время сужался. Иногда казалось, что лодка влезет в эти тиски, как клин, и мы не сможем развернуться…

…Безопасных глубин для нас в море Баффина из-за айсбергов не было. Мы определяли их, работая гидролокаторами. И расходились с ними под водой по докладам акустиков. Помните, как в фильме «Тайна двух океанов»?

Они вышли в Атлантику и встретили сюрприз: мимо них следовал в базу ударный атомный авианосец Штатов «Америка» — слабозащищенная махина в 79 тысяч тонн водоизмещением, с восьмьюдесятью шестью самолетами на борту. «Мы атаковали его скрытно. Разумеется — условно. Незамеченными вернулись домой», — вспоминал Владимир Протопопов.

Мы же добавим: в случае войны «Америка» была обречена. Лодка вышла на дистанцию торпедного удара в упор, и ее не слышали американские акустики с их хваленой высокотехнологичной аппаратурой! Тем более, что у «Америки» нет оружия ближнего противолодочного боя. Кстати, кто-то там считает наши лодки слишком шумными?

Гренландский поход нашей «Щуки» с крылатыми ракетами на борту стал русской военно-морской победой. Он означал для американцев одно: их оборонительные рубежи обойдены, и теперь придется строить новые — уже в море Баффина, почти вплотную к Соединенным Штатам. Выбрасывая непредвиденные миллиарды долларов на усеивание дна датчиками гидролокационных систем, протягивая новые маршруты «Орионов» — весьма недешевых самолетов ПЛО. Поставить рубеж севернее и северо-восточнее Гренландии Запад не мог: море там замерзло навечно, и лед надежно скрывал русские лодки от чутких приборов самолетов, преграждал путь эсминцам и фрегатам, делал невозможным установку подводных датчиков. Оставалось только выдвигать туда сторожевые завесы субмарин-истребителей, на тяжелую и опасную вахту под ледяным панцирем. Но такая завеса, ко скорби Штатов, не получалась непроницаемой. Зато выходила безумно дорогой. Да, то была наша победа. Плоды которой так бездарно профукал плешивый кремлевский клоун. Дальше — «процесс, знаете, пошел».

Но тогда подводники-североморцы этого еще не ведали. Горбачев еще только собирался ехать в Мурманск, когда в 1987-м началась знаменитая операция «Атрина», задуманная комфлота адмиралом Владимиром Чернавиным. В море вышла снова К-524 (уже под командой кавторанга И.Смелкова), а вместе с ней — еще четыре «Щуки», вся тридцать третья дивизия. Ее вел герой гренландского рейда адмирал Шевченко, и кораблями командовали подводные асы: кавторанги М.Клюев и В.Алимов, Б.Муратов и С.Попков.

Американцы привыкли, что русские подводники идут в Северную Атлантику двумя маршрутами. Либо огибая Исландию с запада, либо стараясь проскользнуть между Фарерским и Шетландским архипелагами. Они хорошо наловчились засекать и вести наши лодки. Теперь предстояло проучить Америку и показать: мы умеем действовать скрытно и в случае чего нанесем удар возмездия. Вместе с лодками в операции «Атрина» приняли участие авиадивизия и два судна типа «Колгуев» с гибкими буксируемыми антеннами гидролокаторов.

Лодки выходили из Западной Лицы одна за другой. Впервые они шли не в одиночку, не парами, а целой эскадрой! Вот одна «Щука» вышла за «уголок» — Скандинавский полуостров, вторая, третья… Американцы прекрасно знали об этом походе. Но в час «X» растянувшиеся огромной колонной в океане лодки повернули «все вдруг» на запад и нырнули в холодные воды Атлантики. Попутно им поставили задачу: выяснить обстановку в этой части океана, которая слабо освещалась другими видами нашей разведки.

Всполошенные движением целой дивизии подводных крейсеров к их берегам, американцы подняли по тревоге десятки патрульных самолетов, всю мощь противолодочных сил. Но тщетно. На целых восемь дней «Щуки» исчезли со всех дисплеев и экранов. Охота на них велась с полной серьезностью. Командиры потом рассказывали: было почти невозможно подвсплыть для молниеносного сеанса связи или для подкачки воздуха в баллоны. Им удалось незамеченными войти в Саргассово море, поросшее водорослями, в самый Бермудский треугольник. И вскоре наши были уже в нескольких десятках миль от бермудской базы Гамильтон, где стоят силы американского и английского флотов. Адмирал Чернавин вспоминает:

«Вскоре начальник разведки ВМФ доложил мне, что из Норфолка вышли на поиск отряда Шевченко шесть атомных подводных лодок. Это не считая тех, что уже находились на обычном боевом патрулировании в Атлантике. В противодействие нам были брошены три эскадрильи противолодочных самолетов, три корабельные поисково-ударные группы, причем одна из них — английская во главе с авианосцем ПЛО типа „Инвинсибл“, три корабля дальней гидроакустической разведки.

Американские моряки не совсем правильно классифицировали наши подводные лодки, определив их как чисто ракетные, хотя дивизия действовала в смешанном составе. Именно так и было доложено президенту США Рейгану: русские подводные ракетоносцы находятся в опасной близости от берегов Америки. Вот почему против наших подводников были направлены столь крупные поисково-ударные силы. Они преследовали отряд контр-адмирала Шевченко почти на всем обратном пути и прекратили работу только в Норвежском море. Чтобы оторваться от этой армады, прикрыться от ее средств активного поиска, я разрешил применять командирам приборы гидроакустического противодействия, которыми снабжены подводные лодки только на случай реальных боевых действий. Они выстреливали имитаторы шумов атомохода, сбивая и с истинного курса преследователей подобно тому, как ящерицы отбрасывают свой извивающийся хвост.

Использовались и ЛДЦ — ложно-дезинформационные цели, маскирующие маневренные действия подводных крейсеров, а также другие уловки.

Признаюсь, за всеми этими событиями я наблюдал не только как главнокомандующий ВМФ СССР, но и с некоторым, если можно так сказать, семейно-личным интересом. Дело в том, что на одной из подводных лодок находился муж моей дочери, капитан-лейтенант Сергей Куров. Он был старшим помощником командира К-524. Как ни уверял я своих домашних, что это обычное учебное плавание, все же сам-то сознавал, что безопасных океанских плаваний не бывает. К счастью, на сей раз морская фортуна была к нам милостива. Все пять атомоходов без человеческих потерь и серьезных повреждений благополучно вернулись на базу…»

(«Российская газета», 17.12.96 г.)

Пятерка русских атомоходов приковала к себе в десятки крат большие силы врага! Легко представить, как выбились бы из сил звездно-полосатые, выйди в море хотя бы полсотни североморских АПЛ!

Мы должны были носить этих людей на руках. Но их имена не гремели на всю страну, их не везли в открытых лимузинах под торжественные марши и с неба не летел «снег» листовок. О них не пели ни Окуджава, ни Вознесенский. Кремлевские бездари снова засекретили подвиги моряков от собственного народа. К тому времени они готовились к сдаче Империи. Журналист Николай Черкашин с горечью напишет девять лет спустя:

«Капитан 1 ранга запаса Владимир Протопопов — человек негромкий и скромный до застенчивости. Современный вариант толстовского капитана Тушина из „Войны и мира“. И в давках Московского метро бывшего подледного аса толкают и пихают, точно так же, как и всех прочих смертных. Даром, что Герой расколотого как айсберг Советского Союза…

…Чем больше вникаешь в суть тех событий, тем яснее становится: подводные ракетоносцы уходили в океан не по воле ЦК КПСС и его ленивейшего Политбюро. Сохранись в России монархия — все так же уходили бы в Атлантику и Средиземное море атомарины, как уходят они на боевую службу и сейчас. Политические режимы в России меняются, неизменны лишь ее геополитические и национальные интересы. И потому, как ходили ушаковские, лазаревские, сенявинские эскадры в Средиземном море в прошлые века, так и в нынешнем столетии ходят и будут ходить туда российские „акулы“ и „барсы“. А пока российских моряков поддерживает лишь память о былых походах…

Протопоповская К-524 и сейчас еще в строю — стоит у причала после модернизации. Все виды снабжения урезаны по минимуму. Не хватает всего… И офицеры, идя на службу, приносят в отсеки атомоходов электролампочки, вывернутые дома из прихожих. Потом вывинчивают и уносят дефицит до утра».

Эти герои должны были стать правящей элитой. Они умели совершать подвиги, а не хвастливо рекламировать себя. Они не надували вальяжно щеки, как финансисты борис-абрамычи-березовские, не делали барыши и телеполитику, как сионисты-гусинские, не летали под куполом цирка, как крестные отцы-лужковы. И еще эти люди не умели продавать собственную страну за бесценок, воровать деньги из казны на пару с чеченами или угождать «другу Биллу». Вот их и смешали с грязью под безучастными взорами оболваненной толпы электората.

Но мы помним вас, русские герои подледных походов! Ваш час ее пробьет. Час тех, кто еще десять лет назад почти держал в руках победу в Третьей мировой, холодной войне…


предыдущая глава | Сломанный меч Империи | ГЛАВА 22 ДИЗЕЛЬ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ «АКУЛЫ» ТРЕТЬЕГО РИМА. СМЕРТЕЛЬНОЕ «ТАНГО» И «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ» В ОКЕАНЕ. США ОТСТАЮТ. НАКАНУНЕ РОЖДЕНИЯ НОВОГО СУПЕРМЕЧА ИМПЕРИИ: «СТИРЛИНГ» ПРОТ